Интервью Великий день




НазваниеИнтервью Великий день
страница7/8
Дата публикации30.04.2013
Размер0.88 Mb.
ТипИнтервью
uchebilka.ru > Астрономия > Интервью
1   2   3   4   5   6   7   8

^ ПОСВЯЩЕНИЕ В РЫЦАРИ

Позднее несколько английских ученых провели химический анализ этого растения и составили по­дробный отчет, содержавший поразительные сведе­ния. Насколько им удалось обнаружить, растение не содержало никаких химических элементов, на­личием которых можно было бы объяснить его осо­бые целебные свойства, и все же каким-то непос­тижимым образом оно явилось панацеей от этой заразной болезни.

Мне всегда хотелось попросить благословенного гуру объяснить мне эту загадку, однако я понимал, что он, скорее всего, скажет мне, что в природе есть тайны, необъяснимые с научной точки зрения и свидетельствующие о своеобразной деятельности божественной силы.

Через несколько недель, когда эпидемия пошла на убыль, я получил послание с поздравлениями от ма­хараджи рамы. Он сообщал мне, что с особым удо­вольствием упомянул о моей работе и медицинском открытии в своем отчете вице-королю, и даже на­мекнул, что этот отчет, видимо, будет направлен его величеству государю императору и что, по всей ве­роятности, я получу прямое сообщение от правитель­ства Великобритании.

К этому рама шутливо добавил, что в научных кругах, похоже, возникли серьезные разногласия по поводу важности моего открытия и даже обнаружи­вается явное стремление умалить результаты моих исследований. Махараджа посоветовал мне не обращать внимания на их споры и неустанно продолжать исследование целебных свойств этого растения.

Будучи таким образом уже подготовленным, я не удивился, получив официальное послание от вице-короля с приглашением в Нью-Дели; в нем он так­же выражал мне личную благодарность за преданное служение монарху.

В один из ближайших дней мы с Радхой поехали в Дхарапур, где нас уже ждал махараджа, и все вме­сте мы отправились в Нью-Дели на личном поезде его высочества. По пути я, воспользовавшись удоб­ным случаем, объяснил раме, что открытие это во­все мне не принадлежит, а послано мне благословен­ным гуру в ответ на мою просьбу в минуту край­ней нужды, а значит, и похвалы достоин только он один. Выслушав меня, рама улыбнулся. «Доктор Чаттерджи, — сказал он, — я прекрасно все понимаю, но вице-король этого не поймет, так что, боюсь, вам придется нести на себе всю тяжесть последствий сво­его открытия».

После нашего приезда в Дели я узнал, что рама намеревался лично представить меня вице-королю. У махараджи была в Дели небольшая резиденция, где мы и остановились, ожидая, когда будут сде­ланы все необходимые приготовления к приему у вице-короля. Как сейчас помню, мой визит был назначен на среду на четыре часа дня. В половине четвертого мы с Радхой пришли в просторную гос­тиную махараджи. Его высочество был одет в длин­ную робу из желтой парчи со множеством знаков отличия, отвечающих его положению. Служившие ему украшением нитки прекрасного, хорошо подо­бранного жемчуга считались лучшими в Индии и входили в число сокровищ, принадлежавших его семье на протяжении столетий. На нем также был меч, красиво инкрустированный алмазами, рубина­ми и изумрудами.

Когда мы прибыли в Нью-Дели, на вокзале нас ожидал почетный караул, прибывший для встречи рамы. Здание из красноватого песчаника, где разме­щалось правительство, производило весьма внуши­тельное впечатление, а в его архитектуре явно ска­зывалось влияние Индии.

В назначенное время нас проводили в небольшую приемную, где нас любезно и без всяких формаль­ностей встретил его светлость вице-король. Это был высокий худой англичанин с орлиным профилем и сильно выступающими скулами. Спокойным мягким голосом он приветствовал нас на безукоризненном английском языке. Рама представил меня как близкого и преданного друга, а я просто не знал, куда деваться от неловкости, слушая его похвалы в мой адрес. Затем махараджа представил вице-королю Радху и тот, как мне показалось, был приятно удивлен, когда рама рассказал ему о том, как много она сде­лала, желая помочь жителям нашей провинции.

Там же присутствовало несколько сановников, также представленных его светлости. Затем вице-ко­роль предложил нам сесть и, обратившись ко мне, попросил рассказать о моей работе в больнице и о том, как трудились местные врачи во время эпиде­мии холеры. Наш визит продолжался около получа­са, но я успел просто и обстоятельно изложить собы­тия, подчеркнув, что нашим успехом мы во многом обязаны мудрости и добросердечию его королевско­го высочества махараджи рамы.

