Сады хаоса




НазваниеСады хаоса
страница1/28
Дата публикации05.04.2013
Размер4.79 Mb.
ТипКнига
uchebilka.ru > Астрономия > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Михаил Темнов.


САДЫ ХАОСА

Фантастический роман
Книга вторая

ИГРЫ РАЗУМНЫХ

Ужгород 2010

Абсурд рождает парадокс,

Плодя интриги и ошибки.

Мировоззренческий коллапс:

Сосуды есть, но сердце хлипко.

Куда усталая душа

Бежит от изуверства мира?

К своей семье. К своим друзьям –

Там есть тепло. Там нет кумиров.

Михаил Темнов.

Эту книгу я посвящаю людям, которые открыли для меня огромный сказочный мир под названием фантастика.

Ныне ушедшие от нас Людмила Козинец и Юрий Набока научили меня видеть волшебное в обыденном. А Наталия Гайдамака и Владимир Гусев помогли мне в работе над первой и второй книгами.

Огромная благодарность моей жене Елене Темновой за понимание, душевную чуткость и терпение.

Без непосредственного участия этих прекрасных людей, которые деятельно влияли на становление меня как автора, этой книги могло бы не быть. Или бы это была совсем другая книга…

Эта книга вышла благодаря спонсорам и меценатам:


Во второй книге молодой Закарпатский писатель-фантаст Михаил Темнов (Украина) ищет закономерности и последствия технократической цивилизации, начатое им в первом романе.

В острой динамике, вместе с героями полюбившимися из первой книги, читатель осмыслит трагическую историю древнего Фаэтона. Станет свидетелем падения столицы фаэтов – Шатрэ перед легионами Великой Марсианской Империи, заговоров жречества, задумается об истоках реального и мнимого бессмертия. Извечной борьбы Добра и Зла. Любви и Ненависти, Сказки и того, что мы называем объективной реальностью.

В произведении тесно переплетены жанр научной фантастики, фентези, сказки, мифа и политического детектива.

От автора. Констатирую, что второй книгой полностью овладели мои герои. Вначале, когда они стали безапелляционно диктовать мне сюжет, я еще пробовал им как-то противостоять. Но мое вялое сопротивление нарвалось на решительный отпор и в итоге побеждали они, жестоко перекраивая задуманное мною и свои судьбы. Планировал я одно, а в итоге получалось так, как хотели они. И так было до последней главы, которой они удивили меня, заставив переосмыслить все написанное.

И я подчинился. Ведь конце – концов все они, герои, волшебники и воины, прекрасные девушки и жрецы, обыватели разных планет, звери и цветы впустили меня в свою захватывающую жизнь, о которой они позволили мне рассказать.

И я с радостью делюсь с Тобой, дорогой и искренне любимый мною читатель, пережитыми впечатлениями.

Михаил Темнов.

Книга вторая

^ ИГРЫ РАЗУМНЫХ
Часть первая

ЛЕНТА МЕБИУСА
Пролог
Глава 1
Поанета Фаэтон. Бессмертие для фаэтов и проблемы, вызванные им.
Президент концерна "Бессмертие" Тарти Татх, отдав распоряжения первому заместителю, поспешил на встречу к президенту Ту Гару. Ради дела государственной важности он, не раздумывая, прервал отпуск на галактическом курорте содружества – планете Кари, и на звездолете помчался на Фаэтон.

Накануне, ознакомившись с подробным докладом службы безопасности концерна, Тарти Татх был потрясен. Истина открылась внезапно и шокировала своей убийственной простотой... Кто бы мог подумать, что в рамках работы его структурных подразделений и секретных научных лабораторий они получат столь ошеломляющие результаты… На фоне приближающейся войны с таинственным противником из Темных миров эти открытия требовали незамедлительных действий.

Гравитационный дисколет Тарти Татха, маневрируя между пирамидальными небоскребами развлекательного комплекса Шатрэ, быстро набирал высоту. Внизу копошились фигурки. Сверху они выглядели смешными и беззащитными в своей глупой суете. Одни спешили к началу сезона гладиаторских боев между фирмами-лидерами – производителями киборгов. Другие – во всегда оживленный национальный киберпарк. Сегодня открывался новый павильон с действующими копиями когда-то обитавших на планете животных, птиц, насекомых и растений…

За развлекательными центрами показались убегающие за горизонт куполообразные кварталы кластеров. Глядя на них, Тарти Тарх непроизвольно поморщился. В последние десятилетия они стали его головной болью…

Изолированные другу от друга огромными прозрачными колпаками, они были тем миром, в котором обитатели проводили большую часть своей жизни и служили границей, изолирующей это сообщество от социальных групп, имеющих другую специализацию.

