Интервью Великий день




НазваниеИнтервью Великий день
страница5/8
Дата публикации30.04.2013
Размер0.88 Mb.
ТипИнтервью
uchebilka.ru > Астрономия > Интервью
1   2   3   4   5   6   7   8

^ НА СЛУЖБЕ У МАХАРАДЖИ

На следующий день гуру обсудил со мной планы в отношении моей будущей профессиональной дея­тельности. Он уже сделал все необходимые приго­товления, и ему осталось только сообщить мне о сво­ем решении.

Днем, когда мы сидели в тени полуразрушенной арки, гуру обратился ко мне со словами: «Недавно я встретился с его королевским высочеством махарад­жей рамой* Дхарапура; это человек чрезвычайно про­грессивных взглядов; махараджа возведен на престол благодаря исключительной благосклонности богов, ибо был рожден подпаском. Огромную часть своих доходов он отдает на образование своего народа. Махараджа построил школы и университеты, библио­теки и медицинские колледжи и всеми силами стре­мится поправить здоровье всех своих подданных. Его королевское высочество милостиво выразил желание стать твоим покровителем и предлагает тебе поддер­жку со стороны государства в осуществлении его пла­на обеспечения лекарствами и внедрения западных методов врачевания в самые маленькие селения его владений. А поэтому ты немедленно выедешь в Дхарапур и там вручишь эти письма махарадже раме. Под покровительством такого прекрасного и благородно­го человека перед тобой откроется широкое поле де­ятельности, причем не только в частной практике; ты получишь возможность строить институты, создавать новые законы и множеством других способов улуч­шать жизнь народа. Ступай, сын мой, и да будет тебе мое благословение во всех твоих делах. Когда ты бу­дешь мне нужен, я дам тебе об этом знать».

Такова история моего отбытия из ашрама Кайласвасту. Перед отъездом гуру обнял меня и вручил необходимые бумаги, а также немного денег на лич­ные расходы. Остаток дня прошел в несложных сбо­рах и прощании с челами и учениками, которых я успел узнать и полюбить.

Радха вернулась в дом своего отца, где она дол­жна была оставаться до дня нашей свадьбы в Дхарапуре. Благословенный гуру уже сделал все не­обходимые приготовления для этой торжественной церемонии.

После двухдневной поездки на поезде я поздно вечером прибыл в прекрасный город Дхарапур со множеством парков, а его широкие улицы буква­льно утопали в роскошных садах. В одном из не­больших парков мне особенно запомнилась изящ­ная статуя махараджи верхом на горячем коне.

Я представил свои бумаги во дворце, и меня сра­зу же провели в покои рамы. Я вошел в прекрас­ный зал, все стены которого были сделаны из зер­кал, и предстал перед его королевским высочеством. Это был человек средних лет, невысокого роста и немного полноватый, одетый в длинную робу из желтого шелка и плотно сидевшую на голове маленькую черную шапочку. Его благородное лицо с тонкими чертами освещалось добротой, которую из­лучали его глаза, живо напомнившие мне моего бла­гословенного гуру.

После того как я засвидетельствовал ему свое почтение, рама предложил мне сесть и обратился ко мне со следующими словами: «Доктор Чаттерджи, вы еще совсем молодой человек и только начина­ете свою карьеру в медицине. Здесь, в Дхарапуре, нам очень нужны врачи, молодые врачи, выходцы из нашего народа, нашей расы. У нас есть несколько прекрасных врачей-англичан, и работают они буквально не покладая рук, но они не понимают Индию так, как понимаем ее мы. Они несут зна­ние, но не понимание. Ваш знаменитый учитель, великий святой Пурашараначарья, многому научил вас, раскрыл тайны души и разума. И если вы сумеете объединить духовные истины, которые уз­нали от него, с научными знаниями, приобретен­ными вами в университетах, то сможете стать вы­дающимся руководителем среди нашего народа».

Я заверил махараджу, что единственным моим желанием было служить Индии, выражая тем са­мым твердую приверженность великой философии, которую я узнал от гуру. Рама остался чрезвычай­но доволен моим ответом и совсем по западному протянул мне руку, чему я нисколько не удивил­ся, зная, что он долгое время жил в Европе.

