Реферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта»




Скачать 205.91 Kb.
НазваниеРеферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта»
Дата публикации25.02.2014
Размер205.91 Kb.
ТипРеферат
uchebilka.ru > Экономика > Реферат
Реферат скачан с сайта allreferat.wow.ua


Доктор Кенэ и его секта

РЕФЕРАТ по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта»Выполнил: студент 1-го курса Намятов А.С. Призвание (и признание) приходит к людям по-разному. Франсуа Кенэ былврачом и естествоиспытателем. Политической экономией он занялся, когда емубыло под 60. Последние годы своей жизни Кенэ провел в тесном кругу друзей,учеников и последователей. Это был человек, к которому применимы словаЛарошфуко: «Уметь быть старым — это искусство, которым владеют лишьнемногие». Кто-то из его знакомых сказал— у него 30-летняя голова на 80-летнем туловище. Кенэ — крупнейший французский политэконом XVIII века. Он былоснователем и главой физиократической школы, которая стала французскимвариантом классической буржуазной политической экономии. Век Просвещения Фридрих Энгельс писал: «Великие люди, которые во Франции просвещалиголовы для приближавшейся революции, сами выступали крайне революционно.Никаких внешних авторитетов, какого бы то ни было рода, они не признавали.Религия, понимание природы, общество, государственный строй — все былоподвергнуто самой беспощадной критике; все должно было предстать передсудом разума и либо оправдать свое существование, либо отказаться от него». В блестящей когорте мыслителей XVIII века почетное место занимаютэкономисты Кенэ и Тюрго. Просветители надеялись, что лед феодализмапостепенно растает под яркими лучами солнца — освобожденного человеческогоразума. Этого не случилось. Все вздыбилось грозным ледоломом революции, ате из младшего поколения просветителей, в том числе и экономистов-физиократов, кто дожил до этого, в страхе отшатнулись от раскрывшейсяпучины народной ярости. Французская экономика середины XVIII века, когда началась научнаядеятельность Кенэ, не слишком отличалась от экономики начала столетия,когда писал Буагильбер. Это была по-прежнему крестьянская страна, иположение крестьянства едва ли улучшилось за полвека. Как и Буагильбер,Кенэ начинает свои экономические сочинения описанием бедственного состоянияфранцузского сельского хозяйства. Однако кое-что изменилось за полвека. Возник и стал развиваться,особенно в Северной Франции, класс капиталистических фермеров, которые либоимели землю в собственности, либо арендовали ее у помещиков. С этим классомКенэ связывал свои надежды на прогресс сельского хозяйства, а такойпрогресс он справедливо считал основой здорового экономического иполитического развития общества в целом. Франция изнемогала от бессмысленных разорительных войн. В этих войнахона потеряла почти все свои заморские владения, а значит, и выгоднуюторговлю с ними. Ослабли и ее позиции в Европе. Промышленность обслуживалав первую очередь нелепую роскошь и расточительство двора и высших классов,тогда как крестьянство обходилось в большой мере изделиями домашнегоремесла. Скандальный крах системы Ло тормозил развитие кредита и банковогодела. В глазах многих людей, выражавших общественное сознание во Франциисередины XVIII века, земледелие казалось последним прибежищем мира,благополучия и естественности. Нация увлекалась земледелием, но увлекалась по-разному. О нем сталомодно говорить при дворе, в Версале устраивались кукольные фермы. Впровинции возникло несколько обществ поощрения агрикультуры, которыепытались внедрять «английские», т.е. более производительные, методыхозяйства. Стали выходить агрономические сочинения. В этих условиях идеи Кенэ быстро нашли отклик, хотя его интерес кземледелию был иного рода. Опираясь на свое представление о земледелии какединственной производительной сфере хозяйства, Кенэ и его школа разработалипрограмму экономических реформ, носивших антифеодальный характер. Ихпытался проводить впоследствии Тюрго. В значительной мере они былиосуществлены революцией. Кенэ и его последователи были, в сущности, гораздо менеереволюционны, чем основное ядро просветителей во главе с Дидро, не говоряуже об их левом крыле, из которого вышел позже утопический социализм. Какписал французский историк прошлого века Токвиль, они были «люди кротких испокойных нравов, люди благомыслящие, честные должностные лица, искусныеадминистраторы». Даже ближайший сподвижник Кенэ, пылкий энтузиаст Мирабо,хорошо помнил ходячее изречение одного остроумца тех времен: во Францииискусство