Благодаря разработанной концерном политике, каждый слой держался обособленно и был горд, что он находится именно здесь. Каждый осознавал себя самым важным винтиком огромного социально-технического механизма и всегда очень честно выполнял свою работу. Так в современном мегаполисе, благодаря концерну "Бессмертие", появились даже рабочие династии, жившие только своими корпоративными интересами. Правительство, следуя инструкциям концерна, поощряло полезное стремление фаэтов и, расфасовывая их таким образом, группировало города в мегаполисе, вокруг важных стратегических и экономических зон из обслуживающего персонала, инженеров и других представителей унифицированных специальностей.

В каждом кластере был свой образовательный ценз. В школах детей обучали по программам, соответствующим запросам соответствующего производства – так умерли общеобразовательные школы. В итоге общество стало невероятно уверенным в себе, но ограниченным. Изредка рождались вундеркинды. С достижением детей четырехлетнего возраста службы концерна тестировали всех и отбирали талантливых. Их перемещали по общественным лифтам на более высокие уровни. Это должно было служить клапаном-предохранителем от социальных волнений и революций. К тому же перемещение служило пополнением свежей кровью других кластеров.

Между собой фаэты разных кластеров не конфликтовали, так как близко не контактировали. Каждая из групп отдыхала и развлекалась в те дни, которые им отвело правительство. Они частенько встречались на национальных праздниках и дружелюбно относились друг к другу. Все понимали, что делают вместе большое общее дело. Но сидели только на своих трибунах, размахивая своими флагами, свистели в рожки своей тональности, чем и гордились.

Фаэты, все вместе взятые и каждый в отдельности, были социально защищены, обеспечены всем необходимым и считали себя счастливыми. Они зависели от услуг концерна "Бессмертие". Им восхищались. Его боготворили. Каждый стремился воспользоваться его услугами. Полис от "Бессмертия" стал символом успеха, вечной молодости, счастья. Концерн помнил каждого, знал его потребности и желания, разумно удовлетворял их… А это было не так просто…

Тарти Татх гордился собой и своей необъятной империей бессмертных. Она давала ему исчерпывающую информацию о каждом члене общества, а с ней и контроль, в том числе – над верхушкой пирамиды общества.

В Татхе нуждались. С ним согласовывали важнейшие правительственные решения и планы. Ему поручались самые государственно значимые разработки и исследования.

Созданной империей он правил более трех столетий. Все началось, когда он с группой коллег, кропотливо сверяя результаты множества опытов в лабораториях, пройдя тернистый путь оживления креокамерных клиентов, разработав операцию на ядре клетки, научился генетически сворачивать и разворачивать в числовой ряд ДНК-клетки, а затем и всего тела. Удалось сканировать память мозга с подключением информационного поля планеты и, самое главное, – улавливать и сохранять души как живых, так и умерших фаэтов.

Именно вечная душа доставила им больше всего хлопот. Во время физической смерти фаэта его душа отправлялась в направлении центра галактики, туда, где, согласно всех закрытых исследований, находился духовный мир Творца. Им тоже занимались закрытые лаборатории. Но всей информацией владел только он – президент концерна. И открывать ее не собирался – это было небезопасно для общества. Причина была простой. Концерн, руководимый Тарти Татхом, приблизился к ответу на извечные вопросы: зачем, куда и почему? Тайна прихода фаэтов в мир Фаэтона, как свидетельствовали многочисленные исследования, была связана с душой… А загадочная фаэтонская душа у всех была разной как по весу, так и по размерам, что тоже требовало новых наблюдений для объяснений еще одной не меньшей тайны…

Как выяснилось в процессе лабораторных исследований, без души, оживленный, фаэт помнил свое прошлое, нормально проходил адаптацию и возвращался в привычную для себя среду обитания. Но как потом констатировали окружающие, это была уже несколько другая личность. Наделенная эмоциями, но лишенная чего-то неопределенного, которое сложно было выразить словами, она часто, со странностями морального характера, как мыслящий организм, проживала свой биологический возраст и умирала. Если ее вновь возвращали к жизни и загружали отсканированной перед смертью памятью, она продолжала функционировать. Но почти бессмысленно.

