Идея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта




Скачать 131.11 Kb.
НазваниеИдея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта
Дата публикации21.04.2013
Размер131.11 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Право > Документы
Даниленко Оксана Акимовна,

докторант кафедры социологии Харьковского национального университета

им.В.Н.Каразина

ИДЕЯ “ЗАМИРЕННЫХ СФЕР” М.М.КОВАЛЕВСКОГО И АНАЛИТИКА КОНФЛИКТА

В статті показано, як елементи аналітичної моделі конфлікту можуть бути доповнені через звернення до теоретичної спадщині М.М.Ковалевського. У центрі уваги – його ідея “розширення замирених сфер” і особливості інтепретації поняття “солідар­ність”. Розкриваються можливості доповнення понятійного апарату конфліктології поняттями замирення, солідарність, гармонія тощо. Обґрунтовується, що розгляд у взаємозв’язку “повсякденного побуту” та замирення М.М.Ковалевським створює передумови методологічного синтезу теорії конфлікту та теорії повсякденності. Доводиться, що звернення до концепції М.М.Ковалевського дозволяє виявити додаткові характеристики суб’єктів конфлікту та динамічних моделей конфліктів, а “замирення” може розглядатися як позитивне формулювання головної мети розв’язання конфлік­тів.

The article shows how elements of analytical model of conflict can be added through address to theoretical heritage of M.M.Kovalevsky. His idea of “widening of zamireny spheres” and peculiarity of interpretation the “solidarity” notion is in the centre of attention. The possibilities for adding the conflictology conceptual apparatus by the notions of zamirenye, solidarity, harmony, and other are discovered in the article. Grounded that the investigation in conjugation with “everyday life” and zamirenye creates prerequisites for methodological synthesis of conflict theory and ordinariness theory. Proved that addressing to Kovalevsky concept allows discovering additional characteristics of conflict subjects, dynamic models; and “zamirenye” can be considered as positive formulation of the main idea of conflict resolution.
Как можно дополнить аналитическую модель конфликта через обращение к размышлениям М.М.Ковалевского об организации общественной жизни, развитии и прогрессе? Он формулировал свои идеи “замирения” и солидарности за много десятилетий до возникновения конфликтологии и социологии конфликта, основные положения его концепции предваряют возникновение направления в социологии, которое противоположно теории конфликта – функционализма. Есть ли смысл рассматривать сегодня в сопряженности “конфликт” и “замирение”? В чем смысл такого синтеза? Как соотносится интерпретация М.М.Ковалевским ряда понятий, связанных с идеей замирения, с их интерпретацией другими авторами? Отвечая на эти и другие вопросы, рассмотрим некоторые из основных элементов аналитической модели конфликта, и, прежде всего, систему понятий.

Как показывает анализ историко-социологического материала, система понятий, посредством которых описывается социальное устройство, ориентирована или на конфликт, или гармонию (причем не только в рамках наиболее очевидного противостояния функционализма и теории конфликта). В методологической ориентации М.М. Ковалевского заложена установка на реализацию гармонии и упорядоченности: гармоничное созвучие различных подходов к анализу общества в его плюралистической концепции, солидарность индивидов и различных социаль­ных групп, реализация упорядоченности через становление и развитие социальных институтов общества и т.д. Ключевой идеей, отражающей эту созидательную ориентацию, является рассмотрение замиренной сферы и государства как результата расширения пределов замиренной сферы.

Установка на гармонию и солидарность пронизывает и систему понятий М.М.Ковалевского. При этом прослеживается четкая позиция оценки в пользу гармонии и солидарности, подчеркивается их значимость. Эта оценка определяет методологическое видение развития общества в целом: замиренность сфер рассматривается как фактор, определяющий прогресс развития общества, рост замирения – критерий прогресса, а важнейший социальный закон – закон роста человеческой солидарности. Важно, что эта методологическая ориентация реализуется на различных уровнях социального взаимодействия, а не только на макроуровне, осуществляется продвижение от микро- к макроуровню через расширение замиренных сфер.

Понятие замиренной среды М.М.Ковалевский определяет следующим образом: “... Всякая группа, будет ли ею муравейник, пчелиный улей, птичья стая, оленье стадо или орда кочевников, с необходимым подразделением на более тесные союзы хотя бы временно сожительствующих мужчин и женщин, прежде всего является замиренной средой, из которой устранен элемент борьбы, место ее занимает солидарность, или сознание общности интересов и взаимной зависимости друг от друга” [1, с.83-84]. Как видим, он одновременно определяет и понятие солидарности, рассматривая ее рост как показатель расширения замиренной среды.

