Книга первая. Вступившие в мир "Для вас этот мир розовый, для меня черный."




НазваниеКнига первая. Вступившие в мир "Для вас этот мир розовый, для меня черный."
страница2/4
Дата публикации12.09.2013
Размер0.56 Mb.
ТипКнига
uchebilka.ru > Астрономия > Книга
1   2   3   4
^ ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ДОРОГА В ГОРОД

1
Старик-отшельник жил в старом подземном лабиринте, построенном еще

богами. В его жилище, которое располагалось у самого выхода на

поверхность, было прохладно и влажно.

Старик был последним представителем великого рода, жившего в этом

лабиринте с незапамятных времен.

Возле выхода лабиринта на поверхность лежало большое озеро, в центре

которого, на острове, стояла высокая молельня. В ней жили несколько

слабосильных, по-видимому, выродившихся как физически, так и умственно,

подростков. Старик ежедневно отвозил мальчикам пищу, которую добывал за

день. Подростки моментально поглощали пищу и вновь погружались в

дебильно-равнодушное состояние.

В первый же день с помощью старика Шаар перевязал Анжелу, и теперь

она почти выздоровела. Шаар уже несколько раз собирался отправиться в

путь. Он знал направление и цель, а главное, к нему вернулся оптимизм.

Сейчас он сидел на берегу озера. Он неспешно точил о камень длинный и

острый нож. Он был в сапогах, тонкой набедренной повязке. Его гладко

выбритая голова блестела в лучах закатного солнца.

- Пойдем, сын мой, - старик как всегда подкрался неслышно. - Скоро

стемнеет.

Шаар встал и направился к подземному лабиринту.

- Завтра мы с Анжелой уходим в город.

Старик примолк. До этого Шаар не говорил, кто он и куда идет.

- В какой же город, сын мой?

- Не дури, старик. Город один, он лежит там, среди песков. - Шаар

рукой показал направление.

- Послушай, - голос старика был ласковый и нежный. - Знаешь ли ты,

что путь через пустыню тяжелый, Анжела может и не дойти?

- Да, старик.

- Знаешь ли ты, мой храбрый юноша, что в пустыне водится много

ужасных чудовищ, которые могут одним движением уничтожить и тебя и Анжелу?

Шаар кивнул головой.

- Знаешь ли ты, что в пустыне человек бессилен, что радиоактивные

дожди сожгут твое тело?

- Я все это знаю, старик, но мне надо идти.

- Слушай, - старик взял Шаара за руку. - Здесь неподалеку есть

туннель с дрезиной. Если хочешь, я отвезу тебя в город, но ты должен

заплатить мне за это. Оставь у меня Анжелу.

Шаар на секунду задумался. - В конце концов, когда он вернется сюда с

оружием, он сумеет забрать ее у старика.

- Я согласен, - сказал он.

На следующий день они со стариком отправились в путь по подземному

лабиринту.

Всюду лежал толстый слой пыли, кое-где по углам валялись обглоданные

кости.

Пройдя по подземному лабиринту около километра, Шаар и старик вышли в

большой зал.

- Когда-то, - сказал старик, - здесь находился один из крупнейших

вокзалов в мире, отовсюду сюда шли поезда.

Шаар с интересом стал осматривать огромный зал, высокие мраморные

колонны и барельефы, высеченные на высоких стенах. Он был восхищен. Теперь

он верил тому, что рассказывали старухи, когда он был ребенком. Увидев,

что время не смогло разрушить созданное много лет назад, он обрел веру в

лучшее, что может встретить человек на своем пути.

- Пошли, - сказал старик и подтолкнул его в плечо.

Они двигались по мраморным плитам. Над их головами, в свете факелов

переливался хрусталь потолка. В боковой нише стояла дрезина. По длинному

темному туннелю тянулось железнодорожное полотно, такое же, как и в

пустыне, но неповрежденное временем.

Поправив на поясе нож, Шаар занял место на дрезине позади старика,

который согнувшись пополам стал копаться в моторе. Что-то затрещало,

зазвенело и дрезина тронулась, покатилась, трясясь и набирая скорость. Два

факела освещали серые стены, с огромной скоростью проносящиеся мимо.