Все изменилось только с открытием, позволившим пленить душу и возвратить ее в восстановленное тело.

Тарти Татх понял, к какой власти и мощи они получили доступ. И какие перспективы сулит это открытие…

В памяти чередой пронеслись события прошлого. Как искренне они радовались, как они ликовали. Победа над смертью! А смерть показала себя, когда останавливать машину было уже поздно...

Тогда никто из них и подумать не мог о другой стороне медали, порожденной открытием...

Проблемы бессмертия были разными. Как морально-этического, так и социально-философского порядка. Затрагивали эти проблемы и безопасность цивилизации…

Скажи ему в те годы, что на изучение явлений и проблем, порожденных бессмертием, он создаст отделы и лаборатории со структурой внутренней безопасности, он бы не поверил.

Но бессмертие стало фактом жизни их цивилизации. Для большинства оно было благом. Для какой-то очень малой части оно казалось ненормальностью, и этот процент хотя и медленно, но рос...

Поэтому власти вовремя позаботились о том, чтоб этот вопрос в средствах массовой информации не дискутировался, а исследования продолжались.

В высших кругах – элите фаэтского общества, когорте вечных бессмертных, на эти темы принято было говорить только в очень узком кругу лиц. На всю информацию о феномене фаэтского бессмертия, вернее, его побочных явлениях, было наложено табу.

Недоброжелатели судачили, что это открытие было получено не без поддержки потусторонних сил, что несколько дискредитировало саму идею. В подтверждение цитировали древнее предсказание некой провидицы Чиканы королю Карду и его магу Адри, благодаря воспоминаниям и записям которого оно и дошло до современников. Тарти Татх это неприятное предсказание помнил наизусть, а особенно в части, касающейся его:

"И матерей заменят машины. В огромных чанах будут варить для себя жизнь. Рожденные в чанах взамен за бессмертие отдадут свои живые души. Тогда появятся полуфаэты-полумашины и очень умные машины в телах фаэтов…И в ужасе убежит смерть, поставив свое клеймо на живых мертвецах..."

Тем не менее, желающих стать бессмертными было очень много. А поскольку Тарти Татх видел в проекте и его коммерческую сторону, разработчики со спонсорами хотели не только вернуть средства, затраченные на научные изыскания и длительные эксперименты, но и заработать соответственно с ценой бесценного товара.

И проект процветал. Им заинтересовалась государственная, научная и военные элиты общества и множество фаэтов, на жизни которых был поставлен гриф: "Принадлежит цивилизации Фаэтона".

Однако фактически, при наличии военной и государственной части проекта, реальное бессмертие мог купить любой богатый фаэт, житель другой галактики, входящей в содружество или представитель цивилизации, выразивший желание заключить с концерном "Бессмертие" контракт на обслуживание.

Очень быстро гриф "принадлежит цивилизации Фаэтона" превратился в кучу денег с не меньшей кучей изношенных и не очень, тел, и озабоченных мозгов. Их единственным достоинством являлись банковские счета, иногда и весьма сомнительного происхождения.

Первый сюрприз для концерна принесли сами бессмертные. Испытав все сладости жизни и острые ощущения, какие только может подарить Фаэтон со всеми его колониями, они в поисках острых ощущений, кто, приняв изрядную дозу наркотиков, кто на спор, а кто, проиграв за столом пари, кончали самоубийством…

Их тела, согласно контракту, восстанавливали и возвращали к жизни. Первоначально Тарти Татх, как президент концерна "Бессмертие", с учредителями не придали этому серьезного значения. Единичные случаи – не система. И в этом они серьезно ошибались...

Рассказы бессмертных, переживших смерть, обрастая все новыми и новыми подробностями, распространялись сначала в узких кругах. Не испытать смерть, не заглянуть ей в глаза стало считаться признаком дурного тона. С каждым годом элитные бизнес-сливки общества все чаще ради интереса и престижа накладывали на себя руки.

В концерне не на шутку переполошились. Именно тогда Тарти Татх был вынужден создать при своей структуре отдел расследований такого рода смертей.

После раскрытия причин первых десятков таких случаев были изменены условия "Вечных договоров" с проблемными клиентами. Ранее подписанные документы были усилены дополнениями. Они предусматривали возрастание оплаты за услуги, связанные с восстановлением тел, оживлением и вселением душ. Появился конкретный пункт, гласящий, что жизнь является высшей ценностью и клиент, подписавший контракт с концерном "Бессмертие", не имеет права сам покончить с собой. Если же он желает умереть, то должен аннулировать контракт с концерном "Бессмертие" и уплатить огромную неустойку, порой превышающую стоимость его недвижимости и счетов.

