Наш экономический крах крах идей монетаризма




Скачать 308.81 Kb.
НазваниеНаш экономический крах крах идей монетаризма
страница2/2
Дата публикации22.02.2013
Размер308.81 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Экономика > Документы
1   2

^ 2. ЧЕМ НАМ ГРОЗИТ МАКРОЭКОНОМИКА ФРИДМЭНА

Что такое монетаризм

В первой части настоящей статьи описана макроэкономика Кейнса, однако Кейнс предусмотрел не все. В 1967 г. в шестидневной войне арабские страны потерпели поражение от Израиля. На 18 лет был вы­веден из строя Суэцкий канал — основная транспортная артерия для танкеров, возивших в Европу арабскую нефть. Доставка нефти стала дороже. Возмущенные тем, что США и Европейские страны НАТО поддержали Израиль, арабские страны сократили добычу нефти и подняли на нее цену. Подскочила цена энергии и цены на все товары. Профсоюзы потребовали повышения зарплаты. Таким образом в 70-е годы в США, Японии и Европе начала раскручиваться нефтяная инф­ляция. Пал золотой паритет доллара.

Следует заметить, что в это время производительность труда в раз­витых капстранах повысилась настолько, что в США, например, уже свыше 50% населения работало в сфере обслуживания, а фермеры составляли всего 2% трудоспособного населения. Развитые страны стали странами изобилия товаров и услуг. Резкое сокращение ис­пользования труда в сфере производства привело к тому, что преодо­ление инфляции путем воздействия на производство некоторым эко­номистам показалось неэффективным. На самом деле это не совсем так. Франция, например, перевела свою энергетику на 70% на ядер­ные электростанции и ослабила свою зависимость от нефтяного рын­ка.

В США в этот период взошла новая “экономическая звезда”. Про­фессор Чикагского университета Милтон Фридмэн заявил, что инф­ляция — явление чисто денежное. Поэтому инвестиции, спрос и пред­ложение товаров и услуг, накопление, потребление и развитие произ­водства никакой роли не играют. Для преодоления инфляции прави­тельство должно уменьшить денежную массу в обороте. Не будет у людей и предприятий денег, мол, — не будут расти цены. Согласно Фридмэну безработица — результат социальных программ прави­тельства и субъективных мотивов людей наемного труда. Т.е., говоря проще, трудящийся из-за лени или амбиций с дорогой душой покида­ет разонравившуюся ему работу. Он не боится умереть с голоду ибо рассчитывает на пособие по безработице или велфер. А боялся бы — остался бы на работе. Экономическая политика, предложенная М.Фридмэном и возглавляемой им Чикагской школой, получила наз­вание монетаризма.

Суть монетаризма проста. Государство должно прекратить вмеши­ваться в экономику, оставив за собой лишь два регулятора: предложе­ние денег и банковский процент. Магистральные направления эконо­мики монетаризма: дерегуляция, либерализация, сокращение вплоть до отмены социальных программ правительства, сокращение прави­тельственных расходов и бюджетного дефицита. Дерегуляция озна­чает отсутствие правовых актов, регулирующих деятельность частных предприятий, которые не должны иметь никаких обязательств перед государством, кроме уплаты налогов, а государственных предприятий не должно быть вообще. Либерализация означает полную свободу экономической (в том числе внешнеэкономической) деятельности своих граждан и такую же свободу деятельности в стране иностран­ного капитала. Сокращение правительственных расходов и бюджет­ного дефицита, а также ликвидация социальных программ означает политику, при которой в стране нет пенсий, — каждый должен сам на­копить денег на свою старость, например, в банке. Нет пособия по безработице. Нет государственной поддержки науки и образования. Государство, таким образом, может расходовать собранные налоги, и только их, исключительно на госаппарат, правоохрану и оборону.

