В психологии




НазваниеВ психологии
страница6/20
Дата публикации27.02.2013
Размер3.52 Mb.
ТипКнига
uchebilka.ru > Психология > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
1) должен существовать направленный на окружающий мир и на потребность индивида механизм, который 2) должен иметь свойство выбора возможностей, «согласовывать воздействия». Без наличия данного механизма «нет оснований к тому, чтобы в этом последнем (субъекте. – А.Д.) образовывалась установка». Нам представляется, что установка как таковая не может быть ненаправленной, не может быть беспредметной. Хотя здесь, конечно, следует говорить о степени выраженности направленности и уровне ее осознания. Все это нам видится как действие механизма интенциональности экологического компонента установки. Строго говоря, установка вообще не может быть фиксированной, поскольку это очень динамичное образование, постоянно находящееся в движении и изменении в зависимости от состояния внутренней потребности и внешних условий ее удовлетворения.

Если рассматривать теперь установку с точки зрения потребности, то возникает интересный аспект, который может быть обозначен как «непостоянство» потребности. Иными словами, потребность всегда находится либо в стремлении к удовлетворению (это означает ее возрастание), либо в состоянии избегания объекта удовлетворения потребности после ее насыщения (это означает уменьшение потребности, вплоть до ее отрицательного знака). Следовательно, и установка должна подвергаться аналогичным изменениям, то есть она не может иметь фиксированное, строго определенное значение. Измеренная установка – это всегда прошлая установка, она уже не актуальна для данного индивида в данных обстоятельствах.

Важно замечание Узнадзе относительно индивидуально определенного характера потребности, что вполне соотносимо, по нашему мнению, с понятием опредмечивания потребности у А.Н. Леонтьева. Хотя здесь и можно спорить относительно замечания о том, что «потребность продолжает оставаться неиндивидуализированной» до тех пор, пока не появится определенная ситуация. Вероятнее всего, потребность не может быть неиндивидуализированной вообще, она может быть актуальной либо не актуальной для данного индивида, но ее нет вне индивида, нет потребности как таковой, если в данное время ее не испытывает индивид.

Исходя из этого следует пересмотреть и позицию индивида, что очень важно для понимания функционирования экологического компонента установки. Следуя Д.Н. Узнадзе, можно сказать, что индивид пассивно ожидает, пока появится та или иная ситуация, а потом уже потребность его становится индивидуализированной и способной к формированию установки, «но достаточно появиться определенной ситуации, нужной для удовлетворения потребности, чтобы в субъекте возникла конкретно очерченная установка и он почувствовал бы в себе импульс к деятельности в совершенно определенном направлении». Конечно же, не следует понимать автора в данном случае дословно, он, несомненно, не утверждает полную пассивность индивида. Но для нас гораздо важнее здесь не сам факт пассивности индивида, а необходимость некоторого переосмысления взаимоотношений индивида и окружающего мира.

Основываясь на идеях экологического подхода, индивид должен быть (и имеет такое свойство) активным в извлечении возможностей окружающего мира, а тот в свою очередь (при общей относительной пассивности) должен предоставлять индивиду те или иные возможности. Это очень важно для нас, ибо изначально определяет характер взаимоотношений индивида и окружающего его мира, предопределяя тем самым механизм формирования и функционирования установки.

