Psikhologicheskii zhurnal




Скачать 341.25 Kb.
НазваниеPsikhologicheskii zhurnal
страница1/3
Дата публикации26.04.2013
Размер341.25 Kb.
ТипАнализ
uchebilka.ru > Психология > Анализ
  1   2   3

  • Psikhologicheskii zhurnal

  • 2004-06-30PZH-No. 003

  • Size: 55.3 Kbytes .

  • Pages:5-16.

  • Words: 6546



Методологические и теоретические проблемы. ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Автор: Г. В. ОЖИГАНОВА

©2004 г. Г. В. Ожиганова

Кандидат психол. наук, старший научный сотрудник Института психологии РАН, Москва

Анализируются методологические концепции изучения гуманитарной отрасли знания. Представлены результаты полемики, связанной с определением сущности метода гуманитарных наук. Обсуждаются различные подходы к исследованию исторического материала, а также роль и задачи специалистов в процессе научного познания, возможности объективной историографии. Рассматривается методологический базис психологии, разрабатывается классификация методов изучения историко- психологических вопросов. Предлагается ряд инновационных методов истории психологии; среди них особое внимание уделяется компаративному методу, в основе которого лежит идея равноправного существования в современной науке различных теорий независимо от их исторического возраста.

^ Ключевые слова: идиографический подход, номотетический подход, классификация методов истории психологии, инновационные методы.

Одним из важнейших вопросов, определяющих развитие психологической науки, является ее методологический фундамент.

В отечественной психологии была разработана методологическая концепция, основанная на принципах диалектического детерминизма, единства личности, сознания и деятельности, отражения, развития, принципе системного подхода в психологии, личностного опосредствования, единства теории, эксперимента и практики (С. Л. Рубинштейн, Л. С. Выготский, Б. Г. Ананьев, А. Н. Леонтьев, Б. М. Теплов, А. А. Смирнов, В. Н. Мясищев, Б. Ф. Ломов, К. А. Абульханова, А. В. Брушлинский, Е. В. Шорохова, Л. И. Анцыферова и др.) [18].

В зарубежной психологии методологический базис определяется тем направлением, в рамках которого проводятся исследования. Выделяются подходы: бихевиористский, когнитивный, психоаналитический, гуманистический и др. При этом как в зарубежной, так и отечественной психологии подчеркивается существование строго научного метода, заимствованного у естественных наук и получившего методологическое обоснование в середине XIX века у О. Конта в его концепции развития человеческого знания. Он выделял три последовательно сменяющих друг друга вида знаний: 1) религиозное, связанное с традицией и индивидуальной верой; 2) философское - умозрительное, обусловленное интуицией автора и определенной концепцией; 3) позитивное, т.е. научное знание, которое использует факты, собранные в процессе целенаправленного наблюдения или эксперимента. По мнению Конта, устаревшие виды человеческого знания (религиозное и философское) в научном плане могут быть интересными только для историков культуры. Таким образом, господствующей в психологии становится естественнонаучная методология, предполагающая постановку научной проблемы, формулировку гипотезы, ее экспериментальную проверку (подтверждение или опровержение) и интерпретацию полученных данных.

Как в этой связи можно выстраивать методологию гуманитарного знания и, в частности, историко-психологического исследования?

^ Цель нашей работы - рассмотреть методологические основания истории психологии и систематизировать методы этой научной дисциплины. В современной науке данная проблема является недостаточно разработанной. Пытаясь внести вклад в ее решение, мы должны затронуть широкие культурологические пласты.

Рассмотрим методологические концепции изучения историко-гуманитарного знания.

Ряд профессиональных историков (представители "исторической школы"), поддавшись влиянию позитивизма, попытались превратить "эмпирическую историю" в истинную "позитивную" науку, считая, что их задачей является описание событий именно так, "как они происходили". Исторические источники играли для них роль опытных данных по аналогии с позитивистской моделью исследований в естествознании. Констатируя своеобразие разных культур и исторических эпох, они заняли позиции исторического релятивизма. Релятивистская линия получила обоснование в развиваемом этими исследователями вари-

стр. 5



анте методологического принципа историзма, применение которого ставит под сомнение общезначимость результатов исследования и саму научность подхода, выдвигаемого ими в качестве главной цели историко-гуманитарного знания.