красноречия состоит в том, чтобы говорить все и не попасть вБастилию. Правда, он однажды все же попал на несколько дней под арест, новлиятельный доктор Кенэ быстро вытащил его из тюрьмы, а кратковременноезаключение только упрочило его популярность. После этого он сталосторожнее. Но объективно деятельность физиократов была весьма революционна иподрывала устои «старого порядка». Маркс в «Теориях прибавочной стоимости»писал, например, что Тюрго — «в смысле прямого влияния—является одним изотцов французской революции». Медик маркизы Помпадур Фаворитке было немногим более тридцати, но она уже теряларасположение ветреного и сластолюбивого монарха. Позже она взяла на себяуправление его гаремом и таким образом все же до конца удержалась у власти.Рядом с двумя самыми могущественными людьми во Франции стоял доктор Кенэ,личный врач маркизы и один из медиков Людовика XV. Много государственных иинтимных тайн знал этот сутулый, скромно одетый человек, всегда спокойный ислегка насмешливый. Но доктор Кенэ умел молчать, и это его качествоценилось не меньше, чем профессиональное искусство. Король любил бордо, но по требованию Кенэ, который считал это винослишком тяжелым для монаршего желудка, был вынужден отказаться от него.Однако за ужином он выпивал столько шампанского, что порой едва держался наногах, отправляясь в покои маркизы. Несколько раз ему делалось дурно, наэтот случай Кенэ всегда был под рукой. Простыми средствами он облегчалсостояние пациента, одновременно успокаивая маркизу, которая дрожала отстраха: что будет, если король умрет в ее постели? Ее завтра же обвинят вубийстве! Кенэ деловито говорил: такой опасности нет, королю только 40 лет;вот если бы ему было 60, то он не поручился бы за его жизнь. Многоопытный,умный доктор понимал Помпадур с полуслова. В медицине Кенэ предпочитал простые и естественные средства, вомногом полагаясь на природу. Его общественные и экономические идеи вполнесоответствовали этой черте характера. Ведь слово физиократия означаетвласть природы (от греческих слов «физис» — природа, «кратос» — власть). Людовик XV благоволил к Кенэ и называл его «мой мыслитель». Он далдоктору дворянство, и сам выбрал для него герб. В 1758 году корольсобственноручно сделал на ручном печатном станке, который завел доктор дляего физических упражнений, первые оттиски «Экономической таблицы» —сочинения, впоследствии прославившего имя Кенэ. Но Кенэ не любил короля и вглубине души считал его опасным ничтожеством. Это был совсем не тотгосударь, о котором мечтали физиократы: мудрый и просвещенный блюстительзаконов государства. Исподволь, пользуясь своим постоянным пребыванием ивлиянием при дворе, Кенэ пытался сделать такого государя из дофина — сынаЛюдовика XV и наследника престола, а после его смерти — из нового дофина,внука короля и будущего Людовика XVI. Франсуа Кенэ родился в 1694 году в деревне, недалеко от Версаля, ибыл восьмым из 13 детей в семье крестьянина, заодно занимавшегося мелкойторговлей. До 11 лет Франсуа не знал грамоты. Потом какой-то добрый человекнаучил его читать и писать. Дальше — ученье у сельского кюре и в начальнойшколе в соседнем городе. Все это время ему приходилось выполнять тяжелуюработу в поле и дома, тем более что отец умер, когда Франсуа было 13 лет.Страсть мальчика к чтению была такова, что он мог иной раз выйти на заре издому, дойти до Парижа, выбрать нужную книгу и к ночи вернуться домой,отмахав десятки километров. В 17 лет Кенэ решил стать хирургом и поступил подручным к местномуэскулапу. Главное, что он должен был уметь делать,— это открывать кровь:кровопускание было тогда универсальным способом лечения. Как бы плохо ниучили в то время, Кенэ учился усердно и серьезно. В 1711 по 1717 год онживет в Париже, одновременно работая в мастерской гравера и практикуя вгоспитале. К 23 годам он уже настолько стоит на собственных ногах, чтоженится на дочери парижского бакалейщика с хорошим приданым, получаетдиплом хирурга и начинает практику в городке Мант, недалеко от Парижа. Кенэживет в Манте 17 лет и благодаря своему трудолюбию, искусству и особойспособности внушать людям доверие становится популярнейшим врачом во всейокруге. Он принимает роды (этим Кенэ особенно славился), открывает кровь,рвет зубы и делает довольно сложные по тем временам операции. В числе егопациентов постепенно оказываются местные аристократы, он сближается спарижскими светилами, выпускает несколько медицинских сочинений. В 1734 году Кенэ, вдовец с двумя детьми, покидает Мант и поприглашению герцога Виллеруа занимает