Принимая за основу главную идею Д.Н. Узнадзе о механизме формирования установки через потребности индивида и возможности окружающего мира, мы уточняем характер взаимоотношения этих двух составляющих, что будет иметь последствием постановку вопроса о механизме выбора возможностей индивидом. Именно в этой последовательности: индивид активно рассматривает и выбирает возможности, которые предоставил ему окружающий мир. А для этого действия ему (индивиду) нужен механизм выбора. Мы определяем этот механизм как интенциональность экологического компонента установки. К подобной трактовке взаимоотношений индивида (его потребностей) и окружающего мира (его возможностей) нас продвигает мысль Д.Н. Узнадзе о том, что «объективным фактором, определяющим установку, следует считать именно такого рода ситуацию», в условиях которой установка принимает вполне определенный, конкретный характер. Это очень близко к пониманию Дж. Гибсоном объективности окружающего мира, его «пассивности» по отношению к индивиду, что, соответственно, обусловливает необходимость активности индивида. Мир (и его возможности) объективен, то есть независим от индивида. Он содержит в себе все возможности для жизнедеятельности организма, но ему «безразлично», как говорит Гибсон, пользуется ли индивид этими возможностями. Индивид «обречен» на активность, на необходимость иметь механизм выбора и извлечения возможностей из окружающего мира для удовлетворения собственных потребностей. Этот механизм должен относиться одновременно и к индивиду, и к окружающему миру. Нам видится таковым экологический компонент установки с его свойством интенциональности.

Таким образом, установка возникает только после того, как из нескольких возможностей выбрана одна, которая совпадает с конкретной потребностью индивида. Важно еще раз отметить, что индивид в понимании Узнадзе – скорее существо пассивное, нежели активное, хотя сама активность декларируется неустанно. Так, размышляя о «догматических предпосылках традиционной психологии», Д.Н. Узнадзе отмечает «принцип замкнутой каузальности природы» Вундта, который означает, что психические следствия имеют в своей основе только психические же причины – механистический характер взаимоотношений представлений у Гербарта; принцип непосредственности в ассоцианистической психологии, где все определяют ассоциации и связи между представлениями; принцип влияния сложных целостных переживаний на отдельные процессы в гештальттеории. Все эти направления, по мнению Д.Н. Узнадзе, замыкаются в сфере собственно психического и не обнаруживают связи с окружающим миром. Он отмечает, что существует одно направление, которое подразумевает «возможность взаимодействия между явлениями физическими и психическими». «Однако точка зрения непосредственности и в этом случае остается в силе. Здесь допускается факт наличия прямой непосредственной связи даже между такими разрозненными явлениями, как явления физические и психические. Так называемые теории взаимодействия отличаются от параллелистических не в чем-нибудь основном и принципиальном, а лишь в производном и второстепенном: мысль о непосредственном характере связи между этими явлениями в обеих этих теориях остается догматически принятым постулатом» (Уз­надзе, 1966. С.161).

Для нас самым существенным здесь является положение, которое не было так тщательно, как установка, разработано самим Д.Н. Узнадзе и упущено другими исследователями. Дело в том, что в размышлениях Д.Н. Узнадзе мы имеем две достаточно ясные позиции: во-первых, взаимоотношения индивида и окружающего мира опосредованы установкой, связь физического и психического также опосредована установкой; во-вторых, и это самое главное, подчеркивается сам факт обязательного взаимодействия психического и физического. Психическая организация индивида немыслима без окружающего мира. Самое важное состоит в том, что обосновывается обязательность взаимосвязи не только по линии «психическое-психическое», но и по линии «психическое-физическое», правда, посредством установки.

Следовательно, сам по себе принцип преодоления постулата непосредственности имеет для нас первостепенное значение именно в подчеркивании особой связи физического и психического через механизм установки. Это то, что при экологическом подходе в психологии называется взаимозависимостью, взаимодействием и встроенностью окружающего мира и индивида. Психика связана с окружающим миром через потребности и возможности их удовлетворения. Для нас это один из основных выводов из «постулата». И этому мы находим много подтверждений у самого Д.Н. Узнадзе: «Но общепризнанно, что человек так же, как и вообще все живое, достигает наличной в каждый данный момент ступени своего развития лишь в процессе взаимодействия со средой» (Узнадзе, 1966. С.161). Именно это взаимодействие со средой и есть имманентная психическая активность индивида. Именно об этом он пишет: «Словом, как потребность можно классифицировать всякое состояние психофизического организма, который, нуждаясь в изменениях окружающей среды, дает импульсы к необходимой для этой цели активности. При этом нужно помнить, что активность должна быть понимаема в данном случае не только как прием, гарантирующий нам средства удовлетворения потребностей, а одновременно и как источник, дающий возможность непосредственного их удовлетворения» (Узнадзе, 1966. С.164).