Представителям "исторической школы" противостояли адепты неокантианского философского направления В. Виндельбанд [30], Г. Риккерт [19] и др., которые стремились превратить историю в теоретическую науку, свободную от излишнего эмпиризма и релятивизма, приступив к разработке вопросов методологии исторической науки. Она должна была отражать, с одной стороны, специфику, присущую истории (всем наукам о культуре), с другой - учитывать важность фактологии, что является общим требованием научного познания и роднит историю с другими ("опытными") науками.

Так, Виндельбанд [30], анализируя особенности естественнонаучного подхода, отмечал, что в его основе лежит генерализирующий (обобщающий) метод. Для естествознания единичный случай не представляет интереса, значение приобретает лишь обобщенное описание природы. Любой отдельный случай может быть выведен из теории и подчинен закону, представ как его частное проявление, не имеющее самостоятельной ценности. Виндельбанд называл такой подход номотетическим. Историческая же наука руководствуется другим подходом, который он определял как идиографический, опирающийся на метод анализа индивидуальных случаев (например, отдельное историческое событие, определенный период истории какой-либо страны, биография выдающейся личности и пр.). Таким образом, специфика метода гуманитарных наук заключается в выдвижении на первый план индивидуального явления: единичного и особенного.

Исследуя характер образования понятий в естествознании и науках о культуре, Риккерт на том же основании, что и Виндельбанд, выделял два метода: генерализирующий, свойственный естественнонаучному познанию, и исторически индивидуализирующий, присущий истории и всем наукам о культуре [19]. При этом он полагал, что "генерализирующие теории смогут при случае стать важными вспомогательными науками для истории", т.е. речь идет об использовании понятий, образованных научно- генерализирующим методом, для описания единичных явлений [19, с. 83]. Сущность индивидуализирующего метода Риккерта сконцентрирована в руководящем принципе образования понятий, содержание которых - индивидуальное и особенное. И таковым для него является принцип ценности. Он пишет: "...понятие культуры дает историческому образованию понятий такой же принцип выбора существенного, какой в естественных науках дается понятием природы как действительности, рассмотренной с точки зрения общего. Лишь на основе обнаруживающихся в культуре ценностей становится возможным образовать понятие доступной изображению исторической индивидуальности" [там же, с. 91]. Итак, идея ценностей занимает главное место в концепции Риккерта. Он подчеркивал, что "только благодаря принципу ценности становится возможным отличить культурные процессы от явлений природы с точки зрения их научного рассмотрения" (с. 93). При этом необходимо разделять теоретическое отнесение к ценности и оценку. Оценивать - значит классифицировать события как "похвальные" или "порицаемые"; это не имеет связи с отнесением к ценностям. В выборе фактов историк должен руководствоваться не личными вкусами и предпочтениями, вносящими в исследование субъективизм, а значимостью исторического факта, основанной на культурных ценностях.

В. Дильтей [6] подчеркивал специфику метода наук о духе (он относил к ним психологию, историю, философию, искусство, литературу, эстетику, этику и др.), отделяя его от метода естественных наук. Во главе наук о духе он ставил описательную психологию, которая, с его точки зрения, образует их фундамент, выдвигая на авансцену метод понимания. Этому методу присущ целостный подход, направленный на выявление и анализ структурной связи "членов" (составляющих) душевной жизни человека: интеллекта, побуждения и чувства, волевых действий. Метод понимания предполагает проникновение в смысловое содержание душевной жизни, связанное с ценностными ориентациями личности. Развитие личности обусловлено качественным изменением ценностей.

Описательной психологии как науке о духе Дильтей противопоставлял объяснительную психологию, опирающуюся на естественнонаучный метод. Последнюю он подвергал критике за элементаризм, атомистический анализ психических явлений, неспособность представить целостную и адекватную картину душевной жизни [6]. Таким образом, Дильтей, утверждая в своем учении приоритет метода понимания, закладывал основы герменевтического метода в психологии.

В связи с выделением в науке номотетической и идиографической парадигм интересным и ценным для историко-психологического исследования представляется концепция С. Л. Рубинштейна [1, 14 - 16]. Проанализировав объективную "позитивную" направленность естественнонаучного знания, он сделал вывод о неприменимости естественнонаучного метода к гуманитарному знанию. В то же время Рубинштейн подвергал критике за телеологизм и субъективизм определение сути метода гуманитарных наук, предлагаемое

стр. 6



представителями неокантианского направления (Марбургская школа) [1].