По мнению М.М.Ковалевского, именно на почве этой солидарности и возникает право. При анализе дальнейших его теоретических размышлений вырисовывается сопряженное рассмотрение соотношений “солидарность-борьба” и “мораль-право”. Так например, под влиянием расширяющейся солидарности формируется “представление о человеке вообще и его неотъемлемых правах”. Следующие рассуждения М.М.Ковалевского звучат сегодня не только актуально, но и полемично: “представление это большинство долгое время еще соединяет с фактом принадлежности к одной с ним расе и религии; медленно вырабатывается понятие о всечеловеке, брате не по Христу и не по Магомету, а по принадлежности к числу мыслящих и чувствующих существ” [1, c.84]. Действительно ли это так? Если да, то как объяснить все ожесточающееся противостояние в реальной политической жизни, в котором противопоставление различных религий, различных этносов, культур используется как механизм обострения политической борьбы, провоцирования конфликтов и оправдания военных действий?

Обращаясь к идеям М.М.Ковалевского, это можно объяснить через его видение различных стадий развития чувства солидарности: “...Сознание родового единства, патриотизм, космополитизм – таковы последовательные стадии в развитии того чувства солидарности, окончательное упрочение которого в такой же мере обусловит собою в будущем радикальную перемену в наших современных понятиях в неотъемлемых правах личности, в какой самое его название вызвало зарождение идеи права вообще” [1, c.84-85]. Помещая эти воззрения М.М.Ковалевского в координаты теории конфликта, можно высокий уровень конфликтности и разобщенности, характеристики субъектов конфликта и особенности развития конфликтного противостояния рассматривать как показатели при определении стадии развития солидарности определенных социальных групп, общностей или мирового сообщества в целом. Заметим также, что М.М.Ковалевский связывает развитие солидарности с реализацией прав и свобод личности, что позволяет выделить дополнительные ценностные показатели уровня развития солидарности.

Как видим, солидарность интересует М.М.Ковалевского не в ее статическом состоянии, а в динамике: как она изменяется, какие стадии развития проходит, на какие социальные процессы влияет. Расширение сферы солидарности или замиренной среды выступает как механизм возникновения государственности, рост замирения рассматривается как признак прогресса. Исследователями творчества М.М.Ковалевского, в частности, Б.Г.Сафроновым в его работе “М.М.Ковалевский как социолог” [2] подчеркиваются особенности “движения солидарности”: “Говоря о прогрессе, Ковалевский имеет в виду не наличие самого факта солидарности, которая в той или иной форме существовала на всем протяжении истории человеческого общества, а ее рост, повышение удельного веса, расширение ее среды, области применения и проявления. В этом движении солидарности собственно и проявляется социальный прогресс” [2, с.113]. Интерес с точки зрения теории конфликта представляет также сопоставление в этой работе марксистского видения роли классовой борьбы и революционных преобразований в становлении государства и развития общества с идеей М.М.Ковалевского о развитии солидарности и расширении замиренной среды как механизме формирования государства и права: государство как проявление непримиримости борьбы классовых противоречий (К.Маркс) – выражение замиренности в общественной жизни (М.М.Ковалевский), классовая борьба как движущая сила общественного прогресса (К.Маркс) – примирение классов, отказ от борьбы как критерий прогрессивного развития общества (М.М. Ковалевский) и др. [2]. Это позволяет нам выйти на дополнительные характеристики субъектов конфликта через сравнение обозначенных характеристик, а также рассматривать различные динамические модели развития конфликтов макроуровня в системе “конфликт-гармония”.

Как соотносится система понятий, их толкование и оценка в плюралистической теории М.М.Ковалевского с понятийным аппаратом современной теории конфликта? Основные понятия, посредством которых М.М.Ковалевский описывает прогрессивное развитие общества – гармония, замирение, солидарность, объединение, договор, соответствие, дружба. Все, что сопряжено с гармонией – полезно обществу и является ориентиром в социальных преобразованиях, так как, по мнению М.М.Ковалевского, гармония и дружба людей является результатом прогрессивного социального развития. Противоположный полюс – разобщенность, революция, враждебность и др. – понятия, отражающие нежелательные для общества явления. Для разработки неразрушительной стратегии урегулирования и разрешения конфликтов необходимо допол­нение понятийного аппарата конфликтологии рядом понятий, отражающих полюс, противоположный “конфликту”, который можно условно назвать “гармонией”, чему способствует обращение к “гармоничным” понятиям в теории М.М.Ковалевского.

