Psikhologicheskii zhurnal




Скачать 260.79 Kb.
НазваниеPsikhologicheskii zhurnal
страница2/3
Дата публикации03.06.2013
Размер260.79 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Информатика > Документы
1   2   3

Рис. 4. Иллюстрация феномена диссоциации сознания.

стр. 91



тельности самой субсистемы Б в прошлом). Непроизвольное внимание - это переключение сферы избирательной активации элементов субсистемы Б на события, вызвавшие рассогласование результатов поведения (например, стереотипного), выполняемого субсистемой А, которое "не осознавалось" до момента рассогласования.

Следы возбуждения, остающиеся после активации элементов субсистемы Б "лучом внимания", позволяют с учетом временной иерархии сформировать в ней цепочки памяти о прошлых событиях. Это - аналог "биографической" памяти, а сами следы позволяют реализовать в модели аналог "рефлексии".

Управление потоком возбуждения из блока Р в модели осуществляется мотивационными элементами субсистемы А: возбуждение блока Р увеличивается при рассогласованиях, при наличии возникающих в субсистеме А мотиваций.

Таким образом, содержание "сознания" модели, т.е. того, какие элементы в ней оказываются возбуждены "лучом внимания" в каждый момент времени, определяется совместной работой обеих субсистем - А и Б. "Луч внимания" выделяет в субсистеме Б некоторую область элементов памяти, объединяемых возбуждением, распространяющимся из блока Р. Если эти элементы, составляющие "сферу" внимания, соединены с элементом "Я", то такая их активность "осознается" моделью как ее собственное "мышление". Сфера внимания, как уже упомянуто выше, ограничена. Остальная часть элементов субсистемы Б находится вне сферы внимания, и, следовательно, состояние и работа этих элементов "не осознаются". Здесь могут протекать процессы возбуждения и изменения проводимостей связей. Это возбуждение находится за порогом "осознания". "Неосознаваемая" часть активности субсистемы Б представляет собой в модели аналог деятельности, подготавливающей и реализующей интуицию.

^ Модель и работа мозга. Рассматриваемая модель нашла подтверждение в исследованиях работы мозга и психической деятельности человека [20]. Приведем некоторые факты, имеющие отношение к теме статьи.

Экспериментальные исследования интуитивного неосознаваемого обучения человека, в котором были выделены процессы, описываемые как работа субсистем А и Б, проводились нами, начиная с 1966 - 1970 гг. Они опубликованы в ряде работ (ссылки в [18]) и подробно в коллективной монографии Ю. И. Александрова, А. В. Брушлинского, К. В. Судакова и Е. А. Умрюхина "Системные аспекты психической деятельности" [19]). В начале 80-х гг. XX в. за рубежом появились, а сейчас стали активизироваться, исследования процессов обучения и памяти, реализующихся в неосознаваемой психической сфере человека.

Эти процессы, сходные с изученными нами ранее, именуются имплицитной памятью, имплицитным обучением [25], последовательным обучением [26]. В ряде работ получены данные о разделении в определенных ситуациях функций, аналогичных описанным в модели функциям субсистем А и Б [28,32,33], о сходной с нашей моделью иерархической организацией памяти [27, 37], о роли предвидения в выборе программ действий и результатов [38]. Выделение в нашей модели элемента "Я" может быть сопоставлено со схемой механизма сознания, предложенной и развиваемой А. М. Иваницким [10].

Существование двух типов психической деятельности, в частности, двух типов связей, согласуется с представлением о динамических и жестких связях по Е. И. Бойко [6], гибких и жестких звеньях - по Н. П. Бехтеревой [5], условно-рефлекторной и образной памятью - по И. С. Бериташвили и, наконец, в определенной степени, с выделением первой и второй сигнальных систем - по И. П. Павлову.

Отличие нашей модели состоит не только в выделении двух субсистем А и Б, но и в конкретизации их относительной роли в целостной психической деятельности, в описании механизмов их взаимодействия, в частности их организации, основанной на иерархии результатов, разных параметрах, определяющих в модели формирование связей при обучении.