Поверхностность и примитивность экономической концепции мо­нетаризма критиковалась многими выдающимися экономистами, но это не помешало Фридмэну получить Нобелевскую премию по эконо­мике в 1976 г. за книгу “Капитализм и свобода”. Интересно, что в это время, в 1981 г., к власти в США пришел Рональд Рейган. Рейган по­высил банковский процент и снизил налоги. Инфляция действительно замедлилась, но в 1980—1982 гг. произошел спад американской эко­номики. Увеличился и бюджетный дефицит и дефицит внешнеторго­вого баланса. Тем более, что при Рейгане резко возросли военные расходы. Именно бюджетный дефицит, а также падение цен на нефть привели к оживлению экономики после 1982 г. Сторонники монета­ризма приписывают успех “рейганомики” либерализации, хотя на са­мом деле экономический эксперимент Рейгана подтвердил концеп­цию Кейнса, а не Фридмэна. Рейган увеличил дефицит бюджета, су­щественно вырос платежеспособный спрос, что и дало положитель­ный эффект.

Кратко излагая монетаристский подход к деньгам, можно сказать, что монетаристы предлагают обращаться с бумажными деньгами, как с золотом, количество которого в обороте не могло увеличиваться произвольно, так как было обусловлено объемом его добычи. Скла­дывается впечатление, что монетаристы не понимают, почему рухнул золотой стандарт (последней отменила обращение золотых монет Франция в 1933 г.). Бумажные деньги, а вернее ценные бумаги, воз­никли в давно минувшую эпоху, когда стало неудобно и невыгодно хранить золотые монеты и золото в слитках в доме. Неудобно потому, что при каждом крупном платеже золотые слитки требовали транс­портировки с охраной, химического контроля на чистоту и взвешива­ния. Богачи стали сдавать золото на хранение под письменное обяза­тельство банкира выплатить подателю расписки вложенную сумму да еще с процентами. Эти расписки стали платежным средством вместо золота. Затем банкиры сообразили, что одновременное изъятие всех золотых вкладов маловероятно. Поэтому можно выдавать подобные расписки в долг на сумму превышающую стоимость золота в банках.

Со временем все государства стали печатать бумаги, которые оно обязывалось по требованию предъявителя обменять на золото. Их назвали ассигнациями, т.е. бумажными деньгами. Банковские креди­ты теперь обеспечиваются не хранящимися в них активами (драгоцен­ные металлы и камни), а запасом бумажных денег, да и то преимущес­твенно безналичных. Все банки выдают кредиты на сумму, превыша­ющую хранящийся в них капитал. Так создаются фиктивные новые безналичные деньги. Банковский процент есть средство регулирова­ния темпа создания таких денег. Если процент высок, вклады в банки растут, а спрос на кредиты уменьшается, а вместе с ним и “производ­ство” фиктивных безналичных денег. Потребность в деньгах опреде­ляется темпом обращения денег и стоимостью всего того, что требует оплаты, т.е. стоимости потребления, инвестиций и государственных расходов. В нашем столетии потребовалось такое количество денег, что золото было свергнуто с пьедестала универсального платежного средства и его роль перешла к свободно конвертируемым валютам, среди которых на первом месте оказался доллар США.

Циркуляция массы фиктивных денег — причина и постоянная уг­роза финансовых кризисов. Если многие вкладчики одновременно потребуют возвратить их вклады, банк лопается или вынужден сам ис­кать кредитора для своего спасения от банкротства. Таким кредито­ром часто оказывается МВФ, т.е. фактически США. Именно такова природа нынешнего финансового кризиса в Азии. В России и у нас к этому добавляется резкое падение производства, вызванное выпол­нением условий МВФ при получении предыдущего кредита. Сами США не торопятся внедрять у себя рекомендации Чикагской эконо­мической школы. Разве что под давлением конгрессменов-республиканцев ограничили, но не отменили велфер. Однако уровень социаль­ных программ остается достаточно высоким. По-прежнему безработ­ный может получить (на ограниченный срок) пособие и бесплатную переквалификацию с трудоустройством. Никто не собирается отме­нять минимальную часовую ставку. Никто не собирается отменять многочисленные протекционистские законодательные меры, направ­ленные против проникновения на американский рынок товаров дру­гих стран, а также облегчающие американский экспорт.

