Старое вино в новых мехах




Скачать 155.15 Kb.
НазваниеСтарое вино в новых мехах
Дата публикации13.10.2013
Размер155.15 Kb.
ТипКнига
uchebilka.ru > История > Книга
ВАДИМ ГРОЙСМАН

СТАРОЕ ВИНО В НОВЫХ МЕХАХ

(Заметки еврейского библеиста на полях христианского комментария)

С огромным нетерпением я ждал, пока придет ко мне из России (с разными приключениями в пути) книга "Ветхий Завет на страницах Нового"1. Давно уже меня интересует эта тема, и – что греха таить! – я и сам собирался написать что-нибудь в этом роде.

Книга представляет собой очень обстоятельный комментарий, с многочисленными ссылками, с постоянным цитированием Септуагинты на греческом и Масоретского текста на иврите. В греческом я не силен, а избранная проверка цитат на иврите показала, что оригинал Ветхого Завета цитируется корректно. Правда, непонятно, зачем при таких расходах на издание экономить на нескольких мелких запятых в русском тексте.

Но дело, конечно, не в запятых, которые остаются на совести переводчиков и корректоров, а не авторов. Мне хотелось бы сказать о том, чего я ждал и не дождался от этой солидной книги. Более того, в заключение я хотел бы очень коротко предположить, почему мои ожидания не сбылись. Для небольшой статьи я решил ограничиться несколькими фрагментами из Евангелия от Матфея.

Для начала надо понять, какие цитаты из Ветхого Завета предполагали охватить авторы. Во Введении сказано по этому поводу: "Нужно заметить, что на сегодняшний день продолжается дискуссия о том, что следует считать ссылкой. Следовательно, будут проанализированы только те ссылки, которые считаются наиболее вероятными" (т. I, с. 33 или т. II, с. 33). На практике некоторые "ссылки", которые представляются мне вполне "вероятными", не рассмотрены в книге вовсе либо упомянуты мельком. Комментатор Евангелия от Матфея Крейг Бломберг предваряет свой комментарий следующим замечанием: "В тех частях текста, где нет явного цитирования Ветхого Завета, мы будем искать очевидные аллюзии или отзвуки, которые и будут вкратце рассмотрены" (т. I, с. 45; в дальнейшем при цитировании первого тома указывается только номер страницы). Однако при отсутствии методологического определения явных цитат и аллюзий грань между ними стирается; отнесение определенного текста к той или иной категории становится в значительной степени произвольным. Более того, в тех частях Евангелия, в которых имеются явные цитаты, часто обнаруживаются и так называемые "аллюзии", причем эти последние могут оказаться ничуть не менее важными.

Начнем с бегства в Египет (Мф. 2:13-15). Поскольку в этом фрагменте содержится прямая цитата из пророка Осии, то ее разбору посвящены почти три страницы комментария. Однако упомянут и Моисей – в начале, в связи с избиением младенцев в Вифлееме (с. 53), и в конце:

"Из Египта" – первое из нескольких подобий между повествованием о детстве Иисуса у Матфея и событиями из жизни Моисея, что побуждает некоторых ученых говорить о христологическом портрете Иисуса как нового Моисея … Этот мотив, однако, заметнее в иных местах, здесь же более выражено подобие Израилю как народу" (с. 55).

На мой взгляд, автор необоснованно обошел молчанием текстуальное сходство между Мф. 2:14 и Исх. 4:20. Сравним:

LXX Исх. 4:20

ἀναλαβὼν δὲ μωυσῆς τὴν γυναῖκα καὶ τὰ παιδία ἀνεβίβασεν αὐτὰ ἐπὶ τὰ ὑποζύγια καὶ ἐπέστρεψεν εἰς αἴγυπτον

СП Исх. 4:20

И взял Моисей жену свою и сыновей своих, посадил их на осла, и отправился в землю Египетскую.

Мф. 2:14

ὁ δὲ ἐγερθεὶς παρέλαβεν τὸ παιδίον καὶ τὴν μητέρα αὐτοῦ νυκτὸς καὶ ἀνεχώρησεν εἰς Αἴγυπτον

СП Мф. 2:14

Он встал, взял Младенца и Матерь Его ночью, и пошел в Египет …

Вероятность цитирования во второй главе Евангелия от Матфея четвертой главы Книги Исхода усиливается благодаря явному сходству Мф. 2:20 с Исх. 4:19, о котором Бломберг упоминает на с. 59. Он, однако, не отмечает тот любопытный факт, что в данном случае не только Иисус, но и Иосиф уподоблен Моисею. В то же время в эпизоде бегства в Египет Моисей однозначно является прототипом Иосифа, а не Иисуса.