Нельзя сказать, что современные теоретики конфликта совсем не уделяют внимания “гармоничной” системе понятий, в особенности это относится к концепции Л.Козера, который обращается к анализу природы солидарности, консенсуса, компромисса, кооперации, кооптации, сплоченности, стабильности и др. (см., например, работы [3], [4]). Но каково содержательное наполнение этих понятий и каков контекст их прочтения? Рассмотрим это на примере понятия “солидарность”, сравним его толкование М.М.Ковалевским и Л.Козером.

К понятию солидарность Л.Козер обращается, прежде всего, при рассмотрении проблем групповой структуры и конфликтов с внешними группами, что имеет определенные аналогии с идеями расширения границ замеренной среды через рост ее солидарности, если рассматривать солидарность как фактор увеличения внутригрупповой сплоченности. Однако, если М.М.Ковалевского интересует прежде всего механизм влияния солидарности на уровень интеграции, приводящей к расширению замиренной среды, то Л.Козера интересует, как может солидарность влиять на дифференциацию группы и как она определяет возможности возникновения и формы дальнейших конфликтов. При этом Л.Козер опирается на размышления Г.Зиммеля, развивая на их основе тезис “чем теснее отношения, тем напряженнее конфликт” [3, с.91-96]: “Память о прежнем согласии действует так сильно, что возникшая вражда оказывается гораздо резче и непримиримее, чем в случае, если бы ранее не было вообще никаких отношений...”Уважения к врагу” обычно не бывает, когда вражда возникает на основе прежней солидарности” [3, с.91]. Как видим, понятие солидарности попадает совсем в иной контекст в концепции Л. Козера: утраченная солидарность рассматривается у него как фактор обострения потенциальных конфликтов, в то время как у М.М.Ковалевского рассматривается приобретенная солидарность как фактор увеличения замиренности и гармонии.

Развивая тезис “функция и проявление конфликта в групповых структурах”, Л.Козер основывается на ряде положений, сформулированных Г.Зиммелем, Х.Ортега-и-Гассетом, У.Муром и др. Конфликт рассматривается Л.Козером как источник единства и как атрибут единства. Можно сказать, что предписываемая конфликту значимость в достижении интеграции аналогична роли солидарности в концепции М.М.Ковалевского; и хотя здесь фиксируется противоположность идей Л.Козера и М.М.Ковалевского, эти противоположности выступают как две стороны одной медали. Следующие же рассуждения Л.Козера в определенной степени созвучны идеям замирения М.М.Ковалевского: “...Если раскол затронет базовые слои общественных верований, на которых зиждется солидарность общественного организма, то государство станет разделенным домом, общество разобщится на два общества, т.е. на две группы с фундаментально разными взглядами” [3, с.98].

Благодаря взаимодополнению подходов к прочтению солидарности у М.М.Ковалевского и Л.Козера, мы можем рассматривать солидарность как ценность, дающую возможность консолидировать и гармонизировать отношения, но увеличивающую опасность, что она может выступить как ценностная детерминанта возникновения и развития конфликтов в самой острой форме. Заметим, что это связано и с рассуждениями Л.Козера о “базовом консенсусе, затрагивающем структуру групп”: если конфликт переходит границу базового консенсуса – следует раскол. При этом идеи М.М Ковалевского отражают вектор “солидарность-интеграция”, Л.Козера – “солидарность-дифференциация”. Такая многомерная интерпретация понятий помогает учитывать различные варианты взаимного перехода состояний интеграции-дифференциации, дружбы-враждебности, симпатии-антипатии и др.

При анализе общественного развития М.М.Ковалевский рассматривает механизмы закрепления в нормах права поведения, способствующего снятию конфликтов. Он размышляет о развитии правовых норм следующим образом: “Счастливо одаренному от природы человеку приходит, например, на ум рекомендовать членам одной с ним орды или рода в интересах расширения гражданского оборота и установления мирных отношений с соседями, заключать браки с чужеродками; поданый в том или другом месте пример экзогамии находит подражателей в близких, а затем и во все более дальних кругах, так как наблюдение постепенно убеждает в удобстве новых порядков, в их целесообразности. И вот под влиянием этого открытия, которое на самом деле было не более, как приспособлением к обстоятельствам, указывавшим именно на такой выход из состояния вечной войны с соседями, путем последовательных подражаний слагается в среде целых племен и народностей убеждение, противоположное тому, какое господствовало ранее” [1, с.86].

