Издательство




НазваниеИздательство
страница14/21
Дата публикации24.10.2013
Размер3.67 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Астрономия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21
Часть первая — “Фарш” — рисует перед нами яркую, впечатляющую картину ближайшего будущего. Начинается роман маленьким эпизодом из наших дней — главный герой, пятилетний Толя Клюквин, просит маму пожарить на обед котлеты. Но мама отказывает малышу, поскольку мясорубка давно сломана. И вот, в лучших традициях романов в жанре хоррор, обиженный Толя возмущенно смотрит на ненавистный кусок говядины (кстати, автор хорошо замотивировал любовь Толи к котлетам и неприязнь к жареному мясу — у мальчика только что выпали все молочные зубы, и жевать ему трудно). Детская обида приводит к поразительному эффекту — под взглядом мальчика мясо превращается в фарш!

В романе Стивена Кинга сразу после этого начались бы активные действия. Но Александр Громов не соблазняется подобным драйвом. Мама сурово наказывает Толика и объясняет, как осторожен он должен быть со своим даром. Перепуганный Толик клянется никогда не применять свою способность во зло. Захваченный сюжетом читатель ждет продолжения истории, но автор внезапно начинает рассказывать совсем о другом! “…бельчонок появился на свет ранней весной, в теплой, трухлявой глубине дупла, дырявящего старый, но крепкий еще дуб между пятым и шестым суком…” Первое впечатление, что в файл с романом случайно попали фрагменты неизвестной ранее книги Бианки или сошедшего с ума Пришвина. Лишь после второй или третьей вставки, повествующей о радостях и тревогах маленького бельчонка, понимаешь, что автор использовал тот же литературный прием, что и Гофман в “Житейских воззрениях кота Мурра”. Так на протяжении всей книги и будут появляться короткие, в две-три странички, зарисовки из лесной жизни — сбор орешков, первая линька, дружба с бурундучком, ссора со злой лисой… Зверюшки разговаривают, грустят… в общем — ведут себя как нормальные герои диснеевских мультиков.

Впрочем, вернемся к основной сюжетной линии!

Действие как-то незаметно переносится на тридцать лет вперед. Мир будущего. Мир высоких технологий, разгула компьютерной и генетической преступности, засилья спецслужб… все это дано быстрыми, но сочными мазками творческой кисти. Повзрослевший Анатолий Клюквин, не особо скрывая свой дар, работает на мясокомбинате. Он один заменяет целый цех — под его взглядом коровьи и бараньи туши превращаются в аккуратные груды фарша. Работа мясокомбината показана со знанием дела, очевидно, автор много консультировался со специалистами. Некоторые сомнения вызывает лишь сцена с пьяными рабочими и крысиным семейством, после которой надолго исчезает желание есть колбасу. Впрочем, сцена в чем-то оправданна, ведь именно в этот момент Анатолий спасает и приручает маленького крысенка, своего будущего спутника… впрочем, не будем забегать вперед.

Очень интересно показана семейная жизнь героя. В описанные времена по планете гуляет эпидемия страшной болезни — вирусной истерии. Ею страдают лишь женщины, у которых начинаются спорадические приступы истерии, сопровождаемые немотивированной агрессией. Жена Анатолия, интеллигентная и хрупкая, тоже подвержена этому недугу. Поэтому, уходя из дома, Анатолий запирает ее в специальной камере-бесильне с мягкими стенами и полом. Даже клавиатура компьютера в бесильне — надувная. Приходя же с работы, Анатолий вынужден долгое время наблюдать за женой, прежде чем выпустить ее в квартиру — ведь во время приступа больные становятся очень коварными. Беседы Анатолия с женой занимают изрядную долю текста и читаются с неослабным интересом.

Но плавное течение первой части неожиданно для читателя прерывается самым неожиданным образом. Подросший крысенок, получивший имя Рип, внезапно произносит свое первое слово — “папа”!

