Действие первое




НазваниеДействие первое
страница1/5
Дата публикации09.04.2013
Размер0.65 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Право > Документы
  1   2   3   4   5

Без вины виноватые


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
(Вместо пролога)

ЛИЦА:

Л ю б о в ь  И в а н о в н а  О т р а д и н а, девица благородного происхождения.
Т а и с а  И л ь и н и ш н а  Ш е л а в и н а, девица, товарка Отрадиной.
Г р и г о р и й  Л ь в о в и ч  М у р о в, молодой человек из губернских чиновников.
А н н у ш к а, горничная Отрадиной.
А р и н а  Г а л ч и х а, мещанка.

Действие в губернском городе. Комната небогатой квартиры на самом краю города; двери справа и слева
во внутренние комнаты, в глубине окно и входная дверь; мебель простая, но приличная, в комнате чисто и уютно.


^ ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Отрадина сидит за столом и шьет воротничок. Аннушка подле нее шьет платье.

А н н у ш к а (откусывая нитку). Вот, барышня, и готово. Сами скроили, сами и сшили, не хуже другой портнихи.
О т р а д и н а. Да, разумеется, не хуже.
А н н у ш к а. И какое бесподобное платье вышло.
О т р а д и н а. Ну, уж и бесподобное!.. Нет, вот я вчера к портнихе за выкройкой для воротничка ходила, так видела платье... вот то так уж действительно бесподобное. Таисе Ильинишне подвенечное шьют.
А н н у ш к а. Слышала я, слышала, а платья не видала. Небось дорогое?
О т р а д и н а. Да, дорогое; рублей шестьсот, коли не больше, стоит.
А н н у ш к а. Ай, что вы? Шестьсот?.. Шесть таких бумажек сотельных?
О т р а д и н а. Да ведь белый фай; сколько тут его пошло? Да настоящие брюссельские кружева.
А н н у ш к а. Шесть сотельных! Ай, ай, ай, ай!.. Да на эти деньги можно все приданое сшить; хорошей барышне, благородной можно сделать, а она только одно платье.
О т р а д и н а. Что ж ей не щеголять, коли она так богата!
А н н у ш к а. Все ж бы ей надо хоть немножко постыдиться, не вдруг свое богатство-то показывать.
О т р а д и н а. Что ты за вздор болтаешь!
А н н у ш к а. Да уж очень мудреные дела-то на свете творятся.
О т р а д и н а. Что тут мудреного? Самое обыкновенное дело: деньги ей достались по наследству от богатых родственников.
А н н у ш к а. Да как же это так по наследству, коли у нее, окромя двух теток, и родственников-то нет.
О т р а д и н а. Это ты почем знаешь?
А н н у ш к а. Слухом земля полнится.
О т р а д и н а. Много ведь и пустяков говорят, Аннушка.
А н н у ш к а. Нет, уж чего не было, так говорить не станут. Кому нужно! Бедно ведь жили здесь Таиса-то Ильинишна с своей тетенькой, все их знали, а я так и оченно хорошо; время-то недавнее, всего три года. А познакомился тогда с ними богатый барин, старичок, из Сибири приехал, золотых песков там у него, говорят, много, ну, и увез их отсюда... Тетка-то из Москвы сейчас же и вернулась, а Таиса Ильинишна поехали с ним на теплые воды. Там старик-то и помер, да и отказал все свои деньги и все пески золотые Таисе Ильинишне, вот она и разбогатела. Приехала сюда, да теперь шику и задает. Тетка-то у ней теперь как заместо прислуги.
О т р а д и н а. А ты девушка молоденькая, ты не все говори, что слышишь, - стыдно.
А н н у ш к а. Что ж за стыд, коли правда! Стыдно-то не тому, кто говорит, а тому, кто делает.
О т р а д и н а. Все-таки лучше помолчать. Она мне товарка, мы с ней вместе учились. Мы и до сих пор знакомы.
