Рон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди




НазваниеРон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди
страница2/13
Дата публикации22.02.2013
Размер2.42 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

' В оригинале игра слов - английское слово saw («поговорка») также означает «пила».

' Новая Англия (New England): район на северо-востоке США, состоящий из шести небольших штатов: Массачусетс, Коннектикут, Род-Айленд, Вермонт, НькьХэмпшир и Мэн. Название «Новая Англия» было дано при открытии этой земли англичанами; в дальнейшем этот регион был наиболее экономически развитым среди английских колоний и сыграл ведущую роль в их войне за независимость.

9 Вампум: бусы, сделанные из раковин, которые использовались индейцами Северной Америки в качестве денег, украшений и в ходе ритуалов. Поэтому слово «вампум» также употребляется американцами как сленговое обозначение денег.

мым лучшим ростбифом и фазаньими языками, и кого бы требовалось возить повсюду на золотой колеснице? Через какое-то время вы бы сказали: «Этот парень барахло, и, пожалуй, ему место на кладбище». Возможно, вы бы сказали, что с этим человеком что-то не в порядке. И общество в целом в конечном итоге сказало, что с этим человеком действительно что-то не в порядке. Капиталист никогда ничего не производит.

Не смешивайте капитализм с предпринимателями, производителями, менеджерами. Отделяйте их друг от друга. Под Капиталистом имеется в виду тот, кто заставляет деньги делать деньги. Это все, что он делает. В этом вся его философия.

Веблен10 в начале этого столетия писал в книге «Теория неработающего класса», что необходимо иметь неработающий класс для потребления товаров, производимых рабочими. С каких это пор рабочие не любят разъезжать на позолоченных Кадиллаках?

Некто, кто просто перелопачивает деньги туда-сюда и забирает такую большую их часть, является обузой в экономическом мире. Он должен чем-то возмещать деньги, которые он изымает, — услугами, симпатичной внешностью, обаянием, приятной улыбкой — чем-нибудь. Если он ничего не помещает на эту линию, то экономика склонна терпеть крах просто потому, что есть некто, кто потребляет и не производит.

Капитализм не является хорошей теорией экономики, и люди восстают против него. Крестьяне 14 века во Франции никогда не слышали слова «коммунизм», но это не удержало их от восстания против первого Капиталиста, который стал выпускать бумажные деньги. Они восстали как бешеные. "

Поскольку вы имеете дело с этим предметом потребления под названием деньги, вы получаете такое явление, именуемое капитализм. Это не обязательно плохо или хорошо. Капиталист просто мешает своей экономике, он не обязательно плохой человек.

Давайте взглянем на другой конец шкалы, созданной таким образом. Человека заставляют производить, производить, производить, производить, и он не может иметь никаких денег. Так мы получаем

10 Торстейн Веблен (1857-1929): американский экономист и социолог.

" Возможно, речь идет о Жакерии - восстании французских крестьян в 1358 г, - а также о протекавшем параллельно и в частичном союзе с крестьянами восстании горожан Парижа (Парижское восстание, 1357-1358) - это самые крупные волнения в 14 веке во Франции.

крестьянина или рабочего. Когда на вершине у вас есть парень, который забирает с линии деньги, не внося никакого вклада, то где-нибудь есть кто-то, кто работает вдвое тяжелее и ничего за это не получает. Вот из-за чего начинаются революции. Природа революций на 9/10 экономическая и только на 1/10 политическая. Они завязываются вокруг того парня, который не может работать.

Вымирающее индейское племя вымирает потому, что только 15 мужчин в племени заняты охотой. Остальные десять мужчин племени только едят. Через какое-то время эти 15 мужчин не могут настрелять достаточно дичи для 25 мужчин и всех женщин и детей, которые у них есть, так что племя начинает вымирать от голода. Что заставило их вымирать от голода? Парни, которые ели не охотясь. Мы получаем дисбаланс из-за нахлебничества. Всякий раз при такой ситуации, когда кто-то лишь тянет с линии, лишь поглощает или получает и никогда ничем не отплачивает, возникает дисбаланс в какой-то другой части системы.