Несмотря на очевидные прорехи и примитивизм, а также его неп­рименение в самих США, монетаризм начал победное шествие по планете. Он принят на вооружение Международным валютным фон­дом и Мировым банком и стал основным условием кредитования. МВФ требует от кредитуемой страны реформ, т.е. принятие монета­ризма в качестве национальной экономической политики должника. Какая бы страна не приняла условие МВФ, дело завершается эконо­мическим крахом и превращением страны в полуколониальную бана­новую республику. Это четко видно на примере Латинской Америки.

Успехи” монетаризма

Сторонники монетаризма приводят в свою пользу два примера: Чи­ли и Польшу. Да, жизненный уровень в этих странах вырос после монетаристских реформ. После, но не вследствие их. Что общего у Польши и Чили? Общее то, что каждая из этих стран в определенный период стала ареной схватки коммунизма и капитализма. Для отбра­сывания коммунизма США оказали этим странам помощь, которая должна была отвратить население от коммунистической идеи. Это удалось. Польшу США фактически взяли на содержание, а затем час­тично простили огромные долги. В Чили американский капитал, кото­рому принадлежит меднорудная промышленность, увеличил оплату труда горняков, что повлекло за собой рост заработков во всех сфе­рах. Рядом осталась нищей Боливия. Так что вовсе не монетаризм вы­вел из кризиса Польшу и Чили. Выходит, желающая получить хоро­шую американскую помощь страна должна создать для Америки ре­альную коммунистическую угрозу. Коммунистов свергнут, а жизнен­ный уровень слегка поднимут.

В последнее время монетаристы стали демонстрировать еще два примера своих успехов: Аргентину и Эстонию. Аргентина привязала свою валюту к доллару, печатала только песо, обеспеченные долла­ром, и таким способом прекратила инфляцию. Однако Аргентина и без инфляции осталась страной третьего мира. Эстония привязала крону к немецкой марке, пожертвовала своей крупной промышлен­ностью и сельским хозяйством, но выжила благодаря двум факторам, никакого отношения к монетаризму не имеющим. Первый — эконо­мическая помощь Запада, особенно Швеции. Второй — заработок на торговом посредничестве в сбыте российских товаров, легально укра­денных российской номенклатурой, на Запад. На некоторое время, например, Эстония стала крупным экспортером меди, которая конеч­но в Эстонии не производилась, а выгребалась из запасов российских предприятий.

Чем плох монетаризм и почему с ним должна порвать Украина

Основное количественное соотношение экономики монетаризма гласит, что произведение денежной массы в обороте (ДМ) на ско­рость обращения (СО), т.е. количество оборотов, которое делает каждая денежная единица за определенное время (напр., за год), должно равняться произведению купленной за то же время массы товаров и услуг (МТУ) на среднюю цену (СЦ) единицы массы товаров и услуг. Это можно записать в виде (соотношение 1)

ДМхСО=МТУхСЦ.

С точки зрения монетаризма инфляция вызывается тем, что в обороте слишком много денег, поэтому рынок, выполняя приве­денное выше соотношение, автоматически увеличивает множитель СЦ в правой части равенства по мере роста множителя ДМ в левой. Отсюда и монетаристский рецепт стабилизации — уменьшать ДМ в надежде, что автоматически уменьшаться цены. Не заметили ошиб­ки?

Принципиальная ошибочность основанного на монетаризме соотно­шения 1 состоит в том, что оно справедливо только при выполнении двух условий. Условие первое: рынок насыщен необходимой массой товаров и услуг, в стране отсутствует дефицит. Условие второе: рынок насыщен денежной массой, необходимой для оплаты всех товаров и услуг. Иными словами, соотношение 1 справедливо только для богатой страны, живущей в условиях изобилия и развитой конкуренции. Что произойдет, если не выполнено первое условие? Если масса товаров и услуг МТУ меньше спроса на товары и услуги (СТУ), т.е. МТУ<СТУ, то конкуренция исчезает, поставщик получает возможность повышать це­ны, одновременно уменьшая предложение, а это и есть инфляция. Мы видим, что вопреки догме Фридмэна, инфляция возможна и без увели­чения денежной массы и даже при уменьшении последней. Что прои­зойдет, если не выполняется второе условие, т.е. денег в обороте не хватает? В этом случае соотношение 1 должно быть заменено другим (соотношение 2):

ДМхСО= (МТУ-Бартер)хСЦ.

