К. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии»




НазваниеК. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии»
страница22/23
Дата публикации29.03.2013
Размер3.77 Mb.
ТипКонспект
uchebilka.ru > Экономика > Конспект
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23
стр. 30).

^ СИЛА, ПРОИЗВОДИТЕЛЬНАЯ СИЛА, ПРИЧИНЫ

«Причины богатства суть нечто совсем иное, чем само богатство» [Лист. Цит. соч., стр. 201].

 

Но если следствие отлично от причины, то разве характер следствия не должен содержаться в причине уже включенным в нее? Уже причина должна нести в себе то определение, которое позднее проявится в следствии. Философия г-на Листа не идет дальше тезиса о том, что причина и следствие суть «нечто совсем иное».

Нечего сказать, хорошенькое признание достоинства человека, низводящее человека до положения «силы», способной создавать богатства! Буржуа видит в пролетарии не человека, а силу, способную создавать богатства, такую силу, которую он к тому же еще может сравнивать с другими производительными силами — с животным, с машиной, — и, если такое сравнение окажется не в пользу человека, то сила, носителем которой является человек, будет вынуждена уступить свое место силе, носителем которой является животное или машина, причем человек также и в этом случае будет иметь честь (будет наслаждаться честью) фигурировать в качестве «производительной силы».

Если я определяю человека как «меновую стоимость», то в этом выражении уже заключается то обстоятельство, что общественные отношения превратили его в некую «вещь». Если я рассматриваю его как «производительную силу», то я ставлю на место действительного субъекта иного субъекта, подменяю первого иным лицом, и он существует теперь лишь как причина богатства.

Все человеческое общество становится лишь машиной, предназначенной для создания богатства.

Причина никоим образом не есть нечто более возвышенное, чем следствие. Следствие есть лишь открыто проявившаяся причина.

Лист делает вид, будто он повсюду интересуется производительными силами ради них самих, независимо от скверных меновых стоимостей.

Некоторые разъяснения о сущности нынешних «производительных сил» мы получаем уже из того обстоятельства, что при нынешнем строе производительная сила состоит не только в том, что она делает, быть может, труд человека эффективнее или силы природы и социальные силы результативнее; она в такой же мере состоит в том, что делает труд дешевле, или непроизводительнее для рабочего. Производительная сила, таким образом, с самого начала определяется меновой стоимостью. Здесь имеет место в такой же мере повышение {Здесь заканчивается текст, заполняющий четвёртую страницу 9-го листа рукописи. Листы 10-21-й, содержащие, вероятно, конец II главы и начало следующей III главы, до нас не дошли}...

 

^ [III. ИЗ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ] [ЗЕМЕЛЬНАЯ РЕНТА]

...[22] земельная рента исчезает. Эти возросшие цены на хлеб должны быть вычтены из прибылей господ промышленников, — Рикардо достаточно благоразумен, чтобы предполагать, что дальнейшее снижение заработной платы невозможно.

Следовательно, происходящее сокращение прибылей и повышение заработной платы — поскольку рабочий всегда потребляет известное количество хлеба, как бы дорог он ни был; номинальная заработная плата рабочего при повышении хлебных цен возрастает, даже если она понижается реально, — вследствие роста хлебных цен повышает издержки производства для промышленников, затрудняет тем самым для них накопление и конкуренцию, сковывает, одним словом, производительную силу страны. Таким образом, скверная «меновая стоимость», которая в виде земельной ренты к величайшему ущербу (без всякой пользы) для производительной силы страны попадает в карманы земельных собственников, должна быть тем или иным способом принесена в жертву всеобщему благу — путем свободной торговли хлебом, путем перекладывания на земельную ренту всех налогов или же путем полного присвоения земельной ренты, то есть земельной собственности, государством (этот последний вывод сделали, в числе прочих, Милль, Хильдич, Шербюлье).

Г-н Лист не посмел, конечно, сообщить немецкому землевладельческому дворянству этот вывод промышленной производительной силы, ужасный для земельной собственности. Поэтому он поносит Рикардо, который выдал столь неприятные истины, вкладывает в его уста противоположное мнение, мнение физиократов, согласно которому земельная рента есть не что иное, как доказательство естественной производительной силы земли, и фальсифицирует взгляды Рикардо.