Здесь мы наблюдаем прямое соотнесение понятия активности у Д.Н. Узнадзе с экологическим подходом Дж. Гибсона, который понимает активность прежде всего как извлечение индивидом возможностей окружающего мира. Потребность, понимаемая Узнадзе как потребность субстанциональная и потребность функциональная. Как особая группа потребностей выделяется теоретическая потребность. При этом, согласно автору, процесс объективации идет только на основе теоретической потребности, где происходит остановка, превращение задачи в специальный объект своего размышления. «Вот, собственно, перед нами момент объективации, (...) за которым начинается процесс теоретического отношения к задаче» (Узнадзе, 1966. С.166). Можно спорить относительно такого жесткого соотношения теоретической потребности и процесса объективации, можно спорить вообще относительно справедливости подобного деления потребностей, но для нас важнее сейчас другая мысль Д.Н. Узнадзе: «В таком случае, возникает мысль, что, может быть, без участия установки вообще никаких психических процессов как сознательных явлений не существует, что для того, чтобы сознание начало работать в каком-нибудь определенном направлении, предварительно необходимо, чтобы была налицо активность установки, которая, собственно, в каждом отдельном случае и определяет это направление» (Узнадзе, 1966. С.180).

Важным здесь представляется позиция Узнадзе, где он отмечает возможность установки определять направление деятельности. Если установка и может определять это направление, то только потому, что она одновременно является и феноменом психической жизни, и фактом окружающего мира. Изначальная направленность установки на предмет в виде интенциональности экологического компонента является ее имманентным свойством. Экологическим компонентом «выби­рается» та возможность окружающего мира, которая будет наиболее целесообразна экологически для данной потребности индивида и окружающего его мира. Эту экологическую целесообразность, оптимальность взаимоотношений организма и окружающего мира мы назвали экологической логикой.

Хорошо известно, что в своей работе Узнадзе различает фиксированные установки, которые образуются в результате фиксации, повторения и высокого личностного веса опытов. Диффузные установки, по его мнению, возникают тогда, когда еще не происходит дифференциация при первом зарождении, когда действует новый объект, что чаще всего носит диффузный характер. «Таким образом, мы можем заключить, что каждый из нас носит в себе бесчисленное множество фиксированных в течение жизни установок, которые, активизируясь при всяком удобном случае, направляют работу нашей психики в соответствующую сторону» (Узнадзе, 1966. С.201). В принципе верное замечание относительно множества установок наводит, однако, на мысль о том, что человек всецело зависим от ситуации, которая обусловливает его активизацию. Это обрекает индивида на почти полную пассивность. Вероятно, это все же не так, поскольку невозможны как полная пассивность индивида, так и полная «безразличность» окружающего мира (как утверждает Гибсон). Ибо это как раз те противоположности, которые, согласно Кузанцу, совпадают. В рамках живого организма они взаимодополнительны и взаимозависимы, именно поэтому и возможно их своеобразное противостояние. Вероятно, в этом суть живого единства противоположностей окружающего мира и индивида, их активности.

Важно при этом отметить, что «не подлежит никакому сомнению, что установка не представляет собой специфически человеческой особенности.(...) Более того, мы могли бы сказать, что способность реагировать на окружающее в форме той или иной установки представляет собой наиболее характерную особенность всякого живого организма, на какой бы ступени он ни стоял. Она представляет собой самую примитивную, но и самую существенную форму реакции живого организма на воздействие окружающей среды» (Узнадзе, 1966. С.247).