В качестве методологического основания гуманитарного знания он выдвинул идею субъекта. "Именно субъектность, а не субъективность, по его мнению, должна вскрыть специфику гуманитарной методологии, имеющей дело со своим типом детерминации, связанным с ценностностью этих знаний" [1, с. 13]. Рубинштейн полагал, что методологически ключевой для гуманитарных наук является также идея онтологии, и представлял систему онтологической структуры бытия, в которой субъект рассматривался как центр перестройки бытия. "Субъект своим познанием и действием конструирует бытие" [там же, с. 15]. Взаимосвязи бытия характеризуются понятием "причинение", которое ставит акцент на активное воздействие явлений друг на друга и позволяет сблизить "понимание причинности материального мира с пониманием причинения как активности субъекта". Действительность воссоздается ее реконструированием в познании как следствие присущей субъекту активности. Таким образом, посредством категорий "онтология" и "субъект" в гуманитарных науках, с одной стороны, достигается объективность (непреложное правило научного осмысления мира), а с другой - сохраняется специфика гуманитарного знания (его ценностная детерминация).

Рубинштейн считал, что главную роль в психологии должны играть индивидуализация исследований и одновременно раскрытие реальных закономерностей. Подчеркивая важность принципа индивидуализации исследования и противопоставляя свою позицию концепциям, ориентированным на стандартизацию и получение среднестатистических величин, он в то же время отмечал, что "задача теоретического психологического исследования заключается не в жизнеописании отдельного индивида, его единичности, а в том, чтобы от единичного перейти к всеобщему, от случайного к необходимому, от явлений к существенному в них. Для теоретического психологического исследования изучение индивидуальных случаев является поэтому не особой областью или объектом, но средством познания. Через изучение индивидуальных случаев в их вариативности психологическое исследование должно идти к истинной своей цели - к установлению все более общих и существенных закономерностей" [20, с. 41]. Подобная логика исследования, по нашему мнению, оказывается одной из наиболее продуктивных для осуществления исторического развития познания.

Рассмотрим подробнее - ввиду особой важности - вопрос о роли и задачах историка в процессе научного познания. Является ли он пассивным регистратором "сухих" фактов, отстраненно создающим максимально объективную картину прошлых событий, или же он активно воспринимает информацию, отбирая факты и выстраивая их цепь, используя внутренние (интуитивные) ресурсы или внешние (методологические) ориентиры?

Вообще, возможна ли объективная историография?

К. Герген [5], представляя социальную историю психологии, считал, что люди, занимающиеся исследованием человеческого взаимодействия, оказываются в специфически двойственном положении. С одной стороны, они понимают необходимость интеллектуальной бесстрастности в научных вопросах, осознавая искажающее влияние приверженности тем или иным ценностям. С другой, будучи социализированными, они реально являются носителями многочисленных ценностей, связанных с природой социальных отношений. Таким образом, представители профессии, ориентированной на объективное развитие знаний, используют свою позицию, пропагандируя среди ничего не подозревающих реципиентов необходимую информацию. Герген подчеркивал, что понятия в этой области редко бывают свободными от ценностной нагрузки. Он писал: "Приверженность ценностям - почти неизбежный побочный продукт социального существования, и, являясь членами общества, мы не в состоянии от них отгородиться, даже преследуя профессиональные цели. Кроме того, если в нашей научной коммуникации мы полагаемся на язык культуры, нам очень сложно подобрать такие термины, касающиеся социального взаимодействия, которые не имели бы прескриптивной ценности. Мы могли бы снизить имплицитные предписания, внедренные в наше общение, если бы стали пользоваться полностью техническим языком. Однако всякий раз, когда наука становится рычагом социальных изменений, даже технический язык становится оценочным. Вероятно, лучшее решение данной проблемы - это быть как можно более чувствительным к собственным искажениям и сообщать о них как можно более открыто. Приверженность ценностям неизбежна, но мы можем, по крайней мере, перестать маскировать ее рассуждениями об объективном отражении истины" [5].