Поместите на линию достаточно промежуточных точек, и деньги станут ценными, но только если существует их недостаток. Насколько недостаточным должно быть количество денег? Каков оптимальный недостаток? Недостаток денег должен быть таким, чтобы люди считали их более ценными, чем те товары, которые они имеют, держат на руках или изготавливают. Очевидно, их должно быть чуть-чуть труднее получить, чем сами товары, иначе люди будут сами потреблять свои товары в какой-то степени. Деньги должны иметь чуть большую ценность. Таким образом, возникает ситуация, когда некто должен производить, взамен чего он получает деньги. Все это основано на том факте, что люди производят разные вещи, и каждый хочет всего понемногу, так что деньги используются как линия коммуникации для регулирования этой экономики. Достаточно пугает то, что когда деньги используются для чего-то еще, все общество разваливается.

Вот чем, по существу, являются деньги. Это все, что они делают. Это все, на что они могут претендовать. Это просто некий заменитель. Если вы завалите деньгами маленькую деревню, она будет стремиться к такому уровню производства, при котором возникнет недостаток денег. Цены в конечном итоге распределятся так, что денег станет чуть-чуть не хватать, так что люди будут хотеть их больше, чем что-либо еще. Почему они хотят иметь

деньги? Потому что их можно обменять на другие вещи, которые они сами не производят. Таким образом, вы имеете систему обмена.

Если вам требуется система обмена продукцией (что не обязательно необходимо), тогда деньги — это очень хорошее решение, и поэтому они широко распространены. Когда деньги делают хоть сколько-нибудь более запутанными, возникают перекосы и дисбаланс власти. В итоге мы обнаруживаем власть в руках нахлебников. Как им это удается? Ну, они начинают вертеть деньгами, и, ничего не производя, они меняют течение денежного потока, а люди вокруг сидят и допускают это.

На это есть два ответа. Либо: «Мы не будем работать и посмотрим, не получим ли мы больше». Это забастовка; или — «Давайте просто всех поубиваем». Общество разделяется между этими двумя решениями. «Пострелять всех, кто не работает» и «Устроим забастовку и откажемся работать, пока не получим больше денег». Что они пытаются сделать? Что они пытаются сделать? Они пытаются силой привести в порядок то, что в лучшем случае является шаткой идеей.

Если производство необходимо, то деньги — хорошее решение для обмена товарами. Фактически, «обязательство заплатить» — это небрежное определение для денег. «Обязательство заплатить» на самом деле является состоятельным лишь тогда, когда вы говорите, чем заплатить. «Обязательство заплатить» состоятельно лишь тогда, когда дано человеком, который может производить, а не платить.

Если подвести итог, мы имеем общество, находящееся в беспокойстве и смятении по поводу абстрактного предмета потребления, который сам по себе состоятелен лишь настолько, сколько промежуточных точек с ним связано. Он имеет применение, но это не обязательно делает его состоятельным.

Однажды жил парень по имени Кристоф12. Потрясающий человек. Очень долгое время французы владели Гаити и истребляли гаитян. Через какое-то время гаитяне решили, что французы желают им очень мало добра, если вообще желают, и решили прогнать их с острова. Появилось несколько лидеров, но величайшим из них был Кристоф. Должно быть, в нем было шесть

12 Анри Кристоф (Henri Christophe) (1767-1820): президент Гаити (1807-1811), впоследствии провозгласивший себя королем (1811-1820).

футов восемь — шесть футов десять дюймов (203-208 см. ), где-то так. Гигантский человек. Послушать, как о нем говорили, — таким он воочию был большим. Возможно, в нем было пять футов два дюйма (157 см. ), но всем он явно казался шести футов восьми или десяти дюймов. Кристоф решил, что он сможет построить лучшее государство, чем французы, и после восстания против французов продолжал это делать и построил с достаточным успехом. Он сделал это, потому что французы не думали, что он сможет. Они думали, что Гаити ждет экономический крах, — в тот момент, когда их оттуда смели, — но они думали только на языке денег. Что же сделал Кристоф? Он объявил все тыквенные деревья13 собственностью государства Гаити. Он послал своих солдат, чтобы те срезали все тыквы, которые увидят, с каждого тыквенного дерева на острове, и провозгласил все тыквенные деревья достоянием Гаитянской казны. Когда это было сделано, он объявил тыквы единственным платежным средством, которое следовало принимать за товары и продукты. Это было давно, где-то в 1810 или 1812 году, и по сей день деньги, выпускаемые на Гаити, носят название гурд (франц. «тыква»), и на них изображены тыквы. Деньги в своей основе — это идея. На Гаити ограниченное число тыкв, поэтому он построил на них экономику, и постепенно она вышла на свой уровень. Он получил экономику, а французы взирали со стороны в полнейшем изумлении. Они говорили, что этот человек просто не может преуспеть. Еще как мог! Он владел всеми деньгами, что были в стране!