Мы попробуем объяснить это кажущееся противоречие позднее, а пока рассмотрим два основных отличия Мф. 2:14 от Исх. 4:20.

1. У Матфея добавлено "ночью". Это, несомненно, связано с контекстом Евангельского рассказа, то есть с опасностью, грозившей со стороны Ирода. В условиях, когда Младенцу угрожала смерть, надо было бежать немедленно, о чем и сказал Ангел, разбудивший Иосифа среди ночи. Напротив, в случае с Моисеем отъезд, хотя и спешный, вряд ли состоялся ночью. Поскольку в Мидьяне Моисею как раз ничего не грозило, было естественным выехать утром, чтобы за день проделать максимальный путь.

2. С другой стороны, Книга Исхода упоминает, что путешествие в Египет было предпринято на осле. У Матфея этой детали нет. Характерно, однако, что отсутствие осла в Евангельском тексте традиционно восполняется христианской иконографией: на иконах и картинах, посвященных бегству в Египет, Святое Семейство неизменно путешествует на осле. Это означает (помимо важности осла для мессианской символики и для системы евангельских образов в целом), что связь между двумя текстами – Исх. 4:20 и Мф. 2:14 – ощущалась издавна.

Перейдем теперь к четырнадцатой главе Евангелия от Матфея, в которой рассказано о ряде чудес, сотворенных Иисусом. Прежде всего, речь пойдет о чуде насыщения пятью хлебами. Об этом фрагменте (Мф. 14:13-21), в частности, сказано:

Обетование в Пс. 131, 15 и в какой-то мере подобные чудеса Илии и Елисея (3 Цар. 17, 9-16; 4 Цар. 4, 42-44) также составляют значимый ветхозаветный фон (с. 130).

Здесь достаточно бегло перечислены три ветхозаветных источника евангельского текста. Мне, однако, представляется, что один из них более важен, чем остальные, и поэтому заслуживает более подробного рассмотрения.

Для краткости ограничимся Синодальным переводом.

4 Цар. 4:42-44

Пришел некто из Ваалшалиши, и принес человеку Божию хлебный начаток – двадцать ячменных хлебцев и сырые зерна в шелухе. И сказал Елисей: отдай людям, пусть едят. И сказал слуга: что тут я дам ста человекам? И сказал он: отдай людям, пусть едят; ибо так говорит Господь: "насытятся и останется". Он подал им, и они насытились, и еще осталось, по слову Господню.

Мф. 14:15-21

Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное, и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. Но Иисус сказал им: не нужно им идти; вы дайте им есть. Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Он сказал: принесите их Мне сюда. И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и преломив дал хлебы ученикам, а ученики – народу. И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.

Мф. 15:32-38

Иисус же, призвав учеников Своих, сказал им: жаль Мне народ, что уже три дня находятся при Мне, и нечего им есть; отпустить же их не евшими не хочу, чтобы не ослабели в дороге. И говорят Ему ученики Его: откуда нам взять в пустыне столько хлебов, чтобы накормить столько народа? Говорит им Иисус: сколько у вас хлебов? Они же сказали: семь, и немного рыбок. Тогда велел народу возлечь на землю и, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил и дал ученикам Своим, а ученики – народу. И ели все, и насытились; и набрали оставшихся кусков семь корзин полных; а евших было четыре тысячи человек, кроме женщин и детей.

Вполне вероятно, что именно рассказ о пророке Елисее послужил основой для этих евангельских фрагментов, которые, несомненно, представляют собой две версии одного и того же эпизода. Рассмотрим основные структурные соответствия наших "рассказов о чудесах".

1. Прежде всего, бросается в глаза соответствие общей сюжетной канвы: чудотворцу приносят немного еды; он велит своим подчиненным (слуге или ученикам) накормить ею множество народа; подчиненные высказывают удивление или недоверие, но раздают еду; народ насыщается, и вдобавок еда остается.