М. Хайдеггер [27] также отмечал субъективность мнения ученого при работе с историческим материалом, констатируя, что истолкование текстов небеспристрастно, оно строится на основе "предструктуры" понимания, сложившихся "предмнений" исследователя, которые искажают суть изучаемого предмета. Он подчеркивал важность осмысления исторического прошлого, исходя из системы понятий и ценностей исследуемой эпохи, цивилизации, не навязывая мировоззренческих позиций истолкователя. Хайдеггер подает пример глубокого анализа античного источника: изучая изречение Анаксимандра, он акцентирует

стр. 7



внимание на том, чтобы переводимые слова "мы понимали так, как они мыслятся по- гречески", так, как они мыслились в отдаленную эпоху, а не в соответствии с представлениями последующих времен, изменяющих их значение [27, с. 44].

Ценные для историко-психологического исследования идеи, касающиеся возможности объективного научного анализа действительности, мы находим у С. Л. Рубинштейна, который идентифицировал научное познание с созданием системы научных понятий, подчеркивая, что наука, исходя из конкретных данных, строится на основе создания понятий (логического содержания знания), отличных от представлений (наглядного содержания сознания). Он писал: "Наука определяется как система, в которой каждый элемент определен своими отношениями к другим элементам системы" [21, с. 337]. Рубинштейн считал, что понятие должно мыслиться не как свойство вещей, а как отношение внутри конкретной системы. Отсюда следует, что историко-психологический анализ понятий должен учитывать исконную систему, элементами которой они являются. Рубинштейн утверждал, что "наука строится преодолением изолированности единичного, включением его в его всеобъемлющее целое и определением той функции, которую он в этом целом выполняет" [22, с. 344]. Он отмечал, что "каждый элемент для того, чтобы получить научное определение, должен быть включен в соответствующее, его объемлющее целое и определен той функцией, которую он в нем выполняет" [там же, с. 345]. Развивая теорию понятия, Рубинштейн представлял диалектическое осмысление понятийной системы. Он утверждал, что понятие определяется только в конкретном контексте. Критикуя метафизическое мышление, он отмечал текучесть понятия, которое, переходя из контекста в контекст, трансформируется [21, с. 340]. Анализируя структуру точного знания и его отношение к действительности, Рубинштейн подчеркивал, что объективность достигается тогда, когда "признается не конструирование предмета или мира субъектом как неким демиургом, а конструктивность самого содержания знания, которая выражается в том, что элементы его определяются своими отношениями друг к другу. Зависимость их друг от друга делает их независимыми от субъекта, от нас" [там же, с. 338].

Итак, подчеркнем, что создание стройной системы научных понятий может позволить историку науки элиминировать, насколько это возможно, влияние фактора субъективности. Кроме того, научность исследования обеспечивается грамотным использованием научных методов.

Большой вклад в разработку методологических проблем истории психологии, ее подходов, принципов, методов внесли отечественные ученые, специалисты-историки.

В трудах Б. М. Теплова [23, 24], М. Г. Ярошевского, А. В. Петровского [16], Е. А. Будиловой [3] подчеркивается важность соблюдения принципа единства логического и исторического, необходимость установления взаимосвязи теории и истории психологии, т.е. логико-научного и конкретно-исторического развития. Так, по мнению Будиловой [3], историко-психологические исследования должны проводиться с учетом конкретных исторических условий, позволяющих науке проникать в жизнь социума, а также исходя из тех логических и теоретических отношений, которые составляют основу психологического знания каждого исторического этапа и их связи с современным развитием психологии. Теплов считал, что "не изучив хода развития науки, нельзя строить систему этой науки" [23, с. 6]. Утверждая исторический подход к психологическим исследованиям, он писал: "История вопроса непосредственно переходит в постановку проблемы исследования. Последняя должна органически вытекать из первой. Глубина, фундаментальность этой части является в настоящее время в психологической науке одним из необходимейших условий, определяющих научную ценность данной работы" [24, с. 313]. Ярошевский также подчеркивал, что "теория психологического познания должна развертываться и как его история" [29]. Большое место в его трудах занимает обоснование научно-категориального анализа как метода историко-психологического исследования. Е. А. Климов, О. Г. Носкова описывают применение метода логической реконструкции в истории психологии труда [9]. А. Н. Ждан в качестве основного метода истории психологии выделяет теоретическую реконструкцию, описание и критический анализ научных концепций прошлого, конкретных программ получения, обоснования и систематизации психологических знаний [7]. Т. Д. Марцинковская упоминает такие методы истории психологии, как историко-генетический, историко-функциональный, биографический, а также метод категориального анализа и систематизации психологических высказываний [15]. Наиболее полный перечень методов историко- психологического исследования приводят В. А. Кольцова и Ю. Н. Олейник: методы планирования историко-психологического исследования (организационные методы) - структурно-аналитический, сравнительно-сопоставительный (синхронистический), генетический; методы сбора и интерпретации фактологического материала (как теоретического, так и эмпирического) - категориально-понятийный анализ, анализ продуктов деятельности, метод исторической реконструкции (моделирования), проблемологический анализ, метод библиометрического анализа, тематический анализ, метод источниковедческого

стр. 8



анализа, биографический метод и метод интервью [11, с. 755].

