И другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007




НазваниеИ другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007
страница7/14
Дата публикации13.10.2013
Размер1.54 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

^ ЭТО ПРОСТО ПРОИСХОДИТ

Вопрос: Год назад я вдруг просто понял: нет ничего, что можно делать. Это было кристально ясно. Но только на несколько дней. Затем эта ясность исчезла. Теперь я порой решаю ничего не делать. Но таким образом я снова что-то делаю. Так как же оно выглядит, это так называемое делание в недеянии?

Карл: Кто делает что?

В.: Об этом я и спрашиваю тебя.

К.: Кто делает все?

В.: Раньше это называлось: Бог.

К.: Когда-либо что-нибудь происходило?

В.: У меня такое впечатление, что да.

К.: Сейчас что-нибудь происходит?

В.: Я бы так сказал.

К.: И для этого требуется кто-то, кто переживает это как происходящее?

В.: Когда ты так спрашиваешь, наверняка нет. На ин­теллектуальном уровне я так же знаю, что деятеля не существует. Но толку для меня от этого никакого.

К.: Знание не дает решения. Относительное знание, которым может обладать «я», никогда не принесет ос­вобождения от состояния отделенности. Потому что ему всегда требуется тот, у кого есть знание. До тех пор

пока есть знающий, существует отделенность. Это мо­жет быть высочайшим знанием самого возвышенного переживания — оно не принесет освобождения. Пото­му что все еще есть знающий. Все еще — отделенность. Там, где есть абсолютное Знание, больше нет того, кто им обладает.

В.: Но каждый из нас хочет обладать космическим со­знанием.

К.: Идет ли речь об индивидуальном или космическом сознании: все еще есть что-то, что наблюдает это бла­женство чистого Бытия. Индивидуальное сознание стремится оказаться в космическом. То есть в другой форме. Однако космическое сознание может снова стать индивидуальным. Речь идет о том, что находится до сознания. О самой Осознанности, где больше не может быть никого, кто бы осознавал самого себя, и где Осознанность есть все. Осознанность существует до сознания и относительного знания.

В.: Когда я смогу это пережить? Когда это случится?

К.: Это спонтанное не-событие, которое никогда не происходит.

В.: Оно приходит само собой?

К.: С усилиями и без них. Это случается вопреки, а не

благодаря усилиям или их отсутствию.

В.: И когда? Когда-нибудь? По собственному усмот­рению?

К.: Это не имеет ничего общего с тем, что происходит во времени. Это простое познание существования до времени. Познание того, что время пробуждается в те­бе, а не ты пробуждаешься во времени. Это как маг­нитное поле, которое меняет полюса. Внезапно время находится в тебе, а тебя больше нет во времени. Вре­мя — это всего лишь еще одно отражение того, что ты есть. Это больше не действие. Это простое «ага!». Это простое познание того, что ты всегда был тем, что ты есть. И всегда будешь. И что то, что есть во времени, — лишь мимолетные тени.

В.: Больше нет действия, только познание?

К.: Познания тоже больше нет. В этот момент позна­ющий, познание и познанное — это одно. Отделенно­сти нет.

В.: Тогда ты просто свидетель всего, равно в бодрство­вании, в сновидении и в глубоком сне?

К.: Свидетель все еще проводит различие. Я говорю о том, что никогда не проводит различий, для чего раз­личий не существует. Что всегда есть то, что есть. В ка­ком угодно состоянии оно всегда остается тем, что есть. Это ни то и ни это. Это не находится ни в одном свидетельствующем сознании. Это не наблюдатель. Это не индивидуальная личность. Все три состояния возникают в нем, в том, что есть. Состояние свидетельствования — это все еще происходящее. Нечто, что происходит или не происходит. Я говорю о том, что никогда не происходит и не поддается определе­нию. И для этого не нужно ничего делать. Для этого ничего и невозможно сделать.

В.: Это-то как раз самое неприятное. Мы не можем ни ждать, ни надеяться, ни что-либо еще.
К.: Да нет Ты можешь делать все.

В.: Мы же сейчас сидим тут, кстати говоря, затем, что­бы это случилось. И, причем, по возможности не­сколько скорее.