«Тогда до завтра, — закончил он, — мы встре­тимся здесь же, во дворце, и вместе поедем в но­вый госпиталь, открывшийся менее года назад. Там я представлю вас английским и местным врачам. И я бы посоветовал вам остаться и поработать год-два в этом госпитале, чтобы познакомиться с об­щей программой здравоохранения, которую мы здесь разработали. Ну а потом я передам в ваши руки руководство новой больницей, которая еще только строится в северных провинциях. К сожа­лению, в некоторых из соседних княжеств пока что нет четко составленного плана по борьбе с мест­ными болезнями, которые постоянно распространя­ются через наши границы, и, чтобы наконец спра­виться со всяческими эпидемиями, необходимы надлежащие правила санитарии и гигиены. Итак, до завтра, доктор Чаттерджи, и да поможет вам Бог».

Весь следующий день мы путешествовали по го­роду Дхарапуру и побывали не только в новом гос­питале, о котором говорил махараджа, но и в не скольких клиниках и школах. Я не переставал удив­ляться мудрости, с какой рама тратил свое огромное состояние, чтобы улучшить положение своих поддан­ных. Он очень гордился реальными достижениями, а его энтузиазм помог мне осознать, насколько по­четно было работать с ним вместе.

Ближе к вечеру, перед тем как попрощаться, рама повернулся ко мне и, улыбнувшись, сказал: «Я слышал, доктор Чаттерджи, что через несколь­ко недель должна состояться ваша свадьба здесь, в Дхарапуре, в ашраме вашего учителя». Однако, за­метив мое смущение от такого неожиданного во­проса, рама больше по этому поводу ничего не ска­зал, а только пожал мне руку и пожелал счастья и всяческих успехов.

В день свадьбы, когда все мы собрались в ашра­ме, прибыл посланец от махараджи. Он вручил мне превосходную фотографию рамы с его автографом в рамке, украшенной рубинами и изумрудами, а Радха получила в подарок от махарани сари, сотканное из нитей чистого золота. На словах посланец также передал, что рама очень сожалеет, что не сможет присутствовать на нашей свадьбе, поскольку вынужден совершить свое обычное путешествие в Германию к минеральным источникам Бадена.

Оставшись в Дхарапуре, я проработал в тамош­нем госпитале полтора года, а затем был переве­ден в новую больницу на северных холмах. Здесь в мое распоряжение был предоставлен штат моло­дых врачей и медсестер; в течение первых несколь­ких месяцев с нами работал хирург британской армии. После его отъезда я принял на себя пол­ное руководство больницей, рассчитанной на сто двадцать человек, и оставался на посту директора в течение двадцати лет.

^ ВИЗИТ МАХАРАДЖИ

Моя новая больница находилась на окраине не­большого селения. Мы с Радхой не захотели жить на территории больницы и купили себе поблизости дом с красивым садом, где росло несколько огромных старых деревьев. На отшибе в саду стоял маленький флигель, где я устроил себе кабинет и крохотную лабораторию. Обустроившись таким образом, я смог открыть частную практику в дополнение к моей основной работе в больнице. В тот период частная практика играла для меня очень важную роль, так как позволяла мне ближе познакомиться с жизнью простых людей, что оказывалось чрезвычайно за­труднительным в большом учреждении.

Все произошло именно так, как предсказывал мой гуру. Через два года после того, как мы поселились в нашем маленьком домике, у нас родил­ся сын. Мы назвали его Рамачандрой в честь гуру. Ребенок появился на свет в больнице, и молодой врач, Малхар Дан, мой младший ассистент, выпол­нил обязанности акушера. В следующем году ро­дилась наша дочь, которой мы в честь матери моей жены дали имя Лилия.

Желая сделать все от меня зависящее, чтобы как можно успешнее осуществлялась программа здраво­охранения, которую столь щедро финансировал ма­хараджа рама, я первым делом решил заняться обсле­дованием состояния здоровья населения в несколь­ких маленьких городках и деревнях моего округа. Результаты исследований я тщательно записывал в тетрадь, попутно добавляя кое-какие замечания и предложения, которые могли улучшить условия жиз­ни людей. Радха принимала самое деятельное учас­тие в моей работе, посещая дома людей из всех слоев общества и рассказывая им о гигиене и евгенике*. Я очень надеялся, что потом из своих заметок и на­блюдений сумею составить подробный отчет, кото­рый представлю на суд рамы.