Таким образом, концерн пытался припугнуть зарвавшихся клиентов разорением и нищей жизнью. Но среди бессмертных нашлись умники, которые обходили условия "Вечного договора" с системами штрафов. Так, в отделе безопасности концерна, расследующего смерть бессмертных, появились дела с версиями: месть конкурента, любовницы, заказное убийство…

Вскоре среди бессмертных появились и рекордсмены по количеству пережитых смертей. Так началась гонка количества разнообразных изощренных смертей – повторение одного и того же способа ухода из жизни не засчитывалось. В недрах сливок общества был создан первый клуб – "Мистер смерть", разработан устав клуба. Его президентом становился тот, кто больше всех пережил смертей. Но все это было только видимой вершиной огромного айсберга проблем, порожденных роковым открытием...
Глава 2
^ Фаэтон. Прибытие галактолета на Тулун. Зал совещаний.

Обнаружение инопланетного разведчика. Видение Ки Локки. Призыв владыки Темных миров кое-что помнить...
...Фаэтон, убаюканный плеском океана, бережно укутанный пушистыми облаками, дремал, наслаждаясь сладкими снами. Безмятежно спали и фаэты, посматривая заказанные от Службы услуг и развлечений легкие тематические сны. Для них война – что-то далекое и почти не имеющее к ним отношения. Она где-то там, на границе галактики. Проснувшись, они привычно узнают о ней в короткой сводке новостей, пестрящей цифрами и снимками уничтоженных инопланетных кораблей. По дороге на работу просмотрят последние версии компьютерных фильмов – аналоги хроники с места боев, но уже с участием любимых актеров. Вместе с ними дружно пропоют короткие патриотические хиты. Все это было уже не раз... И нечему удивляться. Обыденность.

Стоя у иллюминатора, Ки Локки с грустью смотрел на приближающийся Фаэтон. На сердце боль и сожаление о ничего не знающих, не подозревающих и ни о чем не задумывающихся соотечественниках.

Наивные, они не видят, что война рядом! Не чувствуют ее горячего дыхания за спиной. Неведомый враг вплотную приблизился к их колыбели. Но, по непонятным причинам, вопреки военной логике и тактике, он ограничился всего лишь разведкой…

Прекратив погоню, неприятель выжидающе барражировал где-то близ центра их галактики. Дальние колонии и космические форты с базами разведки и дальнего предупреждения по-прежнему молчали. От этой эфирной тишины потягивало неизвестностью и неуверенностью...

Что-то не давало Ки Локки покоя. Всматриваясь в кадры с кораблями инопланетной эскадры, он не чувствовал за собой сил космофлота, мощи цивилизации…

После посещения инопланетного корабля что-то словно надломилось в нем. Это были не дронги и не харбуры-завоеватели. Этот противник был значительно коварней. Крепла уверенность, что вражеский десант и все происходящее тогда на галактолете – вопросы, оставшиеся без ответа, – это начало большой военной игры. Жестокая игровая демонстрация силы с намеком на то, что самое страшное ждет фаэтов впереди. Что уже ближайшие часы дадут на этот вопрос исчерпывающий ответ. Его Ки Локки не хотел ни видеть, ни слышать...

Через час галактолет "Адмирал Кро" пришвартовался на орбитальную военно-космическую базу Тулун. Экипаж ждал карантин. Командный состав, Генерико, Герамо и Ки Локки после специальной обработки скафандров и других процедур безопасности срочно вызвали на закрытый военный совет, который проходил в помещении подземной базы.

Но дойти до зала совещаний без приключений фаэты не смогли. Не успели они ступить в спешно оборудованную блок-секцию контроля, как из звуковых синтезаторов загремел голос координатора военно-космической базы Тулун.

– Всем находиться на своих местах! Проникновение инопланетного разведчика.

Ки Локки остановился у информационных экранов и растерянно завертел головой.

– Вот ты и доигрался, старик. Сначала повяжут, потом распотрошат, а в финале отправят на консервацию, – ехидно начал каркать бесенок. – Вот так страна благодарит своих героев...

– Кто же из нас?.. Кто же из нас?.. – тревожно запульсировало в сознании офицера.

Но координатор быстро внес ясность.