2. И в 4 Цар., и у Матфея еда не принадлежит главному герою и не раздается народу его руками; тот, кто на самом деле совершает чудо, остается как бы в тени (ср.: "отдай людям, пусть едят" – "вы дайте им есть"). Разумеется, у Матфея участие Иисуса более акцентуировано за счет того, что Он "благословляет" и "преломляет" хлебы.

3. Чрезвычайно важны "точные" количественные оценки принесенных хлебов и наевшихся людей. При этом не меньшее значение имеет то, что в Ветхом Завете и в Евангелии названы разные цифры. "Завышенное" число насытившихся у Матфея, по-видимому, является простой гиперболизацией: если Елисей накормил сто человек, то Иисус – несколько тысяч. Однако для числа хлебов (5 или 7) и для добавленного, – несомненно, в подражание "нумерологии" ветхозаветного фрагмента – числа коробов и корзин (12 или 7) явным образом использованы символические числа.

Таким образом, евангельские рассказы о насыщении предстают как расширенные и дополненные новыми деталями вариации на тему чуда пророка Елисея. При этом у Матфея несколько меньше таких дополнений, чем у Марка и Луки. Любопытно, однако, что в Евангелии от Иоанна добавлена важная деталь из 4 Цар. 4, опущенная у других евангелистов: "Здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных…" (Иоан. 6:9; ср. в оригинале ВЗ: לחם שערים)2.

Вернемся к комментарию 14-ой главы Евангелия от Матфея. Вслед за чудом насыщения пятью хлебами в ней следует чудо хождения по водам. Что же говорит нам комментатор о связи этого места с Ветхим Заветом?

В повествовании о том, как Иисус ходил по воде, упоминание "привидения" (Мф. 14, 26), вероятно, имеет в виду призрака или духа из царства мертвых, как в 1 Цар. 28, 8. … Явив власть над ветром и волнами, Иисус проявил власть, прежде бывшую прерогативой одного Яхве (ср. Иов 9, 8; Пс. 76, 20 …) (с. 130)

Как и в предыдущем случае, в этом комментарии упомянут важный ветхозаветный источник, но упомянут бегло и в ряду других "аллюзий". В Пс. 76:20 речь идет не просто о власти Яхве над ветром и волнами, но, собственно, о хождении Яхве по водам3:

СП

Путь Твой в море, и стезя Твоя в водах великих, и следы Твои неведомы.

^ МТ

בים דרכך ושביליך במים רבים ועקבותיך לא נודעו

Альтернативный перевод

В море (лежит) Твой путь, и Твои тропы4 – в великих водах, и Твои следы неизвестны.

Мне могут возразить, что ветхозаветное хождение по водам – это всего лишь "метафора", которую нельзя понимать буквально. Не может библейский Бог, являющийся трансцендентным, нематериальным духом, действительно ходить по морю! На самом деле представление о трансцендентном Боге сформировалось значительно позже. В библейские же времена подобные "метафоры", которыми изобилует Ветхий Завет, воспринимались буквально5.

Последняя тема, которой я хотел бы коснуться, – это тема искупительной смерти в 35-ой главе Книги Чисел и в Евангелии. Обсуждать ее непросто как в силу ее исключительной важности для Нового Завета, так и из-за того, что связь Евангелия от Матфея с Чис. 35 не лежит на поверхности. Здесь нельзя, конечно, говорить о явном цитировании, но, на мой взгляд, это важнейшая аллюзия, а точнее, идеологическая основа таких текстов, как Мф. 20:28 и 26:28. К. Бломберг, комментируя знаменитые слова "сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов" (Мф. 26:28), указывает на их связь с "кровью завета" (דם הברית) из Исх. 24:8, однако не приводит ветхозаветного источника для второй части стиха. Попробуем восполнить этот пробел.