При объяснении распространения в обществе представлений о полезности и целесообразности замиренной среды, М.М.Ковалевский также основывается на идее подражания Г.Тарда: “Те выгоды, какие гражданскому обороту обеспечивает всякое расширение замиренной среды, вызывают в предводителях других подобных же орд вполне понятное подражание, и государство возникает за государством, где в силу покорения одним родом-племенем другого, где благодаря добровольному союзу дотоле разрозненных общественных ячеек или группировке самостоятельных орд-родов и семей вокруг одного общего вождя, не всегда воина, подчас и приобревшего славу в округе третейского разбирателя частных тяжб” [1, с.87]. Так представлен в концепции М.М.Ковалевского механизм закрепления в правовых нормах целесообразности расширения пределов замиренной сферы.

Обосновывая выдвигаемые гипотезы, М.М.Ковалевский активно прибегает к методам этнографии и использует этнографический материал в качестве иллюстраций, показывая особенности развития различных институтов общества и, в частности, института семьи [5]. Ряд приводимых им иллюстраций отражает типовые варианты реагирования на конфликт, характеризующие представителей определенных этносов [6]. Так например, он обращается к материалам Прокша, “который изучил после многих других вопрос о кровной мести у арабов в течение двух последних десятилетий, предшествовавших появлению магометанства” и “прекрасно осветил солидарность членов арабского рода в кровомщении: они рассматривают его как священный долг, вытекающий из культа предков” [6, с.95]. М.М.Ковалевский показывает, что “аналогичная солидарность в осуществлении мести, наряду с общим именем, одинаково встречается в “тотумах” Дагестана и “тайпах” Чечни, так же как и в черкесских “тлехах”, подобных в этом фтатриям или союзам тотемов у краснокожих” [6, с.95].

Как видим, понятие солидарность приобретает новый оттенок в таком сочетании как “солидарность в мести”. Кроме того, приводимые иллюстрации отображают типовые формы поведения в конфликтных ситуациях, закрепленные в традициях представителей тех или иных этносов в определенную эпоху. Все это не только помогает понять историко-культурные предпосылки формирования определенных способов поведения представителей различных этносов, выступающих и сегодня в качестве субъектов различных социальных конфликтов, но и рассмотреть особенности включения повседневности в анализ причини возникновения конфликтов, путей их развития, а также оптимальных вариантов снятия как уже возникших, так и потенциальных конфликтов.

Одним из таких вариантов является анализ роли брачных подарков в установлении гармоничных отношений между различными субъектами, который проводится М.М.Ковалевским в работе “Первобытное право”[5]: перед нами оказывается ряд моделей поведения, детерминированных нормами и традициями различных народов, которые могут рассматриваться как способы предотвращения потенциальных конфликтов и снятия социальной напряженности при изменении ценностей и норм в определенную эпоху (например, при переходе от полигамии к моногамии, от эндогамии к экзогамии). Мы можем интерпретировать применение брачных подарков как снятие конфликта через вещь. Также это содержит в себе предпосылки воззрения на конфликт через повседневность.

Плоскость анализа повседневности здесь совсем иная, чем у основоположника теории повседневности А.Щютца, например, в его работе “Чужак: социально-психологический очерк” [7], в которой рассматривается попытка человека, попадающего в чужеродную для него среду (например, иммигранта) проинтерпретировать культурные образцы, характерные для этой среды. В работе А.Щютца “чужак” – это взрослый индивид “нашего времени и нашей среды, пытающийся добиться постоянного признания или, по крайней мере, терпимого к себе отношения со стороны группы, с которой он сближается [7, с.177]. А. Щютц подчеркивает, что “каждая социальная группа, какой бы маленькой она не была, имеет свой личный код, понятный только тем, кто участвовал в тех общих прошлых переживания, в которых он возник, или в связанной с ними традиции” [7, с.187], он рассматривает это как важнейший фактор интеграции “чужака” в группу или его неприятия. Понять способы формирования этого кода в рамках различных этносов и его значение для индивида и группы помогает обращение к работам М.М.Ковалевского, хотя, к сожалению, мы очень мало найдем здесь о способе, каким языковая группа говорит о вещах [7], но восполнить это можно, обратившись к фольклору.

Таким образом, аналитическая модель конфликта может быть дополнена рядом моментов, усиливающих созидательную направленность в изучении и разрешении конфликтных ситуаций через обращение к теоретическому наследию М.М.Ковалевского, и среди основных преимуществ синтеза “конфликта” и “замирения” можно назвать следующие.

Во-первых, идеи М.М.Ковалевского раскрывают возможности доработки понятийного аппарата теории конфликта через рассмотрение его как системы “конфликт-гармония”. При этом понятийный ряд, отражающий полюс “гармонии” может быть дополнен понятием “замирение”, которое приобретает особое звучание за счет отражения внутренней установки на мир и согласие. “Замирение” может рассматриваться как позитивное формулирование главной цели разработки и реализации созидательной стратегии разрешения конфликтов.