А вот другой пример. Люди были абсолютно уверены, что парень по имени Шикльгрубер14 ни за что не добьется успеха в 193 7 году. Они смеялись, когда слышали, что он собирается найти новое финансирование для Германии. Но какое? У него не было ни золота, ни серебра. У него не было никаких кредитов и не было никакой продукции. Как, во имя здравого смысла, он вообще мог это сделать? Германия явно была разорена и поэтому не могла перевооружиться и уже никогда не могла стать угрозой остальному цивилизованному миру. Это были нищенские представления о возможностях денег! Они ничего не знали о деньгах. Им даже не хватило знаний, чтобы почитать историю нашего собственно-

13 Тыквенное дерево: тропическое дерево высотой порядка 10 м., плоды которого (буты
лочные тыквы) используются для изготовления посуды и курительных трубок, а мякоть пло
дов составляла основу рациона жителей Вест-Индии (включая Гаити) до прихода европейцев.

14 Шикльгрубер: настоящая фамилия Адольфа Гитлера.

го западного полушария! Они даже не знали о деятельности Кри-стофа. А стоило бы: ведь что сделал Гитлер? Он просто выпустил 'нечто и сказал: «Это деньги». Люди, которые с ним не согласились, долго не прожили. Через какое-то время это были лучшие деньги, о которых вы когда-либо слышали! Сегодня марка -самая стабильная валюта Европы. Она принимается наравне с американским долларом. Она значительно лучше фунта и гораздо лучше, чем франк. Что это за марка такая? Это марка. Но что такое марка? Это Марка! Конечно, вы можете сказать, что она подкреплена экономикой США, однако в этом я серьезно сомневаюсь. Все, что сделал Гитлер, — это поместил на линию еще одну промежуточную точку. Эти деньги были хороши, потому что они прошли через еще чьи-то руки, прежде чем их напечатали, и потому что на них была другая картинка, чем на деньгах кого-то еще. Конечно, это далось ему с большим трудом, потому что люди в Германии уже научились, что когда вы спускаете печатные машины с привязи, то в конечном итоге покупаете большие буханки хлеба, а то и крошечные булочки, подвозя деньги тачками. 15 Это инфляция.

Если в желании узнать все о деньгах мы обнаруживаем, что о них особенно нечего узнавать, кроме того, что деньги есть деньги, то что же тогда регулирует экономику каждой конкретной страны, или человека, или президента, или бизнесмена? Деньги? Нет, не они. Это продукция. Способность производить и существующее производство. Это единственное, что может стабилизировать любую экономику, и это зависит от людских и природных ресурсов. Вы должны иметь людей, желающих работать, и природные ресурсы для обработки. Если у вас этого нет, вам стоит изобрести для производства что-то такое, для чего это не требуется.

Мы имеем дело с чем-то реальным. С чем-то, что имеет плотность. Мы имеем дело с массой. Мы имеем дело с предметами потребления, будь то пара чулок или картонные коробки для их упаковки. Это произведенное изделие, и эта продукция должна быть желаема и пригодна к потреблению. Допустим, маленькие часы пригодны к потреблению, если они стоят на полке. Их используют. Они пригодны к использованию. Почему они стоят на полке? Не потому, что это просто милая вещица. Но лишь пото-

15 Вероятно, имеется в виду инфляция, имевшая место в Германии в период Веймарской республики* (1919-1933).

му, что кто-то их захотел. Желание иметь товары, таким образом, создает взаимный обмен. Товары сами по себе делают существование экономики возможным. Желание их иметь вызывает экономику к жизни.

Есть самые разные парни, которые носятся по округе, призывая: «Пролетарии всех стран, поднимайся. Пролетарии, енти капиталисты считают, шо вы есть вши». Я слышал, как парни, обладающие безупречным гарвардским16 произношением, с трибуны использовали такой плохой английский язык. Они ходят и занимаются подстрекательством. Почему? Они видят, что имеют дело с единственными людьми-производителями, и если им удастся взять под контроль этих парней, то они смогут жить в безделье на месте капиталистов! Видите, какая изящная схема? Единственная разница между Комиссаром и Капиталистом — в написании слова!