Рынок, лишенный денег, либо не желающий иметь дело с быстро инфлирующими деньгами, пе­реходит на бартер, что мы и видим на примере нашей экономики. Если не выполняются оба условия справедливости соотношения 1, то инфля­ция может протекать и при уменьшении денежной массы. Соотношение 2 также не универсально, так как подразумевает, что предложение то­вара и услуг (ПТУ) полностью покрывает спрос (СТУ).

Правильный макроэкономический анализ должен включать в себя такие понятия, как предложение товаров и услуг (ПТУ), спрос на них (СТУ) и платежеспособный спрос (ПСС), издержки производства (ИП), а также не упускать из виду занятость, инвестиции и накопле­ния. Товар производится и услуга оказывается, если СЦ>ИП. Иначе производство становится убыточным и сворачивается, наступает кол­лапс производства. Если ПСС<СТУ — в обществе наступает бед­ность, большинство населения лишается многих товаров и услуг, а неравенство ПСС<<СТУ означает нищету, когда люди вынуждены себе отказывать в самом необходимом. Условие ПСС>СТУ соответ­ствует здоровой экономике, когда у людей хватает денег не только на покупки, но и на сбережения, а вот усиленное неравенство ПСС>>СТУ — признак экономики нездоровой, когда денег в оборо­те значительно больше, чем требуется, при этом деньги обесценива­ются, идет инфляция.

На макроэкономическую ситуацию влияют также соотношения между СТУ и ПТУ, а также между ПСС и ПТУ. Соотношение ПТУ>>ПТУ-СТУ)>0 означает, что в стране имеет место небольшое перепроизводство, и соответствует здоровой экономике. А вот нера­венство ПТУ>>СТУ означает катастрофическое перепроизводство и ведет в кризис. Если предложение немного не дотягивает до спроса, т.е. ПТУ<СТУ, имеем экономику дефицита, а соответствующее силь­ное неравенство ПТУ<<СТУ означает разруху. Условие ПТУ>ПСС дает стимул к снижению цены и является вполне нормальным для здо­ровой экономики. То же неравенство, только усиленное, ПТУ>>ПСС, — признак кризисной ситуации. Причем ситуация эта может возник­нуть как из-за перепроизводства, так и вследствие обнищания населе­ния и падения платежеспособности. Неравенство ПТУ<ПСС — сти­мул к накоплению денег, а его усиленный вариант, ПТУ<<ПСС озна­чает гиперинфляцию.

Как видим, монетаристская концепция во всей своей примитив­ности приблизительно верна, если ПТУ>ПСС>СТУ и одновременно СЦ>ИП. Тогда и только тогда инфляция — явление денежное. В на­шей стране имеет место противоположное неравенство СТУ>ПСС>ПТУ, поэтому у нас инфляция не денежное, а товарно-дефицит­ное явление, а по сему уменьшением денежной массы она не лечит­ся. Как бы правительство и Нацбанк не уменьшали денежную массу в обороте, предложение товаров и услуг от этого не увеличится, а сле­довательно будут расти цены. Действительно, президент и правительство уменьшают денежную массу в обороте двумя способами: невыплатой зарплаты и, согласно новым указам президента, сокра­щением бюджетных расходов. В результате сокращается платежес­пособный спрос, т.е. усиливается неравенство СТУ>ПСС. Можно бы­ло бы надеяться на снижение уровня цен и прекращение инфляции, если бы из-за снижения ПСС изменило бы знак неравенство ПСС>ПТУ, но для этого ПТУ должно либо расти, либо сохраняться неизменным, либо, в крайнем и очень плохом случае, уменьшаться медленнее, чем ПСС. На самом деле снижение платежеспособного спроса приводит к спаду производства и быстрому снижению ПТУ, которое предприятия стремятся скомпенсировать ростом цен. Инф­ляция прогрессирует.