Старик уверенно вел дрезину. Видимо он превосходно знал весь подземный

лабиринт. Путникам ни разу не пришлось возвращаться, хотя число туннелей

увеличивалось. Шаар вначале пытался запомнить дорогу, но потом отбросил

эту нелепую затею.

Прошло несколько часов, а дрезина все скользила по подземельям

лабиринта.

- Скоро мы приедем? - нетерпеливо спросил Шаар.

- Дорога в один конец занимает пять часов, - с улыбкой ответил

старик.

Эта улыбка не понравилась Шаару, но что оставалось делать? Он не

боялся старика, но и не верил ему.

Наконец дрезина остановилась.

- Вот и все, сын мой, - на лице у старика появилась прежняя улыбка. -

Я тебя привез, а твоя женщина осталась у меня. Все как договорились. Отдай

ключ и иди.

Шаар снял с шеи ключ от золотого кольца Анжелы.

- Держи.

- Сначала иди вон по той лестнице, - старик вытянул руку, показывая

куда-то во тьму. - Потом войдешь в длинную подземную галерею. В ее конце

найдешь дверь. Когда выберешься на свет божий, увидишь на горизонте город.

Шаар спрыгнул с дрезины и взяв в руку факел, стал подниматься по

лестнице. Он услышал за спиной урчание мотора - старик на дрезине двинулся

в обратный путь.

Чем выше поднимался Шаар, тем больше сомнений появлялось у него... Он

не успел даже подумать, как неожиданно обо что-то споткнулся и упал. Факел

выскользнул из рук и погас. Шаар попытался найти его на ощупь, но не мог.

Тогда он встал, держась рукой за стенку, осторожно побрел дальше. Где-то

здесь, если старик не обманывал, должен быть коридор...

Если не обманывал!

А вдруг никакого пути в город нет? И старик просто решил взять себе

Анжелу, а его завезти неизвестно куда и бросить, что бы он не смог

вернуться за нею?

Но обо что он споткнулся? Шаар вернулся назад, и нащупал в нескольких

сантиметрах от пола тонкую, эластичную, но крепкую проволоку. Именно об

нее он и зацепился, поднимаясь по лестнице. Откуда она здесь? Если ее

натянул старик, значит он хотел, чтобы именно здесь Шаар потерял факел. Но

зачем? Видимо старик все-таки боялся, что Шаар отыщет в подземном

лабиринте путь назад. Значит ли, что впереди Шаара ждут новые ловушки? Над

этим вопросом можно размышлять сколь угодно долго. Шаар вынул нож и шагнул

вперед. Тут он почувствовал, что пол уходит у него из-под ног, и он падает

в бездонную пропасть.


2
- Работать! Работать! Не останавливаться!

Бич снова щелкнул над головами, и люди снова стали кидать уголь в

гигантские ненасытные топки.

Когда смена кончилась, люди, понукаемые бичами, с трудом отползли от

угля и рухнули там же на грязный пол, заплеванный и загаженный

испражнениями. Они сразу же заснули, а на их место у топок встала

следующая смена.

Но один из рабочих не уснул. Осторожно, чтобы не заметили

надсмотрщики, он подполз к изможденному старику.

- Лиар, Лиар! Проснись! - позвал человек, дергая старика за рукав.

Старик едва приоткрыл глаза:

- Что тебе, Шмель?

- Ты обещал показать нам выход из кочегарки, Лиар!

Старик перевернулся на живот и медленно пополз между тел, за ним

двинулся Шмель и еще двое, притворявшихся спящими.

Они были почти голыми. Когда-то их одеждой были комбинезоны из грубой

шерсти, но сейчас она износилась и висела клочьями.

Эти люди попали на борт лодки двести дней назад, когда на их

маленькую общину напал отряд бандитов. Люди сопротивлялись, но что они

могли сделать против обученных воинов, которые мчались на них в открытых

гусеничных самоходках и стреляли из арбалетов тяжелыми и длинными

стрелами.

Грабители в первые же минуты перебили почти всех охотников общины,

остальных взяли в плен, согнали в большую толпу и бичами погнали к морю.

Среди пленных оказался и Шмель, и его друзья, Николай и Керр. Их погрузили

на лодки и переправили на гигантскую субмарину. Здесь их заставили кидать

уголь в печи, дающие жизнь этому чудовищу. Что стало с остальными членами

их общины - охотниками, стариками, женщинами и детьми, они не знали.