Констатируя наличие разнообразных методов истории психологии, рассмотрим вопрос об их систематизации. Ввиду его слабой разработанности вначале обратимся к рассмотрению классификационных методологических моделей, представленных в рамках общей психологии.

Отечественные и зарубежные психологи предпринимали попытки систематизировать методы психологического исследования. Так, С. Л. Рубинштейн в качестве основных методов определил наблюдение и эксперимент. Наблюдение включает самонаблюдение и внешнее (объективное) наблюдение; последнее, в свою очередь, может быть прямым и косвенным. Разновидностями эксперимента являются естественный и лабораторный эксперименты. Помимо основных методов он отмечал наличие промежуточных и вспомогательных методик, например, исследование продуктов деятельности, физиологическая методика, занимающая подчиненное место в психологическом исследовании.

Особую роль ученый отводил генетическому методу в психологии, позволяющему рассматривать развитие психики как средство для установления общих психологических закономерностей, базируясь на наблюдении и эксперименте. Обосновывая генетический принцип изучения психического развития в онтогенезе, Рубинштейн подчеркивал, что "суть дела заключается не в том, чтобы проводить статистические срезы на различных этапах развития и фиксировать различные уровни, а в том, чтобы сделать именно переход с одного уровня на другой предметом исследования и вскрыть таким образом динамику процессов и их движущие силы" [20, с. 41]. Данный принцип является важным и при исследовании процессов филогенетического развития; он традиционно применяется также при изучении истории психологии.

В современной психологии существуют различные классификации методов психологических исследований. Г. Д. Пирьов [17] выделял:

1) наблюдение (объективное, самонаблюдение);

2) эксперимент (лабораторный, естественный, психолого-педагогический);

3) моделирование (физическое и математическое, имитационное и схематическое, кибернетическое);

4) психологическую характеристику (как синтетический методический прием);

5) вспомогательные методы (физиологические, фармакологические, биохимические и др., математические (статистические), графические);

6) специальные методические подходы (генетические (эволюционные), сравнительный подход, психопатологический подход).

Отметим, что в своей классификационной модели Пирьов, пытаясь сгруппировать методы, использовал различные термины ("методы", "методический подход", "методический прием"), что связано с невозможностью линейного, одномерного построения классификации.

Б. Г. Ананьев [2] предложил классификационную методологическую схему, исходя из функционального критерия в оценке методов научного исследования, на основе которого им выделяется четыре группы методов:

1. Организационные методы (сравнительный, лонгитюдинальный, комплексный), определяющие стратегические направления исследования и взаимодействие всех других используемых методов.

2. Эмпирические способы получения научных данных: обсервационные методы (наблюдение, самонаблюдение); экспериментальные методы (лабораторный, полевой, естественный, формирующий или психолого-педагогический); психодиагностические методы (тесты стандартизированные и прожективные, анкеты, социометрия, интервью и беседы); праксиметрические методы (приемы анализа процессов и продуктов деятельности - хронометрия, циклография, профессиографическое описание, оценка изделий и выполненных работ, в том числе произведений, ученических работ и пр.); моделирование (математическое, кибернетическое и пр.); биографические методы (анализ фактов, дат и событий жизненного пути человека, документации, свидетельств и т.д.).

3. Методы обработки данных (экспериментальных и др.): количественный (математико- статистический анализ) и качественный (в том числе дифференциация материала по типам, группам, вариантам, составление психологической казуистики, т.е. описание отдельных случаев, наиболее полно отражающих типы и варианты, а также являющихся исключениями из общих правил).