Это замечание имеет для нас большое значение, ибо помимо развития самой установки, то есть формирования сначала экологического компонента, затем – эмоционального и когнитивного (в филогенезе и в онтогенезе), мы можем говорить о том, что именно понимание установки в теории Узнадзе может служить основой для объединения ее с теорией аттитюда. Существует много высказываний о том, что животное никак ни к чему не относится. Это подтверждает мысль о том, что животному не доступно такое психическое образование, как аттитюд. Однако представления о развитии животного мира, об эволюции заставляют нас предположить, что установка животного типа должна каким-то образом перейти в установку человеческого типа, но следы ее все равно должны сохраниться у человека и по сей день.

Другой же важнейший момент состоит в том, что в соответствии с экологическим представлением об окружающем мире человек ничем не отличается от животных с точки зрения механизма непосредственного восприятия возможностей окружающего мира. Единственно, что различает человека и животное в этой ситуации, так это дополнительные социальные возможности, которые предоставлены человеку обществом. Часть этих возможностей он воспринимает непосредственно (через явное знание), часть – опосредованно (через неявное знание). Важно при этом то, что и у животного, и у человека есть общий компонент психики, общий компонент установки – экологический. Если животное ограничивается им в своем существовании, то человек добавляет к этому еще и компонент аттитюда. Экологическая же логика существования и формирования экологического компонента установки и для человека, и для животного идентична и обусловлена единым окружающим миром, принципиально одинаковым строением базовых анализаторов.

Важнейшим различающим моментом установки животного и человека, по Д.Н. Узнадзе, является акт объективации, который может возникнуть только на базе теоретической потребности, присущей человеку. Чрезвычайное значение имеет для нас обращение Д.Н. Узнадзе к процессам, которые он называет актами объективации, при этом крайне важно его представление о «последовательности актов отношения к действительности», что представляется нам не иначе, как имеющее общее основание с процессами формирования аттитюда, ибо главная характеризующая основа аттитюда заключена именно в понятии отношения. Здесь – одно из главных отличительных свойств аттитюда, который, в свою очередь, фундирован другим важнейшим свойством установки – ее способностью производить акт объективации.

Следовательно, социальная установка (то есть установка и аттитюд как единое целое) обладает свойством отношения, которое основано прежде всего на способности объективации. При этом объективация понимается нами (да, кажется, и самим Узнадзе) все-таки шире, чем просто процессы внимания. В данном случае процесс объективации более похож на акт феноменологического эпохй Э. Гуссерля, посредством которого он подтверждает существование мира: «Итак, в силу феноменологического «эпохй» нейтрализуется утверждение бытия мира и, тем самым, мир из просто существующего превращается в претендующий на существование. Претензия мира на бытие в моем соответствующем утверждении приостанавливается и не реализуется; она вместе с тем и не отбрасывается, а имеется в виду и тем самым становится темой и проблемой: каков мир со стороны его претензий на бытие, в силу чего придается миру значение существующего, и, стало быть, в чем именно заключается значение и смысл бытия» (Какабадзе, 1985. С.74). Таким образом, объективация является условием дальнейшего рассмотрения окружающего мира. Она выполняет функции некоего прерывания потока действительности, сосредоточения на остановленном, выделения его из общего потока и операции с ним.

Сам по себе процесс выделения из множества есть начальный этап выбора возможностей окружающего мира. При этом сам механизм отбора может быть представлен нами на основе идей Д.Н. Узнадзе как состоящий из двух уровней – первоначально происходит выбор на уровне интенциональности экологического компонента (Узнадзе называет этот уровень установочным), затем (при необходимости) – выбор на уровне объективации, то есть на уровне отношения. Если первый уровень может быть обозначен как присущий не только человеку, то второй характеризует уже сугубо человеческое свойство. Установка, обладая свойством интенциональности на основе действия экологического компонента, имеет возможность быть связанной одновременно и с индивидом, и с окружающим миром, что вполне достаточно для осуществления первичного выбора. При этом, однако, очень сложно размышлять о чьих-то преимуществах, поскольку, вероятнее всего, в природе существует принцип разумной достаточности в формировании способностей организма. Ему дается ровно столько, сколько необходимо для извлечения возможностей из окружающего мира для нормальной жизнедеятельности. Даже если и можно говорить о каких-то резервах психики, то лишь с оговоркой их ограниченности, временности использования и сложности использования в обыденной жизни. Ибо обладание возможностями сверх необходимых потребностей, вероятно, столь же трагично, как и невозможность иметь что-то жизненно необходимое. «Лишняя» возможность одного организма оборачивается «недостающей» возможностью другого организма как существующих во взаимозависимом мире.