А н н у ш к а. Так разве она вас понимать может, разве она ценит ваше знакомство-то? Вот уж с месяц она к вам и не заглянет.
О т р а д и н а. Ей некогда, она теперь хлопочет, замуж выходит.
А н н у ш к а. Что и замуж-то выходит, вы от портнихи узнали. А еще приятельницей называется! А ей бы прежде всего к вам: так и так, мол, думаю замуж выйти вот за такого-то. Как посоветуешь? Вот как добрые-то люди делают!
О т р а д и н а. А за кого она выходит, ты не слыхала?
А н н у ш к а. Кто говорит, за офицера; а кто за особых поручениев.
О т р а д и н а. Каких... особых поручениев?
А н н у ш к а. Чиновники такие есть. Вот бы свадьбу-то посмотреть, да венчаться будут, говорят, в имении, пятьдесят верст по железной дороге да там верст двадцать в сторону.
О т р а д и н а. Откуда ты такие сведения получаешь?
А н н у ш к а. Мы скорее вашего всё узнаем. Я от мастериц у портнихи слышала. Кабы дело-то чисто было, так не стала бы венчаться в деревне, точно украдкой.
О т р а д и н а. И все-таки не нужно об ней дурно говорить; такими разговорами можно дело расстроить, помешать.
А н н у ш к а. Помешаешь ей! Да кто ж на ее капитал не польстится, какая бы она ни была. Нет, таким-то всегда счастье; а хорошие барышни жди да пожди. Вот вы скоро ль дождетесь хорошего жениха! Другой бы, может, и взял; вот хоть бы, например, Григорий Львович, да...
О т р а д и н а. Что "да"?
А н н у ш к а. Да приданого нет.
О т р а д и н а. Так ты думаешь, что только за тем и дело стало?
А н н у ш к а. А то за чем же? Нынче народ-то какой? Только денег и ищут; а не хотят того понимать, что коли у вас приданого нет, так вы зато из хорошего роду; образование имеете, всякое дело знаете. А что ваши родители померли, да вам ничего не оставили, так кто ж этому виноват!
О т р а д и н а. Так, так; отлично ты рассуждаешь. А вот погоди, и я разбогатею, так замуж выйду.
А н н у ш к а. А что ж мудреного вам разбогатеть? У вас есть бабушка богатая.
О т р а д и н а. Во-первых, она очень дальняя родня, а во-вторых, у ней прямых наследников много. Да кстати, она писала мне из деревни, что сегодня будет в городе, так заедет ко мне чай пить. Надо кипяченых сливок изготовить, она до смерти любит. Нет, я и так, без бабушек разбогатею.
А н н у ш к а. С уроков-то разбогатеете? Это в нашей стороне-то? Невозможно этому быть.
О т р а д и н а. Да, правда твоя, здесь сторона купеческая, образование не в ходу.
А н н у ш к а. На что им ученье! Они с капиталами при всем своем полном невежестве прожить могут.
О т р а д и н а. А не разбогатею, так, может быть, и без приданого добрый человек возьмет. Как ты думаешь? У меня такой есть на примете.
А н н у ш к а. Дай-то бог! Только ведь и мужчины-то нынче...
О т р а д и н а. А что?
А н н у ш к а. Да сначала очень завлекательны, а потом часто бывают даже и очень обманчивы.
О т р а д и н а. А ты почем знаешь?
А н н у ш к а. Да ведь я живой тоже человек, разве не вижу, что на свете-то делается!.. (Складывает платье.) В шкаф, что ли, повесить?
О т р а д и н а. Оставь тут! Я его еще раз примеряю и спрячу.
А н н у ш к а. Так пойти за свое дело приняться. У нас в кухне-то никого нет, не вошел бы кто.
О т р а д и н а (взглянув в окно). Ты прежде отопри: Григорий Львович идет; а потом уж и ступай за своим делом.

Аннушка отпирает, впускает Мурова и уходит в дверь направо.


^ ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Отрадина и Муров.