Над своим отчетом я проработал без малого че­тыре года, и когда он, как мне показалось, приобрел вполне законченный вид, я решил, что могу, нако­нец, отправить результаты моих наблюдений его ко­ролевскому высочеству. Секретарша в больнице лю­безно согласилась напечатать отчет на машинке, и в таком виде я и послал его раме, приложив длинное письмо с пояснениями.

Прошло несколько недель, но никаких известий из Дхарапура мы за это время не получили, и я уже стал опасаться, что мой отчет махарадже не понравился. Но вот однажды днем, вскоре после моего возвращения с работы, я услышал шум ав­томобиля, остановившегося прямо перед нашим до­мом. Это оказалась старая расхлябанная колымага, принадлежавшая Махадео Рао, упорно называвше­му ее «такси».

Я подошел к двери, думая, что это, вероятно, один из моих пациентов, который был настолько плох, что не смог дойти пешком до моего дома. Однако, к сво­ему изумлению, я увидел, как из машины вышел невысокого роста полный господин в простом сером костюме, оказавшийся махараджей рамой. Его королевское высочество был совершенно один, без сви­ты, так что мистер Рао, видимо, даже и не подозре­вал, какого важного пассажира, сошедшего с поезда, он привез к нам в дом.

Его королевское высочество уже успел войти в наш маленький садик, когда я поспешил ему на встречу. В руках он нес небольшой чемоданчик и внушительных размеров портфель. Я хотел помочь ему нести вещи, но он отказался, и мы вместе во­шли в дом. Рама любезно приветствовал мою жену и выразил восторг при виде наших детей.

Визит рамы был до того неожиданным, что мы пришли в полную растерянность, не имея времени, чтобы приготовиться к приему столь высокого гос­тя. Однако он, сразу же поняв причину нашего за­мешательства, настоял на том, чтобы мы ни в малей­шей степени не меняли сложившегося уклада нашей жизни. Махараджа рама провел у нас почти неделю. Он был настолько простым и естественным в обще­нии, что это заставляло забывать о том высоком по­ложении, какое он занимал. Он спал в комнате для гостей на простой постели, делил с нами пищу и каждый день ходил со мной в больницу.

На второй день, вечером, когда мы уже заканчи­вали ужинать, рама дал мне понять, что хотел бы об­судить мой отчет. Радха, решив, что его королевс­кое высочество желает устроить нечто вроде делового совещания, встала из-за стола и, извинившись, хо­тела уйти, но махараджа остановил ее со словами: «Миссис Чаттерджи, вы всячески помогали подготов­ке этого отчета, и мы были бы вам очень призна­тельны, если бы вы остались. Мы с вами живем в современной Индии, где и мужчины, и женщины могут в равной степени содействовать прогрессу на­шего государства».

Для нас эти его слова послужили доказательством, что он очень доволен полученными сведениями. И мы не ошиблись, поскольку он первым делом похва­лил нас за дух служения, подвигнувший нас на вы­полнение длительной и трудной работы по сбору ин­формации. Он крайне одобрительно отнесся к моим предложениям и заметил, что им незамедлительно будет уделено должное внимание.

Его королевское высочество чрезвычайно заинте­ресовался моей частной практикой и выразил жела­ние познакомиться с картотекой историй болезней моих пациентов. Вместе мы обсудили несколько осо­бо серьезных случаев, и я не преминул заметить, что большинство из них вызвано недоеданием и недо­статком химических веществ. Почва истощилась за тысячелетия непрерывного возделывания, а потому необходимо разработать программу чередования сельскохозяйственных культур и использования хими­ческих удобрений, чтобы как-то исправить сложив­шуюся ситуацию.