Определенное сходство с нашей моделью психической деятельности человека имеют некоторые модели, созданные разными авторами в последнее время за рубежом (ссылки в [20]). В одной из наиболее разработанных моделей [22] описаны функции, аналогичные тем, которые отражены в работе субсистемы Б.

^ Интерпретация осознаваемых и неосознаваемых психических процессов в модели. Любое теоретическое построение, словесное или формальное, можно считать моделью, в той или иной степени отражающей реальные процессы. На этой основе рассмотрим более подробно возможную интерпретацию феноменов, связанных с темой интуитивных аспектов интеллекта в рамках приведенной абстрактной модели.

Предварительно еще раз подчеркнем, что, разделяя роль и функции субсистем А и Б, мы должны иметь в виду их взаимодействие и совместное участие в самых разных видах психической деятельности человека. Это относится к речи, мышлению, к решению не только творческих, но и любых практических задач. Только некоторые случаи специфической деятельности (в частности, рассматриваемая здесь роль интуиции в решении интеллектуальных задач) могут выявить больший или меньший вклад в нее той или другой субсистемы.

стр. 92



Согласно модели, субсистема А непосредственно отвечает за конструирование из отдельных признаков многомерных образов, отражающих объекты внешнего мира, за организацию движений, а также за непосредственную реализацию эмоциональных ощущений.

Одно из важных свойств субсистемы А, характерных для неосознаваемой психической деятельности, - создание симультанных и многомерных образов воспринимаемой информации и сложных паттернов двигательных актов. Для интерпретации возможности построения кодов, отвечающих данным образам, в модели было введено понятие сложного перцептивного элемента. Структурной его основой выступает комбинация возбуждаемых одновременно рецепторных элементов памяти, принадлежащих разным уровням иерархии в субсистеме А.

Пример неосознаваемой психической деятельности, в которой проявляются свойства построения и использования сложных симультанных образов - опознание и классификация типов человеческого лица и его выражения. Другой пример - формирование и осуществление многоуровневых двигательных актов, включающих усвоение новых многокомпонентных быстрых последовательностей высоко координированных движений в спорте и других видах деятельности. В большинстве случаев расчленение таких актов и восприятие отдельных движений, а также сознательный их анализ либо невозможны, либо требуют специальных научных методов их регистрации. В тех случаях, когда расчленение таких образов или паттернов возможно [4], становится очевидным, что размерность их превышает объем кратковременной или рабочей памяти и это затрудняет их восприятие и использование в актах осознаваемой деятельности.

Особенность субсистемы А - использование в ее работе непрерывных типов кодирования информации. Наличие кодов, сущность которых состоит в непрерывности выражаемых ими явлений, а также их значение в интуитивном познании таких важнейших понятий, как время, движение и других, показано А. Бергсоном [23]. Можно допустить, что недизъюнктивность процессов мышления, непрерывность их на глубоких уровнях, согласно А. В. Брушлинскому [7] также непосредственно связана с важной ролью в этих процессах субсистемы А.

Субсистема Б, оперируя абстрактными образами, контактирует с внешним миром через субсистему А. Формируемые в ней планы будущих потребных результатов могут соотноситься с элементом "Я", т.е. быть личными планами. Длительность интервалов времени для планируемых траекторий достижения потребных результатов зависит от уровня планирования и для глубоких уровней ограничена лишь возможным временем жизни. В субсистеме Б может быть представлена реализация аналога рефлексии - возможности запоминания последовательности недавней собственной деятельности и продуцирования отчета о ней.

Работа субсистемы Б, в отличие от А, характеризуется не симультанностью, но чаще построением последовательных комбинаций сравнительно простых (в своем символическом выражении) кодов, представляющих в абстрактном виде возможные траектории достижения будущих результатов. В отличие от субсистемы А, в согласии с представлениями ученых и философов [36], для осознаваемой работы субсистемы Б в гораздо большей степени характерна дискретность создаваемых в ней понятий. Разные типы абстрактного, символьного отражения свойств объектов среды позволяют построить в субсистеме Б различные виды языковых конструкций, в том числе язык в собственном смысле слова, язык, используемый в общении.