Лист:

«Вообще школа со времен Адама Смита была несчастлива в своих исследованиях природы земельной ренты. Рикардо, а за ним Милль, Мак-Куллох и другие полагают, что ренту платят за естественную производительность, присущую участникам земли. Рикардо построил на атом мнении целую систему... Так как он видел перед собой только английские условия, то он впал в заблуждение, будто эти английские пашни и луга, за мнимо естественную производительность которых в настоящее время платят такую прекрасную ренту, были точно такими же пашнями и лугами во всякое время» (Лист. Цит. соч., стр. 300).

Рикардо:

«Если тот прибавочный продукт, который образует земельную ренту, является преимуществом, то было бы желательно, чтобы с каждым годом вновь создаваемые машины оказывались менее производительными, чем старые, ведь это сообщало бы большую стоимость товарам, производимым по всей стране, и всем владельцам наиболее производительных машин платилась бы рента» («Des principes de l’économie politique etc.», Paris, 1835. Т. 1, р. 77) [Русский перевод, стр. 71]. «Богатство возрастает в тех странах, где благодаря усовершенствованиям в земледелии можно увеличить количество продуктов без соответствующего увеличения количества труда и где, следовательно, земельная рента растет лишь постепенно» (ebenda, р. 81-82) [там же, стр. 72-73].

 

Таким образом, по отношению к высокому дворянству г-н Лист не осмеливается вести игру в тени «производительных сил». Он хочет соблазнить его «меновыми стоимостями» и поэтому злобствует на школу Рикардо, который не рассматривает ни земельную ренту с точки зрения производительной силы, ни производительную силу с точки зрения современного крупного фабричного производства.

Так г-н Лист оказывается лжецом вдвойне. Однако в этом вопросе нам следует отдать справедливость г-ну Листу. В одной крупной вюртембергской фабрике (если мы не ошибаемся, Кёхлина) участвует сам король вюртембержцев {имеется ввиду король Вюртемберга Вильгельм I}, вложив в нее большую сумму. В вюртембергских, а в большей или меньшей степени также и в баденских фабриках значительное участие посредством акций принимают дворяне-землевладельцы. Таким образом, здесь дворяне участвуют в «промышленной силе» не в качестве земельных собственников, а вкладывая в нее деньги, сами выступая в качестве буржуа и фабрикантов, и

…………….

...[24] и возникает «преемственность и непрерывность производства» целого ряда поколений — завуалированный коммунист Лист учит также и этому — таким образом, эта «преемственность и непрерывность производства» оказывается наследственной собственностью не господ промышленников, а целых поколений (см., например, Брея).

Высокая земельная рента обеспечивалась в Англии лендлордам (земельным собственникам) только посредством разорения арендаторов и низведения батраков до уровня ирландской нищеты (настоящих нищих). И все это несмотря на различные хлебные законы, независимо от того, что сами получатели земельной ренты часто бывали вынуждены уступать ее на треть, на половину своим арендаторам. С 1815г было принято три различных хлебных закона с целью улучшения положения и морального поощрения арендаторов. В течение этого периода было назначено пять парламентских комиссий, чтобы выявить наличие бедственного состояния земледелия и расследовать его причины. Непрерывное разорение арендаторов, несмотря на доведенную до предела эксплуатацию батраков и максимально возможное снижение их заработной платы, с одной стороны, и наличие частых случаев, когда землевладельцы бывали вынуждены отказываться от части земельной ренты, — с другой, доказывают, что даже и в Англии — несмотря на все ее фабрики и заводы — не производилось высоких земельных рент. Ибо с экономической точки зрения нельзя рассматривать в качестве земельной ренты такое явление, когда часть издержек производства посредством договоров и других отношений, имеющих место вне сферы экономики, направляется вместо кармана арендатора в карман получателя земельной ренты. Если бы земельный собственник сам обрабатывал свою землю, то он, конечно, поостерегся бы зачислять часть обычной прибыли производительного капитала в рубрику «земельная рента».