К.: То, что ты здесь сидишь, не ускорит этого. Но так же этого и не задержит. Причинной зависимости нет. Это происходит не по какой-то причине. Когда это должно случиться, оно случается. Ты можешь делать или не делать все, что хочешь, ты не можешь предот­вратить это. Но ты так же не можешь ничего сделать для того, чтобы это произошло несколько раньше.

В.: Но это произойдет?

К.: Вот тебе официальная гарантийная грамота: то, что это произойдет, неизбежно.

В.: Еще в этой жизни?

К.: В какой жизни, не играет роли. Для этого не суще­ствует жизни.

В.: Что?

К.: Оно не знает жизни. То, что Я осознает само себя и является чистым самоосознанием, для этого ему не требуется времени. Это его природа. И она никогда не скрыта, это не что-то новое. Нет пробуждения.

В.: Нет пробуждения?

К.: Все, что может пробудиться, находится в созна­нии. Индивидуальное сознание может пробудиться к космическому. И снова заснуть. Но Я никогда не спит и никогда не бодрствует. Оно не знает сна и бодрство­вания. Оно всегда то, что есть. Оно не знает со­стояний.

В.: Но лично ты? Тебе еще знакомы состояния?

К.: Я не говорю о том, чем я являюсь. Я никогда не смогу дать себе определение. Я никогда не смогу по­знать себя. Я никогда не смогу узнать, что я есть. Но я знаю на сто процентов, что я есть. И что всё, что при­ходит и уходит, что имеет место как состояние, как явление, как информация, существует, потому что я есть. Я здесь не потому, что что-то возникает. Я первоусловие. Первооснова для того, чтобы что-то вообще мог­ло произойти.

В.: Это такое ощущение, словно ты являешься источ­ником всего?

К.: Я не источник. Источник — это тоже состояние.

В.: Или своего рода Бог-творец?

К.: Я существую до Бога-творца. Я существую до Бога. То, чем я являюсь как Суть, пребывает до всего. Когда Иисус в Библии говорит: «Я и Отец суть одно, но я не есть Отец», он имеет в виду, что Отец Бог-Творец, Иисус как человеческое существо и святой Дух едины в своей Сути. Тем не менее различны по своей форме. Значит, и Бог-творец все еще отличен от Сути. Брахма так же все еще отличен от Сути. Индусы называют это «Парабрахма» — то, что пребывает «пара», до Бога. Это никогда не обозначается как нечто, чему можно было бы дать определение. И все же об этом можно говорить бесконечно. Никто никогда не постигнет этого. Опре­деления не существует. Это невозможно сделать объ­ектом. Это непостижимо. Невообразимо.

В.: Но ты, тем не менее, все еще иногда отождествлен с какой-нибудь мыслью или чувством?
К.: Отождествлен или не отождествлен не играет для меня никакой роли. И то, и другое возникает в качест­ве мимолетных ощущений. Отождествленное сознание и космическое сознание — оба аспекты меня. Я пре­бываю до них обоих, до чего бы то ни было, что может быть описано, до всего отождествленного или неотож-дествленного.

В.: Это более естественное состояние» чем то, в кото­ром мы находимся?

К.: Все состояния — естественные. Не существует чего-то более естественного или более ясного, или менее ес­тественного и более замутненного. В этом заключается это маленькое «ага!»: в том, что Суть до всякой изна­чальное, до рождения и на протяжении всех времен и в будущем никогда не была и не будет замутнена. Ее никогда не затронет то, что находится во времени.

В.: Суть — нет, но меня-то да! Или что, здесь нет тела, а там нет мира?

К.: Тело и мир всегда появляются с «я»-мыслью. Из чи­стого Сознания — «я есть» — поднимается, подобно де­реву, вся тотальность манифестации. Все возникает из «я есть». Но до этого «я есть» есть еще это «я-я». И это есть всегда. Оно не замутнено «я есть это» или «я вот он, а это мир».

В.: Но почему я пойман в эту фиксацию на «я» и мире?