Форма сосуществования различных установок в окружающем мире обусловлена структурой этого окружающего мира. Узнадзе действительность представляется в форме своеобразного поля в феноменологическом его представлении. «Словом, становится бесспорным, что действительность в плане установки представляет собой поле неисчерпаемых изменений, безостановочного движения, исключающего даже мысль о тождественности в ряду явлений. Коротко говоря, действительность в плане установки представляет собой поле не имеющих конца, не знающих перерыва изменений. Другое дело – второй план этой действительности, обусловленный принципом объективации, свойственным лишь этому плану. Как только действительность сама же начинает казаться той же действительностью, сама же начинает становиться объектом для человека, она выступает из ряда фактов, непосредственно обусловливающих поведение человека, и становится самостоятельным предметом, на который направляется внимание субъекта, иначе говоря, он объективируется. На этой основе вырастают мыслительные акты, направленные на возможно всестороннее отражение объективированной таким образом действительности. В отличие от отражения в плане установки, здесь, в плане объективации, мы имеем дело с отражением, построенным на основе логического принципа тождества, необходимого для регулирования актов нашей мысли» (Узнадзе, 1966. С.257). На базе примерно аналогичного процесса Гуссерль основывает свою теоретическую установку, акцент в которой, по его мнению, состоит в свободе от всяческих практических интересов, в чистой страсти к созерцанию и познанию мира. Узнадзе же говорит об объективации как средстве преодоления препятствий при помощи мыслительной деятельности.

Здесь мы не будем вступать в полемику с автором по поводу «отражения, построенного на основе логического принципа тождества», но отметим лишь, что и процесс объективации Узнадзе, и процесс теоретической установки Гуссерля можно представить как звенья одной цепи – постепенное выделение индивида как субъекта деятельности из окружающего мира. Следовательно, взгляды Узнадзе на процессы объективации вполне соотносимы с процессом эпохй. «От универсальной, но мифопрактической установки резко отличается в любом указанном смысле непрактическая «теоретическая» установка, установка thаymazein, из которой гиганты первого кульминационного периода греческой философии – Платон и Аристотель – выводили начало философии. Человека охватывает страсть к созерцанию и познанию мира, свободная от всяческих практических интересов, и в замкнутом кругу познавательных действий и посвященного ей времени преследуется и творится не что иное, как чистая theоria. Другими словами, человек становится незаинтересованным наблюдателем, озирающим мир, он превращается в философа; или скорее жизнь его мотивируется новыми, лишь в этой установке возможными целями, методами мышления, и в конце концов возникает философия – и он становится философом» (Гуссерль, 1986. С.108).

Во всех описанных процессах – и в акте объективации, и в теоретической установке Гуссерля – неизменно присутствует окружающий предметный мир как один из важнейших компонентов взаимодействия индивида и его окружения. Важно при этом заметить, что установка, как и механизм объективации, не говоря уже о теоретической установке Гуссерля, просто не может быть ненаправленной; они не могут быть «пустыми», ненаполненными». Будучи изначальной активностью человека, установка тем самым должна стать направленной на мир.