Писатели XVI, XVII и даже первых двух третей XVIII столетия все еще рассматривали вывоз зерна Англией как главный источник ее богатства. Старинная английская промышленность, — главную отрасль которой составляла обработка овечьей шерсти, а менее важные отрасли которой обрабатывали материалы, поставлявшиеся главным образом самой этой отраслью, — была всецело подчинена земледелию. Ее главным сырьем были продукты английского земледелия. Само собой разумеется, что она, таким образом, стимулировала развитие земледелия. Позднее, когда появилось собственно фабричное производство, уже через короткое время стала ощущаться и необходимость в законах о хлебных пошлинах. Но они оставались номинальными. Быстрый рост населения, наличие больших площадей плодородной земли, которые еще предстояло обработать, появление изобретений — все это, конечно, привело к развитию на первых порах также и земледелия. Особенно этому способствовала война против Наполеона, которая создала для английского сельского хозяйства настоящую запретительную систему. Но в 1815г обнаружилось, сколь мало увеличилась в действительности «производительная сила» земледелия. В среде землевладельцев и арендаторов поднялся всеобщий вопль, и тогда были изданы теперешние хлебные законы. В самой сущности современной фабричной промышленности заложена, во-первых, тенденция отчуждать [zu entfremden] промышленность от отечественной почвы, поскольку эта промышленность обрабатывает главным образом сырье, ввозимое из-за границы, и опирается на внешнюю торговлю. В ее сущности заложена тенденция вызывать рост населения в таком масштабе, которому не соответствует использование земли в условиях частной собственности. В ее сущности заложена, далее, — если она порождает хлебные законы, как она до сих пор всегда порождала их в Европе, — тенденция посредством высокой земельной ренты и эксплуатации земельной собственности фабричными методами превращать крестьян в самых нищих пролетариев. Если же ей удается воспрепятствовать изданию хлебных законов, то она изымает из обработки массу земель, подчиняет цены на хлеб внешним случайностям и подвергает страну полному отчуждению, делая получение самых необходимых для нее жизненных средств зависимым от торговли, которая подрывает земельную собственность в качестве самостоятельного источника собственности. Последнее является целью Лиги против хлебных законов в Англии и движения против земельной ренты в Северной Америке, ибо земельная рента есть экономическое выражение земельной собственности. Поэтому тори постоянно указывают на опасность того, что Англия сделается зависимой в получении жизненных средств, например, от России.

Крупной фабричной промышленности — разумеется, здесь не идут в счет такие страны, как Северная Америка, которым еще предстоит пустить в обработку колоссальные массивы земель (а ведь покровительственные пошлины не очень-то увеличивают площадь земли) — безусловно присуща тенденция сковывать производительную силу земли, как только ее эксплуатация достигнет известной ступени, так же как, с другой стороны, ведению земледелия фабричными методами присуща тенденция вытеснять людей и превращать все земли — разумеется, в известных пределах — в пастбища, так что место людей занимает скот.

Учение Рикардо о земельной ренте сводится, в немногих словах, к следующему:

^ Земельная рента ничего не прибавляет к производительности земли. Наоборот, ее повышение является доказательством того, что производительная сила земли падает. Она определяется именно отношением площади пригодных для обработки земель к численности населения и к уровню цивилизации вообще. Цена на хлеб определяется издержками производства хлеба на самой неплодородной земле, обработки которой требуют потребности населения. Если приходится прибегать к обработке земли худшего качества или делать с меньшей отдачей вложения капитала в тот же участок земли, то собственник самой плодородной земли продает свой продукт столь же дорого, как тот, кто обрабатывает самую плохую землю. Он кладет себе в карман разницу между издержками производства хлеба на самой лучшей и на самой неплодородной земле. Таким образом, чем менее плодородная земля пускается в обработку или с чем меньшей отдачей делаются вторые, третьи вложения капитала в тот же участок земли, одним словом, чем больше убывает относительная производительная сила земли, тем выше поднимается земельная рента. Если представить землю плодородной повсеместно {Здесь заканчивается текст последнего из нумерованных листов}...

 

^ IV. Г-Н ЛИСТ И ФЕРЬЕ

Книга Ферье, помощника таможенного инспектора во времена Наполеона — «О правительстве с точки зрения его взаимоотношений с торговлей». Париж, 1805 — является тем сочинением, с которого списывает г-н Лист. В книге Листа нет ни одной основной мысли, которая не высказана в книге Ферье и не высказана в ней лучше.

Ферье был чиновником Наполеона. Он защищал континентальную систему. Он говорит не о протекционистской системе, а о запретительной системе. Он далек от того, чтобы сочинять фразы о союзе всех народов или о вечном мире внутри страны. У него, разумеется, еще нет и социалистических фраз. Мы приведем краткие выдержки из его книги, чтобы показать читателю этот тайный источник листовской премудрости. Если г-н Лист фальсифицирует Луи Сэя, чтобы представить его в качестве своего союзника, то он, напротив, нигде не ссылается на Ферье, у которого списывает повсюду. Он хотел бы ввести читателя в заблуждение.

Мы уже цитировали суждение Ферье о Смите. Ферье еще более откровенно выражает свою приверженность к старой запретительной системе.

^ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО. БЕРЕЖЛИВОСТЬ НАЦИЙ

«Существует бережливость и расточительность наций, по нация бывает расточительной или бережливой только в своих отношениях с другими народами» ([Ферье. Цит. соч.], стр. 143).