Вторая часть романа носит название “Невозможно” и почти не содержит “приключений тела”. Со времен первой части прошел еще год. Вся Земля охвачена паникой — животные внезапно стали разумными или, точнее, — потенциально разумными. Собаки и кошки, даже крысы и мыши при благоприятных условиях начинают понимать человеческую речь и сами разговаривают. То же самое, как ни ужасно, творится с крупным и мелким рогатым скотом! “Оразумливать” скот категорически запрещено, но всегда находятся не в меру любопытные пастухи… что приводит к ужасным последствиям. Вторая часть начинается с чудовищной сцены на мясокомбинате, где козел-провокатор успокаивает ягнят, которых гонят на убой. Диспут между ягнятами, козлом и Анатолием занимает полторы главы. После этого плачущих ягнят начинают забивать, а Анатолий бросает работу. “Они все разумные! — кричит он директору цеха. — Даже те, кто молчит! Вся плоть — трава!”

Некоторое время Анатолий живет на пособие по безработице, общается с Рипом, заботливо ухаживает за женой. Мелкие вставные сцены демонстрируют нам мировой масштаб трагедии — ставшие разумными куры устраивают побег из птичника, банды собак и кошек ночами терроризируют улицы, крысы строят подземные города… Многие люди становятся вегетарианцами, но еще большое количество находит в поедании разумных животных особое садистское удовольствие. Бьющая по нервам сцена с шашлыками, устроенными выпускниками средней школы, подчеркивает размах охватившего человечество безумия…

И тут к Анатолию приходят сотрудники таинственного Комитета особой безопасности — Кобеза, глубоко засекреченной силовой структуры. К сожалению, испугавшись за безопасность Рипа (разумные крысы подлежат обязательному уничтожению), Анатолий бросается в бега…

Часть третья, “Провернуть”, самая, пожалуй, динамичная в романе. Анатолий странствует по России, уходя от сотрудников Кобеза. Он пересекает всю страну — от приграничного Подольска до уральского анклава. Ему уже ясно, что по какой-то причине кобезовцам требуется его особый дар, но Анатолий не желает уничтожать разумных существ.

Однако жизнь заставляет его сделать суровый вы­бор. В маленьком сибирском городишке, точнее — крупном селе, он становится свидетелем суда Линча. Жители собираются сжечь живьем юношу, которой оразумил молодую рысиху. Впрочем, главной причиной негодования граждан стал тот факт, что юношу и рысь соединяет большее, чем простая дружба…

Анатолий, не в силах перенести трогательный прощальный разговор человека и его пушистой подруги, встает на их защиту. Он пытается уладить дело миром, но когда и его самого тащат к костру — пускает в ход свой дар. Остатки перепуганных линчевателей разбегаются, Анатолий вместе с необычной парой уходят в тайгу…

Скитания по тайге, простой и суровый быт староверов, в чьей деревне троица беглецов находит приют, — все это не дает читателю оставаться безучастным. Чего стоит только портрет деда Григория, простого и мудрого патриарха староверов! Но погоня идет по пятам, да

еще и возникает неожиданный любовный треугольник — рысиха влюбляется в Анатолия и уговаривает его “вмести уйти вольной лесной тропой”. Модная тема зоофилии дана на удивление трогательно и лирично — некоторые диалоги воскрешают в памяти “Песнь Песней”: “Лапы твои — будто четыре ручья, сбегающие по склону голеней моих и в горы бедер моих… хвост твой — будто пятый ручей, что места себе не находит шаловливо…”

Анатолий и сам уже испытывает к молодой рыси сложные чувства, но он все-таки отвергает предложение — и вместе с Рипом убегает еще дальше в глубь тайги… Там, в безлюдных суровых сибирских просторах, они находят заброшенную ракетную базу, где обитает племя разумных крыс. Пораженные дружбой Анатолия и Рипа крысы дают им приют и защиту. Общество крыс нарисовано излишне бегло, однако и здесь читателя ждут интереснейшие сцены крысиного быта: и гладиаторские бои с кошками, и странные семейные отношения… Но вскоре Анатолий узнает страшную правду- крысы тайком восстанавливают забытые в конце прошлого века на базе ядерные ракеты. Они собираются спровоцировать ядерную войну, после которой малочувствительные к радиации крысы станут полными хозяевами планеты.