Из этих рассуждений становится понятным, что установке не хватало именно интенциональности для того, чтобы стать жизненным механизмом. Именно направленность на предмет делает установку предметной, придает ей смысл. В противном случае она просто повисает в воздухе и уже нет никакого «опредмечивания», она становится просто теоретической условностью. Установка не может быть беспредметна, хотя и является таковой почти во всех теориях! Как отношение не может быть отношением вообще, а не к чему-то конкретному, так и установка существует только во взаимосвязи с каким-то определенным предметом. Эту функцию выполняет интенциональность экологического компонента. В свою очередь, сама направленность не может принадлежать только индивиду, поскольку она направлена вне его сознания, на окружающий мир, который имеет возможности для удовлетворения потребностей индивида. То, что мы называли «видит» в контексте: экологический компонент «видит» набор возможностей и выбирает одну из них, – Гуссерль называет термином «интендирует», «мнит». Метод Гуссерля является усмотрением сущности, он часто употребляет выражение «это видно с очевидностью», подчеркивая тем самым важность естественной установки понимания бытия.

Таким образом, одной из главнейших функций экологического компонента установки является ее опредмечивание через механизм интенциональности. Это механизм того явления, которое Леонтьев называл «личностным смыслом», «опредме­чиванием» и т.д. Установка не может существовать вне предмета, ее просто нет. С предметом же ее связывает интенциональность экологического компонента.

Следует помнить при этом, что понятие направленности неизбежно должно рассматриваться только в контексте понятия «активность», которая, по Узнадзе, имеет две формы своего непосредственного выражения: установка и объективация. «Но если это верно (взгляд на психику с точки зрения развития. – А.Д.), то в таком случае мы должны различать два уровня психической активности – уровень установки, где мы кроме аффективных находим и ряд малодифференцированных перцептивных и репродуктивных элементов, и уровень объективации, где имеем дело с определенно активными формами психической деятельности – с мышлением, волей» (Узнадзе, 1966. С.276).

Строго говоря, может сложиться мнение, что установка невозможна на уровне мышления, то есть на уровне объективации, поскольку она становится осознанной. Либо тогда необходимо признать, что установка на уровне объективации, на уровне сугубо человеческом имеет особый механизм образования, поскольку для обьективации важно не столько наличие ситуации удовлетворения потребности, сколько существование препятствия для удовлетворения потребности при наличии ситуации удовлетворения. Сама же направленность объективации и нацелена на решение проблем для удовлетворения потребности. И здесь уже брезжит идея формирования аттитюда на основе прошлого опыта, либо, например, как результат взаимодействия ценности и отношения к ценности. Поскольку объективация есть сосредоточение внимания, то это есть, следовательно, и выработка конкретизированного, аффективно и когнитивно структурированного отношения к объекту установки. Если на уровне установки еще нет такого вполне конкретного отношения, то на уровне объективации оно, несомненно, присутствует.

Все это говорит в пользу нашей гипотезы о существовании различных уровней социальной установки, которые могут формироваться различными способами. Важно при этом помнить, что любой процесс формирования установки не является самоцелью для психики, а лишь служит поведению индивида. «Следовательно, процесс поведения представляется нам следующим образом: с целью удовлетворения потребности, имеющейся у субъекта, он обращается к окружающей действительности. Воздействуя на него непосредственно, эта действительность настраивает его к действию по отношению к предмету, необходимому для удовлетворения данной потребности. На этой основе субъект разворачивает целесообразные акты поведения, приводя в действие силы, соответствующие нужному ему предмету, и активизируя их таким образом, как это необходимо для овладения предметом.

Следовательно, понятие установки позволяет судить, почему поведение целесообразно имеет смысл, то есть учитывает в одно и то же время и субъект, и предметную действительность, соответствует и тому и другому; оно позволяет понять, почему в участвующих в поведении силах учтен именно определенный предмет, и в случае его наличия стимулирует нас к действию, а при его отсутствии никогда не создает действительного поведения» (Узнадзе, 1966. С.333). Данная мысль имеет для нас чрезвычайное значение, ибо она вплотную подходит в основных своих принципах к проводимой нами позиции экологического подхода в процессах установки. Самое важное здесь состоит в констатации факта одновременного «учитывания» и предмета в окружающем мире, и потребности индивида, что обеспечивается механизмом установки индивида. В этом суть теории установки и ее значения для понимания механизмов психической организации поведения человека.