О т р а д и н а (встречая Мурова). Ах, мой милый, как я рада!..
М у р о в. Здравствуй, Люба!.. Ты, должно быть, сегодня рано встала; уж и одета, и причесана, точно ждешь кого.
О т р а д и н а. Чему ты удивляешься, я не понимаю; я всегда так встаю. Да ведь ты сам сказал, что придешь ко мне сегодня рано, тебе нужно о чем-то поговорить со мной.
М у р о в. Ах, да, я и забыл совсем. Да, точно, я ведь говорил тебе.
О т р а д и н а. Да ты что-то и всегда стал рано приходить ко мне, как будто боишься кого.
М у р о в. Ах, боже мой! Разумеется, боюсь, только не за себя, а за тебя. Очень просто, я не хочу, чтоб про тебя дурно говорили.
О т р а д и н а. Благодарю, мой милый, благодарю! Однако ты прежде этого не боялся. Да ведь уж разве скроешься? Уж и теперь мне намекают: "Скоро ли, барышня, Григорий Львович женится на вас". Лучше бы не прятаться, а эти толки прекратить.
М у р о в. Уж чего бы лучше, но, к несчастью, мой друг, это пока невозможно.
О т р а д и н а. Как невозможно? Почему? Что ты говоришь? Я не могу этому поверить.
М у р о в. Маменька не согласится; да и согласится ли она хоть когда-нибудь, я не знаю, а я без ее воли шага шагнуть не смею.
О т р а д и н а. Что же ей нужно?
М у р о в. Ей нужно, чтоб я женился на девушке богатой и с сильной родней.
О т р а д и н а. Всё это новости для меня; я тебя знаю четыре года, а ты мне ни слова.
М у р о в. У меня до сих пор и разговора с маменькой об этом не было.
О т р а д и н а. Да как же так? Ты не имел права молчать, ты обязан был говорить обо мне.
М у р о в. Что ж делать... Виновато во всем мое воспитание; я человек забитый, загнанный. Извини меня - ну, я просто боялся. Но, наконец, мне надоело быть постоянно под опекой. Ты сама посуди. Я совершеннолетний, а не смею ступить шагу без позволения, не смею ничем распорядиться: каждый рубль должен просить у нее.
О т р а д и н а. Ну, ну!..
М у р о в. Я стал просить ее, чтоб она отделила мне часть имения или дала приличное содержание: тысячи три-четыре в год. Она сказала, что не даст мне ни гроша, пока я не женюсь по ее выбору.
О т р а д и н а. Ну, что же ты, что же ты?
М у р о в. Ах, не спрашивай меня, пожалуйста! У меня голова кругом идет.
О т р а д и н а. Но ты пойми же, что мне нужно знать наверное твои намерения, твои мысли; иначе мне жить нельзя.
М у р о в. Мои намерения?
О т р а д и н а. Да, да, твои намерения.
М у р о в (смущенный). Ну, что же... Ну, ты их знаешь... Могу ли я, в состоянии ли я?.. Моя обязанность...
О т р а д и н а. Ну, да, да! Я надеюсь, что ты твердо знаешь свою обязанность. Мне нельзя сомневаться в тебе; а то пытка ведь это, пытка... Ты должен помнить каждую минуту, что у нас есть сын. Ты редко его видишь, а я вчера была у Галчихи. Ведь он уже понимать начинает. Ласкается ко мне, мамой, мамочкой зовет. А он врозь со мной, он у женщины необразованной, корыстолюбивой... Я измучилась, я ночи не сплю, мне все думается: сыт ли он, покойно ли он спит. Гриша! ты хоть бы поглядел на него, полюбовался. Что это за ангел!
М у р о в. Ты очень любишь нашего Гришу?
О т р а д и н а (с удивлением). Еще бы. Что это за вопрос? Разумеется, люблю, как только можно любить, как нужно любить матери.
М у р о в. Да, да... Конечно... А что, Люба, если вдруг этот несчастный ребенок останется без отца?
О т р а д и н а. Как без отца?