Виды языка (к которым можно отнести, например, языки: математики, искусства, зрительных образов и другие виды символьного отражения мира) формируются в субсистеме Б с помощью наиболее абстрактных кодов, реализуемых в структуре уровней и элементов. Правила преобразования символов, их комбинации и получения новой информации в субсистеме Б, можно выделить как некоторую составляющую ее действий.

Комбинаторный характер используемых в субсистеме Б операций тесно связан и с возможностями обычного языка, и с логической структурой многих мыслительных актов, которые попадают в сферу рефлексии, осознания и возможности их воспроизведения и доступности для сообщения группе компетентных лиц.

Во взаимодействии субсистем А и Б можно выявить процессы, связанные с эмоциональными ощущениями. В субсистеме Б эмоциональные состояния и ощущения отражаются в виде абстрактных кодов. Это - не сами эмоциональные ощущения, а их понятийный эквивалент, их обозначение в когнитивной системе. Можно представить себе, что обращение в субсистеме Б к понятию, абстрактному коду эмоции через связи между субсистемами Б и А, по ассоциации будет вызывать как воспоминание и некоторый эквивалент самого эмоционального ощущения. Кроме того можно допустить, что формирование в субсистеме Б кодов, соответствующих важным результатам социальной деятельности человека (отражающих, например, успех в профессиональных достижениях и др.), приводит также к их отражению - построению соответствующих сложных перцептивных элементов в субсистеме А, отражающих в симультанном, специфическом для

стр. 93



нее свернутом виде, подобные потребности и удовлетворяющие их результаты. Очевидно, что непосредственная оценка таких результатов в субсистеме А может вызывать сильные, а иногда неосознаваемые или не совсем распознаваемые (в отношении их источника) эмоции.

Учитывая высказанные соображения, можно выделить важные в решении интеллектуальных задач субъективные оценки: 1) значимости результатов мыслительной деятельности, достигаемых в субсистеме Б, с помощью ее механизмов; 2) степени реальности этих результатов; 3) реальности тех или иных представлений в более широком смысле; 4) близости решения задачи и др. Все они тесно связаны с эмоциями, сопровождающими творческую деятельность.

Специфика совместной работы субсистем А и Б проявляется также в процессах обучения - приобретения новой информации. В субсистеме А происходит постепенное формирование связей между элементами, отображающими основные свойства внешнего мира - образы предметов и возможных действий модели. При этом велика роль отбора повторяющихся и предсказуемых паттернов (и образов, и движений) из хаотического вначале взаимодействия со средой. Подобные процессы проявляются в обучении и развитии младенца и ребенка до того момента времени, когда у него возникают элементы осознанного планирования будущих действий и их осуществления. Примерами таких процессов обучения взрослого человека могут быть: освоение езды на велосипеде, вождения автомашины, игры в теннис и многих других видов сложных двигательных навыков и умений, которые требуют быстрой координации сложных программ, недоступных для последовательного сознательного контроля [18]. Сформированные при таком обучении "большие" во времени и в пространстве коды событий (реализующиеся на относительно больших интервалах времени - до нескольких секунд и больше, а также отражающие свойства укрупненных образов) могут стать доступными для субсистемы Б и в дальнейшем послужить основой формирования в ней соответствующих символьных обозначений этих кодов и их комбинаций. Именно таким образом можно представить описание сложных комбинаций паттернов двигательных программ во многих видах практической деятельности человека, избирательно обозначающих в символьном виде отдельные их этапы или операции.