Для прекращения инфляции нужны действия, прямо противополож­ные тем, которые рекомендуют монетаристы. Нужно, во-первых, увели­чить бюджетные расходы, т.е. повысить ПСС до уровня реально сущес­твующих производственных мощностей, а также направить правительс­твенные расходы на повышение этих мощностей прежде всего в произ­водстве продовольствия. Одно это мероприятие еще не выведет финан­сы из инфляции. Необходимо, во-вторых, вместо пропагандируемой монетаристами дерегуляции, побудить производителей (экономически­ми, юридическими и административными мерами) увеличить предложе­ние, чтобы соблюдалось неравенство ПТУ>ПСС>СТУ.

Повышение ПСС за счет эмиссии денег вредоносно только тогда, когда страна проедает свою эмиссию. Это делалось и делается очень просто. Вновь напечатанные деньги выдаются в виде зарплаты работ­никам ничего не производящих остановленных предприятий (шахт, оборонных заводов и т.п.). Затем зарплата уходит на базары для оп­латы импортного продовольствия и, после обмена на доллары, выво­зится за границу. Спрос на доллары растет, курс гривни падает, идет инфляция. Чтобы эмиссия не стимулировала, а прекращала инфля­цию, необходимо тратить ее инвестиционно. На первом этапе это дол­жны быть крупные прямые госзаказы на сельхозпродукцию и на кре­диты сельхозпроизводителям с тем, чтобы крестьянство могло приоб­рести технику и химию для крутого подъема производительности. При этом следует позаботиться, чтобы деньги получили производите­ли, а не различные жулики-посредники, как это бывало до сих пор. Необходимо также субсидировать производство сельхозтехники и сельхозхимии. Т.е. производителям тракторов и комбайнов следует сказать: продавайте вашу технику по такой-то низкой цене, но за каж­дый проданный (а не произведенный!) трактор ваш завод получит от государства сумму, которая обеспечит прибыльность вашего произ­водства и т.д. По мере налаживания рынка продаваемой в кредит тех­ники и сельхозхимии, а также услуг по строительству, ремонту, скуп­ке и переработке сельхозпродукции следовало бы ликвидировать ко-лхозно-совхозный строй и перейти к частному сельскому хозяйству.

Комплекс мер, повышающих ПТУ, должен охватить весь рынок, начиная с рынка товаров потребления. Переходить к дерегуляции можно лишь после того, как наступит ситуация ПТУ>ПСС>СТУ. При этом вместо соотношений 1 и 2 будет работать другой закон обмена: ДМхСО-Накопление=СТУхСЦ, где Накопление ==(ПСС-СТУ)хСЦ. На­копление, естественно, должно вызвать рост предпринимательства, что еще больше увеличит ПТУ и будет способствовать снижению цен из-за усилившейся конкуренции. Не может быть, чтобы западные эко­номисты в командах международных финансовых организаций и сре­ди советников нашего правительства всего этого не знали. Знают. Просто они преследуют свои цели и по-своему видят будущее Украи­ны. Я писал об этом ранее (см. ДУ №56(506) за 8 августа 1997 г. и №14(558) за 25 февраля 1998 г.). Подлинные цели, для которых за­падные консультанты и международные финансовые организации толкают постсоветские страны в пучину экономического краха, нигде открыто не называются. Легко представить себе, как возразили бы мне экономисты-монетаристы, доводись схлестнуться с ними в откры­той научной дискуссии. Я бы услышал, что соотношение 1 безусловно неверно в дефицитной экономике, но дефицитной является экономи­ка только замкнутой, изолированной от мирового рынка страны. А мировая экономика в целом бездефицитна. Промышленность и сельс­кое хозяйство развитых стран производят всего вдоволь для всего земного шара. Поэтому предлагаемая монетаристами либерализация и долларизация, дескать, проинтегрируют нас в мировую экономику, и у нас тоже все будет. Будет, но в точном соответствии со старинным анекдотом. Армянское радио спрашивает: “Будут ли деньги при ком­мунизме?” — Армянское радио отвечает: “Будут, но не у всех!”

