Маковельский история логики




НазваниеМаковельский история логики
страница9/18
Дата публикации04.10.2013
Размер2.68 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Экономика > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18

По нашему мнению, постановка вопроса о фигурах силлогиз­ма у Аристотеля такова: Аристотель ищет решения этой проблемы в отношении среднего термина к двум крайним. Он устанав­ливает факт, что средний термин может занимать в посылках силлогизма по отношению к крайним терминам три различных положения: средний термин может быть или субъектом в одной посылке и предикатом в другой, или предикатом в обеих посыл­ках, или субъектом в обеих посылках. Затем Аристотель ищет объяснения этого факта в отношении среднего термина к край­ним по объему, а следовательно, и по содержанию, поскольку объем понятий зависит от их содержания, т.е. он ищет ответа в иерархии высших и низших понятий, которая у Аристотеля имеет не только логическое, но и онтологическое значение. Но этот замысел был осуществлен им неудачно.

Как мы уже упоминали, у Аристотеля порядок терминов сил­логизма отличается от общепринятого в формальной логике. По мнению Н. Н. Ланге, аристотелевский порядок является более естественным.

В первой фигуре номера терминов по порядку устанавлива­ются уже в самом описании типа умозаключений: последний тер­мин содержится в среднем и средний в первом и т. д. С этим связано замечание Аристотеля о среднем термине: «Он и по по­ложению (по месту) бывает средним». Разумеется, смысл назва­ний «первый», «средний», «последний» становится понятным при сравнении аналогичных высказываний относительно других фи­гур.

Во второй фигуре больший термин есть тот, который лежит подле среднего термина, меньший же термин лежит дальше от среднего. Средний термин здесь есть первый по месту.

В третьей фигуре больший термин есть тот, который лежит дальше от среднего, меньший же лежит ближе к нему. Здесь средний термин есть последний по месту.

Отсюда несомненно, что употребляемые в характеристике первой фигуры выражения «первый», «средний», «последний» обозначают не что иное, как место. В первой фигуре (по зани­маемому месту):

I — больший термин, II—средний термин, и III —меньший термин. Во II фигуре:

I — средний термин. II — больший термин, и III — меньший термин. В III фигуре:

I — больший термин, II — меньший термин, и III — средний термин.

Аристотель говорит, что по месту терминов можно узнать фигуру. Можно думать, что место терминов находится в определенном отношения к основанию деления фигур. Что разумеет Аристотель под местом терминов?

Он имеет в виду положение терминов при их линейном рас­положении. Аристотель употребляет для изображения форм умо­заключений в каждой фигуре определенные алфавитные знаки. Если обозначить термины общепринятыми в традиционной формальной логике символами, то мы получим для фигур сле­дующие ряды:

I фигура PMS

II фигура MPS

III фигура PSM.

В развернутом виде мы будем иметь, по Аристотелю:
I фигура II фигура III фигура

Р присуще М М присуще Р Р присуще М М — S М — S S — М

Р присуще S Р присуще S Р присуще S

С точки зрения линейного расположения терминов, различие между фигурами представляется в следующем виде. В первой фи­гуре наша мысль идет от большего термина к среднему и от среднего к меньшему. Этот ход мысли соответствует самой при­роде вещей, и именно поэтому первая фигура дает совершенный силлогизм. Во второй фигуре наша мысль идет от среднего тер­мина к большему и от последнего к меньшему, а в третьей фигу­ре она идет от большего термина к меньшему и от меньшего к среднему.

По мнению Тренделенбурга, аристотелевское деление кате­горического силлогизма на три фигуры является столь же пол­ным, как и позднейшее деление на четыре фигуры, но оно осно­вано на другом принципе деления. У Аристотеля в первой фи­гуре средний термин занимает в ряде субординации понятий среднее место, во второй фигуре он занимает наивысшее место и в третьей — низшее место.

Основная форма I фигуры у Аристотеля:

Р присуще всякому М

М присуще всякому S

Р присуще всякому S.

Здесь средний термин занимает место посредине между край­ними терминами. Поэтому Аристотель располагает термины пер­вой фигуры в линейном порядке PMS.

Основная форма II фигуры:

М не присуще никакому Р

М присуще всякому S

Р не присуще никакому S.

Здесь средний термин есть первый по положению, так как он в качестве предиката в обеих посылках предшествует прочим тер­минам. Отсюда линейное расположение терминов во второй фи­гуре MPS.