Им повезло. Они познакомились со стариком, который прежде был членом

экипажа. Он рассказал им, что в рубке управления есть небольшие капсулы -

самолеты. И если добраться до них, то можно убежать с субмарины. Теперь

Лиар должен был показать им потайной ход в рубку.

Они осторожно подползли к небольшому, замаскированному металлическому

люку и сдвинули крышку. Шмель заглянул вниз, на него дохнуло затхлым

воздухом, но отступать было поздно. Первым исчез в люке Николай. Когда в

люк спустил ноги Керр, их увидел один из надсмотрщиков.

- Эй! Стой!

Страшный удар бича обрушился на плечи Керра и, вырвав из спины

огромный кусок мяса, отбросил Керра от люка. Шмель бросился вперед.

Прежде, чем обрушился новый удар, он был уже в глубине люка.

Шмель и Николай бежали по гулкому металлическому коридору. Стены были

покрыты каплями влаги и блестели в лучах красных фонарей. Пол был

скользким, беглецам стоило большого труда не падать в грязь, скопившуюся

на дне узкого туннеля.

Шмель уже начал сожалеть о происшедшем - он не хотел умирать. Побег

сорвался, и у выхода из туннеля их, скорее всего, будет ждать отряд

вооруженных надсмотрщиков.

Наконец они выдохлись и остановились. Оба тяжело дышали, стоя по

щиколотку в грязи и держась за стены.

- Эй! - Голос звучал сверху, отражаясь от сводов туннеля. - Эй, вы,

жалкие рабы, выходите! Иначе вас ждет смерть, жалкие ошметки человечества!

Шмель слушал с удивлением. Он и не подозревал, что судно может быть

таким огромным. Туннель, в котором они были, тянулся более чем на милю.

Где-то рядом раздался щелчок, и часть стены отошла в сторону. Из

образовавшейся щели выглянул незнакомец. На его узком лице блестели капли

пота.

Это конец, - решил Шмель. - Сейчас он позовет охрану.

А из далека, все тот же монотонный голос продолжал дребезжать:

- Если вы не выйдите, мы начнем стрелять. Даем вам минуту.

Лицо повернулось к Шмелю, и тот ясно увидел комбинезон моряка, с

черными эмблемами и красной нашивкой на воротнике.

- Сюда, - тихо прошептал он, и его тихий шепот внушил Шмелю доверие,

по-видимому, незнакомец не хотел, чтобы его услышали другие. - Сюда, -

вновь повторил незнакомец.

Что-то со свистом пронеслось в воздухе, и Николай схватился за горло,

в котором вибрировала тяжелая стрела.

Шмель был вынужден действовать по обстановке, пригнувшись, он прыгнул

в нишу. Дверь захлопнулась, но он услышал, как стрела, предназначенная

ему, врезалась в ту стену, возле которой он стоял секунду назад. Шмель

обнаружил, что кабина, набирая скорость, стала подниматься. Раб поднял

голову и посмотрел на своего спасителя.

- Почему вы мне помогаете? - Спросил он у незнакомца.

- Быстро переодевайся, - отрезал тот подавая Шмелю форму моряка. -

Все вопросы потом.

Шмель едва успел надеть форму, как лифт остановился. Они выскочили в

длинный светлый коридор. С двух сторон шли бесконечные ряды дверей, а пол

покрывал толстый белый ковер, в котором ноги Шмеля тонули по щиколотку.

- Бегом!

Они побежали по коридору, свернули за угол и стали подниматься по

металлической лестнице. Поднявшись по скобам, они оказались в другом

коридоре, погруженном в багровую полутьму. Незнакомец поднял большой

заряженный арбалет и нож, сунув их в руки Шмеля.

- Попробуем взять рубку штурмом, это единственная возможность

пробиться к шлюпкам.

- Каким шлюпкам?

- Увидишь.

Они осторожно подошли к двери, странный незнакомец рывком открыл ее и

сразу же выстрелил. В глубине раздался чей-то приглушенный вскрик.

Выхватив ножи, они бросились вперед.