М у р о в. Ах, боже мой! Ведь все может случиться. Я езжу много, могут меня лошади разбить, ну, там... на железной дороге что-нибудь случится.
О т р а д и н а. Да что за разговоры, помилуй! Что ты меня мучить пришел сегодня, что ли?
М у р о в. Ах, Люба, всегда надо предполагать худшее, чтоб быть готовым. Ну, вот я и думаю: что ты будешь делать с Гришей, если меня с вами не будет?
О т р а д и н а. Ах, отстань, пожалуйста! Пожалей мои нервы!
М у р о в. Ох, нервы, нервы! Вот то-то и горе наше, что у вас нервы очень слабы.
О т р а д и н а. Если ты спрашиваешь серьезно, так я тебе отвечу. Ты не беспокойся: он нужды знать не будет. Я буду работать день и ночь, чтобы у него было все, все, что ему нужно. Разве я могу допустить, чтоб он был голоден или не одет? Нет, у него будут и книжки и игрушки, да, игрушки, дорогие игрушки. Чтобы все, что у других детей, то и у него. Чем же он хуже? Чем он виноват? Ну, а не в силах буду работать, захвораю там, что ли... ну что ж, ну, я не постыжусь для него... я буду просить милостыню. (Плачет.)
М у р о в. Ах, Люба, что ты, что ты!
О т р а д и н а. Да ведь ты сам спрашиваешь, ты сам хочешь, чтоб я говорила. Чего ж ты ждал от меня, какого другого ответа? Неужели ты предполагал, что я его брошу?
М у р о в. Ах, бедная! Извини меня! У меня и в помышлении не было расстраивать тебя. Оставим эти разговоры, поговорим о чем-нибудь другом.
О т р а д и н а. Ах, да, пожалуйста, о другом. Сделай милость.
М у р о в. Что ты поделываешь?
О т р а д и н а. Вот платье шила.
М у р о в. Кому это?
О т р а д и н а. Себе.
М у р о в. Хорошенькое?
О т р а д и н а. Дешевенькое. Для меня и это хорошо: у меня золотых приисков нет.
М у р о в. Зато ты сама чистое золото. Да про какие ты прииски говоришь?
О т р а д и н а. А вот про какие! Вчера я видела платье, вот так уж роскошь! Подвенечное, с блондами.
М у р о в. Чье же это?
О т р а д и н а. Таисы Ильинишны Шелавиной.
М у р о в. Как? Что? Что ты говоришь?
О т р а д и н а. Я говорю: Таисы Ильинишны. Ты разве ее знаешь?
М у р о в. Нет, так... слыхал про нее.
О т р а д и н а. Она хорошенькая и богатая, не то, что я. А была бедная девочка; мы с ней давно знакомы, вместе учиться бегали.
М у р о в. Неужели?
О т р а д и н а. Ленивая такая была и училась плохо; а вот разбогатела и мужа нашла. Еще девчонкой она нас удивляла.
М у р о в. Чем же?
О т р а д и н а. А тем, что стыда в ней как-то мало было. А сердце все-таки у ней доброе, надо правду сказать. Не видались мы с ней года три, а встретила меня чуть не со слезами; два раза была у меня, предлагала денег... Я не взяла, разумеется. А вот что хорошо: она обещает доставить мне два урока и постоянную работу. Это для меня очень важно; я могу не тратить моего маленького капитала, поберечь его для сына... а может быть, и на приданое. Послушай! Покажи меня своей матери; я могу ей понравиться, у меня есть способности. Я здесь заглохла. Я, если захочу, могу блеснуть и умом, и своими знаниями, и очаровать старуху.
М у р о в. Да, да, я не сомневаюсь.
О т р а д и н а. Ну, вот и прекрасно. Я недавно познакомилась с одним семейством, там бывает и твоя мать.
М у р о в. Все это очень хорошо; но только не теперь; как-нибудь впоследствии.
О т р а д и н а. Отчего же?
М у р о в. Да вот что, мой друг! Я должен сообщить тебе не совсем приятную новость.
О т р а д и н а. Что еще? Говори скорей! Что за мученье мне сегодня!