место его домашнего врача. В 30-х и40-х годах он отдает много сил борьбе, которую вели хирурги против«факультета» — официальной ученой медицины. Дело в том, что согласностаринному статуту они были объединены в один ремесленный цех сцирюльниками. Заниматься терапией хирургам было запрещено. Кенэ становитсяво главе «хирургической партии» и в конце концов добивается победы. В этоже время Кенэ выпускает свое главное естественнонаучное сочинение, своегорода медико-философский трактат, где трактуются основные вопросы медицины:о соотношении теории и врачебной практики, о медицинской этике и др. Важным событием в жизни Кенэ был переход в 1749 году к маркизеПомпадур, которая «выпросила» его у герцога. Кенэ обосновался на антресоляхВерсальского дворца. К этому времени он был уже очень состоятельнымчеловеком. Медицина занимает большое место в жизни и деятельности Кенэ. По мостуфилософии он перешел от медицины к политической экономии. Человеческийорганизм и общество. Кровообращение, обмен веществ в человеческом теле иобращение продукта в обществе. Эта биологическая аналогия вела мысль Кенэ. В своей квартире на антресолях Версальского дворца Кенэ прожил 25 лети был вынужден съехать оттуда лишь за полгода до своей смерти, когда умерЛюдовик XV и новая власть выметала из дворца остатки прошлого царствования.Квартира Кенэ состояла всего из одной большой, но низкой и темноватойкомнаты и двух полутемных чуланов. Тем не менее она скоро стала одним изизлюбленных мест сборищ «литературной республики» — ученых, философов,писателей, сплотившихся в начале 50-х годов XVIII века вокруг«Энциклопедии». Доктор Кенэ в первое время проповедовал свои идеи нестолько в печати, сколько в кругу друзей, собиравшихся на его антресолях. Упего появились ученики и единомышленники, появились, конечно, инесогласные. Мармонтель оставил живое описание собраний у Кенэ: «В то времякак под антресолями Кенэ собирались и рассеивались бури, он усерднотрудился над своими аксиомами и расчетами по экономике земледелия, столь жеспокойный и безразличный к движениям двора, как будто он находился в сталье от него. Внизу толковали о мире и войне, о назначении генералов иотставке министров, а мы на антресолях рассуждали о земледелии и исчисляличистый продукт, а иногда весело обедали в обществе Дидро, д'Аламбера,Дюкло, Гельвеция, Тюрго, Бюффона. И мадам де Помпадур, не будучи всостоянии привлечь эту компанию философов в свой салон, сама поройподнималась наверх, чтобы повидать их за столом и поговорить с ними». По словам д'Аламбера, Кенэ был «философ при дворе, который жил вуединении и трудах, не зная языка страны[1] и не стремясь его изучить,будучи мало связан с ее обитателями; он был судья столь же просвещенный,сколь беспристрастный, совершенно свободный от всего, что он слышал и виделвокруг себя...». Позже, когда вокруг Кенэ сплотилась его секта, собрания принялинесколько иной характер: за стол садились в основном ученики ипоследователи Кенэ или люди, которых они представляли ему. В 1766 годуздесь провел несколько вечеров Адам Смит. Школу физиократов часто называли сектой, причем в это слово невкладывалось никакого дурного смысла или иронии, а имелась в виду лишьтесная идейная связь между последователями Кенэ. Адам Смит, относившийся кКенэ с величайшим уважением, писал о секте в «Богатстве народов». Каков был Кенэ? Из множества довольно разноречивых свидетельствсовременников складывается образ лукавого мудреца, слегка таящего своюмудрость под личиной простоватости; его сравнивали с Сократом. Говорят, онлюбил притчи с глубоким и не сразу понятным смыслом. Он был очень скромен илично не честолюбив. Внешне Кенэ был неприметен, и новый человек, попав вего «антресольный клуб», не мог сразу понять, кто же здесь хозяин ипредседатель. «Умен, как дьявол»,—сказал брат маркиза Мирабо, побывав уКенэ. «Хитер, как обезьяна»,— заметил какой-то придворный, выслушав одну изего побасенок. Таков он на портрете, написанном в 1767 году: некрасивоеплебейское лицо с иронической полуулыбкой и умными, пронизывающими глазами. Свое влияние на маркизу и па самого короля Кенэ использовал винтересах дела, которому он был теперь предан. Он содействовал (вместе сТюрго) некоторому смягчению законодательства, устраивал издание сочиненийсвоих единомышленников, а для Лемерсье добился назначения на крупный пост,где тот попытался провести первый физиократический эксперимент. Смертьмадам Помпадур в 1764 году несколько подорвала позиции экономистов придворе. Но Кенэ оставался лейб-медиком короля, который по-прежнемублаговолил к нему. Новая наука Крестьянин, вспахав, удобрив и засеяв участок земли, собрал урожаи.