В большом зале было пусто, только у пульта извивалось одно тело,

пробитое стрелой. Беглецы замерли. Потом незнакомец одним прыжком

перебросил свое тело к нескольким дверям, расположенным рядом с

корабельной ЭВМ. Овальные двери имели небольшие иллюминаторы. Ближайшая

дверь открылась сразу, и Шмель увидел маленькую кабину с небольшим

пультом, таким же, как и в рубке.

- Быстрее!

Незнакомец захлопнул за Шмелем дверь.

- Садись в кресло.

Моряк склонился над пультом, и его тонкие пальцы забегали по

клавишам. Страшная сила вдавила Шмеля в кресло, и он услышал грохот. Ему

показалось, что он очутился в огромном снаряде, который летит в

неизвестном направлении. С каждой секундой скорость возрастала. Шмель

бессильно откинулся в кресле и стал осматривать помещение. Кроме двух

небольших пультов, в кабине из белого пластика был экран, на котором

вспыхивали какие-то цифры.

- Послушай, - незнакомец, сидящий за пультом, повернулся к Шмелю. - Я

- Лаг, а тебя как называть?

Ответить Шмель не успел. Их затрясло, а потом со страшной силой

бросило на переднюю панель.


3
Через сотни лет после гибели земной цивилизации, в солнечную систему

возвратились остатки "звездной армады", которую земляне отправили для

освоения ближайшей звездной системы с планетами земного типа.

Более столетия земляне строили на знаменитых верфях Марса звездные

корабли, но их усилия оказались напрасными. Баблы - туземцы облюбованного

землянами мира - радушно встретили воинов-завоевателей. Советы племен

выделили им гигантские пространства Соленых Прерий, но однажды ночью,

баблы вырезали всех переселенцев, и когда оставшиеся на орбите спустились

вниз, то обнаружили горы трупов. Они нанесли планете грандиозный ответный

удар из оружия, неизвестного туземцам.

Земляне погубили цветущую планету, не зная, что родную Землю постигла

та же участь. Колонисты не желали, да и не могли жить в выжженном мире;

они отправились домой. Каково же было их удивление, когда вернувшись

домой, они не нашли ни Марса, ни Венеры, которые рассыпались в пыль, а на

Земле обнаружили полудикие племена деградировавших людей.

Казалось, впереди черное будущее, но колонисты засучили рукава,

взялись за дело. Гигантские звездные корабли они переделали в субмарины, а

чтобы эти судна работали, они захватили жителей окрестных селений и

превратили их в рабов. Так было создано сплоченное фашистское государство,

насчитывающее около сотни субмарин, бороздивших океаны Земли.

За долгие годы люди деградировали: они забыли об атомной энергии и

переделали реакторы в угольные топки, из-за отсутствия энергии было забыто

лазерное оружие, а пулевое не было известно новым поколениям, выросшим в

глубинах радиоактивных океанов. В государстве субмарин произошло

постепенное дробление, появилась знать. Потом появился меморандум Оареа,

по которому все люди с высоким интеллектом и жаждой познания немедленно

уничтожались.

Таким человеком был Лаг. Он знал, что его должны убить и каждый день

ждал своей смерти. Но Император откладывал казнь. Лаг был лучшим врачом

подводного государства, а у Императора часто болела рука, неправильно

сросшаяся после давнишнего перелома. Частые боли Императора продлевали

жизнь Лагу, и он стал готовиться к побегу. Он понимал, что шансов остаться

в живых у него мало - воины Императора найдут его везде. Единственной

возможностью скрыться - был побег в глубь материка, куда не добирались

пираты субмарин. Но чтобы выжить в пустынных районах, надо было

подружиться с кем-то из туземцев, что было практически невозможно.

Но Лагу повезло. В секторе 7-15 подняли тревогу... Двоим рабам

удалось бежать. На что надеялись эти безумцы, Лаг не понимал, но свой шанс

он решил не упускать.

Космическая шлюпка, раздирая носом воду, пробивалась к поверхности.

Шмель с замиранием сердца следил за действиями Лага. Он ничего не понимал.

Был ли этот человек его счастливой судьбой, или просто отъявленным

самоубийцей?

На пульте в очередной раз щелкнули тумблеры и стенки шлюпки стали

прозрачными. С огромной скоростью шлюпка вылетела из воды, и тут Шмелю

стало по-настоящему страшно. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но

спазма страха сдавила его горло.