В нашей модели это представлено как обучение субсистемы Б на основе кодов, сформированных в субсистеме А. При этом элементы памяти субсистемы Б настраиваются на восприятие устойчивых воспроизводимых и обеспечивающих получение потребных результатов паттернов образов и движений, запечатленных на средних уровнях субсистемы А. Таким образом, субсистема Б использует сформированные в субсистеме А коды, выделенные путем медленного ее обучения и отражающие достоверные воспроизводимые свойства среды.

В то же время в субсистеме А при взаимодействии с Б может происходить запоминание повторяющихся и хорошо воспроизводящихся событий, определяемых работой субсистемы Б. Повторяющиеся паттерны активности и программы деятельности, создаваемые и инициируемые субсистемой Б, могут запоминаться в А и далее выполняться ею при планировании в Б только некоторых обобщенных признаков этих программ. Это соответствует принципу автоматизации навыков и действий, вначале планируемых сознательно. По мере повторения и усвоения в субсистеме А такие программы действий выполняются без их подробного осознания и даже превращаются в стереотипы, которые могут стать неосознаваемыми.

Можно предположить, что подобное обучение субсистемы А, в результате чего образуются сложные перцептивные элементы, отражающие коды субсистемы Б, происходит и при "умственной логической" активности этой субсистемы без ее реализации во внешней среде. Это соответствует известным феноменам автоматизации сложных умственных актов, переходу к мыслительному процессу с непосредственным использованием больших неосознаваемых блоков информации. Такой процесс проявляется в деятельности математика, художника и людей других профессий.

Рассмотрим более подробно возможность интерпретации с помощью субсистем А и Б различных видов неосознаваемой психической деятельности.

К первому типу психической неосознаваемой деятельности можно отнести такие ее виды, реализуемые субсистемой А, как продукция речи, формирование сложных образов при их восприятии, непосредственная организация и выполнение двигательных актов и др. Некоторые элементы могут стать осознаваемыми при специальном их выделении в форме паттернов активности, воспроизводящихся на достаточно продолжительных временных интервалах. Примерами служат управление разрядами отдельных нейронов с помощью специальной обратной связи или выделение для восприятия и воспроизведения отдельных фонем и т.п. Однако, это только подчеркивает общий неосознаваемый характер подобных процессов в обычной деятельности.

Второй тип неосознаваемой психической деятельности обусловлен ограниченностью зоны активного внимания. Ограничение активных единиц внимания, а также возможность протекания

стр. 94



процессов, находящихся на грани осознания, были экспериментально показаны еще Вундтом [39]. Таким образом, предполагается, что в субсистеме Б могут реализоваться процессы, протекающие при активации, находящейся ниже порога, обеспечивающего их осознание.

Выделение указанных двух типов неосознаваемой деятельности согласуется с некоторыми ее классификациями, высказанными ранее. Так в работе [32] отмечены бессознательная деятельность (unconsciousness) и предсознание (preconsciousness). Можно полагать, что уровень активации при реализации в субсистеме Б подобных процессов оказывается недостаточным для образования следов памяти, позволяющих сделать их доступными для последующего активного процесса внимания, для интроспекции и осознанного отчета о наличии этих процессов в прошлом.

Еще один тип относительно неосознаваемой психической деятельности - это случаи диссоциированного сознания, описанные и интерпретированные П. Жане [31] и позднее А. Бине [24], М. Принсом [34,35] и др. Для воспоминания некоторых событий во внешнем или внутреннем мире в качестве фактов личного опыта необходимы связи элементов памяти, находящихся в субсистеме Б и кодирующих его, с элементом "Я". Блокирование таких связей (например, при сильной эмоциональной травме) приводит к невозможности воспоминания опыта и включения его в сферу своей личности. Такой опыт оказывается в обычных условиях неосознаваемым или, согласно З. Фрейду, вытесненным. В то же время при создании определенных условий (под гипнотическим внушением, в виде автоматического письма или иногда как будто спонтанно) он может стать доступным обычному сознанию.