Вокруг Генерико воздух сгустился, потом позеленел, а перед глазами запрыгали золотистые искорки. От купола секции отделились три фиолетовых шара и тут же подлетели к нему. Как только они приблизились, поверхность скафандра, по-видимому, вспыхнула, так как помещение озарилось разноцветным сиянием. Генерико пошатнулся.

– Генерико!.. Ужасно! – подумал Ки Локки, и боль за друга тисками сжала его сердце.

Вдруг что-то треснуло. Лишь через несколько мгновений Ки Локки понял, что это раскололся на множество кусочков прозрачный защитный слой скафандра Генерико.

Наступила тишина. Из осколков защитного слоя вырвался клубок дыма, который тут же начал приобретать контуры тела гуманоида. Когда дым рассеялся, перед фаэтами стоял пришелец в плотно облегающем его тело темном одеянии, с небольшой защитной маской на лице. Его красноватые глаза через защитное стекло сверкали так яростно, что даже тройка друзей, повидавших на своем веку всякое, невольно отшатнулась.

– Поздравь своего друга с первыми родами, старик. Он прямо-таки на глазах растет... На следующий раз, надеюсь, ты выдашь на спор с ним что-то более экстравагантное, – начал было длинную тираду бесенок, но продолжить ее так и не успел.

В зале ожили системы безопасности. Управляя ими, координатор изолировал разведчика жесткими полями, переместил в небольшую герметическую камеру и приступил к допросу.

– Кто вы? – раздался повелительный голос координатора базы.

Пришелец вздрогнул, невидящим взглядом обвел помещение, пытаясь понять, кому он должен отвечать.

– Я чонт! Офицер межгалактического миротворческого корпуса, – вызывающе подняв голову, горделиво произнес разведчик.

– Откуда и с какой целью вы прилетели к нам?

– Мы из Темных миров. На нас возложена миссия спасения, – уже спокойнее ответил чонт.

– И кого вы намерены спасать?

– Вас! Все живое на Фаэтоне...

– Но мы вас не звали!

– Космическая гармония – это удивительное свойство Вселенной, из-за вас в опасности! – с пафосом изрек пришелец.

– Вы считаете себя образцом гармонии?

Ки Локки показалось, что в голосе координатора появилась издевка.

– Мы – не идеальная цивилизация. Но не уничтожаем свою планету и окружающие миры. К тому же не мы генерируем в космос, в том числе и сознанием, как вы, сплошную деструкцию. Ваше общество безнадежно больно. Оно аморально и не имеет права на существование в том виде, в котором есть!

Своим поведением вы несете угрозу существованию Высших Миров.

– Если это даже частично так, то почему мы это слышим только сейчас и к тому же от вас, а не от уполномоченных представителей того межгалактического мира, от имени которого вы выступаете? – спросил координатор базы.

– Нас уполномочили, и скоро этому будет подтверждение. Но и раньше мы не раз пытались заставить вас задуматься о недопустимости того, что происходит на вашей планете. Это были заявления как ваших ученых, так и научных кругов вашего галактического содружества. Материалов на эту тему в информационных сетях не счесть... Но вы слепы и глухи! И потому, в силу больного сознания, не в состоянии понять глубину проблемы, всего трагизма вами же созданной ситуации.

Глаза непрошеного гостя фанатично блестели.

– Сейчас не время для философских диспутов, – ответил координатор. – Лучше скажите, зачем вы проникли в этот зал?

– Передать условия капитуляции. Только в этом случае мы сможем оказать помощь вашей цивилизации, переведя ее на иной уровень развития. Большинством ваших бывших союзников она уже принята.

– В случае отказа?

– Межгалактический миротворческий корпус блокировал планеты входящие в Содружество. Будет блокирован и Фаэтон. Вам не уклониться от выполнения принятого галактическими народами решения.

– Поверить вам мы можем только после того, как проверим ваше сознание. Я просто обязан это сделать.

– Этим вы нанесете мне непоправимый вред! – крикнул пришелец и отшатнулся в сторону.

Не успел он сделать и нескольких шагов, как к нему приблизился один из фиолетовых шаров, и гуманоид беспомощно забарахтался в воздухе. Тут же вспыхнул пространственный экран и на нем возникли кадры, извлекаемые из памяти пришельца. Сначала это были неизвестные фаэтам туманности, галактики, затем в мире с непонятно откуда истекающим тусклым светом появились скалообразные строения. (Может их жилища, подумал Ки Локки.) Тут непрошеного гостя начало трясти. Скрюченными перчатками он дотянулся до какого-то прибора на груди. Ослепительная вспышка – и он исчез. Истерично завыла сирена, замигали экраны и индикаторы контроля.

