Навчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)»




НазваниеНавчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)»
страница1/15
Дата публикации30.03.2014
Размер2.53 Mb.
ТипНавчально-методичний посібник
uchebilka.ru > Психология > Навчально-методичний посібник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


МІНІСТЕРСТВО ОСВІТИ І НАУКИ УКРАЇНИ

РІВНЕНСЬКИЙ ДЕРЖАВНИЙ ГУМАНІТАРНИЙ УНІВЕРСИТЕТ



Психолого-природничий факультет
Кафедра загальної психології та психодіагностики

Лабораторія психофізіології та клінічної психології


НАВЧАЛЬНО-МЕТОДИЧНИЙ ПОСІБНИК




«ЗИГМУНД ФРЕЙД ТА ТЕОРІЯ І ПРАКТИКА ПСИХОАНАЛІЗУ:

вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)»



РІВНЕ − 2006




УДК
Зигмунд Фрейд та теорія і практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження): Навчально-методичний посібник / Укладачі А.М. Воробйов, В.Л. Романюк. – Рівне: РДГУ, 2006. – 101 с.

Матеріали науково-практичного семінару:

^ «ЗИГМУНД ФРЕЙД ТА ТЕОРІЯ І ПРАКТИКА ПСИХОАНАЛІЗУ»

(18 травня 2006 р.).


Оргкомітет науково-практичного семінару:

  • кафедра загальної психології та психодіагностики;

  • лабораторія психофізіології та клінічної психології,

  • Рівненське відділення Українського фізіологічного товариства ім. П.Г. Костюка.



Укладачі:

  • Воробйов Анатолій Миколайович, кандидат педагогічних наук, професор;

  • Романюк Володимир Леонтійович, кандидат біологічних наук, доцент.



Затверджено на засіданні кафедри загальної психології та психодіагностики, протокол № ___ від «___» _____________ 2006 р.

У травні 2006 р. виповнюється 150 років з дня народження видатного психолога і психіатра XX ст. Зигмунда Фрейда (6 травня 1856 р. – 23 вересня 1939 р.). Вчення З. Фрейда суттєво вплинуло на розвиток сучасної психології. Неврології та психіатрії, філософії і соціології, багатьох природничих і гуманітарних дисциплін, проте неоднозначно сприймається зарубіжними і вітчизняними науковцями. На сьогодні серед вітчизняних фахівців спостерігається нова хвиля наукового інтересу до теорії і практики психоаналізу.

Навчально-методичний посібник розрахований для студентів спеціальності «Медична психологія», «Клінічна психологія», «Соціальна психологія», «Педагогічна психологія», а також психіатрів, неврологів, психотерапевтів, психофізіологів, нейрофізіологів, антропологів, філософів, соціологів, аспірантів, викладачів, науковців.

РІВНЕ − 2006
^ ЗМІСТ
«ЗИГМУНД ФРЕЙД ТА ТЕОРІЯ І ПРАКТИКА ПСИХОАНАЛІЗУ:


вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)»

1. Фрейд З. Автобіографія ……………………………………………………………..

2. Фрейд З. Основні категорії психоаналізу ……………………………………….....

3. Виготський Л. Мистецтво і психоаналіз ………………………………………….

4. Клан П. Фрейд, Зигмунд (Freud, Sigmund) ……………………………………….

5. Ярошевський М. Г. Зигмунд Фрейд – видатний дослідник

психічного життя людини ………………………………………………….....

6. Пратусевич Ю.М. Психоаналіз Зигмунда Фрейда і сучасна фізіологія мозку …

7. Чайченко Г.М. Несвідомі психічні процеси та їх фізіологічний аналіз ………..

8. Психоаналіз в Росії …………………………………………………………………

9. Менжулін В. Українські корені Зигмунда Фрейда ………………………………

10. Список рекомендованої літератури ………………………………………………

1. Автобиография.
Многие из принявших участие в этом сборнике авто­биографий сопроводили свои тексты размышлениями об особенностях и сложностях взятой на себя задачи. Наверное, я вправе сказать, что передо мной стоят и некоторые дополнительные трудности, поскольку на подобную тему я уже не раз выступал в печати и сам характер предмета требовал, чтобы там больше говори­лось о моей личной роли, чем это обычно принято или кажется необходимым.

Первый очерк истории и содержания психоанализа был лан в 1909 году в пяти лекциях, прочитанных в Кларковском университете в Ворчестере, куда я был приглашен на торжества по случаю двадцатилетия этого учреждения. Совсем недавно я поддался искушению предоставить материал подобного содержания для одного американского сборника о начале двадцатого столетия, поскольку, уделяя особую главу психоанализу, эта кни­га тем самым признавала его значение. Между этими двумя опытами лежит работа «К истории психоаналити­ческого движения» (1914), где, в сущности, содержится все основное, что я намерен сказать и в данной работе. Противоречить себе я не могу, но не хотел бы и просто повторяться, поэтому я должен попытаться найти новое соотношение между субъективным и объективным опи­санием, между биографией и историей.