По словам вице-короля, ему стало известно, что я был учеником Шри Пурашараначарьи, этого до­стойного высочайшего уважения человека, и что моя жизнь посвящена Святому Братству мистиков, а посему он считает вполне уместным такой про­стой и неофициальный прием, прошедший в соот­ветствии с правилами аскетической жизни. Я вы­разил его светлости глубокую благодарность за его понимание и заботу. Затем вице-король поднялся и, предложив раме идти рядом, повел нас через анфиладу комнат с широкими дверями в простор­ный зал, где из всей обстановки были только два глубоких кресла, стоявших на небольшом возвыше­нии. Там нас уже ожидали несколько адъютантов и других чиновников. После того как вице-король и рама сели в кресла, один из чиновников вручил его светлости важного вида документ, и он, под­нявшись, сначала выразил махарадже глубокую при­знательность за его присутствие на церемонии, а затем обратился ко мне со словами: «Доктор Наду Чаттерджи, директор Нортхиллзской больницы су­веренного княжества Дхарапур, исполняя свои слу­жебные обязанности, вы внесли чрезвычайно важ­ный вклад в повышение благосостояния и охрану здоровья жителей вашего округа и всего индийско­го народа. Ввиду исключительной важности вашей деятельности о ней было доложено правительству ее величества, и после должного рассмотрения пра­вительство ее величества благоволит признать ва­ши заслуги подобающим этим заслугам образом. И я уполномочен пожаловать вам, Наду Чаттерджи, рыцарское звание — самую замечательную из на­град».

Вице-король сошел с возвышения, и один из адъютантов передал ему меч. Не зная, что делать, я немного растерялся, но его светлость любезно подсказал мне, что я должен опуститься на одно колено. Затем вице-король коснулся мечом моих плеч и произнес: «Именем его могущественнейшего величества Георга, Божьей милостью Пятого короля Англии, Ирландии, Шотландии и Уэльса, импера­тора Индии, покровителя заморских владений его величества и защитника веры, я посвящаю вас в рыцари, возводя в рыцарское достоинство. Встань­те, сэр Наду Чаттерджи».

Когда я поднялся, вице-король вручил мне меч со словами: «Сэр рыцарь, вот ваш меч и пусть все­гда будет блестящим его лезвие, а сам он использу­ется только для защиты Бога, императора и справед­ливости».

Наступило молчание, и все явно ждали, что я ска­жу что-нибудь в ответ. Я посмотрел на раму и, уви­дев его ободряющую улыбку, попытался выразить свою благодарность: «Ваша светлость и ваше коро­левское высочество, я никогда не произносил речей и не понимаю, почему именно меня выбрали вы из множества других, более чем я, заслуживающих столь высокой чести. Как вы, ваша светлость, уже заметили, я предан святой жизни и принадлежу к числу скромнейших учеников Джагат-гуру Шри Пурашараначарьи. Ведь именно его вдохновляющее влияние, его мудрость и его любовь направили мою жизнь по пути добрых дел. Все мои знания я полу­чил от него, более того, он научил меня бескорыстию и служению тем, кто в этом нуждается, соглас­но закону нашей религии. Поэтому именно он за­служивает всех почестей и наград. Он — хозяин моей жизни. Я высоко ценю этот прекрасный жест вели­кодушия и щедрости со стороны правительства его величества и постараюсь быть достойным оказанно­го мне доверия. Я люблю наш народ, и буду продол­жать служить ему по мере сил и способностей, но моя жизнь мне не принадлежит, потому что во всем я повинуюсь моему гуру, которому, после Бога, я предан до конца».

И едва я закончил, как из угла комнаты раздал­ся голос: «Сын мой в Боге, ты сказал хорошо и в полном соответствии с духом нашего благословенно­го ордена». Я обернулся и увидел, что позади меня на полу у стены спокойно сидит мой благословен­ный учитель, опираясь рукой на свою раздвоенную палку. Боюсь, что мои дальнейшие действия полностью шли вразрез со строгим этикетом, которого требовали обстоятельства. На какой-то момент я, за­быв о находящихся рядом вице-короле и махарадже, поспешил к моему учителю и, бросившись перед ним на колени, положил меч к его ногам. «Возлюблен­ный учитель, — с волнением произнес я, — в этот миг ваш ученик ждет от вас слов мудрости».