Образование дополнительного элемента "Я", диссоциированного от основной области субсистемы Б, иллюстрирует рис. 4. Различные случаи такой диссоциации с разной степенью взаимной доступности информации в диссоциированных областях субсистемы Б подробно исследованы и проанализированы М. Принсом [34, 35], позднее Е. Хилгардом [30]. Экспериментально наблюдаемым феноменом диссоциированного и не вполне осознаваемого "Я" является расщепление сознания у пациентов с разделенными полушариями после пересечения мозолистого тела [29].

"Созревание" решения задачи в течение периода времени, когда прекращены сознательные попытки решить ее - процесс инкубации - можно интерпретировать в рамках рассмотренной модели, отметив два его аспекта.

Первый аспект связан с процессом решения задачи, протекающим в области субсистемы Б, диссоциированной от элемента "Я". Свидетельства в пользу такой интерпретации процесса инкубации приводит Ж. Адамар. Он цитирует описание А. Пуанкаре бессонной ночи, в течение которой созрело решение сложной задачи, с помощью работы подсознательного "Я".

Возможно, что определенная степень диссоциации некоторой части субсистемы Б - довольно распространенное явление, сопровождающее различные виды творческой деятельности. В пользу такого предположения говорят свидетельства ученых, деятелей искусства, а также анализ творчества выдающихся личностей. Любопытна в этом плане интерпретация В. В. Вересаевым [9] диссоциации между возвышенными мотивами творчества А. С. Пушкина и его обычной жизнью. Мнение Вересаева может быть в той или иной степени верным или неверным с точки зрения анализа биографических фактов, но он весьма глубоко и типично для творческой личности описывает наличие в психике человека различных сфер, существующих относительно независимо друг от друга и реализующих разные, иногда мало совместимые жизненные мотивы и установки. Можно предположить, что состояние той или иной степени диссоциации в процессе творчества или инкубации обеспечивает освобождение от давления привычных мотивов и целей, связанных с элементом "Я", и следовательно, от привычных путей поиска решения задачи в той части субсистемы Б, которая обычно используется. Применительно к рассматриваемому вопросу, на основе анализа работ, посвященных этому феномену, можно высказать предположение, что одним из важных условий диссоциированной работы части субсистемы Б по решению новой задачи является относительная устойчивость и активность связей в ее "ядре", объединяющем основную часть вокруг главного элемента "Я". При наличии такого "сильного ядра" может быть облегчено временное его отключение без возникающего при этом страха потерять "свою личность". Именно таким образом, как некоторое гармоничное сочетание двух разных личностей, интерпретирует Вересаев творчество А. С. Пушкина.

Процесс инкубации, протекающий в диссоциированной части субсистемы Б, может завершаться решением задачи или созданием условий для его реализации, выраженных в кодах этой субсистемы, т.е. в логических и абстрактных понятиях. Такой тип инкубации обусловливает также продуктивный и быстрый ход осознаваемого решения задачи при повторном обращении к ней после периода ее "созревания".

Второй аспект интерпретации инкубации связан с возможным активным включением в процесс решения задачи субсистемы А. В этой субсистеме могут быть реализованы непрерывные, аналоговые способы отражения событий, а так-

стр. 95

1   2   3

Похожие:

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Нейропсихология. Культурно-исторические и естественнонаучные основы нейропсихологии

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Психосемантика. Базовые и стратегические процессы распознавания семантических отношений

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Кросскультурные исследования. Кросскультурная психология: проблемы и тенденции развития

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Психология профессиональной деятельности. Профессиональная идентичность личности: психосемантический подход

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Социальная психология. Диагностика локуса контроля личности в асоциальных подростковых группах

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Когнитивная психология. Ранние этапы развития речи в условиях зрительной депривации

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Методологические и теоретические проблемы. История психологии: концептуальные подходы и методы исследования

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Психология эмоций. "Информационная" и "энергетическая" модели влияния результатов деятельности на эмоции

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
История психологии. А. А. Богданов и отечественная психология (к 130-летию со дня рождения)

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Старший преподаватель кафедры педагогики и психологии Национального университета, Донецк, Украина

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<