У нас есть парни, которые приходят к этой ключевой идее о производстве и затем пытаются с помощью производства достичь всего. Однако производство — это ничто без желания иметь прелестные маленькие часы на каминной полке. Должно быть желание обладать продукцией. Не будет никакого толку, если поставить людей к стенке и сказать: «Мы вас всех расстреляем, если вы не будете производить». Если сделать это с целой нацией, то она в итоге придет к тому, что никто не будет способен ничего хотеть. Желания трупов под силу определить только червям.

Когда все производят и никто не потребляет, тогда, конечно, у вас нет третьей динамики (выживания в качестве группы). У вас есть набор первых (выживание в качестве индивидуума). Крупные групповые социальные движения, основанные на завлечении рабочих в ловушку, в итоге обычно превращаются в действия исключительно по первой динамике. «Каждый выступает за себя» — такое общество лучше, чем «каждый выступает ни за кого». По крайней мере, есть возможность борьбы от лица пер-вой динамики. Такая огромная экономическая сеть требует определенного количества потребления, но потребление должно как-то соотноситься с желаниями. Мы не должны, допустим, просто автоматически принимать идею, что люди всегда должны есть. Я не знаю такого, чтобы люди всегда должны были есть. Я думаю, это дурная привычка. Я не знаю такого, чтобы какое-то из этих

16 Гарвардский университет: престижное учебное заведение, старейший университет в США.

желаний было бы чем-то большим, чем просто идея человека, что он этого хочет.

Экономику можно развалить двумя способами. Можно развалить экономику, заставляя людей сокращать свое производство. «Не производи так много, Джо». «Нам все это не нужно. Воздержись в этом году. У нас здесь этого больше никто не хочет». Также мы можем ходить по округе и говорить: «Люди, все вы должны проявлять самопожертвование, и вы не должны быть жадными и желать все эти вещи». На самом деле, требуются оба этих действия, потому что если у вас нет второго, то первое действие никогда не будет скорректировано, если оно отклонится от курса. Другими словами, если люди все же уменьшили производство, у вас все равно должна быть другая команда, пусть это просто женщины семьи, которые будут ходить вокруг и говорить: «Мне все равно, сколько это стоит, мне все равно, сколько миль тебе для этого придется идти в метель, когда я говорю: «Хочу норку», — это значит, я хочу норку!»

Кто-то должен быть на этом месте. В современной экономике есть такой интересный аспект. Каждого постоянно колотят и дубасят этими «должен иметь — не могу иметь». Посмотрите телерекламу: «Сядьте в этот красивый новый Кадиллак. Прокатитесь по этой ровной дороге». Вначале вы говорите: «Вот бы я хотел!». Через какое-то время, — поскольку это всего лишь стекло с игрой света на нем, — вы скажете: «Всех этих богатеев надо перестрелять». Это ваша следующая реакция. А через какое-то время вы говорите с сожалением: «Какие там Кадиллаки? Я даже рекламу больше не читаю». Понимаете? Вы можете перестимулировать желание «иметь» и затем настолько не удовлетворить его, что все впадут в апатию по поводу владения. И это станет концом данной экономики.

Единственное, что вы не можете сделать, — это перепроизвести разнообразной продукции. Конечно, перепроизвести вы можете. Если все в мире вдруг начнут выращивать арбузы, а каждый завод — только производить синтетические арбузы, то я думаю, экономика будет разрушена. Однако, если у вас есть разнообразие продукции, и люди производят то, что они могут, производят товары, пригодные к потреблению, товары, которые удовлетворяют различные потребности, то перепроизводство почти невозможно.

Идея о том, что нужно быть богатым, чтобы ездить на Кадиллаке, безусловно, происходит исключительно из рекламы. В рекламе показывают богачей, ездящих на Кадиллаках. Не существует причин, почему эта экономика не могла бы построить Кадиллак для каждого желающего. Да, действительно, каждый член общества не смог бы иметь позолоченный Кадиллак. Для этого недостаточно золота. Кому-то пришлось бы производить золото, чтобы каждый имел позолоченный Кадиллак. Экономика регулируется желанием иметь и способностью производить. Если у вас нет сырья, производить вы не сможете.