Основная форма III фигуры:

Р присуще всякому М

S присуще всякому М

Р присуще некоторым S.

Здесь средний термин есть последний по положению. Линей­ное расположение в третьей фигуре PSM.

Таким образом, три фигуры отличаются друг от друга линей­ным расположением терминов.

В общем в вопросе об истолковании «места» терминов в ари­стотелевской теории силлогизма наметились три различные точ­ки зрения.

  1. Фигура силлогизма зависит от способа отношения среднего термина к крайним. При этом имеются только три возможности: средний термин может быть или субъектом по отношению к большему и предикатом по отношению к меньшему, или предикатом обоих, или субъектом обоих. Такова точка зрения Целлера, Ибервега, Вайтца.

  2. Другая точка зрения, которой придерживается Г. Майер, основанием деления фигур в силлогизме считает место терминов в линейном расположении терминов.

  3. Третья точка зрения (Тренделенбург, Бобров) заключается в том, что основанием деления фигур в силлогизме Аристотеля признается принцип не логический, а метафизический, а имен­но - место терминов в иерархии понятий вообще.

Следует признать, что принципом деления силлогизма на фи­гуры у Аристотеля служит различное отношение среднего терми­на к крайним. Средний термин является логическим основанием установления той связи между крайними терминами, которая ут­верждается в заключении. Но значение среднего термина этим не ограничивается. Он имеет не только логическое, но и онтологи­ческое значение. Средний термин в силлогизме, по учению Аристотеля может соответствовать реальной основе — причине.

Аристотель впервые установил общие правила силлогизма и специальные правила отдельных фигур. Общее правило силло­гизма состоит в том, что если обе посылки отрицательные или обе посылки частные, тo из таких посылок нельзя сделать необходи­мого вывода, т.е. во всяком силлогизме одна посылка обязатель­но должна быть общей и одна утвердительной. Далее Аристотель устанавливает, что в силлогизме должны быть две посылки и три термина.

Что касается специальных правил отдельных фигур, то для первой фигуры Аристотель устанавливает правило, что в ней по­сылка с большим термином должна быть общим суждением, а посылка с меньшим термином должна быть утвердительной. Специальным правилом второй фигуры, установленным Аристо­телем, является то, что одна из посылок должна быть отрицатель­ной, а посылка с большим термином должна быть общим сужде­нием. Специальное правило третьей фигуры заключается в том, что посылка с меньшим термином должна быть утвердительной.

Аристотель исследовал, какие модусы (комбинации посылок общеутвердительных, общеотрицательных, частноутвердительных и частноотрицательных) в каждой отдельной фигуре являются действительными, дающими логически необходимый вывод, и ка­кие недействительными, не дающими такого вывода.

Первую фигуру Аристотель называет совершенным силлогиз­мом, так как логическая необходимость выводов по этой фигуре ясна сама по себе. Она основывается непосредственно на аксио­ме, выражающей отношение рода к его видам и к входящим в него единичным предметам, в силу чего все, что высказывается о роде, высказывается и о всех видах и о всех единичных пред­метах, входящих в данный род.

Аристотель устанавливает и ту особенность первой фигуры, что по ней выводы могут получаться всех возможных видов — и общеутвердительные, и общеотрицательные, и частноутвердительные, и частноотрицательные.

Что касается выводов по второй и третьей фигурам, то для выяснения, какие модусы их являются действительными и какие недействительными, Аристотель считает необходимым свести их к модусам первой фигуры. Для этого сведения он применяет прие­мы обращения (без изменения и с изменением количества) посылок модусов второй и третьей фигур, перестановку этих по­сылок и прием приведения к нелепости (доказательство от про­тивного). Несовершенные силлогизмы второй и третьей фигур находят свое обоснование в совершенных силлогизмах первой фигуры, будучи сводимы к ним путем прямого или косвенного доказательства.

Аристотель доказывает, что в конечном итоге в основе всех силлогизмов лежат два первых модуса первой фигуры.

Исследуя модусы второй и третьей фигур, Аристотель устано­вил, что по второй фигуре могут получаться только отрицатель­ные заключения, а по третьей фигуре — только частные заклю­чения.

Обстоятельно исследовал Аристотель силлогизмы с посылками различных модальностей и установил, какие их модусы явля­ются действительными и какие недействительными.