Поверхность воды уходила все дальше и дальше, но вдруг на ней

вздулось около десятка воздушных пузырей, через мгновение они лопнули, и

из них вырвались первые шлюпки преследователей. А рядом вздувались все

новые и новые пузыри.

Лаг обернулся:

- Так, - пробормотал он про себя. Он понимал, что в данной ситуации

может рассчитывать только на себя.

Круто повернув шлюпку, Лаг начал уходить к облакам.

Только бы дотянуть, - думал он.

Там, в белой мгле, ничего не стоило оторваться от преследователей и

добраться до берега. Внезапно, из носа передней шлюпки вылетела огромная

стрела. Удар потряс шлюпку беглецов.

- Используют торпеды, - решил Лаг.

Второй удар, третий, их шлюпку швыряло из стороны в сторону. После

очередного удара часть обшивки потеряла прозрачность.

Облака были уже рядом, шлюпки, имея одинаковую скорость, сохраняли

дистанцию. Нырнув в облака, Лаг сбросил скорость и повел шлюпку прямо к

воде. Шлюпка вновь погрузилась в зеленоватую муть. Лаг и Шмель,

одновременно, с облегчением вздохнули. Преследователи продолжали рыскать в

облаках.

Лаг повернулся к Шмелю:

- Теперь можешь задавать вопросы.

Через два часа они знали друг о друге почти все. Они понравились друг

другу, хотя в общем, производили весьма комическое зрелище: Лаг - низкий,

тощий, с крысиным, не лишенным благородства лицом, и Шмель - широкоплечий

гигант с грубым лицом неандертальца.

- Я думаю, нужно как можно быстрей добраться до суши, - подытожил

Шмель.

- Да, - согласился Лаг. - Запасов пресной воды и пищи у нас нет.

Но самым страшным было не это. Они не знали, где находятся, в какой

стороне берег. Лаг решил действовать вслепую. Закрыв глаза, он с силой

крутанул руль. Шлюпка послушно провернулась несколько раз вокруг оси.

Затем Лаг надавил клавишу старта, и лодка, с максимальной скоростью

понеслась под водой в неизвестном направлении.

Рыскавшие в небесах пираты заметили след быстро идущей шлюпки

беглецов и бросились в погоню.

Через несколько часов шлюпка Лага и Шмеля на огромной скорости

вылезла на песчаный берег возле развалин, обдирая днище песком. Рядом с

ней садились шлюпки пиратов.

В первый момент Лагу показалось, что все потеряно.


4
Около десятка вооруженных пиратов выбрались из шлюпок и двинулись к

беглецам. Лаг трясущимися руками стал заряжать арбалет, а Шмель, более

хладнокровный, коротко бросил, указывая в глубь суши:

- Развалины! Если мы сможем до них добраться, у нас появится шанс.

Осторожно открыв нижний люк, они скатились с вершины песчаной дюны,

на которую вынесло шлюпку. Теперь эта дюна отделяла их от преследователей.

Встав на четвереньки, они быстро поползли вдоль песчаной стены к

развалинам. Эти развалины были когда-то огромным городом Мегаполис, в

несколько раз большим, чем Нью-Йорк или Чикаго. Все дома обрушились.

Целыми остались только дома, да кое-где стены, до уровня второго этажа.

Здесь был целый лабиринт из всевозможных обломков.

Шмель и Лаг добрались до города меньше чем за два часа. Прячась за

обломками, они стали наблюдать за тем, как их преследователи обыскивают

шлюпку и, разбившись на пять человек в несколько десятков групп двинулись

к городу, оставив часть преследователей у шлюпок. Теперь Шмелю и Лагу

необходимо было оторваться от погони и найти себе убежище.

Через два часа они натолкнулись на пиратов, которые, по-видимому,

обогнали их и устроили засаду. Несколько человек выскочило перед Шмелем,

размахивая тонкими острыми клинками. Двое тот час упали замертво,

обливаясь кровью. Среди пиратов и Шмель выглядел гигантом. Тогда в поселке

его взяли безоружным. Сейчас в руке его был длинный нож, и он собирался

дорого продать свою жизнь. Но его спутник, Лаг, не собирался умирать.

Выпустив несколько стрел, из которых только одна нашла цель, он

отступил за каменную стену и вдруг обнаружил в бетонном полу пролом. Это

был его шанс. Сегодня ему везло. Менее удачливые или сообразительные давно

бы уже погибли, но Лаг цеплялся за жизнь руками и ногами.