К.: Это не имеет значения. Фиксация не может оказать никакого воздействия на то, чем ты являешься. Она настолько же хороша, как и космическое сознание. Здесь нет качественной разницы. Индивидуальное со­знание того, что ты находишься в теле, столь же хоро­шо, как и нахождение в космическом сознании. То, что ты есть, не видит здесь различия. Оно не различа­ет между личной и космической точками зрения.

В.: Я бы предпочел космическую точку зрения.

К.: Всякая мысль о том, что есть что-то другое, кроме тебя, кроме того, что ты есть, — это отделенность. Вся так называемая не-дуальность адвайты направлена на то, что существует как раз только одно Я и ничего, кроме Я.

В.: Может быть, но я не испытываю этого!

К.: Каждый опыт есть самопереживание. Я знает толь­ко само себя. Личный опыт — это тоже чистое самопе­реживание. Есть только Я. Это основа. Я — это то, что есть. Даже когда оно проявляет себя в качестве мира. Каким бы ни было проявление, это Я. Никогда не тре­вожимое ничем. Всегда чистое Бытие, Одно без вто­рого.

^ ЛЮБОВЬ И ПАРТНЕРСТВО

Вопрос: В данный момент я влюблена. Я люблю кого-то. Не Бытие или Я, а другого человека. Это разрешено?

Карл: Нет, это строжайше запрещено.

В.: Я имею в виду: можно считать это любовью? Это вообще любовь?

К.: О том, что можно назвать любовью, существуют бесчисленные книги и еще больше высказываний. Столько, сколько людей живет в мире, столько же и различных определений любви ты обнаружишь.

В.: Но у тебя нет ни одного.

К.: Я знаю одно: где есть представление о любви, люб­ви нет

В.: Что, прости?

К.: Только в отсутствие представления о любви любовь возможна. Пока у тебя есть представление о любви, ты ее запираешь. Ты даешь ей определение, а определение дословно означает: ограничивать. Пока ты хочешь иметь любовь в том или ином виде, это твоя любовь. Любовь, которой ты распоряжаешься, у которой есть хозяин. Она ограничена и заперта и поэтому опреде­ленно не является той бесконечной любовью, о кото­рой тоскует каждый.

В.: Однако существует любовь, которая не заперта?

К.: Существует. Она там, где нет никого, кто обладает любовью. Эта любовь — свобода. И только это есть любовь. Любовь — это отсутствие личности, которая проводит различие и говорит: это любовь — а это нет. Отсутствие того, кто дискриминирует, есть любовь.

В.: То есть, к моей влюбленности это не имеет никако­го отношения?

К.: Не существует твоей любви. Любовь не знает обла­дателя. Там, где заканчивается «твое» и «мое», нахо­дится любовь.

В.: Тогда любовь не может быть чувством.

К.: Она —это все чувства, потому что она — Источник

и Суть всего.

В.: У тебя что-нибудь еще осталось и для личной люб­ви? Для любви, которая возникает спонтанно и кото­рую я связываю с конкретным человеком?

К.: Когда та полностью познаешь себя в другом и ког­да не существует отделенности между тобой и другим, тогда есть любовь.

В.: Ну вот, пожалуйста. Все-таки.

К.: Тогда любовь равнозначна самопознанию. Ты по­знаешь: то, что ты есть, это то, что есть другой. Там, где больше нет тебя и другого, там есть только любовь. И такая любовь нужна каждому. Это и есть подлин­ный смысл отношений,

В.: Да, и значит, любовь приходит в отношениях.

К.: Приходит и снова уходит. Этот вкус любви времен­ный. Что и досадно. Любовь в этой форме мимолетна, и мимолетность причиняет боль. Когда эта любовь здесь, ты уже знаешь, что она снова уйдет, поскольку она подчиняется времени.

В.: Всегда?

К.: Без исключения. Все, что появляется во временя, исчезает во времени. Но Источник относительной любви, сама Любовь, всегда здесь.

В.: Но если связь, которую ты называешь относитель­ной любовью, строится на Любви...
К.: ...тогда мы можем еще поработать над тем, чтобы она длилась вечно или по крайней мере до смерти? Только бы мы хорошо следили за ней! Да, работай и следи. Вопрос в следующем: есть ли тот, кому нужна эта относительная любовь? Кому нужно это чувство, эта уверенность или внимание, чтобы существовать или быть счастливым?