Анализируя отношения между истинностью и ложностью по­сылок и истинностью и ложностью заключений, Аристотель уста­навливает, что при правильности силлогизма эти отношения та­ковы:

  1. если истинны посылки, то необходимо истинно и заключение,

  2. если ложны посылки, то заключение не необходимо ложно (оно может быть и ложным, и истинным),

  3. если ложно заключение, то одна или обе посылки необходимо ложны,

  4. если истинно заключение, то посылки не необходимо истин­ны (они могут быть и истинными, и ложными).

Здесь Аристотель, можно сказать, подходит к установлению условного силлогизма — к положениям, что из истинности осно­вания вытекает истинность следствия и из ложности следствия вытекает ложность основания, но из ложности основания еще не следует ложность следствия и из истинности следствия еще не следует истинность основания.

По Аристотелю, истинное знание заключается в понятиях, определения которых вполне доказаны из общих посылок. Истин­ное знание — это дедуктивное знание. Выведение частного из об­щего не может продолжаться до бесконечности, должны быть на­ивысшие самые общие положения, из которых выводится вся си­стема знаний той или иной науки. Каждая наука, по учению Ари­стотеля, имеет такие последние принципы. Высшими общими принципами доказательства служат истины, непосредственно до­стоверные. Это последние принципы, и как таковые они недока­зуемы. Для силлогистики Аристотеля последним принципом, на котором она покоится, служит, как выше сказано, аксиома, ко­торая позже получила название dictum de omni et nullo.

Вайтц полагает, что наряду с этой аксиомой в основе силло­гизма лежит также логический закон противоречия, а Э. Пост, соглашаясь с мнением Вайтца, что силлогизм зависит от аксиомы противоречия, пытается доказать, что закон противоречия и dic­tum de omni et nullo — одно и то же, что, конечно, неверно.

И. Гусик в статье «Аристотель о законе противоречия и об ос­новании силлогизма», помещенной в журнале «Mind» за 1906 г., оспаривая мнение Вайтца и Поста, доказывает, что силлогизм не предполагает закона противоречия и что значимость силло­гизма остается и в том случае, если отбросить закон противоре­чия. Он говорит, что можно построить гипотетическую логику, в которой закон противоречия не имеет силы и в которой одна и та же вещь, в одно и то же время, в одном и том же отношении мо­жет быть и А и не-А (например, и белой и не-белой), и в этой гипотетической логике остается верным силлогизм:

Все А сутъ В

Все С суть А

Все С суть В.

Вайтц и Пост ссылаются на 11-ю главу «Второй Аналитики», в которой Аристотель говорит о началах, общих всем наукам. Гусик считает, что они не поняли мысли Аристотеля и приписы­вают ему как раз противоположное тому, что он хочет сказать. Гусик, конечно, прав, что аксиома силлогизма dictum de omni et nullo есть самостоятельный принцип, отличный от логического закона противоречия и не совпадающий с ним. Но при устране­нии закона противоречия теория силлогизма остается лишь в той своей части, в которой для ее обоснования не применяется дока­зательство в в.иде приведения к невозможности, поскольку этот вид доказательства предполагает как закон противоречия, так и связанный с ним закон исключенного третьего.

Исходным моментом в логике Платона было понятие, в логи­ке же Аристотеля — суждение. Главная задача логики Аристо­теля — обоснование суждений умозаключениями. Поэтому цент­ральная проблема его логики—силлогистика. При этом у Аристо­теля умозаключение неразрывно связано с доказательством и рассматривается с точки зрения его значения для доказательст­ва. Конечной целью логики Аристотеля является развитие теории доказательства.

Собственной основной задачей «Аналитики» Аристотеля яв­ляется учение о силлогизме как средстве строго научного доказа­тельства (аподейктики). Но, начав исследование, Аристотель на­ходит, что силлогизм имеет более широкое применение, служит средством не только строго научного доказательства, но и сред­ством убеждения людей путем приведения доказательств, имеющих лишь значение вероятности. Поскольку оказалось, что сил­логизм есть нечто более общее, чем строго научное аподиктиче­ское доказательство, Аристотель посвящает его исследованию «Первую Аналитику», в которой он впервые разработал теорию категорического силлогизма, притом так глубоко и основательно, что после него в эту теорию были внесены лишь незначительные дополнения.