Никто нам откровенно не скажет, что наше производство развитым странам не нужно. Они вполне могут прокормить, одеть и снабдить всем все наше население. Как это выглядит на практике, нам проде­монстрировали годы кажущейся стабильности, последовавшие вслед за введением гривни. Истина выглядит весьма печально. Россия, Ук­раина, Аргентина и др. страны, подвергнувшиеся “воспитанию” моне­таристами из Международного валютного фонда, превращаются в ис­точник дешевой рабочей силы, которую не надо никуда перевозить. Оставаясь у себя на родине, мы будем трудиться за нищенские зарп­латы, снабжая развитые страны дешевым сырьем, а также потребляя их некачественную, устаревшую и залежавшуюся, т.е. самую дешевую продукцию. Разумеется, для выполнения такой роли нам не нужны ни наука, ни образование. Отсюда требование МВФ — сократить эти правительственные расходы. С точки зрения наших кредиторов, нашу образованность неплохо бы опустить на уровень латино-американских “мачетеро”. А если дети богатых захотят считаться образованны­ми, то следует дать им гуманитарное образование. Пусть будут исто­риками, искусствоведами и политологами. Лишь бы ничего не умели производить! Правительства развитых стран понимают, что население стран, разрушенных монетаристской либерализацией, устремится в эммиграцию, стремясь получить те же блага, что и население разви­тых стран. На пути потенциальных иммигрантов уже воздвигнуты вы­сокие барьеры. Расчет на то, что их преодолеют лишь единицы: наи­более предприимчивые и квалифицированные люди. Выходит, мы должны поддерживать высокий жизненный уровень в развитых стра­нах ценой собственной нищеты.

Монетаристы уговаривают наших правителей углубить либераль­ную реформу, внушая им, что вслед за полной либерализацией хлы­нут водопадом иностранные инвестиции. Иностранцы, мол, создадут у нас бездну высокооплачиваемых рабочих мест, а это повысит жиз­ненный уровень населения. Не могу не согласиться с народным депу­татом М. Павловским, заметившим на сессии Верховного Совета, что это — неправда. Иностранный инвестор охотно идет в высокоразви­тую страну (см. цитированные выше мои публикации), чем в страну с разрушенной экономикой, где его ждут криминализация всей жизни, коррупция чиновников и другие “прелести” кризисной экономики. Инвесторы пошли в недемократический Китай именно из-за стабиль­ности и потому, что Китай не дал себя разрушить международным фи­нансистам. Так что, за исключением создания дилерских сетей прак­тически ничего инвестироваться не будет. Даже корейская фирма ДЭУ согласилась инвестировать ЗАЗ только при условии отказа от либерализма и введения определенных протекционистских мер. Вы­вод плачевен: крах нашей экономики есть крах идей монетаризма. Следование идеям монетаризма в корне противоречит национальным интересам Украины.

Не дай нам Бог поддаться на уговоры и согласиться на аргентинс­кий вариант, т.е. на официальную долларизацию всей экономики, ког­да роль национальной валюты фактически выполняет доллар, а мест­ные дензнаки становятся расписками на получение определенной суммы американских денег. Это лишает страну возможности разви­вать свою экономику путем инвестиционной эмиссии. Чем раньше на­ша власть поймет, что от этой пагубной политики следует решительно отказаться, тем быстрее наступит улучшение жизни. Правильная по­литика должна быть направлена в противоположную сторону — на дедолларизацию, т.е. на максимальное уменьшение потребности в долларах и снижение доли импорта на внутреннем рынке Украины до 10—15%, а также максимальное повышение в импорте доли инвести­ционных товаров: новейших технологий и новейшего технологическо­го оборудования.