«Неверно, что применение капитала, являющееся наиболее выгодным для того, кто им обладает, необходимо оказывается наиболее выгодным также и для промышленности... Интерес капиталистов далеко не совпадает со всеобщим интересом и почти всегда находится в противоположности к нему» (стр. 168—169).

«Существует бережливость наций, но совершенно отличная от смитовской... Она состоит в том, чтобы покупать заграничные продукты лишь в таком количестве, какое можно оплатить своими продуктами. А иногда она состоит в том, чтобы совсем обходиться без заграничных продуктов» (там же, стр. 174—175).

^ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ И МЕНОВАЯ СТОИМОСТЬ

«Принципы бережливости наций, установленные Смитом, имеют своим основанием различение между производительным и непроизводительным трудом... Это различение неправильно по существу. Непроизводительного труда вовсе не существует» (там же, стр. 141).

«Он» (Гарнье) «усматривает в серебряных деньгах только стоимость серебра, не размышляя о том их свойстве, которое они имеют в качестве денег: делать обращение более активным и, следовательно, умножать продукты труда» (там же, стр. 18). «Поэтому когда правительства стараются предотвратить утечку наличных денег за границу, то это делается не ради их стоимости.., а потому, что та стоимость, которая поступает взамен их, не может вызвать в обращении тот же самый эффект, что они сами.., не может при каждом переходе из рук в руки вызвать к жизни новое производство» (там же, стр. 22, 23). «Слово «богатство» применительно к деньгам, обращающимся в качестве денег, следует понимать в смысле тех актов воспроизводства, которые они облегчают, и в этом смысле страна обогащается, когда она увеличивает количество своих наличных денег, потому что вместе с этим увеличением количества наличных денег возрастают все производительные силы труда» (там же, стр. 71). .«Когда говорят, что богатство какой-нибудь страны равняется двум миллиардам, то под этим понимают, что эта страна имеет средства, чтобы с помощью этих двух миллиардов поддерживать обращение стоимостей, которые в 10, 20, 30 раз больше этой суммы, или, что то же самое, что она может произвести эти стоимости. Вот эти-то средства производства, которыми страна обязана деньгам, и называют богатством» (стр. 22).

 

Итак, Ферье отличает меновую стоимость, которую имеют деньги, от производительной силы денег. Даже независимо от того, что Ферье вообще называет средства производства богатством, не было ничего легче, как применить ко всем капиталам то различение, которое он провел между стоимостью и производительной силой денег.

Но Ферье идет еще дальше, он вообще защищает запретительную систему с помощью того аргумента, что она обеспечивает нациям их средства производства;

 

«Таким образом, запреты полезны всякий раз, когда они помогают нациям обзавестись средствами удовлетворения своих потребностей... Я сравниваю нацию, которая на свои наличные деньги покупает вне своей страны те товары, которые она сама может изготовлять, хотя бы и менее добротно, с таким садовником, который, будучи недоволен темп фруктами, которые он собирает в своем саду, стал бы покупать более вкусные плоды у своих соседей, давая им взамен свои садоводческие орудия» (стр. 288). «Внешняя торговля выгодна всякий раз, когда она имеет тенденцию увеличивать производительные капиталы. Она неблагоприятна, когда вместо того, чтобы приумножать капиталы, она требует их отчуждения» (стр. 395—396).

^ ЗЕМЛЕДЕЛИЕ, ПРОМЫШЛЕННОСТЬ, ТОРГОВЛЯ

«Следует ли правительству поощрять торговлю и фабрики предпочтительно перед земледелием? Этот вопрос все еще является одним из тех вопросов, по которым правительства и писатели не могут прийти к согласию» (стр. 73).

«Успехи промышленности и торговли связаны с успехами цивилизации, с прогрессом в искусствах, в науках, в судоходстве. Правительство, которое почти ничего не может сделать для земледелия, может сделать почти все для промышленности. Если нация имеет привычки или вкусы, способные задержать ее развитие, то правительству следует применить все свои средства, чтобы бороться с ними» (стр. 84).

«Действительное средство поощрения земледелия есть поощрение фабрично-заводской промышленности» (стр. 225). «Ее сфера» (сфера промышленности, под которой г-н Ферье понимает фабрично-заводскую промышленность) «не ограничена ни ее успехами, ни средствами ее усовершенствования... Ее творческая мощь — всеохватывающая, подобно воображению, подобно ему пребывающая в движении и плодотворная — не имеет иных границ, кроме границ самого человеческого духа, от которого она повседневно получает все новый блеск» (стр. 85).