М у р о в. Не бойся! Ничего особенного. Нам надо будет расстаться на время.
О т р а д и н а. Зачем?
М у р о в. Я еду.
О т р а д и н а. Едешь? Куда же?
М у р о в. В Смоленскую губернию, потом в Петербург, по делам маменьки.
О т р а д и н а. Надолго?
М у р о в. Я и сам еще не знаю; месяца на два, а может быть, и больше. Как дело кончится в сенате... Я уж и отпуск взял.
О т р а д и н а. Когда ж ты отправляешься?
М у р о в. Сегодня вечером.
О т р а д и н а. Так скоро? Что ж ты меня не предупредил? Я совсем не приготовилась; я была так весела сегодня, не думала о разлуке с тобой, и вдруг такое горе. (Плачет.)
М у р о в. Ну, что за горе? Об чем же плакать? Я, может быть, ворочусь очень скоро.
О т р а д и н а. А Гриша? Тебе не жаль его?
М у р о в. Да разве ему твоей любви мало? Да что, в самом деле, умирать, что ли, я сбираюсь? Ну, перестань же! Мне и так нелегко расставаться с тобой, а как ты еще расплачешься...
О т р а д и н а. Ну, хорошо, ну, я перестану. (Ласкаясь.) Ты ведь не долго будешь так мучить меня? Скоро мы с тобой уж совсем разлучаться не будем? А? Скоро? Ну, говори же!
М у р о в. Да, конечно, скоро.
О т р а д и н а. Ах, бедный! Довольно ли у тебя денег на дорогу-то?
М у р о в. Довольно! Будет с меня.
О т р а д и н а. Не верю, не верю; твоя матушка не очень расщедрится. (Достает из стола бумажник.) Вот возьми рублей сто, бери и больше, пожалуй. Мне не нужно, я получу за уроки, да у меня будет работа. Что ж мне делать без тебя? Буду работать от скуки.
М у р о в. Да нет же, не могу я и не хочу брать деньги у тебя.
О т р а д и н а. Отчего же это? Разве я тебе чужая? Разве мы не обязаны делиться друг с другом? Да послушай! (Пристально смотрит на Мурова.) Ты меня не любишь или хочешь оставить?
М у р о в. Что за вздор тебе лезет в голову.
О т р а д и н а. Так возьми... Неужели же бы ты не взял от жены своей? Ну, это мой подарок тебе.
М у р о в. Изволь, я возьму. Только, если я увижу, что у меня своих денег будет довольно, ты уж позволь мне возвратить тебе твой подарок.
О т р а д и н а. Ну, там видно будет. А вот еще, мой друг, возьми этот медальон. (Снимает с своей шеи медальон.) Носи его постоянно. Тут волосы нашего Гриши; он тебе будет напоминать о нас.
М у р о в (берет медальон). Изволь, изволь, мой друг.
О т р а д и н а. Ах, какое мученье, какое мученье!
М у р о в. А коли мученье, так надо его кончить поскорей. Прощай, Люба, я еду!
О т р а д и н а. Погоди! Вспоминай обо мне почаще, пиши мне!
М у р о в. Непременно, непременно. О ком же мне и помнить, как не о тебе.
О т р а д и н а. Как приедешь в Петербург, так напиши!
М у р о в. Разумеется, сейчас же напишу.
О т р а д и н а. Ну, прощай! Поезжай с богом. (Обнимает его.)
М у р о в. Довольно, Люба, довольно! (Взглянув в окно.) Что это? Кто-то подъехал в карете.
О т р а д и н а (взглянув в окно). Шелавина, это ее карета.
М у р о в (с испугом). Ах, как это неприятно!
О т р а д и н а. Да что за беда? Что ты так тревожишься? Ее бояться нечего; она осуждать не станет.
М у р о в. Как не бояться? Нет, я не хочу, чтоб она меня здесь видела. Это невозможно. Она такая болтливая.
О т р а д и н а. Так ты ее знаешь? А говорил, что не знаком с ней.
М у р о в. Мне говорили, я слышал... Она идет, спрячь меня!
О т р а д и н а. Да зачем прятаться? Это странно.
М у р о в. Ах, вот... я уйду в эту комнату. (Уходит в дверь налево.)
О т р а д и н а. Пожалуй; только я не понимаю...