Нам представляется, что именно механизма установки «не хватает» организму в экологическом подходе Дж. Гибсона и феноменологии Э. Гуссерля, поскольку первый, хотя и говорит о непосредственном механизме восприятия, не может объяснить феномен, который он называет «вычерпыванием информации окружающего мира». Второй же исследователь, блестяще демонстрируя возможности человеческого мышления, считает, что феноменологическое эпохй под силу лишь теоретической установке философа. Если бы это было действительно так, то в психике «не философов» не было бы никакой необходимости.

Представляется, что процессы, описанные Гуссерлем в его акте интенционального переживания, находят свое естественное приложение к индивиду Гибсона в окружающем мире в форме механизма интенциональности экологического компонента социальной установки.

Своеобразная «взаимодополнительность» Гибсона и Гуссерля проявляется довольно широко. Мы помним, в частности, что Гуссерль говорил о мифопрактической установке, а Узнадзе – о так называемых природных установках. «Это дает нам возможность утверждать, что способность объективации освобождает человека от прямой зависимости от природных установок и открывает ему путь к независимой объективной деятельности» (Узнадзе, 1966. С.286). Очень важным для нас здесь является упоминание о «природных установках», которые в нашем представлении и являются механизмом экологического компонента установки. Именно «природные установки» являются той частью социальной установки, которая обладает свойством одновременного анализа потребностей индивида и возможностей окружающего мира. Природная установка обеспечивает, прежде всего, экологическое функционирование установки в рамках данного окружающего мира и его возможностей.

Данное понятие наиболее близко по значению к понятию экологического компонента установки, если исходить из общих принципов экологического подхода. «Природное» функционирование установки обеспечивает экологическое существование человека на уровне окружающего мира. В том случае, когда человек совершает акт объективации, он попросту переходит на более высокий уровень установки, вероятнее всего, на уровень аттитюда, который позволяет ему быть менее зависимым от ситуации, более автономным, но одновременно и менее «экологичным», то есть менее связанным с окружающим миром, а более – со своей психической организацией. «Но природная установка человека все же дает себя чувствовать. Она находит свое выражение в личных переживаниях субъекта и воздействует на него в определенном, специально ей соответствующем направлении» (Узнадзе, 1966. С.287).

И здесь уже мы подходим к проблеме, которой мало внимания уделял сам Д.Н. Узнадзе, но которая достаточно активно и плодотворно разрабатывалась его учениками. Это проблема социальной установки.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

В психологии iconЛекция по психологии Предмет и задачи психологической науки Общая...

В психологии iconАксиомы психологии потребителя Вопросы для самоконтроля
Текст является интеллектуальной собственностью ст преподавателя кафедры социальной психологии и психологии управления Днепропетровского...

В психологии icon1 Международная заочная научно-практическая конференция «Личность,...
Организаторы: Кафедра психологии личности и специальной психологии нгпу и нп «Сибирская ассоциация консультантов»

В психологии iconФ. Е. Василюк методологический анализ в психологии
Рекомендовано Советом по психологии умо по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших...

В психологии iconШпаргалка по психологии и педагогике Определение психологии как науки,...

В психологии iconВ. И. Гинецинский пропедевтический курс общей психологии
Психическая реальность: ее ингридиенты и свойства внешние границы и внутренняя структура предметной области психологии психологическое...

В психологии iconКнига канадского автора-учебник общей психологии с основами физиологии...
Для специалистов и студентов психологов, биологов, медиков, педагогов и всех читателей, интересующихся вопросами психологии

В психологии iconКнига канадского автора-учебник общей психологии с основами физиологии...
Для специалистов и студентов психологов, биологов, медиков, педагогов и всех читателей, интересующихся вопросами психологии

В психологии iconУчебное пособие по общей психологии
Гф специальности “Информационные системы в социальной психологии”, а также студентов мтф по специальности “Инженер педагог”, написанный...

В психологии iconМова Людмила
Людмила, к психол н., доцент кафедры практической психологии и психотерапии Института социологии, психологии и управлениня нпу имени...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<