В.: Да, есть такой, он сидит здесь.

К.: Когда у любви есть привкус потребности, она хочет обладать.

В.: Однако если в отношениях это не так?

К.: Тогда больше нет отношений. Тогда отношенияипрекращаются.

В.: Когда я являюсь любовью, тогда я больше не свя­зываю это с кем-то другим?

К.: Точно. Тогда больше нет двух, тебя и другого. И на этом отношения прекращаются. Есть только простое сопереживание» но нет того, кто его испытывает.

В.: Звучит одиноко.

К.: Любовь — это окончательное одиночество, потому что нет второго. Ты есть Одно, без второго. В этот мо­мент все, что находится во времени, должно умереть, в том числе и ты как отдельная личность, которой не мо­жет быть в этом одиночестве.

В.: Это звучит страшно.

К.: Для человека это вообще самое ужасное. Он бы убился ради того, чтобы этого не случилось.

В.: Но ведь есть же чувство, которое называют лю­бовью.

К.: Возможно, его так называют, но это не любовь. Все, что ты можешь назвать, не является этим. Это может быть прекрасным чувством, которое приходит и ухо­дит, как прекрасный вкус хорошей еды или ощущение гармонии. Вкус проходит. Это мимолетная любовь. Она никогда не принесет тебе удовлетворения.

В.: Поэтому мы хотим вечной любви.

К.: Вечной — для того, чтобы мы полностью были на

безопасной стороне? '

В.: Чтобы это чувство никогда не заканчивалось.

К.: Любовь есть тогда, когда идея того, кто что-то хо­чет или в чем-то нуждается, отпадает. То, что ты есть, уже есть сама вечность и не нуждается ни в чем вечном и ни в каком чувстве. Любовь — это не чувство.

В.: Это такое своего рода признание в любви, которое слышит от тебя твоя подруга?

К.: Если ты ее спросишь, она скажет, что ни разу не слышала ни одного. Для нее эти отношения не рай. И тем не менее, все это выражения любви.

В.: Под девизом: не важно, что я делаю, я есть любовь?

К.: Для меня любовь — это одно название среди мно­гих других. Если ты хочешь использовать понятие, тог­да то, что есть я, есть то, что есть любовь. Я — не лю­бовь. Я есть то, что есть любовь. Чем бы оно ни было. Извечная тайна Существования.

В.: Тогда этим является каждый.

К.: Конечно.

В.: Но тебе знакомо нечто такое, как потребность в любви?

К.: Это называется: быть человеком. Это переживание мне знакомо.

В.: Но оно не влияет на тебя, потому что ты укоренен в Бытии?

К.: То, чем я являюсь по Сути, никогда не было укоре­нено или без корней. Оно не знает ни одного из этих определений. Это то, что никогда ни о чем не заботи­лось.

В.: То есть, Сути, Любви вообще ни до чего нет дела?

К.: Она полностью не озабочена. Заботится озабочен­ность.

В.: Такого я не могла бы подумать о любви.

К.: Но вот тебе и озабоченность.

^ МОЖЕТ БЫТЬ, ЛУЧШЕ ВООБЩЕ БЕЗ ОТНОШЕНИЙ?

Вопрос: Говорят, что Иисус сказал: «Возлюби других, как самого себя». Это возможно?

Карл: Только так! Иначе и невозможно. Любовь — это когда ты во всем познаешь себя. Тогда больше нет двойственности. И тогда тебе уже больше не нужно прилагать усилия, чтобы любить кого-то, кого на са­мом-то деле ты вовсе не считаешь столь уж классным. Тогда любовь — это само собой разумеющаяся Реаль­ность. Поскольку ты познаешь себя в другом. Не в смысле, что ты думаешь: сущность этого вот человека в метро должна быть такой же, как и моя собственная, поэтому: эй ты там, привет! А ты познаешь это непо­средственно. Эго то, что ты есть. Поэтому любовь и са­мопознание суть одно и то же. Вместо «познай самого себя» на входе в храм в Дельфах могло бы так же сто­ять: «Возлюби самого себя». Но это, наверное, оскорб­ляло чувства жрецов.