«Истинным источником богатства для аграрно-промышленной нации является воспроизводство и труд. Она должна давать своим капиталам аграрно-промышленное применение и заботиться о том, чтобы перевозить и продавать свои собственные товары, прежде чем она сможет заняться перевозкой и продажей товаров других наций» (стр. 186). «Этот рост богатства человека следует приписать преимущественно внутренней торговле, которая задолго предшествовала обмену народа с народом» (стр. 145). «Согласно самому Смиту, из двух капиталов, из которых один вложен во внутреннюю торговлю, а другой — во внешнюю, первый оказывает промышленности страны поддержку и поощрение в двадцать четыре раза более значительные» (стр.  145—146).

Но г-н Ферье по крайней мере понимает, что внутренняя торговля не может существовать без внешней (там же, [стр. 146]).

«Допустим, что несколько частных лиц вывезут из Англии 50000 штук бархата — в этой торговой операции они выручат много денег и очень легко сбудут свой товар. Но тем самым они сократят отечественную промышленность и оставят без работы 10000 рабочих» (стр. 170; ср. стр. 155—156).

 

Г-н Ферье, как и Лист, обращает внимание на отличие промышленных и торговых городов от только потребляющих городов (стр. 91), но он по крайней мере настолько честен, что ссылается при этом на самого Смита. Он ссылается на столь милый сердцу г-на Листа Метуэнский договор и отмечает практичную осторожность Смита в его суждениях об этом договоре (стр. 159). Мы уже видели, как его суждение о Смите в общем почти дословно совпадает с суждением Листа. См. также о торговле иностранными товарами, перевозимыми из одной страны в другую, стр. 186 и в других местах.

Различие между Ферье и Листом состоит в том, что первый пишет в защиту всемирно-исторического предприятия — континентальной системы, а второй — в защиту мелочной, слабоумной буржуазии.

Читатель согласится, что весь г-н Лист in nuce {вкратце, в самом сжатом виде} содержится в приведенных выдержках из Ферье. Если к этому добавить еще те фразы, которые он заимствует из последующего развития политической экономии, имевшего место со времени Ферье, то на его долю останется лишь пустое идеализирование, производительная сила которого заключается в словах, и [...] {Здесь одно слово в рукописи написано неразборчиво} лицемерие стремящегося к господству немецкого буржуа.

^ Написано в марте 1845г

Печатается по рукописи

Перевод с немецкого
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23

Похожие:

К. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии» iconК. Маркс. К критике политической экономии. Предисловие

К. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии» iconСтатьи Фридриха Энгельса по военной истории
Кай-Фэнг-Фу, защищались посредством пушек, стрелявших каменными ядрами, и употребляли разрывные бомбы, петарды и другие огнестрельные...

К. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии» iconСтатьи Фридриха Энгельса по военной истории
Легкая конница, состоявшая из вспомогательных войск, была в большей или меньшей степени иррегулярного типа и служила, подобно современным...

К. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии» iconА бстрактный труд и его существенные признаки
Если систематизировать высказывания Маркса о природе и существенных признаках абстрактного труда, то можно выделить шесть основных...

К. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии» iconСтатьи Фридриха Энгельса по военной истории
«Армия», к которой мы отсылаем читателя за разъяснениями многочисленных подробностей, повторять которые здесь было бы бесполезным....

К. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии» iconСтатьи Фридриха Энгельса по военной истории
Г. Уилькинсона, что они также были знакомы с употреблением подвижных башен и умели вести подкопы стен, является простой гипотезой....

К. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии» iconКритика экономической теории К. Маркса ”
Карл Маркс, как один из завершителей классичес­кой политической экономии оставил заметный след в истории эко­номической мысли. Его...

К. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии» icon1. Предмет политической экономии. Функции политэкономии. Экономические...
Основываясь на научном познании закономерностей и объективных тенденций общественного развития, люди могут ускорять естественно-исторические...

К. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии» iconПлан. Введение. Биография Маркса и теоретическая база его учения 2
Карл Маркс, как один из завершителей классичес­кой политической экономии оставил заметный след в истории эко­номической мысли. Его...

К. Маркс. Конспект статьи фридриха энгельса «наброски к критике политической экономии» iconПубличный отчет о состоянии и результатах деятельности
Адрес: 140730 Московская область, городской округ Рошаль, ул. Фридриха Энгельса д. 28 «а»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<