Гуру взял меч и положил его себе на колени. «Сын мой, — сказал он, — ты заслужил это при­знание и очень хорошо, что ты его получаешь, ибо это вдохновит других на достойные дела. Почести этого мира сами по себе не существенны, но чрез­вычайно важен тот дух, который подвигает оказы­вать их. Прекрасно, что люди почитают друг дру­га за добродетели. На тебя возложена новая ноша, и ты будешь нести ее как мудрый человек, пока не закончишь свою работу в мире людей».

Никто не заметил, как гуру вошел в комнату, и на лице вице-короля было явно написано удивление, однако, хорошо зная Индию, он не произнес ни сло­ва. Остальные из собравшихся спокойно ждали, хра­ня почтительное молчание.

Затем гуру обратился ко мне со словами: «Сэр Наду Чаттерджи, вы можете представить мне вице-короля».

Возникла неловкая пауза, но его светлость от­несся к ситуации с достойным восхищения спокой­ствием. Встав с кресла, он сошел с возвышения и, приблизившись к гуру, церемонно поклонился. Сле­дуя правилам официального представления, я ска­зал: «Шри Рамачандра Арджунананда Пурашараначарья, я имею честь представить вам его светлость вице-короля Индии». Гуру наклоном головы при­ветствовал вице-короля и произнес: «Да пребудет с вами благословение богов, сын мой; я благода­рен вам, как отец, за почести, оказанные моему ученику, ставшему моим сыном в Боге».

Вице-король спокойно ответил: «Шри Пурашараначарья, мне известно, что средство против холеры было открыто благодаря вам. К сожалению, нам не известны способы, позволяющие оценить таинства вашей религии, поэтому мы чествуем врача, пода­рившего это открытие обществу. Но я убежден, что если бы правительство его величества могло компе­тентно во всем разобраться, оно воздало бы вам ве­личайшие почести за множество мудрых и удивитель­ных деяний, которые вы совершили».

Гуру улыбнулся и покачал головой: «Такова суть нашей философии, ваша светлость, что деяния богов проявляются в мире через учеников нашего святого ордена. Точно так же и в вашем обществе: Бог есть источник всяческого блага, но вы воздаете должное за добрые дела людям, а не Богу. Люди должны со­вершать эти дела и посвящать свою жизнь беско­рыстному служению, и, хотя их сила от Бога, такие люди заслуживают почести, которые им оказывают. Вы оказали мне почет, наградив моего ученика, и тем самым в той же мере выказали почтение нашим бо­гам. Так что все хорошо».

Затем гуру повернулся ко мне и, тонко улыбнув­шись, сказал: «Итак, сын мой, я уже прошел нема­лый путь и столько же мне еще предстоит пройти. До свидания и до будущей встречи».

Гуру жестом показал, что хочет подняться, и я поспешил ему помочь. Когда он выпрямился, в его руках появился обитый железом посох; не сказав более ни слова, гуру медленно вышел из комнаты, и мне еще долго казалось, что я слышу тонкое по­званивание его маленького серебряного колоколь­чика.

Так я стал рыцарем империи, и, хотя для меня это была великая честь, я осознавал, что это событие таит в себе гораздо большую важность по той про­стой причине, что гуру именно при этих обстоятельствах явился вице-королю и благословил рабо­ту, которую я завершил.

Мой меч он забрал с собой, а много лет спустя я нашел меч в его ашраме перед маленьким алтарем с изображениями Кришны.

^ СНОВА В ПУТЬ

Последние три года моей работы на посту дирек­тора системы здравоохранения княжества Дхарапур были в основном посвящены подготовке учебника по тропическим болезням. Махараджа любезно разрешил мне посвятить эту книгу ему и заверил, что будет финансировать ее издание и распространение. Мы с Радхой покинули свой маленький домик в саду на холмах и жили теперь в столице, где я мог ближе познакомиться с множеством программ здравоохра­нения нашего княжества. Много времени мне уде­лял его высочество наследный принц, поскольку здоровье рамы не позволяло последнему принимать в осуществлении своей программы такое же активное участие, как и в прежние годы.

В свое время гуру сказал мне, что период моего ученичества как главы семейства должен длиться двадцать пять лет, и когда это время истекло, я по­просил разрешения у махараджи подать в отставку и вернуться к жизни религиозного аскета. Его королев­ское высочество оказался достаточно доброжелатель­ным, чтобы понять мою приверженность духовной деятельности нашего ордена, принял мою отставку и освободил меня от всех обязанностей.