Во-вторых, обращение к плюралистической концепции М.М.Ковалевского позволяет выйти на дополнительные характеристики субъектов конфликта: в сравнении ее с другими методологическими подходами к анализу развития общества – установление основных закономерностей развития институтов общества; при обращении к этнографическому материалу – дополнительное знание об истоках и причинах конфликтного поведения, заложенных в древних традициях определенных этнических групп и т.д.

В-третьих, в методах исследования, применяемых М.М.Ковалевским, содержатся предпосылки методологического синтеза теории повседневности и теории конфликта, так как он включает “повседневный обиход” в механизмы расширения замиренной сферы. Это прослеживается и в рассмотрении способов предотвращения потенциальных конфликтов через расширение и укрепление солидарности (например, роль брачных подарков).

В-четвертых, обращение к представлениям М.М.Ковалевского о “замиренных сферах” и стадиях развития солидарности позволяют дополнить динамические модели развития конфликтов “гармоничными сценариями” снятия потенциальных конфликтов через рост солидарности. При этом необходимо учитывать различные контексты прочтения понятия солидарности и ее значения для обострения потенциальных конфликтов или дальнейшего роста интеграции в контексте теории конфликта и плюралистической концепции М.М.Ковалевского.

Динамический аспект интерпретации солидарности в концепции М.М.Ковалевского является особенно важным, так как позволяет рассматривать влияние ее изменений на социальные институты, социальные группы и общности, нормы и ценности, лежащие в основе интеграции различных элементов социальной структуры. Динамика конфликта и динамика солидарности взаимодополняют видение социальных изменений, происходящих в обществе.
Литература: 1. Ковалевский М.М. Сочинения 2-х томах. Т.1. – СПб.: “Алетейя”, 1997. – 288 с. 2. Сафронов Б.Г. М.М. Ковалевский как социолог. – М.: Изд-во МГУ, 1960. – 262 с. 3. Козер Л. Функции социального конфликта. Пер. с англ. – М.: “Идея-Пресс”, “Дом интеллектуальной книги”, 2000. – 208 с. 4. Коузер Л.А. Основы конфликтологии / Учеб. пособие. Пер. с англ. – СПб: “Светлячок”, 1999. – 192.с. 5. Ковалевский М. Первобытное право. – М., 1886. – 172 с. 6. Ковалевский М. Социология.: Т.2. Генетическая социология: Учение об исходных моментах в развитии семьи, рода, собственности, политической власти и политической деятельности. – СПб, 1910. – 296 с. 7. Щютц А. Чужак: социально-психологический очерк // РЖ, Серия 11, Социология, 1998. – № 3. – с.177-193.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Идея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта iconСписок літератури
Аристотель. Первая аналитика. Вторая аналитика // Соч в 4 т. − М.: Мысль, 1978. Т. 2

Идея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта iconУправление развитием
Замещение вакантной должности помощника бренд/продакт менеджера, аналитика, маркетолога, финансового аналитика связанной с возможностью...

Идея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта iconДолжностная инструкция бухгалтера-аналитика
Главной задачей бухгалтера-аналитика является ведение управленческого учета в объеме работы отдела логистики организации

Идея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта iconСоциология конфликта
Социология конфликта. Теоретические основы курса и методические указания. / Состав.: В. С. Голота. Донецк: дип, 1997. 22 с

Идея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта iconДолжностная инструкция финансового аналитика
Настоящая должностная инструкция определяет функциональные обязанности, права и ответственность финансового аналитика

Идея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта iconПреодоление и использование конфликтов сущность конфликта
Участники конфликта называются оппонента­ми. В конфликтах участвуют отдельные люди, но часто они являются представителями формальных,...

Идея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта iconПоложение о предварительном рассмотрении диссертации и оформлении...
Высшей аттестационной комиссией Украины, утвержденного №423 от 07. 03. 2007 г., и регламентирует процедуру предварительного рассмотрения...

Идея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта iconПоложение о предварительном рассмотрении диссертации и оформлении...
Высшей аттестационной комиссией Украины, утвержденного №423 от 07. 03. 2007 г., и регламентирует процедуру предварительного рассмотрения...

Идея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта iconСтатья анализирует основные принципы и особенности реализации политики...
Позиция Украины в отношении урегулирования арабо-израильского конфликта (2000 2006 гг.)

Идея “замиренных сфер” М. М. Ковалевского и аналитика конфликта iconЗадачи урока  Объяснить, что такое конфликт.  Определить, какие эмоции...
Обсуждение с классом предложенных определений и сравнение с определением конфликта в словаре

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<