I

Я родился 6 мая 1856 года во Фрайберге*, Моравия, это маленький городок в нынешней Чехословакии. Мои родители были евреями, остался евреем и я. Наверно, от родственников отца я знаю, что их предки долгое время жили на Рейне (в Кёльне), преследования евреев выну­дили их в четырнадцатом или пятнадцатом веке бежать на восток, а затем в девятнадцатом веке они двинулись в обратном направлении из Литвы через Галицию в немецкие области Австрии. Четырехлетним ребенком я попал в Вену, где прошел все этапы своего учения. В гимназии я семь лет был первым учеником, пользовался привилегиями, меня даже освобождали от экзаменов. Хотя мы жили в довольно стесненных условиях, мой отец считал, что профессию я должен выбрать по своему вкусу. Какого-то особенного пристрастия к профессии и деятельности врача я в те молодые годы не испытывал, как, впрочем, и потом тоже. Мной двигала скорее своего рода любознательность, причем меня больше интересо­вали дела человеческие, чем объекты природы, и я еще не понимал, что удовлетворить эту любознательность можно главным образом через наблюдение, как я понял потом. Сильное влияние на характер моих интересов оказала ранняя, едва я освоил искусство чтения, погру­женность в библейские истории. Дружба с одним стар­шим товарищем по гимназии, который впоследствии стал известным политиком, одно время вызвала у меня желание тоже заняться юриспруденцией и социальной деятельностью. Однако с особой силой меня привлекло актуальное в ту пору учение Дарвина, поскольку оно сулило необычайный прогресс в познании мира; рассказ о прекрасной статье Гёте «Природа», который я услы­шал на популярной лекции проф. Карла Брюля* неза­долго до выпускных экзаменов, можно сказать, опреде­лил мое решение записаться на курс медицины.

Университет, который я начал посещать в 1873 году, принес мне вначале чувствительные разочарования. Прежде всего я столкнулся с представлением, будто мне следует чувствовать себя неполноценным и национально чуждым, поскольку я был евреем. Первое я со всей решительностью отверг. Я не мог понять, почему мне следует стыдиться своего происхождения или, как тогда начали говорить, расы. Что касается отказа признать мою принадлежность к народной общности, то с этим я расстался без сожаления. Я считал, что для добросовест­ного работника всегда найдется место в рамках челове­чества даже и без причисления к ней. Однако эти первые университетские впечатления имели важные для дальнейшего последствия – в частности, я рано понял, что такое находиться в оппозиции и быть изгнанным из рядов «сплоченного большинства». Это предопределило некоторую независимость суждений.

Кроме того, в первые же университетские годы я понял, что из-за особенностей и ограниченности своих способностей не смогу добиться какого-либо успеха во многих областях науки, на которые было набросился с юношеским пылом. Я понял справедливость предупреж­дения Мефистофеля:

Напрасная мечта – парить в науке,

Всяк выучит лишь то, что выучить горазд1 .

(1Перевод мой. К сожалению, и Н. Холодковский, и Б. Пастернак отходят в этом месте от смысла текста Гёте. – Прим. перев.).

В психологической лаборатории Эрнста Брюкке я на­шел наконец успокоение и полное удовлетворение, а также и людей, которых я мог уважать и взять себе в образцы: это были сам учитель Брюкке и его ассистенты Зигмунд Экснер и Эрнст фон Флейш-Марксов; послед­ний из упомянутых, блестящая личность, удостоил меня даже своей дружбы. Брюкке дал мне задачу по гистоло­гии нервной системы, которую я, к его удовлетворению, сумел решить и самостоятельно развить дальше. Я рабо­тал в этом институте с 1876 по 1882 г. с короткими пе­рерывами и считался тогда всеми первым кандидатом на место ассистента, как только оно появится. Собственно медицинская деятельность – за исключением психиат­рии – меня не привлекала. К занятиям по медицинским предметам я относился довольно небрежно и лишь в 1881 году, то есть с изрядным опозданием, получил звание доктора общей медицины.

Поворот произошел в 1882 году, когда мой безмерно почитаемый учитель исправил великодушное легкомыс­лие моего отца и, видя мое плохое материальное поло­жение, настоятельно предостерег от карьеры чистого теоретика. Я последовал его совету, оставил физиоло­гическую лабораторию и поступил аспирантом в поли­клиническую больницу. Там я спустя некоторое время стал младшим врачом (терапевтом) и служил в разных отделениях, в том числе более полугода у Мейнерта, чьи труды и личность еще в студенческие годы привлекли меня.