СП Чис. 35:15, 22-28

Для сынов Израилевых и для пришельца и для поселенца между вами будут сии шесть городов убежищем, чтоб убегать туда всякому, убившему человека неумышленно. … Если же он толкнет его нечаянно, без вражды, или бросит на него что-нибудь без умысла, или какой-нибудь камень, от которого можно умереть, не видя уронит на него так, что тот умрет, но он не был врагом его и не желал ему зла: то общество должно рассудить между убийцею и мстителем за кровь по сим постановлениям; и должно общество спасти убийцу от руки мстителя за кровь, и должно возвратить его общество в город убежища его, куда он убежал, чтоб он жил там до смерти великого священника, который помазан священным елеем. Если же убийца выйдет за предел города убежища, в который он убежал, и найдет его мститель за кровь вне пределов города убежища его, и убьет убийцу сего мститель за кровь: то не будет на нем вины кровопролития. Ибо тот должен был жить в городе убежища своего до смерти великого священника; а по смерти великого священника должен был возвратиться убийца в землю владения своего.

Этот фрагмент вызывает множество вопросов. Если речь идет о неумышленном убийстве, то почему невольный убийца все же несет наказание? Ведь "города убежища" не только спасают беглеца от кровной мести, но и служат местом тюрьмы или ссылки. Более того, если убийца нарушит запрет и покинет убежище, то кровная месть, согласно Чис. 35:26-27, будет считаться законной6. "Убивший человека, даже случайно, считался виновным", – заключает Памела Бармаш7. Но почему же в этом случае за равную вину преступники несут столь различное наказание? Ведь убийца может выйти на свободу через короткое время, если смерть первосвященника последует вскоре, а может провести в месте своего изгнания долгие годы и даже десятилетия.

Ответ на эти вопросы заключается в ключевых для Жреческого кодекса понятиях тум'а (ритуальная нечистота, скверна) и тоhора (ритуальное очищение). Именно с осквернением земли, на которой обитает Яхве, связаны запреты, налагаемые на невольного убийцу. Ибо если земля ритуально нечиста, то божество отдаляется, что может привести к многочисленным бедствиям для всего народа.

И не оскверняйте земли, на которой вы живете; ибо кровь оскверняет землю, и земля не иначе очищается от пролитой на нее крови, как кровию пролившего ее. И не оскверняй (ולא תטמא) землю, на которой вы живете, среди которой обитаю Я; Ибо я Яхве, живущий среди сынов Израилевых (Чис. 35:33-34; СП с моими исправлениями)8.

Таким образом, только искупительная смерть может уничтожить скверну, возникшую от пролития крови. И если совершившему неумышленное убийство сохраняется жизнь, то он должен ждать в "городе убежища", пока смерть первосвященника не искупит его грех. Только тогда он сможет вернуться, не оскверняя земли своим присутствием.

Первосвященник назван здесь потому, что он единственный, кто способен очистить грех других людей. Но если за обычный грех общины он приносит в жертву тельца (Лев. 4:14-209), то за убийство человека недостаточно принести в жертву животное10. Первосвященник искупает грех неумышленного убийства в момент своей смерти. Таким образом, перед нами примечательный пример жертвенной смерти в Ветхом Завете.

Остается выяснить, в какой степени эти идеи осознавались в евангельские времена, когда юридические нормы, сформулированные в Пятикнижии, давно отошли в прошлое. Вавилонский Талмуд, однако, свидетельствует, что смерть первосвященника считалась искупительной и в тот, и в более поздний период. В трактате Маккот 11б, в комментарии к Чис. 35, сказано:

[Разве] изгнание искупает (מכפרא)? Смерть [перво]священника – вот что искупает.

В самом Новом Завете мы встречаемся с пониманием Христа как первосвященника, приносящего в жертву за грехи народа собственную жизнь. Эта тема подробно разработана в Послании к Евреям:

Таков и должен быть у нас Первосвященник: святый, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес, который не имеет нужды ежедневно, как те первосвященники, приносить жертвы сперва за свои грехи, потом за грехи народа; ибо Он совершил это однажды, принесши в жертву Себя Самого (Евр. 7:26-27).

Здесь необходимо сделать одну оговорку. При том, что в Послании многократно упоминается "ветхозаветное священство", за ним нигде не признается возможность такого искупления, которое описано в Чис. 35. Однако это не обязательно означает, что писавший Послание к Евреям "не знал" или "забыл" о такой возможности. Во-первых, острие его полемики, по-видимому, направлено против современных Христу первосвященников, при которых, как уже было сказано, действовали совсем другие законы. Во-вторых, автор Послания, искушенный в риторике11, строит свою аргументацию на аналогиях и противопоставлениях. Как и "те первосвященники", Христос приносит жертву за грехи всего народа, но если "те" очищают грешников "кровью тельцов и козлов", то Христос – своей собственной кровью (Евр. 9:13-14). Упоминание альтернативной возможности искупления в ВЗ разрушает логику Послания. Судя по Евр. 9:22, автор хорошо знаком с идеями и даже с терминологией Чис. 35:33:

Да и все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения.