Неожиданно наша беседа была прервана прибыти­ем старейшин деревни, узнавших о приезде рамы и пожелавших засвидетельствовать ему свое почтение. Махараджа согласился их принять, и этот прием за­тянулся почти до полуночи. За это время у нас по­бывали практически все жители деревни, поскольку его королевское высочество пользовался высочайшим уважением всех своих подданных. Шункар Дас, отец одиннадцати сыновей, попросил разрешения предста­вить их махарадже, и мальчики выстроились в ряд наподобие ступенек лестничного пролета. Миссис Дас, ростом едва ли выше младшего из своих детей, от­личавшаяся крайней скромностью, натянув на голо­ву сари, закрыла им свое лицо так, что, когда она в поклоне склонилась перед махараджей, видны оста­лись только ее глаза.

Дхонди Рао, одноглазый серебряных дел мастер, пожелал подарить его высочеству серебряную та­релку, которую тот любезно принял. Субха Байсей, местный поэт, сложил короткое стихотворение в честь махараджи и прочел его в присутствии всех собравшихся:
^ Уподоблю я наши сердца тем садам небольшим,

вдоль дороги селенья растущим;

Переполнены мы негасимой любовью к тебе,

кто сады заполняет цветами,

яркой радугой землю устлавшими.

Будь же милостив ты, о Великий Владыка,

и прими эти духа цветы,

Ибо только в заботе твоей неусыпной

обретают они своего аромата источник.

Рама был настолько любезен, что попросил у по­эта экземпляр его стихов в память о столь волную­щих событиях. Для всех у него нашлось доброе сло­во и приветливая улыбка, а матерей он похвалил за то, что у них такие красивые и достойные дети. В этот длинный и утомительный вечер он своим отно­шением к окружающим напоминал любящего отца, искренне заинтересованного в том, чтобы все его дети были счастливы. Это было настолько прекрасно, что мое почтение к его королевскому высочеству перерос­ло в глубокое восхищение.

В самом конце вечера к нам подошел Махадео Рао с робкими извинениями за полученную с маха­раджи плату за проезд в своем автомобиле. В руках он держал монеты, полученные им от махараджи, и попросил разрешения вернуть ему их обратно. Од­нако его королевское высочество убедил Рао, что его финансовые возможности позволяют ему оплачивать свой проезд без всякого ущерба для его кармана.

Перед самым отъездом рама пригласил нас с Радхой и нашими детьми погостить у него во дворце в любое время, когда у нас появится желание съездить в Дхарапур, и добавил, что лучше всего нам было бы приехать в следующем феврале, так как именно в этом месяце должна состояться важная встреча уче­ных и врачей из нескольких туземных княжеств.

Махадео Рао вызвался подвезти его королевское высочество к поезду, а поскольку из всей деревни автомобиль был только у него, то, следуя неоспоримой логике, подобная привилегия, естественно, до­сталась именно ему. Рао составил маршрут их поезд­ки до станции таким образом, что они проехали по главным улицам селения. Все жители высыпали из своих домов и восторженно приветствовали его ко­ролевское высочество, а затем, собравшись в процес­сию, сопровождали махараджу до самой станции.

Приезд рамы стал важнейшим событием в жизни этого маленького городка со времени смерти одно­го знаменитого святого около 200 лет назад.
^ МАЛЕНЬКИЕ УЧЕНИКИ

Моему сыну уже исполнилось десять лет, когда я получил первое письмо от гуру. В нем учитель сообщал, что вполне доволен моей работой, относи­тельно которой он был прекрасно осведомлен, а так­же выражал желание познакомиться с моей семьей и благословить моих детей и приглашал нас приехать при первой же возможности.

Желание гуру было законом для его учеников, и я сразу же отдал все необходимые распоряжения на время моего недолгого отсутствия в больнице. Прежде я уже рассказывал сыну и дочери об уче­нии моего благословенного гуру, и они, хотя и были еще слишком малы, полностью осознавали важность предстоящего события.

Гуру тогда жил в ашраме в Кайласвасту, куда мы и отправились сначала на поезде, а затем на авто­мобиле. За те двенадцать лет, что я не был в ашра­ме, там мало что изменилось. Разве только выросли и ушли бывшие челы, но их место заняли другие юноши, а общая атмосфера осталась такой же спо­койной, как и прежде.