Он засыпал семена, отложил зерно на пропитание семьи, часть продал дляприобретения самых необходимых городских товаров и с удовлетворениемубедился, что у него еще есть какой-то избыток. Что может быть проще этойистории? А между тем именно подобные вещи натолкнули доктора Кенэ на разныемысли. Кенэ хорошо знал, что будет с этим избытком: крестьянин отдаст егоденьгами или натурой сеньору, королю и церкви. Он даже оценивал в одной изсвоих работ долю каждого получателя: сеньору — четыре седьмых, королю — двеседьмых, церкви — одну седьмую. Возникают два вопроса. Первый: по какомуправу эти трое с ложкой забирают у одного с сошкой значительную часть егоурожая или дохода? Второй: откуда взялся избыток? На первый вопрос Кенэ отвечал примерно так. О короле и церкви нечегоговорить: это, так сказать, от бога. Что касается сеньоров, то он находилсвоеобразное экономическое объяснение: их ренту можно рассматривать какзаконный процент на некие «поземельные авансы» (avances fon-cieres) —капиталовложения, якобы сделанные ими во время оно для приведения земли впригодное для обработки состояние. Трудно сказать, верил ли в это сам Кенэ.Во всяком случае, он не представлял себе земледелие без помещиков. Ответ навторой вопрос казался ему еще очевиднее. Земля, природа дала этот избыток!Столь же естественным образом он и достается тому, кто владеет землей. Избыток сельскохозяйственного продукта, который образуется за вычетомвсех издержек его производства, Кенэ называл чистым продуктом (produit net)и анализировал его производство, распределение и оборот. Чистый продукт втрактовке физиократов — это ближайший прообраз прибавочного продукта иприбавочной стоимости, хотя они односторонне сводили его к земельной рентеи считали естественным плодом земли. Однако их огромной заслугой было то,что они «перенесли исследование о происхождении прибавочной стоимости изсферы обращения в сферу непосредственного производства и этим заложилиоснову для анализа капиталистического производства». Почему Кенэ и физиократы обнаружили прибавочную стоимость только вземледелии? Потому, что там процесс ее производства и присвоения наиболеенагляден, очевиден. Его несравненно труднее разглядеть в промышленности.Суть дела заключается в том, что рабочий в единицу времени создает большестоимости, чем стоит его собственное содержание. Но рабочий производитсовсем не те товары, которые он потребляет. Он, может быть, всю жизньделает гайки и винты, а ест он хлеб, порой мясо и, весьма вероятно, пьетвино или пиво. Чтобы разглядеть тут прибавочную стоимость, надо знать, какпривести гайки и винты, хлеб и вино к какому-то общему знаменателю, т. е.иметь понятие о стоимости товаров. А такого понятия Кенэ не имел, оно егопросто не интересовало. Прибавочная стоимость в земледелии кажется даром природы, а не плодомнеоплаченного человеческого труда. Она непосредственно существует внатуральной форме прибавочного продукта, особенно в хлебе. Строя своюмодель, Кенэ брал в нее не бедного крестьянина-испольщика, а скорее своегоизлюбленного фермера-арендатора, который имеет рабочий скот и простейшееоборудование, а также нанимает батраков. Размышления над хозяйством такого фермера толкнули Кенэ на известныйанализ капитала, хотя слово «капитал» мы у него не встретим. Он понимал,что, скажем, затраты па осушение земли, строения, лошадей, плуги и бороны —это один тип авансов, а на семена и содержание батраков — другой. Первыезатраты делаются раз в несколько лет и окупаются постепенно, вторые —ежегодно или непрерывно и должны окунаться каждым урожаем. СоответственноКенэ говорил о первоначальных авансах — avances primitives (мы называем этоосновным капиталом) и ежегодных авансах — avances annuelles (оборотныйкапитал). Эти идеи были развиты Адамом Смитом. Теперь это азбукаэкономиста, но для своего времени такой анализ был огромным достижением.Маркс начинает исследование учения физиократов в «Теориях прибавочнойстоимости» такой фразой: «Существенная заслуга физиократов состоит в том,что они в пределах буржуазного кругозора дали анализ капитала. Эта-тозаслуга и делает их настоящими отцами современной политической экономии». Введя эти понятия, Кенэ создал основу для анализа оборота ивоспроизводства капитала, т. е. постоянного возобновления и повторенияпроцессов производства и сбыта, что имеет огромное значение длярационального ведения хозяйства. Сам термин воспроизводство, играющий такуюважную роль в марксистской политической экономии, был впервые использованКенэ. Кенэ дал такое описание классовой структуры современного емуобщества: «Нация состоит из трех классов граждан: класса производительного,класса собственников и класса бесплодного». Странная на первый взгляд схема! Но она очень логично вытекает изоснов учения Кенэ и отражает как его достоинства, так и недостатки.