– В связи с резким обострением обстановки членов военного совета прошу пройти в зал для закрытых совещаний, – сообщил координатор.

Друзья освободились от защитных полей и следом за сопровождающими направились к выходу из блок-секции. На сердце было препаскудно. Ки Локки почувствовал, как стремительно нарастает ком событий. Интуиция подсказывала ему, что это еще не всё…

Ки Локки через чип запросил последнюю сводку военных новостей. Она была неутешительной. По сообщениям, поступающим из дальних пограничных фортов, осажденных противником, на сторону чонтов перешли все космические армии союзников и весь экспедиционный корпус фаэтов. Одновременное предательство нескольких сотен тысяч солдат и офицеров – это катастрофа. Но где прячутся ее корни? Этого Ки Локки не знал…

У самого порога зала для закрытых заседаний, где в последний раз друзьям вручали награды по случаю победы над империей харбуров-завоевателей, адмирал Фло взял их троицу под жесткий контроль. Посмотрев, куда сел Герамо и Генерико, адмирал что-то недовольно буркнул себе под нос и начал моститься, словно птица на насесте, в кресло напротив Герамо. Ки Локки он любезно предложил сесть рядом с ним. Скрипя зубами, но вежливо улыбнувшись, офицер поблагодарил командующего за внимание и мысленно отправил его к праотцам.

– Боится, что вы и здесь сообразите на троих, – многозначительно вякнул всезнающий бесенок.

Ки Локки проигнорировал выпад наночипа.

Герамо, сидящий рядом с контр-адмиралом Ктроном, сочувственно подмигнул Ки Локки. Без сомнений, то, что Фло посадил его рядом с собой, не понравилось и Хру. Калис высунулся из безразмерного кармана Герамо и свирепо уставился на командующего.

Увидев шаловливую мордочку любимца космофлота с наглыми глазками, адмирал Фло покраснел, как спелый мясистый фрукт чамча, и заорал:

– Я протестую и требую принятия мер! – адмирал так грохнул кулаком об стол, что контр-адмирал Ктрон не свалился с кресла только благодаря вмешательству Герамо.

– Против кого протестуете? Какие меры? – растерянно захлопал глазами Герамо.

– Это бардак опять, зверинец, панимаш, – глотая слова, выпалил Фло.

– Кого вы имеете в виду? – возмутился ничего не понимающий Ктрон.

– Я требую удалить из помещения!

– Но почему? – обескураженный контр-адмирал не верил своим ушам.

– Он корчит мне рожи...

– Кто, Герамо?

– Нет, этот гадкий калис.

Зал взорвался дружным смехом.

– Великолепная шутка, адмирал, – наконец-то пришел в себя Ктрон, – вы прекрасно разрядили обстановку.

– Какие могут быть шутки, – перебив контр-адмирала, подпрыгнул заведенный командующий.

– Если вы чем-то недовольны, подайте рапорт. Военный совет рассмотрит его, – в голосе всегда вежливого и лояльного Ктрона зазвучал металл.

– Справедливое решение, – уважительно закивал головой Генерико.

– А вообще-то, уважаемый Герамо, военный совет – это не место для хвостатых, – спокойно продолжил Ктрон, недовольно посмотрев на Хру.

Любимец космофлота и на этот раз оказался на высоте. Не дожидаясь особого приглашения, он вылез из кармана Герамо и, встав на задние лапки, спокойно пошел к выходу по столу. Ки Локки показалось, что Хру даже перешел на строевой шаг и сделал равнение на Ктрона, совершенно игнорируя Фло, но успел, стервец, при этом перевернуть хвостом его стакан.

– Прошу внимания, – загремел в зале голос координатора планеты, – обстановка чрезвычайно сложная. Инопланетный разведчик, выявленный в общем зале заседаний, не единственный... До их обнаружения и нейтрализации прошу сохранять спокойствие.

Улыбки с лиц членов военного совета словно ветром сдуло. Все притихли...

Из транспортной ниши в стене вылетел эллипсоидный контроллер и, поочередно касаясь прибывших на заседание членов военного совета, полетел по кругу.

Когда все, затаив дыхание, притихли в томительном ожидании, случилось непредвиденное. На стол сверху, шипя и потрескивая, опустилось нечто мутно-белое, временами почти прозрачное. Контурами оно чем-то напоминало птицу.