Устроив в столице все свои мирские дела, мы с Радхой покинули Дхарапур, чтобы присоединиться к учителю в Кайласвасту. Прибыв туда, мы были не­сказанно обрадованы встречей с сыном и дочерью, которых гуру вызвал по столь важному случаю. Мой сын, Рамачандра, высокий стройный юноша, в следующем году заканчивал университет, а моя дочь, Лилия, училась в Америке, в Колумбийском универ­ситете, и вполне прониклась западным мировоззре­нием. Несколько вечеров, проведенных с нашими уже взрослыми детьми, убедили нас, что каждый из них по-своему оправдал наши надежды. В один из таких вечеров Лилия во время беседы сказала мне: «Высо­кочтимый отец, я знаю, что близок час, когда ты от­правишься в длительное паломничество к Великим, которые обитают по ту сторону гор. Насколько дол­гим будет твое отсутствие и вернешься ты или нет, зависит от воли богов. Сегодня днем я говорила с благословенным гуру о будущем нашей любимой ма­тери. Я надеюсь, что она будет жить со мной в Аме­рике, пока не закончится мое обучение. Гуру понял меня и любезно дал свое согласие».

Лилия подошла ко мне поближе и, опустившись на колени перед моим креслом, взяла меня за руки. «Радха, твоя любимая жена, и Лилия, твоя послуш­ная дочь, будут ждать, когда ты выполнишь свою миссию, предписанную тебе религиозной жизнью. Если же ты не вернешься, мы всегда будем мыслен­но вместе с тобой».

На следующий день благословенный гуру позвал меня к себе.

Войдя в его комнату, я сел напротив него на угол белой подстилки. Я с трудом мог представить себе, что прошло много лет с тех пор, как я стал его челой. В длинных волосах учителя сверкала все та же седая прядь, какую я заметил у него при первой встрече. Теперь и мои волосы поседели и поредели, но в душе я по-прежнему оставался тринадцатилет­ним мальчиком, который выбежал из отцовского сада навстречу гуру почти сорок лет назад.

Немного помолчав, благословенный гуру произ­нес: «Наду, мой духовный сын, ты вернулся на путь богов. Твоя задача как главы семьи исполнена. Ты выполнил свою часть работы на благо народа Индии. Двадцать пять лет ты служил Великой Матери. Наду, ты был хорошим учеником; ты во всем меня слушал­ся и ни в чем не подвел. С сегодняшнего дня нет больше учителя и ученика. Я освобождаю тебя от всех твоих обязательств передо мной. Ты уже больше не мой ученик и не мой сын».

Я поднял голову и посмотрел на гуру глазами, полными слез. «Возлюбленный отец, но я не стрем­люсь быть свободным, я хочу только одного — быть вашим учеником до конца моей жизни. Я хочу по­виноваться вам, у меня нет другой жизни».

Гуру кивком выразил свое понимание: «Таков наш закон, Наду, что ты всегда должен питать к своему учителю глубочайшее уважение, ибо он — отец твоей духовной сущности. Но как сын, когда придет время, должен покинуть отчий дом и выпол­нять свое предназначение, так и ты должен покинуть мой дом и отправиться по древней дороге, что ве­дет к богам. Я помогал тебе, и за эту помощь ты всегда будешь мне благодарен, ибо такова твоя при­рода — испытывать благодарность. Но помни, Наду, перед тобой лежит длинная дорога, и мой ашрам — это лишь небольшое пристанище на ее обочине. Я научил тебя всему, что знал, и теперь ты должен от­правиться на поиски других, которые смогут на­учить тебя большему, а поскольку те, кто много зна­ют, должны много отдавать, ты станешь учителем, чтобы, обучая других, учиться самому». Гуру обнял меня и сказал: «Наду Чаттерджи, ты больше не мой ученик, ты — мой друг; ты больше не мой сын, ты — мой брат. Наду, брат мой в Боге, прими благословение от своего друга».

Позже Джагат-гуру сказал мне, что в скором вре­мени мы вместе с ним отправимся, в путешествие в город Шигацзе, находящийся в северной части стра­ны на границе с Тибетом. А затем мы продолжим святое паломничество, пройдя весь путь в сопровож­дении нескольких старших учеников.