Входит Шелавина с коробкой в руках.


^ ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Отрадина и Шелавина.

Ш е л а в и н а. Здравствуй, душка!
О т р а д и н а. Здравствуй, Таиса! Что у тебя за коробка?
Ш е л а в и н а. Платье подвенечное. Я ведь замуж выхожу; разве я тебе не говорила?
О т р а д и н а. Нет. Да я знаю, я слышала; я и платье-то видела у портнихи.
Ш е л а в и н а. Вот прелесть-то! Чудо, как хорошо! Не хочешь ли поглядеть его на мне? Вот я сейчас, тут у тебя, и надену его. (Хочет раздеваться.)
О т р а д и н а. Не надо, зачем! Еще, пожалуй, войдет кто-нибудь.
Ш е л а в и н а. Так пойдем к тебе в спальню! (Идет к двери налево.)
О т р а д и н а. Да не нужно, говорю тебе. Я и так знаю, что хорошо.
Ш е л а в и н а. Ну не надо, так не надо. Что ты такая сегодня? Левой ногой с постели встала, должно быть.
О т р а д и н а. Что-то нездоровится, да и встала рано, работала сидела. (Показывает платье.)
Ш е л а в и н а. Себе платье шила? Ах ты, бедная! Я прыгаю, веселюсь, а она вон работает сидит. Как судьба-то несправедлива! Ты лучше меня в тысячу раз и умнее, а живешь бедно; а я вот, ни с того ни с сего, разбогатела.
О т р а д и н а. Как же это ни с того ни с сего?
Ш е л а в и н а. Да, конечно. Свалилось богатство нежданно-негаданно; сошел человек, на старости лет, с ума и наградил. Спасибо ему, я его всегда буду добом поминать; по его милости я как раз и мужа нашла.
О т р а д и н а. Поздравляю тебя!
Ш е л а в и н а. Не с чем, душечка!
О т р а д и н а. Разве ты не любишь своего жениха?
Ш е л а в и н а. Да как его любить-то? Шут его знает, что он за человек. Словам его я не верю, да и верить-то им нельзя.
О т р а д и н а. Богат?
Ш е л а в и н а. Какое богатство! Голь перекатная!
О т р а д и н а. Значит, хорош собой?
Ш е л а в и н а. Ну, нельзя сказать; так себе.
О т р а д и н а. Так хорошей фамилии, в больших чинах?
Ш е л а в и н а (смеется). Да, в чинах. Ваше высоко-ничего, вот и весь его чин.
О т р а д и н а. Так на что ж ты польстилась? Для чего идешь за него замуж?
Ш е л а в и н а. Вот я тебе объясню для чего. Я теперь стала богата, а жить-то по-богатому не умею. То есть умею только деньги по магазинам развозить, на это у меня ума хватает; а как вести счеты да расчеты, да управлять имением, я аза в глаза не знаю. Достались мне акции да билеты; вот я поверчу, поверчу их перед глазами да опять положу; а сколько тут денег, ни в жизнь мне не счесть. Считать-то я училась по пальцам, а тут пальцев-то и не хватает. А с имениями-то да заводами что я стану делать? Положиться на управляющих да на приказчиков, так они сейчас мою премудрость постигнут и будут обирать как им угодно. А теперь я в барышах: управляющий даром, да он же и муж, человек молодой, ловкий, - чего ж мне еще! Да к тому же он еще клятву дал из повиновения не выходить.
О т р а д и н а. Однако у тебя будет муж хороший, почтительный.
Ш е л а в и н а. Ну, какой бы ни был, а уж у нас дело слажено. После свадьбы мы сейчас поедем в Петербург; он перейдет туда на службу; я еще молода, недурна собой; посмотри, каких мы делов наделаем.
О т р а д и н а. Твой жених чиновник?
Ш е л а в и н а. Да, чиновник.
О т р а д и н а. А где служит?
Ш е л а в и н а. Не знаю, право. Так, болтается где-то, у начальника на посылках, должно быть. Да вот, не хочешь ли, я тебе покажу его? Со мной карточка.
О т р а д и н а. Покажи, покажи!
Ш е л а в и н а. Кажется, я ее в карман сунула. (Шарит в кармане.) Да вот она. Измялась немножко. (Подает карточку Отрадиной.) Вот гляди!
О т р а д и н а (взглянув на карточку). Ах! Ах!
Ш е л а в и н а. Что с тобой?
О т р а д и н а. Ничего, я оперлась рукой на стол и накололась на булавки.
Ш е л а в и н а. Ах, бедная! Больно тебе?
О т р а д и н а. На, возьми. (Отдает карточку.)
Ш е л а в и н а. Ну, что, каков?
О т р а д и н а. Не знаю, что сказать тебе. Наружность у людей так обманчива. (Опускается на стул.)
Ш е л а в и н а. Да, это правда. Но если он обманет меня, так ему же хуже. Со мной шутки плохи. Я ведь не поцеремонюсь, я его, милого дружка Григория Львовича, и за дверь вытолкаю. Однако мне пора. Я бы и посидела у тебя, да пропасть хлопот в городе. Приезжай на свадьбу, сделай милость!
О т р а д и н а. Нет, нет, благодарю тебя.
Ш е л а в и н а. Милая моя, ты нездорова. Поди ложись, я тебе пришлю доктора. Если тебе что нужно, ты только скажи мне, пришли ко мне; я для тебя все готова... Ну, прощай, милая, голубка! (Целует Отрадину и уходит.)