В каком-то смысле я все-таки остался верен первона­чально избранному направлению работы. Брюкке когда-то рекомендовал мне в качестве объекта исследования спинной мозг одной из низших рыб (Ammococtcs-Petromyzon), теперь я переходил к центральной нервной си­стеме человека, сложную волокнистую структуру кото­рого как раз тогда высветили открытые Флегсигом неод­новременные пограничные образования. Даже то, что я поначалу занимался исключительно лишь Medulla oblongata в качестве объекта, означало для меня прогресс. В противоположность первым университетским годам, когда я занимался всем понемногу, теперь во мне разви­лась склонность к исключительной концентрации на од­ном материале или одной проблеме. Эта склонность у меня сохранилась, и впоследствии меня из-за нее упре­кали в односторонности.

Теперь я столь же усердно стал работать в области анатомии мозга, как прежде в области физиологии. В тот больничный период возникли небольшие работы о волокнистых процессах и зарождении ядер в Oblongata, замеченные, между прочим, Эдингером. Однажды Мейнерт, который предоставлял мне лабораторию и тогда, когда я у него не работал, предложил мне окончательно остановиться на анатомии мозга, он обещал отдать мне свой лекционный курс, поскольку чувствовал себя слиш­ком старым, чтобы пользоваться новейшими методами. Я отказался, испуганный масштабом задачи; да мне и тогда уже показалось, что этот гениальный человек отнюдь не благоволит ко мне.

В практическом смысле анатомия мозга, разумеется, не означала прогресса по сравнению с физиологией. На­чиная изучение нервных болезней, я принимал в расчет материальные соображения. Этой специальной области тогда в Вене уделялось мало внимания, материал был рассредоточен по разным терапевтическим отделениям, не было благоприятных условий для обучения, надо бы­ло учиться самому. Даже Нотнагель, который незадолго перед тем получил кафедру в связи со своей книгой о мозговой локализации, не выделял невропатологию из числа других разделов терапевтической медицины. Вда­ли сияло имя великого Шарко, и я составил для себя такой план: сначала получить доцентуру по нервным болезням, а потом отправиться для дальнейшего образо­вания в Париж.

В последующие годы, работая младшим врачом, я опубликовал ряд наблюдений над редкими случаями ор­ганических поражений нервной системы. Постепенно я стал разбираться в этой области; я научился так точно локализировать очаг в Oblongata, что патологоанатому нечего было добавить, я был первым в Вене, кто послал на вскрытие случай с диагнозом Polineuritis acuta. Про­слышав о моих диагнозах, подтвержденных биопсией, ко мне стали наезжать американские врачи, которым я читал на ломаном английском курс о больных своего отделения. В неврозах я ничего не понимал. Когда я однажды представил своим слушателям невротика с фиксированными головными болями как случай ярко выраженного хронического Meningitis, все они в спра­ведливом критическом возмущении от меня отшатну­лись, и моя преждевременная педагогическая деятель­ность на этом закончилась. В свое оправдание могу заметить, что то были времена, когда даже крупнейшие авторитеты в Вене обычно диагностировали неврастению как опухоль мозга.

Весной 1885 года мне было присвоено звание доцен­та по невропатологии на основе моих гистологических и клинических работ. Вскоре после этого благодаря теп­лой рекомендации Брюкке я получил приличную сти­пендию и весной того же года отправился в Париж.

Я поступил учеником в Сальпетриер, но поначалу на меня как на одного из многих чужестранцев никто не обращал внимания. Однажды я услышал, как Шарко по­сетовал, что после войны ничего не слышно от немецко­го переводчика его лекций. Ему было бы приятно, если бы кто-нибудь взял на себя труд перевести на немецкий его «Новые лекции». Я письменно предложил свои услу­ги; я не знал, как будет принято письмо, я просто был захвачен Aphasie motrice1 (1Моторная афазия – франц.), но не Aphasie sensorielle du francais2 (2Сенсорная афазия в области французского языка – франц.). Шарко принял меня, ввел в круг близких ему лиц, и с тех пор я участвовал во всем, что делалось в клинике.

Сейчас, когда я пишу эти строки, до меня доходят многочисленные статьи и газетные публикации из Фран­ции, которые свидетельствуют о резком нежелании принять психоанализ и часто содержат несправедливые утверждения, касающиеся моего отношения к француз­ской школе. Например, я читаю, что использовал свое пребывание в Париже для того, чтобы познакомиться с учением П. Жане*, а потом, ограбив его, бежал. Хочу поэтому настоятельно подчеркнуть, что в пору моего пребывания в Сальпетриере имя Жане вообще не упо­миналось.