Единственный путь здесь, который выглядит сравнительно открытым, — это производство. Тут вы не можете переборщить, сохраняя при этом разнообразие продукции, если только не столкнетесь с рядом факторов. Вы можете ввести такой новый фактор, связанный с деньгами — с их недостатком, и осторожно сказать всем: «Послушайте... Чтобы получить какой-либо товар, вам нужно заплатить за него деньги». Это новый урок. Каждый усваивает его как следует. Они ходят, рассуждая: «Я хочу новый Кадиллак. Значит, мне необходимо 10 000 долларов». Кто-то забывает записать что-то в бухгалтерской книге или говорит: «Что ж, эта страница заполнена. Мы больше не будем выпускать денег». Вы смотрите себе в карман, и там нет 10 000 долларов. Там есть только 10 центов, так что вы не покупаете Кадиллак, а покупаете гамбургер!

Допустим, вы производили изо всех сил, и на вашу продукцию не было достаточного количества денег. Что ж, мы обнаруживаем, что вы не так уж много можете сделать с людьми с позиций производства, и от регулирования производства все равно никому не будет пользы. Место, куда нужно бить, — это деньги. Создайте недостаток денег. Есть два способа создать недостаток денег. Оба приводят к тому, что деньги теряют ценность. Либо печатайте их миллиардами, пусть они летают по улицам, покажите президента, закуривающего сигары с помощью 1000 - долларовых банкнот, —либо не печатайте их вообще. И все забудут, как они выглядят.

Общество в целом могло бы продолжать или не продолжать иметь дело с деньгами, если бы не такая вещь, как налоги. В стране есть организация, состоящая из сборщиков налогов, которые собирают налоги деньгами. У вас не получится принести им яиц

или припарковать тот же Кадиллак у их подъезда и сказать: «Вот, возьмите». Их устроят только деньги! Вы можете напечатать немного денег и дать им, но они не будут удовлетворены. Им нужны особого рода деньги. Им нужны их собственные деньги. Но ведь они их не выпустили! Как вы им заплатите? Как вы заплатите налоги деньгами, которые не изготавливаются?

Деньги — неприятный предмет. Так устроено, что когда у вас нет денег, вам нечего есть. Нет денег — нет еды. Таков девиз этого общества. Однако деньги — это не продукция. Деньги — это деньги, и если их не изготовить, они не существуют. В этом смысле это просто еще один вид продукции.

Сегодня почти у любого человека есть проблема настоящего времени, которая становится все острее с течением времени и с развитием нашего общества.

Это простой вопрос: «КАК МНЕ ПРОЖИТЬ?»
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Рон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди iconМаргрит Кеннеди Деньги без процентов и инфляции
Заблуждение No 2: Проценты мы платим только тогда, когда берем деньги под проценты

Рон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди iconМаргрит Кеннеди Деньги без процентов и инфляции
Заблуждение No 2: Проценты мы платим только тогда, когда берем деньги под проценты

Рон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди iconОглавление
Маргрит Кеннеди. Деньги без процентов и инфляции. Как создать средство обмена, служащее каждому

Рон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди iconЛ. Рон Хаббард
При чтении этого пособия будьте уверены в том, что Вы не пропускаете слов, которые Вы понимаете не полностью

Рон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди icon1 финансы как стоимостная категория. Финансы это не деньги !Когда...

Рон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди iconВильям Б. Робертсон Улучшение состояний в жизни Искусство управлять жизнью
При изучении тщательно убеждайтесь в том, что вы не пропустили ни единого слова, не поняв его полностью

Рон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди iconЛ. рон хаббард новый Взгляд на Жизнь
И вот мы видим его на пенсии счастлив ли он? Нет. Он сидит и размышляет о старых добрых днях, когда он трудился в поте лица

Рон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди iconЛ. Рон Хаббард жили ли вы до этой жизни ?
При чтении этой книги будьте очень уверены в том, что Вы никогда не пропускаете слов, которые Вы не полностью понимаете

Рон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди iconРон Хаббард «Дорога к счастью»
Когда я читал газеты и наблюдал окружающее общество,мне становилось совершенно ясно, что современные понятия о чести и правде не...

Рон Хаббард Деньги и экономика Вильям Б. Робертсон Обмен и финансы Маргрит Кеннеди iconРон Хаббард Конспекты лекций
На протяжении человеческой истории в различных культурах – например, вавилонцами, индусами, древними греками – многое было изучено...


Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


don