После долгих и мучительных переживаний Анатолий решает покончить с крысами. Рип, после долгих терзаний, встает на сторону своего приемного отца. И начинается кровопролитная схватка.

Позволю себе процитировать фрагмент.

“Писк! Пронзительный писк доносится из-под пола — сквозь доски, сквозь сгнившие ковры. Никогда не пытался молоть фарш сквозь доски… но придется попробовать. Чудовищно! Звон в голове, ватные пробки в ушах… Не слышу, но чувствую, что писк прекратился.

Полсекунды — прийти в себя. Интересно, кто это был: крадущиеся ко мне отборные крысиные коммандос или убегающие самки с крысятами? Мир их фаршу.

Еще час — самое большее — такого напряжения, и я сам превращусь в фарш, даром что отъелся и откормился за неделю. Надо выдержать! Крысы атакуют грамотно, как по учебнику — со всех сторон, с отвлекающими маневрами. Спешить им в общем-то некуда. Их сотни тысяч, а я один… не считать же Рипа боевой единицей. Если не доберусь до боеголовки, то меня возьмут измором, дождутся, пока не потеряю силы или не усну от изнеможения. А еще похоже, что мне специально подставляют неразумных крысят и старых самок: заставляют тратить силы на малоценную мелюзгу. Умно!

Поворачиваю голову, смотрю на страдальческую мордочку Рипа.

— Это были не солдаты, — пищит он. — Это были старые самки…”

В самый тяжелый момент на помощь Анатолию приходят части спецназа и оперативники Кобеза. Старая ракетная база уничтожается напалмом и ядохимикатами. А обессилевшего Анатолия везут в тайный московский штаб Кобеза.

Часть четвертая, “Назад”, дает ответы на многие загадки. Анатолий, вначале подозрительно относящийся к своим пленителям, вскоре проникается уважением к бойцам невидимого фронта. Он узнает, что и его удивительный дар, и эпидемия вирусной истерии, и оразумливание животных — звенья одной цепи. Много лет назад в заповедных беловежских лесах упал таинственный объект — не то метеорит странной природы, не то инопланетный зонд. Все попытки проникнуть к объекту или исследовать его были неудачны. Даже развал Советского Союза был отчасти спровоцирован той паникой, что охватила допущенных к информации членов политбюро…

Некоторое время “объект” никак не проявлял агрессивности — только защищался от попыток приблизиться. Но вскоре из места падения объекта начинает исходить таинственное излучение, влияющее на высшие мозговые структуры. У мужчин это излучение порой приводит к появлению удивительных способностей — телепатии, телекинеза… но самым удивительным стал случай с Ана­толием. У женщин, как ни печально, то же самое излучение вызывает истерию — она вовсе не связана с вирусами. Ну а животные под действием излучения обретают разум…

“Быть может, это и не агрессия, — говорит Анатолию полковник Русков. — Быть может, зонд хочет помочь всем нам стать умнее… но женщины, по природе своей, не способны так быстро эволюционировать. Отсюда (…) и приступы истерии. Ну а оразумливание животных — самая трагическая ошибка Чужих. Мы не можем всей планетой перейти на вегетарианское меню. Мы не готовы делить маленькую Землю с разумными крысами и осьминогами. Быть может, через сто лет инопланетный дар оказался бы благословенным подно­шением… сейчас же он — проклятие человечества!”

Только Анатолий способен ныне спасти человечество. Защитные механизмы “объекта” работают лишь против военной техники — будь то баллистическая ракета или обычный танк. Охрана “объекта” от людей осуществляется с помощью разумных животных — зубров, волков, зайцев, белок, полностью покорных воле своего внеземного хозяина…

Трудный выбор встает перед Анатолием. Ему жалко животных, а в первую очередь — Рипа и веселую пушистую рысь, резвящуюся где-то в сибирской тайге. Ведь если излучение прекратится — все они вновь потеряют разум. Но на другой чаше весов — счастье человечества, исцеление любимой жены, солидная награда от благодарного государства… и потеря своей уникальной способности, которую Анатолий ненавидит.