Нас спасет Россия

Каким образом? Не деньгами и технологиями, а личным приме­ром. Похоже, что промонетаристские силы оттеснены от руля русс­кой экономики. Пришедший из КГБ через МИД новый российский премьер отличается от своих предшественников прежде всего патри­отизмом и, очевидно, воспитан в духе противостояния социализма и капитализма. Россия сменила монетаристов не на трезво мыслящих экономистов из команды Явлинского, а на деятелей типа советского банкира Геращенко, в свое время вместе с министром финансов СССР Павловым раскрутившим маховик инфляции. Однако деятелям эпохи “развитого социализма” вряд ли удастся реставрировать эко­номику “застоя” (нет нефтедолларов, на которых она держалась) или экономику горбачевской перестройки (многое разрушено и “прихватизировано”).

Скорее всего, Москва пойдет по русскому варианту китайского пу­ти, т.е. свернет безудержную либерализацию, введет протекционизм не только против Украины, как это было до сих пор, предпримет в от­дельных случаях ренационализацию, станет привлекать иностранные инвестиции на государственной, а не на стихийной основе, направляя их в нужных для России направлениях, как это делал СССР в 20—30 гг. и делает сейчас Китай. Удастся ли это сделать, зависит от того, изобретет ли премьер Примаков способ справиться с российской оли­гархией — прихватизаторами, в руках которых сейчас финансовый рынок, прибыльная часть экономики и средства массовой информа­ции. Возможно, у руководителей России хватит смелости последо­вать совету Кейнса и увеличить государственные расходы с целью оживления производства и внутреннего инвестирования. Снова станет нужна России собственная наука. Тут наступит и черед Украины. Привыкнув копировать все, что предпринимает Москва, наше руководст­во будет вынуждено пойти вслед за Россией, а это означает, что есть надежда...

1   2

Похожие:

Наш экономический крах крах идей монетаризма iconК вопросу формирования корпоративных сетей автосервиса
Теоретически обоснованный эпиграф [1, 2] подтвержден практическими результатами (например, крах корпорации Enron, японских и корейских...

Наш экономический крах крах идей монетаризма iconКрах больших надежд и новые альтернативы
Принципы обладания и бытия в Ветхом и Новом заветах и в сочинениях Мейстера Экхарта

Наш экономический крах крах идей монетаризма iconИспания город Великий Новгород 1999 год Франкистский режим и его...

Наш экономический крах крах идей монетаризма iconИдея народничества потерпела крах
Цели поставленые народниками не были достигнуты, но репрессии против революционеров вызвали обратную реакцию. Либеральное движение...

Наш экономический крах крах идей монетаризма iconДостопримечательности крыма
России сражения. С крымского заточения Горбачёва в городе Форос начался крах СССР. Историки ещё много напишут об этом удивительном...

Наш экономический крах крах идей монетаризма icon1. Сущность монетаризма, «рейганомика» в США «тетечеризм» в Великобритании
Одно из главных направлений неоклассической экономической мысли. Возник в 1950-е годы как ряд эмпирических исследований в области...

Наш экономический крах крах идей монетаризма iconБесконечные переговоры с зятем о разделе имения после смерти матери,...
Пушкин это знал. Формальный вызов на дуэль от Геккерна, одобренный Дантесом, был получен Пушкиным в тот же день через атташе французского...

Наш экономический крах крах идей монетаризма iconСовременные экономические школы: теория и практика реализацииконцепции...
Современные экономические школы: теория и практика реализации концепции монетаризма и кейнсианства

Наш экономический крах крах идей монетаризма iconКонкурс социальных идей для малого бизнеса или через форму регистрации бизнес-идей
Цель конкурса: выявление и продвижение лучших социальных идей для малого бизнеса, включая startup и бизнес на дому

Наш экономический крах крах идей монетаризма iconI. Информационная справка о школе
В наш бурно развивающийся век – век прекрасных идей, новых технологий, уникальных открытий, хочется не стоять на месте, а постоянно...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<