В любом случае, многократно повторенный тезис Послания к Евреям, в котором жертвенная смерть соединяется со званием первосвященника, служит несомненным продолжением комплекса идей, выраженного в Чис. 35:25 и 35:28. Следующим шагом будет предположить, что и везде в Новом завете идея искупительной смерти является развитием идеи, впервые высказанной в Жреческом кодексе.

Остается подвести итог и попытаться ответить на вопрос: с чем связана избирательность комментария к Евангелию от Матфея? Этот вопрос тесно связан с другим: зачем Матфею понадобилось столь обильное цитирование Ветхого Завета? Сам Бломберг указывает:

Еврейские Писания – или христианский Ветхий Завет – насквозь пронизывают Евангелие от Матфея. Около пятидесяти пяти упоминаний достигают достаточного уровня дословности, чтобы комментаторы, как правило, считали их цитатами[,] – в то время как в остальных трех канонических Евангелиях[,] вместе взятых[,] таких мест шестьдесят пять. … В дополнение к прямым цитатам в каждой части этого Евангелия можно найти многочисленные аллюзии и отголоски Писания … Практически под каждый важный богословский момент у Матфея подведено ветхозаветное основание … (с. 43)

В чем же, по мнению комментатора, причина этого явления?

Причины того, что еврейские Писания столь обширно представлены у Матфея, нетрудно обнаружить. Согласно общепринятому преданию ранней церкви, автором этого Евангелия был Левий, также известный как Матфей, один из двенадцати апостолов и обращенный мытарь … Его начальное образование и последующее посещение синагоги … погрузили его в содержание еврейских Писаний и их толкование. …

Вероятнее всего, аудитория, для которой писал Матфей, также состояла преимущественно из еврейских христиан … еврейские христиане не оставляли искреннего стремления убедить необращенных родных и близких друзей в том, что Иисус и есть иудейский Мессия … Поэтому Матфей мог … подчеркивать исконно иудейские ступени Христового [sic!] служения … отображать все связи с иудейскими писаниями и обращать внимание читателя, через редакторские поправки, на явно иудейские богословские категории … (там же)

Оставим в стороне проблему авторства. Ответы, которые дает Бломберг, – это частные случаи более полного и точного ответа на вопрос. Суть его в различных критериях истины. Мы с вами можем признать историческое событие истинным, если оно подтверждается документами, независимыми источниками и археологическими находками, если оно, в конце концов, не противоречит логике и здравому смыслу. Первые христиане, конечно, считали христианское предание истинным. Более того, они воспринимали его как важнейшую часть священной истории. В качестве такового оно должно было отвечать совершенно другому критерию: как можно больше походить на канонизированный Ветхий Завет. Различные элементы этого предания должны были быть узнаваемыми, чтобы, в свою очередь, стать религиозным каноном. Поэтому еще на этапе устного распространения отбирались истории, имеющие прототип в ВЗ. Естественно, что при записывании, когда связь евангельских эпизодов с ВЗ уже была неоспоримой, возникало желание подвести чуть ли не под каждый стих "ветхозаветное основание", чтобы, в конечном счете, сделать Новый Завет более авторитетным для читателей. При этом не имело значения то, что ветхозаветные цитаты часто оказывались вырванными из контекста и интерпретированными заново в соответствии с идейными потребностями авторов НЗ12; что, как мы видели, сказанное в Торе о Моисее применялось иногда к Иисусу, иногда к Иосифу, а иногда к ним обоим; что, сказав: "так написано было у пророка" и действительно процитировав в первой части стиха 2:6 пророка Михея, автор первого Евангелия, как отмечает Бломберг, завершает стих подходящей для него цитатой из Второй Книги Царств (с. 52). Главной целью в подобных случаях была узнаваемость как на уровне событий и ситуаций, так и на уровне лексики и стиля.