У незваного "гостя" с двумя парами крыльев разной величины с размахом в добрых полтора метра и извивающимися газообразными щупальцами, была свирепая зубастая морда с одним огромным белесым глазом. Моргнув, существо невозмутимо обвело тусклым взглядом членов военного совета и не спеша полетело вдоль помещения.

– Всем находиться на своих местах. Опасность отсутствует, – поспешил успокоить офицеров координатор.

Но шок от увиденного был так велик, что все замерли, словно каменные изваяния. Даже у невозмутимого, хладнокровного Герамо, постоянно прикрывающегося маской рубахи-парня и безалаберного шутника, впервые проступили истинные черты натуры – серьезность, собранность и бесстрашие: Герамо следил за птичкой, как охотник за дичью.

К этому времени призрак, облетев зал, остановился перед Ки Локки и внимательно посмотрел офицеру в глаза...

Бездонно-холодные, они острыми льдинками впились в мозг. Остудили его и приковали к себе. Через миг Ки Локки чувствовал себя уже маленьким кусочком льда, отрешенным от мирских проблем. Как только это произошло, сквозь все еще сопротивляющееся сковавшему холоду сознание он увидел, как еле видимая тень инопланетного существа, падающая вдоль стола, ожила и поползла к нему. Достигнув его рук, лежащих на столе, она помедлила и не спеша двинулась дальше. Мгновения растягивались в вечность. Какой-то частью своего естества Ки Локки наблюдал, как тень медленно, словно вода, просачивает его одежду, тело, обволакивает и впитывается в него. Она, поднявшись до уровня груди, остро впилась в сердце, доползла до шеи. Зазвенела по эмали зубов и тысячами иголок впилась в губы. Как только она достигла его глаз, Ки Локки содрогнулся от боли, пронзившей парализованное тело. Перед ним словно взорвалось Солнце. Ослепив, оно закрыло от него мир Фаэтона, и наступила опасно враждебная ночь чуждого мира. Ночь без жизни с кладбищенской тишиной и чем-то тягостным, словно пресс, надвигающимся на него. И чем ближе подходило это к офицеру, тем более одиноким и беспомощным он становился. Привычный мир медленно стирался. Его заполняла другая вселенная, мир иных ценностей. Тем временем мрак понемногу рассеялся, и сквозь его холодную безжизненную синеву Ки Локки увидел отвесные стены подземелья. В конце грота возвышался огромный трон. Сидящего на нем Ки Локки рассмотреть не мог, как ни пытался, но голос!

– Я рад видеть тебя! – услышал фаэт властный голос. – Мир вечных Теней знает тебя. А ты помнишь великую тень из мира Вечной Ночи?

– Нет! – ответил Ки Локки.

– Это плохо… Очень плохо! Ты, сын, наверное, забыл о родине – мире Теней, в котором ты занимал место достойное тени!

– Тени?

– Да, тени, потому что ты Тень, – эхом отозвался тот же голос.

– Тень! Тень! Тень! – беззвучно и монотонно зашептали губы Ки Локки.

– Ты слуга властелина мира Теней! – повторил незнакомец.

– Слуга властелина… Слуга властелина! – эхом вторили стены. – Слуга властелина, – пробовали новое, касающееся его сочетание, на вкус губы.

– Вспомни имя! – властно потребовал голос.

– Вспомни имя... Имя... Имя...

– Ты чонт...

– Я чонт? Я чонт! – Сползающей лавиной узнавания загудело во всем теле Ки Локки и от этого ему стало еще холодней.

Что происходило, офицер не знал, не понимал и не хотел понимать. Тень заморозила все его воспоминания о Фаэтоне, пробудив вместо них видения мира Вечных Теней.

В темноте, в царстве взорвавшегося черного солнца он увидел мир Теней. Он узнал своего властелина, величественно восседавшего на троне. Стоящих рядом жрецов и великого магистра...

– Имя! – властно потребовал грозный властелин.

Ки Локки рассмотрел, наконец, фиолетовые зрачки, отчетливо просматривающиеся в темной глубине черного балахона. Они словно сверлили его сознание и тысячами холодных фиолетовых молний разили Ки Локки.

– Шар-Хал, – прошептал он пересохшим ртом.

– Громче! – потребовал властелин.

– Шар-Хал.., – ответил Ки Локки.

– Еще громче...