Отрадина провожает ее до дверей: потом, едва держась на ногах, подходит к столу, опирается на него
правой рукой - и с напряжением смотрит на дверь спальни. В двери показывается Муров.

О т р а д и н а (указывая среднюю дверь). Уходите!
М у р о в. Любушка, выслушай!
О т р а д и н а. Уходите!
М у р о в (подавая деньги). Твои деньги...
О т р а д и н а (берет деньги и кладет на стол). Уходите, говорю я вам.

Входит Галчиха.


^ ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Отрадина, Муров, Галчиха, потом Аннушка.

О т р а д и н а. Что ты, Архиповна?
Г а л ч и х а. К вам, матушка.
О т р а д и н а. Как же ты ребенка бросила? Зачем ты в городе?
Г а л ч и х а. Да, матушка (утирает фартуком слезы), ребеночек-то...
О т р а д и н а. Что, что?
Г а л ч и х а. Помирает, матушка.
О т р а д и н а. Как? Что? Аннушка, Аннушка!

Аннушка показывается в двери справа.

Платок, платок! да беги за извозчиком!
Г а л ч и х а. Да я на извозчике.

Аннушка уходит.

О т р а д и н а. Что же, что же? Говори, ради бога! Он вчера здоров был.
Г а л ч и х а. Вдруг, матушка.... Захрипит, захрипит да весь почернеет.
О т р а д и н а. Доктора, скорей доктора!
Г а л ч и х а. Доктор у нас, матушка. Тут земский приехал к нам в слободу, так я его позвала. Он меня и послал.
О т р а д и н а. Что ж он говорит?

Входит Аннушка с платком.

Г а л ч и х а. Дурно, говорит, самая болезнь опасная. (Утирает слезы.) Часу, говорит, не проживет.
О т р а д и н а. Ай, ай! (Берет платок и покрывается.) Побежим, побежим! (Мурову.) Ну, теперь вы совсем свободны.
М у р о в. Я за вами поеду.

Уходят.
  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Действие первое iconДействие первое
Ф е л и ц а т а а н т о н о в н а ш а б л о в а, хозяйка небольшого деревянного дома

Действие первое iconДействие первое
А л е к с а н д р п е т р о в и ч г о л ь ц о в, очень молодой человек, чиновник

Действие первое iconДействие первое
К о н с т а н т и н л у к и ч к а р к у н о в, племянник Потапа Потапыча, молодой человек

Действие первое iconДействие первое действующие лица
А р и с т а р Х в л а д и м и р ы ч в ы ш н е в с к и й, одряхлевший старик, с признаками подагры

Действие первое iconДействие первое
Л у к а г е р а с и м ы ч д е р г а ч е в, приятель Дульчина, довольно невзрачный господин и по фигуре и по костюму

Действие первое iconДействие первое
В с е в о л о д в я ч е с л а в и ч г н е в ы ш о в, важный барин, действительный статский советник в отставке, лет под 60

Действие первое icon* действие первое. Представление в бургундском отеле *
Перевод с франц. Вл. Соловьева Распознано по изданию: В. Соловьев "Избранное" в 2-х тт

Действие первое iconДействие первое
Харита Игнатьевна Огудалова, вдова средних лет; одета изящно, но смело и не по летам

Действие первое iconДействие первое
М а в р а т а р а с о в н а, его мать, полная и еще довольно свежая старуха, лет за 60, одевается по-старинному

Действие первое iconДействие первое
М е р о п и я д а в ы д о в н а м у р з а в е ц к а я, девица лет 65-ти, помещица большого, но расстроенного имения; особа, имеющая...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<