В отличие от аподиктических умозаключений, дающих вслед­ствие истинности их посылок вполне достоверные умозаключе­ния, Аристотель называет «диалектическими» те умозаключения, которые не дают вполне достоверных выводов ввиду того, что их посылки являются не научными истинами, а лишь общепризнан­ными мнениями. Противопоставляя свой научный метод диалек­тике, Аристотель имел в виду Платона. Диалектику Платона Аристотель оценивает как дающую только вероятные результаты, а не достоверные научно обосно­ванные истины. Он считает диалектику основой риторики, по­скольку ораторское искусство имеет своей задачей убеждать лю­дей для достижения тех или иных политических, воспитательных и других практических целей.

Кроме аподиктических умозаключений, Аристотель говорит о разных видах умозаключения, которые не носят строго научного характера. Это — умозаключения диалектические, риторические, эриетические, пейрастические и софистические. Цель аподейктики — научно обосновывать те или иные положения, цель диалек­тики •— исследовать и давать ответы, цель риторики — защищать­ся и обвинять, цель эристики — успешно вести спор, цель пейрастики — пробовать, пытаться обсуждать, не сгавя себе задачи получить определенные конечные результаты, цель софистики — вводить в заблуждение. Диалектика и риторика родственны друг другу. Близки между собой эристика и пейрастика. Аристотель считал рассуждения Сократа пейрастическими, рассуждения Платона — диалектическими, рассуждения представителей про­чих сократовских школ — эристическими.

Формально правильное умозаключение, по учению Аристоте­ля, может быть и аподиктическим, и диалектическим, в зависи­мости от достоверности посылок.

В диалектических умозаключениях посылками являются не достоверные истины, а такие суждения, которые только призна­ются истинными многими или по меньшей мере отдельными лицами. Посылки эристического силлогизма суть простые пред­положения.

У Аристотеля силлогизм и доказательство настолько тесно связаны, что часто силлогизм он называет доказательством и до­казательство — силлогизмом.

Аристотель указывает, что по трем фигурам категорического силлогизма протекают не только прямые доказательства, но и косвенные. В самом деле, последние основаны на логическом за­коне, что из двух противоречащих суждений одно необходимо истинно и ход доказательства заключается в том, что, утверждая противоположное основному положению, мы приходим к абсур­ду (невозможному). Таково, например, доказательство положе­ния, что диагональ квадрата несоизмерима с его стороной.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18

Похожие:

Маковельский история логики iconБуль джордж (Boole George) биография
В основных трудах Буля "математический анализ логики, являющийся опытом исчисления дедуктивного рассуждения" и "исследование законов...

Маковельский история логики iconИсследования различных вопросов в области логики уже около 50 лет занимают
Об этом свидетельствуют оригинальные и объемные учебники логики и многочисленные монографии

Маковельский история логики iconВ современной физике базовыми являются квантовая теория и теория...
Теория энтропийной логики междисциплинарная сфера научного исследования материи не противоречит вышеизложенному. Теория энтропийной...

Маковельский история логики iconПринципы диалектической логики
Диалектика прорвала узкий горизонт формальной логики и выковала метод всестороннего исследования познания с точки зрения наиболее...

Маковельский история логики iconКашапова З. Р. (Уфа) о принципе достаточного основания
Соблюдение законов логики является необходимым условием правильного мышления. В последнее время в методологии науки можно наблюдать...

Маковельский история логики iconИ актуальные проблемы диалектической логики
Диалектическая логика разрабатывает идеи и принципы построения научного мировоззрения; она не просто одна из наук в ряду многих других,...

Маковельский история логики iconС. Л. Катречко Введение в логику
Данный курс является первой частью общеобразовательного курса логики, предназначенного, в первую очередь, для студентов гуманитарных...

Маковельский история логики iconСотрудники, аспиранты и студенты кафедры логики философского факультета...
Уемова Авенира Ивановича. Авенир Иванович известет в России как талантливый ученый, создавший цикл учебных трудов по логике, разработавший...

Маковельский история логики iconКурсовая работа по учебной дисциплине «Менеджмент» На тему: «История...

Маковельский история логики iconРешение обратной задачи посредством пакета нечеткой логики магергут...
Пакет нечеткой логики Fuzzy Logic Toolbox – это пакет прикладных программ, входящих в систему Matlab, относящихся к теории размытых...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<