В назначенный день я навсегда расстался со сво­им европейским костюмом и облачился в лохмотья монаха нищенствующего ордена. Я перестал быть «господином доктором» и стал индийским святым, одним из четырех миллионов человек, посвятивших себя служению богам наших отцов. Теперь мою оде­жду составляли кусок желтой материи, обмотанный вокруг тела, и несколько ниток деревянных бус на шее. Один из учеников вырезал для меня посох и оковал его железом, а Радха подарила мне медную чашу, завернутую в кусок желтой ткани, чтобы мне было где держать несколько дорогих для меня ве­щей, с которыми я решил не расставаться даже на время путешествия. Туда я положил последние пись­ма отца и матери, фотографии жены и детей и коль­цо, подаренное мне махараджей рамой при расста­вании. В круглый сосуд для воды я положил тща­тельно завернутый в материю крошечный портрет Кришны на слоновой кости, который подарил мне благословенный гуру.

После нежного прощания с женой и детьми, ис­просившими моего благословения, которое я дал им от всего сердца, я присоединился к гуру, и мы по­брели по пыльной дороге, ведущей от ашрама к ве­ликим северным горам. За нами на коротком рассто­янии следовали пять учеников. Мы шли много дней, проходя через деревни и стараясь оказать как мож­но больше помощи тем, кто в ней нуждался.

В одном селении мы стали свидетелями спора, разгоревшегося между двумя жителями, каждый из которых объявлял себя владельцем коровы. Старей­шины городка пришли к нам с просьбой разрешить их спор. Гуру и я сели под деревом, а спорщики вышли вперед, ведя за собой корову. Я сидел мол­ча, а гуру вникал в подробности тяжбы. Разобравшись в сути дела, он, наклонившись, поднял с зем­ли небольшой камень и сказал: «Дети мои, этот ка­мешек составляет часть тела нашей Великой Матери — Земли. Я буду держать его в руке, и пусть каждый из вас сначала в глубине души осознает, кто прав, а кто не прав, а потом попытается взять у ме­ня из руки этот камень. Так вот, тот, кто честен, сможет его взять, а у того, кто лжет, не хватит на это сил».

Некоторое время оба спорщика стояли и молча глядели друг на друга и на собравшихся вокруг жи­телей селенья. Через несколько минут один из них подошел к гуру и взял у него из руки камень. И тогда учитель, улыбнувшись, сказал: «Корова при­надлежит тебе, сын мой».

Так проходило наше путешествие в Шигацзе, куда мы и прибыли почти через семь недель пути.
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Интервью Великий день iconИнтервью с Н. Г. Тригуб (12: 03) Интервью с В. Цапко (начало) (10:...
Интервью с Н. Г. Тригуб (12: 03) Интервью с В. Цапко (начало) (10: 55) Интервью с В. Цапко (окончание) (14: 57)

Интервью Великий день iconСвидетельство Иисуса Есть Дух Пророчества Брат Иосиф Кульман Форест...
Всемогущий Бог в этот великий день движения Духа Святого, Святой Дух здесь увещевает народ двигаться дальше, брат, двигаться дальше,...

Интервью Великий день iconДорогие дети, сегодня весь православный народ торжествует, отмечая...
Этот Великий День приходит к нам ярким солнышком, чистым дождичком, светлой радостью, надеждой и верой в силу добра и любви. Из века...

Интервью Великий день iconИнтервью в нашей жизни. Цели урока
Цели урока: Раскрыть особенности речевого жанра интервью, показать отличия беседы от интервью

Интервью Великий день iconИнтервью с заведующей терапевтическим отделением Краснолиманской...
Интервью с заведующей терапевтическим отделением Краснолиманской црб логвиненко Л. В

Интервью Великий день iconИнтервью стр. 00 Завершение интервью стр. 00 После интервью стр....
«Кое-какие журналы для детей издаются, но пишут в них взрослые и они полны глупостей»

Интервью Великий день iconПрограмма 1 день 12. 04. 12 Великий Четверг Прибытие в аэропорт «Бен-Гурион»
Гора Сион. Горница Тайной Вечерии, где накануне ареста Спаситель впервые совершает таинство Евхаристии. Здесь же в день пятидесятницы...

Интервью Великий день iconИнтервью С. Глазьева газете "Комсомольская правда"
Интервью С. Глазьева газете "Комсомольская правда". При опубликовании интервью редакция допустила некотрые неточности. Поэтому представляем...

Интервью Великий день iconИнтервью с ректором Г. Пивняком // День. 2009. 17 сентября. №165. С. 6
Ольга юдина, редактор газеты «Студент», пресс-центр Национального горного университета

Интервью Великий день iconИнтервью технического директора концерна «росэнергоатом»
Интервью генерального директора фгуп «инвестиционно-строительный концерн «росатомстрой» бутова а. В. 8

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<