И он делает выбор.

Вместе с группой десантников Анатолий отправляется к “объекту”.

Далее начинается активное действие. Десантники, вооруженные лишь палками и камнями, охраняют Анатолия. Анатолий своей уникальной способностью защищает десантников. Рип разведывает обстановку.

А врагов у группы кобезовцев — целый лес! Злобные лоси нападают на них из кустов, медведи прыгают с деревьев прямо на головы, волки таятся в подлеске, змеи ползут по мхам. Даже безобидные землеройки ухитряются, навалившись всей толпой, убить старшего сержанта спецназа Юрия, чью фамилию мы так и не узнаем.

Постепенно тают ряды десантников. Но и зверье гибнет в таких количествах, что активиста “Гринписа” хватил бы удар. Беловежская пуща завалена фаршем, тяжелый запах парного мяса витает в воздухе. Уже у самого объекта гибнет суровый майор Пастушенко — его успел затоптать затаившийся в кустах бузины зубр.

И только Анатолий с Рипом выходят к “объекту” — студенистому, отвратительному кому биомассы, тщетно пытающемуся скрыться бегством. Единственный оставшийся защитник “объекта” — тот самый бельчонок, за чьими забавными приключениями мы следили всю книгу. Бельчонок и Рип сходятся в смертельной схватке, Анатолий же выдерживает тяжелейший ментальный поединок с “объектом”. Пытаясь защититься, “объект” сообщает все новые и новые версии о своем происхождении — и то, что он посланец внеземной цивилизации, долженствующий “продвинуть” земных животных, и что он порождение “единого разума Земли”, возмущенного нарушениями экологии, и что он прибыл из счастливого вегетарианского будущего человечества, и что его создали тайные лаборатории КГБ в качестве оружия… Но Анатолий все-таки преодолевает ментальные блоки “объекта” и узнает страшную правду. “Объект” — это всего-навсего… впрочем, жестоко по отношению к читателю было бы открывать столь неожиданный сюжетный ход в рецензии.

Итак, убедившись во вредоносной сущности “объекта”, Анатолий обращает на него свой возмущенный взор — и новая гора фарша возникает в лесу!

Стихает чудовищное излучение!

Исцеляются женщины планеты Земля.

Барашки и овечки послушно идут на бойню.

Все, кто обладал экстрасенсорными способностями, теряют их. В том числе и сам Анатолий.

“Фарш невозможно провернуть назад”, — бормочет герой, глядя на дело глаз своих. У его ног — погибший в бою Рип и умирающий бельчонок. Подобрав бельчонка, Анатолий бинтует его раны. Этим финалом автор как бы говорит нам: “Солдат бельчонка не обидит! Пусть мы, люди, и не самый лучший вариант разумной жизни на Земле, пусть мы иного варианта не приемлем, но и в зверства не скатимся!”

^ ВЫПАРЕННЫЕ СЮЖЕТЫ

Давно и чаще всего безрезультатно охочусь я за книгами издательства “Новая Космогония”. Все-таки ставка на фантастику высокохудожественную, в чем-то элитарную, не способствует продвижению книг на прилавки. С тем большим удивлением обнаружил я на самом обычном лотке у метро “Алексеевская” книгу “Новые карты рая” известного алма-атинского фантаста Ярослава Зарова. Кому-то он знаком по мрачной, декадентской книге “Весенние приходы” (история больных с раздвоением личности), кому-то по задорной космической опере “Точка отчаяния” (быт и нравы в далеком будущем) или альтернативной истории “Горячие моря” (изменивший свое течение Гольфстрим согрел северные берега России, в то время как Америка и Европа прозябают). Писатель интересный, но снискавший себе репутацию коммерческого автора, многократно обруганный за тезис “три книги для денег, одна — для души” — и вдруг в “Новой Космогонии”? Удивительно! Настораживал и тираж книги — 12 100 экземпляров (и это при том, что большинстве книг в “Новой Космогонии” изданы тиражом от 3 до 7 тысяч экземпляров). В общем, сомнений у меня не оставалось — надо читать.