4. Интерпретационные методы, являющиеся вариантами генетического и структурного способов анализа. Генетический метод (филогенетический, онтогенетический, генетический в специальном смысле слова, т.е. генетика поведения и индивидуальных свойств, социогенетический, исторический (в исторической психологии)) способен охватывать все уровни развития - от молекулярного (в широком смысле слова) до молярного. Использование различных вариантов этого метода представляет собой способ теоретических исследований генетических связей между явлениями. Структурный метод (психография, типологичес-

стр. 9



кая классификация, психологический профиль) устанавливает взаимосвязи между частями и целым, например отдельными параметрами развития и организмом в определенный момент его существования.

Опираясь на вышеописанные классификационные модели психологического исследования, рассмотрим, какие методы можно использовать для анализа проблем истории психологии, исходя из специфики изучаемого предмета. Особенностью истории психологии является невозможность непосредственного контакта с изучаемым объектом, поэтому применение главных методов психологии - наблюдения и эксперимента - традиционно исключается. Таким образом, ведущим становится метод реконструкции психологического знания на основе анализа продуктов научной деятельности, что соответствует праксиметрическому методу, выделяемому в общей психологии. Историк всегда имеет дело с информацией об изучаемом объекте, опосредствованной источниками, продуктами деятельности их создателей. Наблюдение и эксперимент занимают подчиненное положение и могут в определенных случаях использоваться косвенным образом, включаясь в главный метод, например биографический. Так, анализируя архивные документы, историк психологии фиксирует наблюдения современников, связанные с особенностями стиля творческой работы изучаемой персоналии, или же сохранившиеся описания ее самонаблюдения, исследует экспериментальные данные, полученные, например, в лаборатории В. М. Бехтерева.

Констатируя изменение доминанты при расстановке методов, представленных в классических схемах Рубинштейна, Ананьева и исследованиях в области истории психологии, особо подчеркнем, что классификация методов - это одна из сложнейших научных проблем. Она предполагает упорядочение и соотнесение часто несопоставимых качественных уникальных объектов, что отмечается, например, при рассмотрении методов, вытекающих из определенных подходов, концепций, теорий, отражающих разные уровни и аспекты анализа. Здесь главным всегда является следующий вопрос: что выступает в качестве основы классификации методов?

Мы предприняли попытку сгруппировать методы истории психологии, исходя из нескольких критериев: 1) синхроничности (одновременного протекания событий, анализа одного временного периода) - диахроничности (развернутости событий во времени, соотнесения разных эпох, временных периодов) - бихроничности (возможности исследования как в синхроничной, так и диахроничной плоскости; 2) общей ориентации исследования - его основополагающего методологического принципа, а также способа систематизации исследуемого материала, присущего определенному научному подходу, принципу (организационные методы); 3) современных требований науки и практики (инновационные методы).

Отметим, что понятие "метод" используется в научном обиходе по-разному. Так, Ананьев выделял комплексный метод, который по своей сути является междисциплинарным подходом, т.е. в данном случае "метод" выступает в качестве синонима слова "подход". Кроме того, в психологии существуют: метод субъективного шкалирования, метод репертуарных решеток и др. В последнем случае "метод" синонимичен слову "методика". В процессе научной работы, нацеленной на систематизацию методов, важно определить, что понимается под методом. В нашем исследовании "метод" трактуется и как способ решения конкретной исследовательской задачи, и как совокупность определенных теоретических положений - он может оказаться в одном синонимическом ряду с "подходом", "принципом".

(Отметим, что количественные методы в данной статье не анализировались.)

Рассмотрим первую группу методов истории психологии.

К
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Нейропсихология. Культурно-исторические и естественнонаучные основы нейропсихологии

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Психосемантика. Базовые и стратегические процессы распознавания семантических отношений

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Кросскультурные исследования. Кросскультурная психология: проблемы и тенденции развития

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Психология профессиональной деятельности. Профессиональная идентичность личности: психосемантический подход

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Дискуссии. Соотношение интуиции и сознания в интеллектуальной деятельности: системная модель

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Социальная психология. Диагностика локуса контроля личности в асоциальных подростковых группах

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Когнитивная психология. Ранние этапы развития речи в условиях зрительной депривации

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Психология эмоций. "Информационная" и "энергетическая" модели влияния результатов деятельности на эмоции

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
История психологии. А. А. Богданов и отечественная психология (к 130-летию со дня рождения)

Psikhologicheskii zhurnal iconPsikhologicheskii zhurnal
Старший преподаватель кафедры педагогики и психологии Национального университета, Донецк, Украина

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<