Производительный класс — это, конечно, земледельцы, которые не тольковозмещают затраты своего капитала и кормят себя, но и создают чистыйпродукт. Класс собственников — это получатели чистого продукта: помещики,двор, церковь, а также вся их челядь. Наконец, бесплодный класс — это всепрочие, т. е. люди, говоря словами Кенэ, «выполняющие другие занятия идругие виды труда, не относящиеся к земледелию». Как понимал Кенэ это бесплодие? Ремесленники, рабочие, торговцы унего бесплодны совсем в ином смысле, чем земельные собственники. Первые,разумеется, работают. Но своим трудом, не связанным с землей, они создаютровно столько продукта, сколько потребляют, они только преобразуютнатуральную форму продукта, создаваемого в земледелии. Кенэ считал, что этилюди находятся как бы на заработной плате у двух остальных классов.Напротив, собственники не работают. Но зато они собственники земли,единственного фактора производства, который Кенэ считал способнымувеличивать богатство общества. В присвоении чистого продукта и состоит ихсоциальная функция. Недостатки этой схемы велики. Достаточно сказать, что рабочие икапиталисты как в промышленности, так и в сельском хозяйстве зачисляются уКенэ в один и тот же класс. Уже Тюрго отчасти исправил эту нелепость, аСмит полностью опроверг ее. Или другая немаловажная деталь. Если капиталист получает толькосвоего рода зарплату, то как, из чего может он накоплять капитал? Чтобыобъяснить это; Кенэ делает такой фокус. Он говорит, что нормально,экономически «законно» только накопление из чистого продукта, т. е. издохода землевладельцев. Фабрикант же или купец могут накоплять лишь несовсем «законным» способом, урывая что-то из своей «зарплаты». Эта точка зрения имела под собой то основание, что источникинакопления в промышленности, где преобладали либо малопроизводительныеремесленные мастерские, либо полуфеодальные королевские мануфактуры, былиочень слабы. Надежды Кенэ на экономический прогресс страны связывались снакоплением, которое имеет своим источником высокопроизводительное,капиталистически организованное фермерское хозяйство. При этом ему казалосьне самым существенным, ведется ли оно на собственной или на арендованнойземле. Он знал, что в Англии успешно развивали сельское хозяйствокапиталистические фермеры, арендовавшие землю у лендлордов. Посмотрим, какие практические выводы вытекали из учения Кенэ.Естественно, что первой рекомендацией Кенэ было всемерное поощрениеземледелия в форме крупного фермерского хозяйства. Но далее следовали поменьшей мере две другие рекомендации, которые выглядели в то время не такбезобидно. Кенэ считал, что налогом надо облагать только чистый продукт,как единственный подлинный экономический «излишек». Любые другие налогиобременяют хозяйство. Что же получалось? Те самые феодалы, на которых Кенэвозлагал столь важные и почетные социальные функции, должны были на делеплатить все налоги. В тогдашней Франции дело обстояло как раз наоборот: онине платили никаких налогов. Кроме того, говорил Кенэ, посколькупромышленность и торговля находятся «па содержании» у земледелия, надо,чтобы Это содержание обходилось возможно дешевле. А это будет при томусловии, если отменить или хотя бы ослабить все ограничения и стеснения дляпроизводства и торговли. Физиократы выступили сторонниками laissez faire. Таково было в главных чертах учение Кенэ. Такова была физиократия.При всех ее недостатках и слабостях это было цельное экономическое исоциальное мировоззрение, прогрессивное для своего времени и в теории и напрактике. Идеи Кенэ рассеяны во многих небольших по объему сочинениях и вработах его учеников и единомышленников. Собственные его произведенияпубликовались в разной форме и часто анонимно на протяжении 1756—1768годах, а некоторые остались в рукописи, были разысканы и увидели свет лишьв XX веке. Современному читателю нелегко разобраться в сочинениях Кенэ,хотя они умещаются в один не очень толстый том: его основные идеимногократно воспроизводятся и повторяются с трудно уловимыми оттенками ивариациями. В 1768 году ученик Кенэ Дюпон де Немур опубликовал сочинениепод заголовком «О происхождении и прогрессе новой