Первые же страницы вызвали у меня оторопь. Обычно Заров начинает действие активно, сюжет несется на космической скорости, не оставляя читателю никаких шансов отложить книгу и подумать: “А что это я, собственно говоря, читаю?” В “Новых картах рая” действие разворачивалось подчеркнуто неспешно. Вначале никто никого не убивает. Не прилетают на Землю коварные Чужие. Отсутствуют виртуальные и альтернативные миры, душевные терзания и переживания героев. На протяжении двух с половиной глав автор описывает быт московской коммунальной квартиры — задушевно, скрупулезно, с легкой иронией, но без всяких попыток читателя заинтриговать. Разве что набор героев, волей автора сведенных в трех комнатах и кухне, узнаваем — писатель-фантаст Андрей Кульянов, работающий над романом “Лунный Рейх” (отрывки из которого, к месту и не очень, рассыпаны по всему тексту); мать-одиночка Рита Семенова, воспитывающая аутичного восьмилетнего сына и работающая квартирным маклером; бывший спецназовец, ныне инвалид по зрению и алкоголик Иван Силин, живущий на пенсию старушки-мамы (как выясняется к концу второй главы — пенсию маме не платят, зарабатывает она нищенством и сбором пустых бутылок).

На третьей главе я впал в глубокую задумчивость, пытаясь понять замысел автора. У меня не было ни малейших сомнений, что долго такой неспешный темп Зарову не выдержать. В рамках классической бытоописательной прозы ему было тесно, будто акуле в аквариуме, писатель задыхался, нервничал и становился все более агрессивным.

Предчувствия меня не обманули.

У алкоголика Ивана Силина вдруг появились странные кошмарные сны, старушка-мама, как оказалось, вовсе не собирает бутылки по подъездам, а работает стриптизершей в клубе “Осенний соблазн”, аутичный мальчик зашел в комнату писателя, поджег его гардероб и стер с компьютера текст нового романа, его энергичная мама провалила какую-то сделку, и теперь за ней гоняются бандиты. Загрустивший от потери почти законченного романа писатель уходит в глухой запой вместе со слепым спецназовцем. В процессе запоя (описанного очень красочно и узнаваемо) Иван Силин рассказывает писателю открывшуюся ему во снах страшную правду: все пятеро обитателей квартиры давным-давно мертвы, а их нынешнее существование — “посмертие” — нечто вроде чистилища, к которому они приговорены за грехи. Вначале писатель решительно отвергает эту версию, но постепенно начинает все более к ней склоняться. Каждый из персонажей и впрямь недавно был на грани жизни и смерти — десантник едва не был убит в ходе обезвреживания террористов, аутичный мальчик поперхнулся сливовой косточкой и едва не задохнулся, за его матерью и раньше гонялись страшные бандиты, старушка-стриптизерша пережила нападение сексуального маньяка, ну а сам писатель некоторое время назад, на почве разлуки с любимой женщиной, совершил неудачную попытку самоубийства. Ситуация усугубляется тем, что Андрей Кульянов, в результате пожара лишившийся всей верхней одежды, не может покинуть квартиру и убедиться в существовании мира за ее стенами! Окна его комнаты выходят в глухой грязный тупик, где никогда и никого нет, продукты, спиртное и сигареты он заказывает по интернету, ну а его друзья, все время собирающиеся зайти в гости, в последний момент откладывают визит…

Пелевиным попахивает, печально подумал я. Черный заяц колотит в свой барабан…

Возможно, что и Заров понял, что такой сюжет не слишком оригинален. Во всяком случае, история, в которую я уже готов был поверить, благополучно разрешается визитом друга писателя Юрия Семецкого (ну как же в современной фантастике без этого персонажа!) Вопреки устоявшейся традиции Семецкий не гибнет! Напротив, он становится посланником мира живых, убеждающим писателя, что тот еще жив. Семецкий отдает писателю свои старые брюки и рубашку, после чего тот выходит на улицу- и убеждается, что мир существует, а жизнь продолжается. Почти тут же появляется один из поклонников писателя, узнавший о его беде. Крутой хакер, он ухитряется восстановить текст нового романа — и Андрей Кульянов с энтузиазмом начинает его дописывать…

Где же фантастика? — мысленно возопил я. Но, сообразив, что роман прочитан от силы на одну пятую, успокоился и принялся читать дальше.