Из всего, что я увидел у Шарко, наибольшее впечат­ление на меня произвели его последние исследования истерии, которые частично разворачивались на моих глазах. Это доказательство истинности и закономерности истерических явлений «Introite et hie dii sunt»1 (1«Войдите и здесь боги» – лат.), частых случаев истерии у мужчин, возможности вызвать исте­рические параличи и контрактуры путем гипнотического внушения, констатация того, что эти искусственно вы­званные состояния по характеру совершенно не отлича­ются от спонтанных, часто вызванных травмой случаев. Многие демонстрации Шарко вызвали у меня, как и у других гостей, поначалу неприятие, желание возразить, что мы и попытались сделать, опираясь на какую-ни­будь из авторитетных теорий. Он всегда дружелюбно и терпеливо сносил такие сомнения, но оставался тверд; во время одной из таких дискуссий он произнес: «Са n'empeche pas d'exister»2 (2«Это не мешает существовать» – франц.), и это осталось для меня неза­бываемым.

Как известно, сейчас подтверждается далеко не все, чему нас тогда учил Шарко. Кое-что стало сомнитель­ным, другое явно не выдержало испытания временем. Но осталось достаточно много такого, что еще долго можно будет считать достоянием науки. Прежде чем по­кинуть Париж, я обсудил с учителем план работы по сравнению истерических и органических параличей. Я хотел провести мысль, что при истерии параличи и анестезии отдельных частей тела локализованы таким образом, который соответствует общепринятым (не ана­томическим) представлениям человека. Он с этим согла­сился, но было нетрудно увидеть, что, в сущности, он не испытывает особого желания сколь-либо углубляться в физиологию неврозов. Он-то опирался на патологиче­скую анатомию.

Прежде чем возвратиться в Вену, я на несколько недель задержался в Берлине, чтобы узнать кое-что про общие заболевания детского возраста. Кассовиц, руководивший в Вене поликлиническим институтом детских болезней, обещал выделить там для меня отделение по нервным заболеваниям детского возраста. В Берлине ме­ня дружески принял и оказал содействие Багински. На основе данных, полученных в институте Кассовица, я в течение последующих лет опубликовал много крупных работ об одностороннем и двухстороннем мозговом пара­личе у детей. Результатом явилось то, что позднее, в 1897 году, Нотнагель поручил мне обработку соответст­вующего материала для своего большого «Руководства по общей и специальной терапии».
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Навчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)» iconНавчально-методичний посібник «історія вітчизняної та зарубіжної...
Загальна теорія систем (Людвіг Берталанфі): Навчально-методичний посібник / Укладачі А. М. Воробйов, В. Л. Романюк, В. Р. Павелків....

Навчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)» iconНавчально-методичний посібник Міністерство освіти І науки України
Л22 Економічна історія. Навчально-методичний посібник. – Тернопіль: Економічна думка, 2006. – 68 с

Навчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)» iconСоціологія навчально-методичний посібник
Соціологія: Навчально-методичний посібник (для студентів 3 курсу заочної форми навчання всіх спеціальностей академії). Авт.: Бєлова...

Навчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)» iconНавчально-методичний посібник для підготовки до олімпіади
Коваленко Л. В., Андронік Л. Й., Третьякова Л. Ю. Репетитор з російської мови та літератури. Навчально-методичний посібник для підготовки...

Навчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)» iconНавчально-методичний посібник Тернопіль 2005 ббк 68. 4(4Укр)1 Л17...
Л17 Історія України. Навчально-методичний посібник. – Тернопіль, 2005. – 62 с. – Бібліотека щорічника «Українська наука: минуле,...

Навчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)» iconНавчально-методичний посібник для самостійної роботи І практичних...
Навчально-методичний посібник для самостійної роботи І практичних занять з навчальної дисципліни „Криміналістика” / Уклад.: В. Ю....

Навчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)» iconУкраїнська інженерно-педагогічна академія андреєв георгій Якович...
Андреєв Георгій Якович [Текст] : до 100-річчя від дня народження біобібліогр покажч. / Укр. інж пед акад.; уклад.: О. І. Єрьоміна,...

Навчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)» iconПерелік навчально-методичної літератури основна література
Амбулаторно-поліклінічна хірургія дитячого віку: Навчально-методичний посібник, за заг ред. Сушко В.І. – Дніпропетровськ: Наука І...

Навчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)» iconСумський державний університет Бібліотека. Інформаційно-бібліографічний відділ
Антон Павлович Чехов: До 150-річчя від дня народження: рекомендаційний список. Суми: Вид-во СумДУ. Бібліотека. Інформаційно-бібліографічний...

Навчально-методичний посібник «зигмунд фрейд та теорія І практика психоаналізу: вибрані друковані праці (до 150-річчя з дня народження)» iconЛукін юхим іудович біобібліографічний покажчик наукових праць за...
Лукін Юхим Іудович: Біобібліографічний покажчик наукових праць за 1926-1994 рр. (До 100-річчя від дня народження)/ хдзва; Упорядник...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<