науки». В нем подводилисьитоги развития учения физиократов. Физиократы Особенность физиократической теории состояла в том, что ее буржуазнаясущность скрывалась под феодальной оболочкой. Хотя Кенэ и собиралсяобложить чистый продукт единым налогом, в основном он обращался кпросвещенному интересу власть имущих, обещая им рост доходности земель иукрепление земельной аристократии. Л «хитрость» эта удалась в большой мере. Дело тут, конечно, не тольков слепоте власть имущих. Дело в том, что спасти земельную аристократиюдействительно могли только буржуазные реформы, как это случилось,— правда,в других условиях — в Англии. А в рецепте старого доктора Кенэ это горькоелекарство было изрядно подслащено и скрыто под привлекательной оберткой! По этой причине школа физиократов в первые годы имела немалый успех.Ей покровительствовали герцоги и маркизы, иностранные монархи проявляли кней интерес. И в то же время ее высоко ценили философы-просветители, вчастности Дидро. Физиократам сначала удалось привлечь симпатии как наиболеемыслящих представителей аристократии, таи и растущей буржуазии. С начала 60-х годов кроме версальского «антресольного клуба», куда допускались толькоизбранные, открылся своего рода публичный центр физиократии в доме маркизаМирабо в Париже. Здесь ученики Кенэ (сам он не часто бывал у Мирабо)занимались пропагандой и популяризацией идей мэтра, вербовали новыхсторонников. В ядро секты физиократов входили молодой Дюпон де Немур,Лемерсье де ла Ривьер и еще несколько человек, лично близких к Кенэ. Вокругядра группировались менее близкие к Кенэ члены секты, разного родасочувствующие и попутчики. Особое место занимал Тюрго, отчасти примыкавшийк физиократам, но слишком крупный и самостоятельный мыслитель, чтобы бытьтолько рупором мэтра. То, что Тюрго не смог втиснуться в прокрустово ложе,срубленное плотником с версальских антресолей, заставляет нас с инойстороны посмотреть на школу физиократов и ее главу. Конечно, единство и взаимопомощь учеников Кенэ, их безусловнаяпреданность учителю не могут не вызывать уважения. Но это же постепенностановилось слабостью школы. Вся ее деятельность сводилась к изложению иповторению мыслей и даже фраз Кенэ. Его идеи все более застывали в видежестких догм. На вторниках Мирабо свежая мысль и дискуссия все болеевытеснялись как бы ритуальными обрядами. Физиократическая теорияпревращалась в своего рода религию, особняк Мирабо — в ее храм, а вторники— в богослужения. Секта в смысле группы единомышленников превращалась в секту в томотрицательном смысле, какой мы вкладываем в это слово теперь: в группуслепых приверженцев жестких догм, отгораживающих их от всех инакомыслящих.Дюпон, ведавший печатными органами физиократов, «редактировал» псе, чтопопадало в его руки, в физиократическом духе. Самое смешное, что он считалсебя большим физиократом, чем сам Кенэ, и уклонялся от публикациипереданных ему ранних работ последнего (когда Кенэ писал их, он был, помнению Дюпона, еще недостаточно физиократом). Такому развитию дел способствовали некоторые черты характера самогоКенэ. Д. И. Розенберг в своей «Истории политической экономии» замечает: «Вотличие от Вильяма Петти, с которым Кенэ делит честь именоваться творцомполитической экономии, Кенэ был человеком непоколебимых принципов, но сбольшой наклонностью к догматизму и доктринерству». С годами такаянаклонность увеличивалась, да и поклонение секты этому способствовало. Считая истины новой науки «очевидными», Кенэ становился нетерпим кдругим мнениям, а секта во много раз усиливала эту нетерпимость. Кенэ былубежден в универсальной применимости своего учения независимо от условииместа и времени. Его скромность ни па йоту не уменьшилась. Он отнюдь не искал славы,но она сама находила его. Он вовсе не принижал своих учеников, но онипринижали себя сами. В последние годы Кенэ стал невыносимо упрям. В 76 летон занялся математикой и возомнил, что сделал важные открытия в геометрии.Д'Аламбер признал эти открытия вздором. Друзья и один голос уговаривалистарца не делать из себя посмешище и не публиковать работу, где он излагалсвои идеи. Все было напрасно. Когда в 1773 году это сочинение все же вышло,Тюрго сокрушался: «Это же скандал из скандалов, это солнце, котороепотускнело». На это можно, видимо, ответить только пословицей: и на солнцебывают пятна. Кенэ умер в Версале в декабре 1774 году. Физиократы не могли никем его заменить. К тому же они уже переживалиупадок. Правление Тюрго в 1774—1776 годах оживило их надежды идеятельность, но тем сильнее был удар, нанесенный его отставкой. К тому же1776 год —это год выхода в свет «Богатства народов» Адама Смита.