Предчувствия меня не обманули!

Обрадованный спасением текста писатель со смехом рассказывает хакеру о своем недавнем испуге. Внимательно его выслушав, хакер заявляет, что десантник не столь уж не прав. По его мнению, все люди на Земле хотя и живы, но существуют в электронной, виртуальной форме. Весь окружающий наш мир — это иллюзия, игра, созданная таинственным Великим Программистом, а люди — самообучающиеся и саморазвивающиеся разумные подпрограммы, “макросы”. Временами Великий Программист подбрасывает людям те или иные “пряники” или берется за “кнут” — двигая человеческую историю в необходимом ему направлении. Появление же в истории тех или иных пророков и мессий — это результат “вхождения” Великого Программиста в собственную игру.

Писатель воспринимает рассказ с иронией. Но хакер заявляет, что у него “есть доказательства”. Идеальных программ не существует, в любом программном коде есть дырки. И он-то как раз сумел найти несколько таких дырок, позволяющих выйти за рамки программы и задействовать “недокументированные функции” — левитацию, хождение по воде, телепатию и телекинез… Восхищенный этой не то новой мифологией, не то новой космогонией (!), рождающейся у него на глазах, писатель вместе с хакером отправляется в путешествие в Санкт-Петербург. Дело в том, что по замыслу Великого Программиста на месте северной столицы никогда не планировалось строить город. Однако сбой макроса “Петр Первый” вызвал появление города, искажающего своим существованием программный код. Именно в Санкт-Петербурге существует “Сердце Болот” — странная зона, где можно обрести сверхчеловеческие способности.

Описание путешествия очень интересно. Чувствуется небезразличие автора к Северной Пальмире — в описании каналов, домов, мостов и людей так и свозит печальная серая сырость. Скитаясь из одной квартиры в другую, нанимая “проводников”, обильно употребляя галлюциногены и амфетамины, писатель и хакер подбираются все ближе и ближе к “Сердцу Болот”. Дело в том, что прийти в аномальную зону напрямую небезопасно, требуется серьезная подготовка…

Кончается история “Сердца Болот” печально и двусмысленно. Вроде бы хакер действительно смог продемонстрировать писателю “недокументированные функции” — взлететь из мрачного темного двора-колодца, куда не ведет ни одна дверь, а только канализационный люк, в гнилое питерское небо, навстречу клубящимся тучам… Но удар молнии прерывает его полет.

Было ли это на самом деле? — мучительно размышляет писатель, возвращаясь в Москву. Заметил ли Великий Программист сбой макроса “хакер”, после чего убрал его из программы? Или трагедия лишь пригрезилась писателю после употребления “расширяющих сознание” веществ? А если было — то действительно ли наш мир лишь иллюзия, программа? Ведь Великому Программисту безразлично, из чего строить свою игру — из строчек программного кода или из атомов и молекул…

Пожалуй, здесь, на середине книги, Заров пошел поперек логики поведения своих героев. Пережив подобное приключение, писатель никак не мог вернуться домой и сесть дописывать “Лунный Рейх”. Скорее уж от него следовало ожидать визита в церковь, ухода в монастырь или по меньшей мере создания нового, более серьезного романа. Но Кульянов упорно пишет историю лунной базы, созданной в сорок пятом году недобитыми фашистами.