Однако то, что было так убедительно для первых читателей Евангелия, оказывается менее убедительным для нас. Попросту говоря, необычайное сходство евангельского эпизода с ветхозаветным зарождает подозрение в реальности более позднего события. Поэтому Бломберг стремится в своем комментарии избежать подробного анализа таких соответствий.

1 Бил, Г. К., Карсон, Д. А., редакторы, ^ Ветхий Завет на страницах Нового. Черкассы: Коллоквиум, 2010-2011. Т. 1-2.

2 Надо отметить, что Андреас Кестенбергер, комментатор Евангелия от Иоанна в рассматриваемом издании, уделяет больше внимания чуду пророка Елисея. См.: т. II, с. 339.

3 См.: Hossfeld, Frank-Lotar, Zenger, Erich, Psalms 2: A Commentary on Psalms 51-100. Minneapolis: Fortress Press, 2005 (Hermeneia). P. 279, 281. На с. 279 приведены важные ветхозаветные параллели с хождением по водам из 76-го Псалма, среди которых особенного упоминания заслуживает Авв. 3:15: דרכת בים סוסיך חומר מים רבים (Ты прошел по морю Своими конями, по массе великих вод [или: прошел, вспенивая воды]).

4 О множественном числе слова שביליך см.: Ibid. P. 274. N. i.

5 Ср.: Fishbane, Michael, Biblical myth and rabbinic mythmaking. Oxford: Oxford University Press, 2004. P. 3-4.

6 См.: Barmash, Pamela, Homicide in the biblical world. Cambridge: Cambridge University Press, 2005. P. 101-102.

7 Ibid. P. 101.

8 См.: Ibid. P. 94-95.

9 Следует обратить внимание на то, что ритуал здесь состоит в опрыскивании жертвенной кровью жертвенника и скинии, посредством чего снимается тум'а с жилища Бога.

10 Ibid. P. 103.

11 Наши комментаторы согласны с распространенным в науке мнением, что апостол Павел не является автором Послания к Евреям. См. с. 37.

12 См., напр.: Davidson, Richard M., "New Testament use of the Old Testament", Journal of the Adventist Theological Society, 5/1 (1994). P. 14.


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Старое вино в новых мехах iconЗаписки ново-осшьшго дворянина и. Острожскаго-лохвиіщаго
Палѣевскую, и, испрося въ хуторскихъ жителей дерева, выстроилъ на оной вино­курню и курилъ въ оной вино зъ заимкою денегъ. Толко...

Старое вино в новых мехах iconПотребление вина во Франции В. Дудченко
Фигаро" : " Один стакан. Даже два всё нормально. Лучше стоит пробовать, чем поглощать. Когда оценивают вино, качество стоит перед...

Старое вино в новых мехах iconПрограмма тура
Здесь продают вино, сделанное из винограда, выращенного в окрестностях, а самым знаменитым считается красное вино «Бычья кровь»....

Старое вино в новых мехах icon«Знакомство с Италией» 8 дней
Здесь продают вино, сделанное из винограда, выращенного в окрестностях, а самым знаменитым считается красное вино «Бычья кровь»....

Старое вино в новых мехах icon«Знакомство с Италией» 8 дней
Здесь продают вино, сделанное из винограда, выращенного в окрестностях, а самым знаменитым считается красное вино «Бычья кровь»....

Старое вино в новых мехах iconЭгер – Флоренция – Лука – Пизе – Рим – Венеции – Любляна – Будапешт
Здесь продают вино, сделанное из винограда, выращенного в окрестностях, а самым знаменитым считается красное вино «Бычья кровь»....

Старое вино в новых мехах iconВино – страничка, в нем – рассказ
Самым лучшим Совиньоном в мире считается Новозеладский Совиньон. Это вино сделано в Новозеландском стиле. Для того, чтобы получить...

Старое вино в новых мехах iconИнтеграция со средней школой – условие повышения качества образования
Фундаментальность, в свою очередь, должна сопровождаться высококачественной специальной подготовкой с одновременным вовлечением студентов...

Старое вино в новых мехах iconЮрия Гагарина Наш космос к истории космических исследований в нту «хпи»
Последующие годы стали временем интенсивного освоения человеком околоземного пространства в ходе бурного соревнования советских и...

Старое вино в новых мехах iconРеванш плановой экономики?
Старое пророчество Марка Голанского начинает сбываться в ходе новой Великой депрессии

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<