Я застал гуру сидящим на своем любимом месте в тени полуразрушенной арки. Не скажу, чтоб он хоть сколько-нибудь постарел. Когда мы подошли ближе, он приветствовал нас улыбкой и, по своему обыкно­вению наклонив голову, произнес: «Наду, сын мой в Боге, и Радха, дочь моя в Боге, я приветствую вас от имени нашего святого ордена. А эти малыши, разве они мне не внуки в Боге? Им я тоже очень рад».

Дети, явно испытывая чувство смущения в при­сутствии столь великого человека, разглядывали его долго и с любопытством. Я много рассказывал им о гуру, и он, должно быть, казался им одним из богов.

Увидев их смущение, гуру протянул детям руку со словами: «Не бойтесь, подойдите и сядьте вот здесь, рядом со мной». Мой сын, первым набравшись храбрости, взял Лилию за руку, и они вместе подо­шли поближе к учителю и сели к нему лицом.

Заметив, что учитель хотел бы остаться с детьми наедине, мы с Радхой отошли от них и, остановив­шись неподалеку, заговорили с учениками, с кото­рыми я был уже знаком.

Во время беседы я вдруг услышал, как серебря­ным колокольчиком рассыпался звонкий смех Ли­лии, и, обернувшись, увидел, что наша малышка си­дит на коленях у гуру, а маленький Рамачандра с аппетитом поедает засахаренные фрукты из миски, которая была спрятана, правда, не слишком тщатель­но, рядом с гуру. Учитель пребывал в прекрасном настроении, и мы поняли, что он завоевал сердца наших детей.

В ашраме мы могли оставаться не дольше трех дней, поскольку неотложные дела призывали меня обратно в больницу. Гуру, прекрасно понимая мои затруднения, уверил меня, что моей первейшей обя­занностью является забота о моих пациентах.

В последний вечер нашего пребывания в ашра­ме благословенный гуру устроил небольшую торжественную церемонию, навсегда оставшуюся са­мым прекрасным воспоминанием в нашей жизни. Он собрал нас всех вместе в ашраме и усадил по краям большой белой подстилки. Вначале учитель обратился к детям: «Мои маленькие внуки в Боге, для вас жизненный путь только начинается. В бу­дущем вы тоже обратитесь к святой жизни. Это ваша дхарма, ибо еще до вашего появления на свет вас посвятили богам и служению нашей Великой Матери». Дети хранили глубокое молчание, а в их глазах отразилось полное понимание. Гуру накло­нился и положил руки на головы детей. «А теперь, мои малыши, примите благословение старого че­ловека, долго служившего богам и ставшего гуру вашего отца. И пусть благословение Великого, кто есть Владыка всего мира и кто навечно вступил на престол и восседает на троне из семи колец веч­ного змея, снизойдет на вас из рук его слуги. И пусть он всегда озаряет вас светом своего духа, ведя вас дорогой праведности. Ом тат сат».

Закончив речь, гуру снял руки с голов детей и взял каждого из них за правую руку. «Согласно Во­ле Великого Владыки, вы, как и ваш отец, должны стать моими учениками. Я, по закону наших отцов, принимаю вас в наше Братство. Рамачандра, хочешь ли ты что-нибудь сказать?»

На обращение гуру мой сын ответил так, что я никогда не перестану восхищаться мудростью его слов, поскольку ему тогда едва исполнилось десять лет. «Благословенный гуру, сегодня я исполняю предназначение моего воплощения. В прошлых жизнях я был учеником святого ордена. В этой жизни я продолжу ученичество, и в будущих жиз­нях я стану молиться и надеяться, что всегда буду слугой Великого Владыки и исполнителем его дел». Это были слова не маленького мальчика, а умуд­ренного жизнью человека, и мы поняли, что наш сын, хотя и молод телом, уже повзрослел духом.

Затем гуру обратился к нашей дочери: «А что ты хотела бы сказать, Лилия?» Она ответила: «Мой брат все сказал за меня, благословенный учитель. Хотя в этой жизни мне пока всего девять лет, я тоже уже была слугой нашего святого ордена. И я как дочь, жена и мать посвящаю свою жизнь слу­жению Великому Владыке, чтобы он направил меня к свету, что всегда сопутствует ему, и я буду до самой смерти во всем слушаться гуру».