Между тем обстановка в коммунальной квартире накаляется. Преследуемая бандитами, вбегает Рита Семенова — и слепой десантник Иван встает на ее защиту. В красочно описанном поединке чувствуется что-то эпическое, вызывающее в памяти былины и народные сказания. Это уже не Иван Силин бьет по мордам зарвавшихся наглецов. Это сама Русь-матушка встает на защиту своих детей! Ориентируясь лишь на звук, на шумное дыхание и сопение бандитов, Иван побивает их всех, спускает с лестницы, после чего понимает, что он еще жив, прекращает пить и основывает школу русского рукопашного боя “Слепая ярость”. Оказывается, что в детстве Иван Силин заблудился в тайге, попал в тайное поселение старообрядцев у озера Камбала, где был обучен забытым ныне методикам единоборств. Но самая главная его тайна — даже не забытые приемы рукопашного боя, а напиток под названием “русский мед”. Глоток этого настоянного на травах эликсира дает бойцу великую силу и сверхчувственное восприятие. Писатель, наблюдая преображение соседа-алкоголика, размышляет: не является ли “русский мед” еще одним сбоем программы мироздания? В промежутках между работой над романом Кульянов помогает соседу варить “русский мед”, преследовать злодеев и защищать невиновных. Пожалуй, это наиболее динамичные фрагменты книги, написанные в редком для России жанре комикса. Порой так и хочется назвать Ивана Силина Бэтменом, а Андрея Кульянова — Робином!

Но силы все-таки неравны. Слишком много нечисти противостоит друзьям. В конце концов бандиты находят слабое место Силина — похищают его старушку-маму. Чтобы спасти родительницу, Силин дает обещание навсегда покинуть Москву. Вместе с Кульяновым они отправляются в логово бандитов, чтобы забрать старушку. Разумеется, бандиты не держат слово и набрасываются на друзей. Как же они просчитались! Друзья выхватывают фляжки с выпаренным, концентрированным “русским медом”, делают, подобно мишкам-гамми, по большому глотку и вступают в бой! Бандитские ножи не в силах поцарапать героев, от пуль они уклоняются, а когда негодяи достают противогазы и пускают в помещение ядовитый газ — просто задерживают дыхание на полчаса. Враги повержены, мама Ивана Силина спасена. Но… десантник все равно покидает Москву. “Запомни, побратим! — говорит он писателю. — Негоже русскому человеку слово нарушать. Даже если слово врагу дано, даже если враг в сырой земле лежит… дал слово — держи!”

Вместе с учениками и сподвижниками, вместе с мамой и единственной перевоспитавшейся бандиткой — прекрасной Гюрзатай — Иван Силин покидает Москву. Скорый поезд уносит их за Урал, где Силин собирается продолжить свое благородное дело. Писатель словно говорит нам, что возрождение России начнется не с бандитской Москвы или депрессивного Санкт-Петербурга, а в здоровых, крепких сибирских лесах.

Писатель тем временем возвращается в коммуналку и садится за свой роман. Действие “Лунного Рейха” близится к кульминации — недобитые фашисты построили на Луне, согласно приказу Гитлера, десять тысяч ядерных ракет и собираются диктовать миру свои условия. Только русско-американский экипаж может спасти мир…

Ударный труд прерывает Рита Семенова, в слезах вбегающая в комнатенку писателя. Оказывается, недуг ее сына все более и более прогрессирует. У ребенка начался бред, он объявляет себя посланником внеземной цивилизации, “наблюдателем”, который должен вынести решение — достойны ли люди существовать, или должны быть уничтожены.

Писатель вступает с мальчиком в долгий спор. Он решает, что единственный способ помочь ребенку — убедить его, что люди не так уж и плохи. По мере спора Кульянов все более и более напрягается — речь мальчика по-взрослому серьезна, он проявляет неожиданные познания… неужели и впрямь перед Кульяновым — внеземной разведчик? К тому же выясняется, что Семенова — не настоящая его мать, ребенок был ей подброшен в младенчестве и усыновлен.

Пожалуй, споры между писателем и мальчиком несут в романе главную философскую нагрузку. В поисках “Абсолютного Добра” и “Абсолютного Зла” взрослый и ребенок проходят всю Москву. И если найти “Абсолютное Зло” удается без труда, то поиск добра как-то не складывается. Мальчик заявляет, что человечество будет уничтожено и он вскоре даст “сигнал в космос”. В то же время писатель узнает, что наблюдатель на Земле только один и если он сейчас погибнет — принятие решения будет отложено.

Что же делать — мучительно размышляет писатель? Убить потенциального губителя человечества? Или — признать, что люди достойны лишь уничтожения?