С криком: - Шмель, сюда! - Он нырнул в подземную дыру и упал на

каменный пол. Почти следом за ним приземлился Шмель, едва не на него.

Беглецы быстро отползли от дыры, и в пол вонзилось десяток стрел от

арбалета.

Через несколько минут здесь будут пираты, надо было бежать. Держась

за стену, они двинулись в темноту. Туннель постепенно раздваивался,

ветвился. Они попали в тот гигантский лабиринт, где в это время с факелом

брел Шаар.

Внезапно, вдали показался огонь. Что-то светящееся, треща и завывая,

неслось из темноты. Это были не преследователи - они не могли обогнать

беглецов в этом подземном лабиринте.

Шмель хладнокровно положил стрелу в ложе арбалета и поднял свое

могучее оружие. Рассекая воздух, тяжелая стрела со свистом понеслась

навстречу лучу света. Дрезина остановилась.

Полувывалившись из кресла, лежал раскинув руки какой-то старик. Его

глаза были широко раскрыты. Из груди, где торчала стрела, толчками текла

кровь.

Но самое важное - у беглецов появился свет, который исходил от

факела, воткнутого между железными листами обшивки. Шмель хотел бросить

непонятную машину и продолжать бег по коридорам подземного лабиринта, но

Лаг остановил его. Он отстегнул от пояса старика флягу и мешок с едой,

после чего сбросил безжизненное тело на рельсы. В свете мерцающего факела

они перекусили, хотя после пятнадцатичасовых скитаний после побега, голода

не испытывали.

- Надо попробовать воспользоваться этой машиной, - заметил Лаг, -

похлопывая дрезину по обшивке. Но в какую сторону ехать? Туда куда ехал

старик, или в противоположную?

Быстро разобравшись в механизме управления дрезины, Лаг уселся за

щиток управления, а Шмель устроился у него за спиной. Машина затрещала,

выплевывая клубы дыма, затряслась мелкой дрожью и покатила медленно

вперед, постепенно набирая скорость.

Они подъехали к лестнице, по которой полчаса назад поднимался Шаар.

Дальше рельс не было. Шмель и Лаг осторожно слезли с дрезины и, озираясь,

стали подниматься по лестнице. Старый отслоившийся камень тихо трещал под

ногами, превращаясь в мелкую крошку.

Лаг споткнулся о то же препятствие, что и Шаар. Шмель, шедший с

факелом сзади и освещавший путь, помог ему подняться.

Пройдя несколько шагов по коридору, они оказались у края колодца, в

глубине которого плавал Шаар, потерявший надежду выбраться из западни.


5
Через час, вытащив Шаара, они грелись у костра возле выхода из

подземелья. Сидели они несколько отчужденно - у каждого были свои думы.

Спасенный Шаар думал о своем племени, об оставленной где-то Анжеле, о

своей судьбе. Что ему делать? Вернуться в племя, перебить с помощью своих

новых друзей охотников и захватить власть? Или стать скитальцем пустыни,

навсегда забыв о домашнем очаге? Грабить, насиловать, быть всегда сытым, с

руками по локоть в крови? Ни одна из этих перспектив его не привлекала.

Лаг думал о тихой обители, где-нибудь в глубине материка, возле

небольшого озера, которое будет напоминать ему о родных морях, в глубине

которых он вырос и обрел знания, сделавшие его опасным преступником в

глазах Императора.

Шмель ни о чем не думал. Он был настолько глуп, что довольствовался

обретенной свободой и сытым желудком, набитым пищей из мешка старика.

Всех троих объединяло одно стремление - выжить. Каждый, в

отдельности, был легкой добычей для смерти, вместе - они были отрядом,

способным противостоять любому нападению, но их арсенал оставлял желать

лучшего: два длинных узких ножа, один арбалет и десяток стрел.

Старик из пустыни не обманул Шаара - из подземелья он вышел в город.

Но город оказался гигантским, и где искать то, зачем он сюда пришел, Шаар

не знал.

- Послушай, - обратился он к Лагу. - Ты живешь здесь. Может быть ты

знаешь, где я могу найти огромные каменные дома?

- Я не из этих мест, дружище, - ответил ему Лаг. - Я, как и ты,

бездомный странник.