Французские экономисты следующего поколения — Сисмоиди, Сэй и другие —больше опирались на Смита, чем на физиократов. В 1815 году Дюпон, ужеглубокий старик, в письме попрекал Сэя тем, что он, вскормленный на молокеКенэ, «бьет свою кормилицу». Сэй отвечал, что после молока Кенэ он съелнемало хлеба и мяса, т.е. изучил Смита и других новых экономистов. Вконечном счете Сэй отказался и от главных прогрессивных элементов ученияСмита. Коренная причина распада физиократической школы и уменьшенияпопулярности идеи Кенэ в 70-х и 80-х годах состоит в том, что потерпелинеудачу ее попытки подготовить классовый компромисс между дворянством ибуржуазией. Королевская власть оказалась неспособной играть роль арбитра ипримирителя между обоими классами. Утратив покровительство двора,последователи Кенэ стали подвергаться нападкам феодальной реакции. В то жевремя им было не по пути с левым, демократическим направлением впросветительстве. Тем не менее физиократы сыграли большую роль в развитииобщественных идеи во Франции и в становлении политической экономии какнауки. «Зигзаг» доктора Кенэ Как пишет в своих мемуарах Мармонтель, уже с 1757 году доктор чертилсвои «зигзаги чистого продукта». Это была «Экономическая таблица», котораянеоднократно издавалась и толковалась в трудах самого Кенэ и его учеников.Она существует в нескольких вариантах. Однако во всех вариантах «Таблица»представляет собой одно и то же: в ней изображается с помощью числовогопримера и графика, как создаваемый в земледелии валовой и чистый продуктстраны обращается в натуральной и денежной форме между тремя классамиобщества, которые выделял Кенэ. Чтобы показать хотя бы в основных чертах трактовку «Экономическойтаблицы» с точки зрения современной науки, воспользуемся словами академикаВасилия Сергеевича Немчинова. В своей работе «Экономико-математическиеметоды и модели» он пишет: «В XVIII веке на заре развития экономическойнауки... Франсуа Кенэ... создал «Экономическую таблицу», явившуюсягениальным взлетом человеческой мысли. В 1958 году исполнилось 200 лет смомента опубликования этой таблицы, однако идеи, заложенные в ней, 'нетолько не померкли, а приобрели еще большую ценность... Еслиохарактеризовать таблицу Кенэ в современных экономических терминах, то ееможно считать первым опытом макроэкономического анализа, в которомцентральное место занимает понятие о совокупном общественном продукте...«Экономическая таблица» Франсуа Кенэ — это первая в истории политическойэкономии макроэкономическая сетка натуральных (товарных) и денежных потоковматериальных ценностей. Заложенные в ней идеи — это зародыш будущихэкономических моделей. В частности, создавая схему расширенноговоспроизводства, К. Маркс отдал должное гениальному творению ФрансуаКенэ...». Основной смысл приведенных цитат понятен, но детали, возможно, стоитпояснить. Макроэкономический анализ — это анализ совокупных экономическихвеличин (общественный продукт, национальный доход, капиталовложения ипотребление нации) и связанные с этим экономические проблемы. Впротивоположность этому микроэкономика — анализ категорий и проблем товара,стоимости, цены и т. п., а также кругооборота индивидуального капитала.Макроэкономическая модель Кенэ — это гипотетическая, построенная наизвестных допущениях и постулатах схема воспроизводства и обращенияобщественного продукта. Она послужила одной из главных точек опоры, которыеиспользовал Маркс в своих схемах воспроизводства. В письме Энгельсу от 6 июля 1863 года он впервые описывает своиисследования в этой области и набрасывает числовой и графический пример:как возникает совокупный продукт из затрат постоянного капитала (сырье,топливо, машины), переменного капитала (зарплата рабочих) и прибавочнойстоимости. Образование продукта происходит в двух различных подразделенияхобщественного производства: там, где производятся машины, сырье и т.п.