Нетрудно представить себе ту радость, с какой Радха и я слушали детей, ибо мы в тот момент по­няли, что они продолжат дело жизни, когда закон­чится время нашего служения. Нельзя было не за­метить счастье, отразившееся на лице гуру, и наши души преисполнились благодарностью за все хоро­шее, что пришло к нам за время служения родному народу.

После этого учитель повернулся к Радхе со сло­вами: «Дочь моя в Боге, твой отец был гуру на­шего ордена, как прежде и его отец. Когда ты по­явилась на свет, твой отец принес тебя ко мне, и я посвятил тебя служению Великому Владыке. Ты исполнила все обязанности, что были возложены на тебя; а теперь ты дала жизнь сыну и дочери и вос­питала их согласно законам нашего Братства; ты оправдала все наши ожидания». Гуру протянул руку и положил ее на руку Радхи. «А теперь, дочь моя, я принимаю тебя в нашу благословенную сестрин­скую общину; ты уже более не чела, а одна из моих учениц».

К этому я хотел бы добавить еще несколько слов. Все, кого я любил более всего на свете, объедини­лись вместе со мной в нашем святом ордене и удо­стоились привилегии получать наставления от вели­кого учителя. Затем гуру обратился ко мне: «Наду, сын мой, я сделал для тебя все, что мог. Сегодня я исполнил твое самое сокровенное желание. Пока ты должен продолжать свое служение как глава семьи и отец. Дети останутся с тобой еще на пять лет, а потом ты приведешь их ко мне. Тем временем рас­скажи им о деятельности Братства и помоги как мо­жно лучше понять религию и философию нашего народа. Когда ты выполнишь свою задачу как глава семьи, ты займешь более высокое положение в ордене. А до тех пор да будет с тобой благословение вечного Владыки Владык».

На следующий день мы вернулись в Дхарапур, и с этого момента в нашем доме воцарилась новая ат­мосфера. Вся наша последующая совместная жизнь проходила в духе учения благословенного гуру.
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Интервью Великий день iconИнтервью с Н. Г. Тригуб (12: 03) Интервью с В. Цапко (начало) (10:...
Интервью с Н. Г. Тригуб (12: 03) Интервью с В. Цапко (начало) (10: 55) Интервью с В. Цапко (окончание) (14: 57)

Интервью Великий день iconСвидетельство Иисуса Есть Дух Пророчества Брат Иосиф Кульман Форест...
Всемогущий Бог в этот великий день движения Духа Святого, Святой Дух здесь увещевает народ двигаться дальше, брат, двигаться дальше,...

Интервью Великий день iconДорогие дети, сегодня весь православный народ торжествует, отмечая...
Этот Великий День приходит к нам ярким солнышком, чистым дождичком, светлой радостью, надеждой и верой в силу добра и любви. Из века...

Интервью Великий день iconИнтервью в нашей жизни. Цели урока
Цели урока: Раскрыть особенности речевого жанра интервью, показать отличия беседы от интервью

Интервью Великий день iconИнтервью с заведующей терапевтическим отделением Краснолиманской...
Интервью с заведующей терапевтическим отделением Краснолиманской црб логвиненко Л. В

Интервью Великий день iconИнтервью стр. 00 Завершение интервью стр. 00 После интервью стр....
«Кое-какие журналы для детей издаются, но пишут в них взрослые и они полны глупостей»

Интервью Великий день iconПрограмма 1 день 12. 04. 12 Великий Четверг Прибытие в аэропорт «Бен-Гурион»
Гора Сион. Горница Тайной Вечерии, где накануне ареста Спаситель впервые совершает таинство Евхаристии. Здесь же в день пятидесятницы...

Интервью Великий день iconИнтервью С. Глазьева газете "Комсомольская правда"
Интервью С. Глазьева газете "Комсомольская правда". При опубликовании интервью редакция допустила некотрые неточности. Поэтому представляем...

Интервью Великий день iconИнтервью с ректором Г. Пивняком // День. 2009. 17 сентября. №165. С. 6
Ольга юдина, редактор газеты «Студент», пресс-центр Национального горного университета

Интервью Великий день iconИнтервью технического директора концерна «росэнергоатом»
Интервью генерального директора фгуп «инвестиционно-строительный концерн «росатомстрой» бутова а. В. 8

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<