В разговор, с присущей ему неуклюжестью, вмешался Шмель.

- Я видел нечто похожее, когда мы удирали от моряков через город.

- Мне надо туда, - ответил Шаар.

- Это опасно, - голос Лага был сух и безразличен. - Там морской

патруль.

- Если я доберусь туда, то стану непобедимым. - Упорствовал Шаар. -

Это очень важно, без этого мне нельзя возвращаться в племя.

Лаг думал. Он понимал, что одному ему в пустыне не выжить, значит...

- А нельзя ли прямо сейчас идти в племя? - Осторожно спросил он

Шаара.

- Нет. Сначала надо побывать в этих домах.

- Хорошо. Если мы поможем тебе, ваше племя примет нас? - Спросил Лаг.

- Да. Я скажу старейшинам и они согласятся.

- Слушай Шаар, - голос Лага стал мягче и теплее. - Мы поведем тебя

туда, но нам с Шмелем надо отдохнуть. Отправимся в путь завтра.

- Хорошо, я согласен, - ответил Шаар.

Перед ним лежал весь мир, мир будущего - коварный и ужасный,

чудовищный и удивительный.

^ КНИГА ВТОРАЯ. МИР НА ТРОИХ

"Что такое порнография? Это

отражение женской сущности в

реальной действительности".

Ги де Мопассан

1   2   3   4

Похожие:

Книга первая. Вступившие в мир \"Для вас этот мир розовый, для меня черный.\" iconДомашний доктор для детей
Если у вас есть дети, вы, наверное, захотите, чтобы под рукой у вас всегда была такая книга, поскольку ваш ребенок пришел в этот...

Книга первая. Вступившие в мир \"Для вас этот мир розовый, для меня черный.\" iconС тех пор мы вместе с тобой всегда… …ты для меня один и я для тебя одна!
Следуя тропинкой в старом лесу, мы увидим мир каким он был сотни миллионов лет назад. Здесь нас ждет мир динозавров и других древних...

Книга первая. Вступившие в мир \"Для вас этот мир розовый, для меня черный.\" iconВозрождение пространства мир животных
Возрождение пространства. Мир животных. Книга первая. Обращение, – Донецк, 2011 – 124 с

Книга первая. Вступившие в мир \"Для вас этот мир розовый, для меня черный.\" iconМир как достоверность содержание
Каждый, кто сколько-нибудь успевает в этом, получает не более чем свой собственный – личный и неоспоримый мир. Но ведь и такой мир...

Книга первая. Вступившие в мир \"Для вас этот мир розовый, для меня черный.\" iconОглавление
Для получивших настройки эта книга руководство для практикующих и обучающих Рейки. Это первая книга, в которой для западных целителей...

Книга первая. Вступившие в мир \"Для вас этот мир розовый, для меня черный.\" icon1 мая 2006 года для меня, как и для других 13 моих соотечественников...
В этот раз это чувство было каким-то невероятно лёгким и приятным, несмотря на то, что нам предстояло путешествие в Затерянный мир...

Книга первая. Вступившие в мир \"Для вас этот мир розовый, для меня черный.\" iconКнига представляет собой антологию (в 2-х частях) тематически сгруппированных
Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. Исходные философ проблемы, понятия и принципы. М.: Политиздат, 1991. 672 с

Книга первая. Вступившие в мир \"Для вас этот мир розовый, для меня черный.\" iconРоберт Антон Уилсон Квантовая психология Как работа Вашего мозга программирует Вас и Ваш мир  
«интернализировать» (научиться применять) принципы квантовой психологии. В идеале, эта книга должна служить учебным пособием для...

Книга первая. Вступившие в мир \"Для вас этот мир розовый, для меня черный.\" iconАбрахам Бен Эзра книга суждений о звездах том1 Мир Урании Москва,2003
Книга суждений о звездах. Пер с испанского К. Дмитриевой — М.: «Мир Урании», — 2003. — 240 с

Книга первая. Вступившие в мир \"Для вас этот мир розовый, для меня черный.\" iconКаждый человек, приходящий в этот мир, уже с первых секунд своей...
Нередко вы, сами того не осознавая, начинаете понимать что именно убеждения и иллюзии вас очень сильно тормозят и ограничивают в...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<