Не раз и не два, а целых три раза писатель собирается убить мальчика. Подходит с топором к его кроватке, сыплет в манную кашу крысиный яд, подключает к ванне электрические провода… Но в последний миг прячет топор и укачивает захныкавшего во сне ребенка, выбрасывает за окно кашу (в этом месте замечательно пародируются “Денискины рассказы” Драгунского, что придает мрачной и трагической сцене внезапный комизм), обрывает смертоносные провода… Наконец Кульянов рассказывает все Рите. Приемная мать мальчика сразу верит писателю. Какое-то время они размышляют, что делать. Наконец писатель восклицает: “Да если мы всерьез готовы убить ребенка — то ничего, кроме смерти, род человеческий не заслуживает!” Приняв решение смириться с неизбежным, Кульянов и Рита ведут мальчика в цирк, чтобы провести последний вечер среди веселых, смеющихся людей. Но в разгар представления мальчик говорит им: “Давайте пойдем в цирк и на той неделе?” Писатель и Рита понимают, что они выдержали последний экзамен и приговор человечеству от­менен…

На этой оптимистической ноте и завершается роман Зарова “Новые карты рая”. При чем тут карты рая, я так и не понял, но с названиями книг у Зарова всегда были проблемы.

Впрочем, претензии к названию — единственные, которые можно всерьез предъявить автору. В целом же роман удался. Без сомнения, Заров свел в этом произведении четыре сюжетные линии, каждая из которых была достойна отдельного романа (а если засчитать “Лунный Рейх” — то даже пять). Щедрость для современного автора немыслимая! Зато она позволила Зарову превратить нехитрые в общем-то коммерческие сюжеты в концентрированные выжимки, сразу же выигравшие в качестве. Вспоминая историю с “русским медом”, можно сказать, что перед нами — “выпаренные сюжеты”, чье переплетение позволило добиться нового звучания всего текста.

Остается лишь надеяться, что Ярослав Заров изменит своему обыкновению, и следующая его книга будет не менее любопытной и неоднозначной. Ну а “Новой Космогонии” хочется пожелать дальнейших успехов на поприще издания необычной фантастики!
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

Похожие:

Издательство iconМ. Е. Литвак общая психопатология
Издательство лечебно-реабилитационного научного центра «Феникс» Издательство «Феникс»

Издательство iconКнига для родителей. М.: Ооо «Издательство «Олимп»
Августова Р. Т. Говори! Ты это можешь: Книга для родителей. — М.: Ооо «Издательство «Олимп»: Ооо «Издательство аст», 2002. 297[7]...

Издательство iconИздательство с. Петербургского университета
Прикладная социология: Очерки методологии. — 2-е изд., испр и доп. — Спб.: Издательство С. Петербургского госу­дарственного университета,...

Издательство iconМосква Издательство "алете- йя"
Перевод с французского Н. А. Шматко "Институт экспериментальной социологии", Москва Издательство "алете

Издательство iconПетербург Издательство "Фламинго"
В. И. Филин, А. Д. Толстой, 1996 г. Isbn 5-88805-011-3 © Издательство «Фламинго», 1996 г

Издательство iconМанифест опум (общество полного уничтожения мужчин)
Издательство Гилея, Left ru, Anarh ru, издательскую группу Третий Путь, Монд Дипломатик, Митин Журнал, Алекса Керви, Бориса Кагарлицкого,...

Издательство iconСвященник Даниил Сысоев Пять огласительных бесед Автор: Священник Даниил Сысоев Издательство
Издательство: Благотворительный фонд содействия православной миссии Христианская книга

Издательство iconКнига предназначена для психологов, психотерапевтов, студентов, специализирующихся...
...

Издательство iconКолесников С. Н. Стратегия бизнеса
Колесников С. Н. Стратегия бизнеса. – М.: Издательско-консультационная компания «Статус –Кво 97», 1999. 168 с и из книги Стивенсон...

Издательство iconКнига предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов,...
Л. М. Костина, 2001 © Издательство «Речь», 2003 isbn 5-9268-0158-3 ® П. В. Борозспец (оформление), 2001

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<