– Шар-Хал! Шар-Хал! Шар-Хал! – Ки Локки с ужасом осознавал и слышал, как эти слова вырвались из его глотки и, перекликаясь со стенами, громовым эхом понеслось вглубь подземелья. Словно проснувшись от вечного сна, подземелье ожило, загудело, загрохотало. Истерично захохотали его невидимые обитатели.

– Не забывай! – прогрохотал властелин, и в тот же миг мрак стал сворачиваться и всасываться в Ки Локки. Вскоре все видения в его сознании потухли.

…В чувство Ки Локки привел какой-то странный звук. Он не сразу определил его источник. Спустя секунду, скосив глаза, увидев вцепившегося дрожащими руками в стол Фло и понял, что это дребезжат стаканы...

Тем временем призрак разрядился потоком искр и медленно растаял в воздухе...

В помещении царила тишина. Время остановилось. Воспоминания о холоде, недавно обнимавшем его и непонятных видениях, заставили Ки Локки поежиться. Одновременно с вернувшимся чувством реальности внутри что-то кольнуло и медленно, словно ребенок в чреве матери, в который раз за эти дни перевернулось. Фаэт прислушался к себе. Шевеление прекратилось, но вместо него появилась слабенькая пульсация...

– Не паниковать, это нервы, – поспешил Ки Локки успокоить себя.

– Послушай, старик, а если они тебя действительно поимели.., – завел свою песенку бесенок, – если тогда на корабле я в этом еще не был до конца уверенным, то сейчас даже не сомневаюсь…

– Да отстань ты, не до тебя, – ответил Ки Локки.

– Можно подумать, в истории Фаэтона никогда не было беременных мужиков. Ты не переживай, старик, ходить тебе не весь срок, как мамашам, а намного меньше. Зато какие впечатления... Отцом станешь… А, может, мамом?

Ки Локки стряхнул наваждение и пробежал взглядом по лицам членов военного совета. После исчезновения призрака время вновь вступило в свои права и все, оттаяв от потрясения, непонимающе глазели на Ки Локки. На миг офицеру показалось, что на него смотрят не глаза фаэтов, а десятки маленьких темных ледяных Солнц, готовых в любой миг взорваться и поглотить его...

– Неужели это было? – предательски полоснула сознание Ки Локки паника. Он закрыл глаза и попытался взять себя в руки...
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Сады хаоса iconКреативный потенциал мифологемы «хаос» в текстовом пространстве поэмы...
Там же]. Хаос – неотъемлемая часть Вселенной, находящаяся «на ее задворках», что подчеркивает ее оттесненность. «С остатками Хаоса...

Сады хаоса iconПрограмма №1
Ров, крепостной вал, и обширные сады включая известные водяные сады окружают скалу. Посетите всемирноизвестные фрески 'Небесные Девы'...

Сады хаоса iconЗимние сады
Ториумы (зимние сады) появились только в XIX веке, когда стало возможным производство сборных металлических конструкций и больших...

Сады хаоса icon20 марта 1985 г. N 3231-85 Согласовано Заместитель Министра просвещения СССР м. И. Журавлева
Настоящие Санитарные правила по содержанию детских дошкольных учреждений распространяются независимо от ведомственного подчинения...

Сады хаоса iconМифологемы «хаоса» И«апокалипсиса» в концепции революции и войны...
Мифологемы «хаоса» и «апокалипсиса» в концепции революции и войны германа мелвилла ( повесть «билли бадд»)

Сады хаоса iconЮ. А. Данилова Общая редакция и послесловие
Пригожин Илья, Стенгерс Изабелла Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой

Сады хаоса iconЛитература. Интернет-источники Синергетические явления. Категории Хаоса и Логоса
«Единство законов симметрии и диссиметрии во времени-пространстве сложных систем»

Сады хаоса iconБескрайний океан, белый песок, тропические сады и голубое-голубое...
Бескрайний океан, белый песок, тропические сады и голубое-голубое небо… Разве нужно что-то еще для беззаботного отдыха? Отель Hilton...

Сады хаоса iconНакшатры Альберт Тимашев I квадрант   Накшатра Ашвини Падевар (Нахр), (Фэнь, СоиБоши)
Другие известные символы: Белый и Черный Всадники, Море с Синими и Белыми Волнами, Беспорядочно Плывущие Рыбы, Двор Хаоса

Сады хаоса iconСтраховой рынок Украины: институциональная риторика на фоне системного хаоса Леонид хорин
В настоящее время в ряде уважаемых международных организаций разрабатываются масштабные проекты институционального развития страхового...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<