(первое подразделение), и там, где производятся предметы потребления(второе подразделение). Насколько Маркс вдохновлялся идеями Кенэ, свидетельствует тот факт,что непосредственно под своей схемой он изобразил в письме «Экономическуютаблицу», вернее, самую ее суть. Схема Маркса даже в этом первоначальномвиде, конечно, резко отличается от «Таблицы» Кенэ: в ней показандействительный источник прибавочной стоимости — эксплуатация наемного трудакапиталистами. Но важно то, что у Кенэ содержалась в зародыше важнейшаяидея: процесс воспроизводства и реализации может бесперебойно совершатьсятолько при соблюдении определенных народнохозяйственных пропорций. И Кенэ в «Таблице», и Маркс в этой первой схеме исходили из простоговоспроизводства, при котором производство и реализация повторяются каждыйгод в прежних размерах, без накопления и расширения производства. Этоестественный путь от простого к сложному, от частного к более общему. Во втором томе «Капитала», который был опубликован Энгельсом ужепосле смерти его автора, Маркс развил теорию простого воспроизводства изаложил основы теории расширенного воспроизводства, т. е. воспроизводства снакоплением и увеличением объема производства. Этим проблемам посвящены иважнейшие экономические работы В. И. Ленина. Главная проблема, которойзанимался Кенэ,— это, говоря языком современной науки, проблема основныхнароднохозяйственных пропорций, обеспечивающих развитие экономики.Достаточно назвать эту проблему, чтобы понять ее крайнюю актуальность иважность для современности. Можно сказать, что идеи Кенэ лежат в основесоставляемых теперь и в нашей стране, и в других странах балансовмежотраслевых связей. Эти балансы отражают производственные взаимоотношенияотраслей и играют все большую роль в управлении хозяйством. Межотраслевой баланс (иначе называемый баланс затраты — выпуск) даетнаиболее полный исходный статистический материал для анализа производства ираспределения совокупного общественного продукта и для планированияэкономически обоснованных народнохозяйственных пропорций. Внедрение этогометода — одно из самых значительных и практически важных достиженийэкономической науки нашего времени. Список использованной литературы:1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения2. А. Токвиль. «Старый порядок и революция». М., 18983. Ф. Кенэ. «Избранные экономические произведения». М., Соцэкгиз, 19604. Д.И. Розенберг. «История политической революции». т. 1. М., Соцэкгиз, 19405. В.С. Немчинов. «Экономико-математические методы и модели». М., «Мысль», 1965-----------------------[1] То есть языка придворных сплетен и интриг.-----------------------[pic] Франсуа Кенэ 1694-1774

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Реферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта» iconРеферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Предмет...

Реферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта» iconУчебно-тематический план занятий по дисциплине «История экономических учений»
Требования к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки выпускника вуза, предъявляемые Государствен­ным образовательным...

Реферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта» iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Экономическая таблица Франсуа...

Реферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта» iconКурс лекций по разделу «История экономических учений» для студентов...
Дисциплина «История экономики и экономических учений» состоит из двух блоков: «История экономики» и «История экономических учений»....

Реферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта» iconКраткий курс лекций по курсу “История экономических учений” Составил:...
История экономических учений изучает исторический процесс возникновения и развития основных систем экономических взглядов научных...

Реферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта» iconКраткий курс лекций по курса “История экономических учений” в лекционном...
История экономических учений изучает исторический процесс возникновения и развития основных систем экономических взглядов научных...

Реферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта» iconРеферат по курсу «История экономических учений» на тему: «Город Солнца»

Реферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта» iconКраткий курс лекций по курс “история экономических учений” Составила:...
История экономических учений является составной частью духовной культуры общества. В ней сконцентрирован познавательный опыт прошлых...

Реферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта» iconЦели и задачи курса «История экономических учений» Цель изучения...
Х1х-хх вв.; основных представителей ведущих научных школ и направления их научного поиска, а также значение их исследования для современной...

Реферат по дисциплине «История экономических учений» на тему: «Доктор Кенэ и его секта» iconКурс лекций по истории экономических учений
История экономических учений лишь часть, хоть и важнейшая, истории экономической мысли

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<