В.: «Познай самого себя» также лучше выражает путь. Сначала ведь нужно найти к нему подход.
К.: Подхода не существует. Просто не существует вы­хода. Ты не можешь стать тем, что ты есть. Не сущест­вует пути и становления. То, что ты отделен опт самого себя, есть такое же заблуждение, как и то, что ты отде­лен от другого. Ты не отделен от самого себя. Но когда ты веришь в это, то выстраиваешь в своих мыслях отношения с самим собой. Отношения, над которыми ты можешь великолепно поработать. Они, определен­но, не знают предела совершенству. Как если бы было два Я: во-первых, ты, и во-вторых, ты сам. Отделенно­сти не существует. Но если ты веришь в отношения, и если ты веришь, что находишься в отношениях с кем-либо, тогда ты веришь в мысль об отделенности.

В.: Значит, лучше вообще не иметь никаких отно­шений?

К.: Лучше, чтобы не было никого, кто бы мог их иметь!

В.: Ну да, у меня они есть. Но, вероятно, я не могу назвать это любовью. Мне нелегко сказать женщине: «Я люблю тебя». Это отсутствие любви? Или ощуще­ние того, что в этих трех словах присутствуют отноше­ния, которые ограничивают истинную любовь?
К.: Это скорее страх слишком сильно вовлечься во что-то и потом, возможно, страдать.

В.: Значит, все-таки отсутствие любви.

К.: Это страх того, что это может привести к отсутст­вию любви. Поэтому для начала ты вообще не хочешь вовлекаться. Когда ты полностью отдаешься, то теря­ешь самого себя в другом.

В.: Значит, мне надо отважиться на прыжок и сказать «я люблю тебя»?

К.: Это не может произойти посредством слов. Слова могут быть средством выражения этого. Когда они есть, они есть. Самоотдача случается, когда она случа­ется. Отдавание, бхакти, или познание случаются, ког­да они случаются. Их невозможно вызвать.

В.: Даже в моменты полного отдавания я никогда не говорю «я люблю тебя».

К.: Ты боишься быть пойманным на слове. Нам, нем­цам, сложнее сказать это, чем другим. Англичане или американцы говорят каждому «I love you». Это клише. Когда это говорит немец, он должен держать свое сло­во. «Я люблю тебя» является в немецком чем-то свя­щенным.

В.: Это я и имел в виду!

К.: Но если тебе тяжело сделать это интимное призна­ние, просто спрячь свой страх потерять себя.

В» Это ясный ответ.

К.: В конце концов, это всегда причина для обороны: страх потерять себя. По этой причине ты выстраива­ешь вокруг себя защиту. Все, что можно потерять, это то, что я считаю своей собственностью. Моя жизнь, мое тело, мой мир, мои личные представления о люб­ви. Идея о том, что я что-то имею — знание, тело, жизнь, — вынуждает к ограждению и защите. Собст­венность нуждается в контроле и закрытых дверях. «Я люблю тебя» открывает их.

В.: И от этого меня бросает в дрожь.

К.: Да, возможно, от тебя ничего не останется. Ничего

из того, что ты считал своим «я».

В.: Но когда это сказано, это такое расслабление.

К.: Это расслабление, когда тебе больше ничего не нужно поддерживать, никакого «я», никаких историй, никакого будущего. Когда ты просто есть то, что есть. Тогда больше нет напряжения. Тогда второго тоже больше нет, и нет отношений.

В.: Больше нет напряжения?

К.: Больше ничего не напрягает, не тянет и не давит.

В.: Никакого трения, никакой искры, значит, и секса тоже? Это бы стало для меня проблемой. К.: Проблема у тебя сейчас. Ты конструируешь ее себе в мгновение ока. Это твое всесилие. Когда ты прини­маешь это «я» за реальное, в этот момент оно стано­вится реальным. Когда ты смотришь на эту проблему и на это тело, как на реальные, они реальны.

В.: Мне бы просто хотелось не уходить от своей темы: насколько реален секс?

К.: Насколько хочешь.

В.: Слава богу.

К.: Всякое сексуальное действие является самоудовле­творением. Оно всегда должно вести к отсутствию «я». К этому оргазмическому чувству отсутствия «я».

В.: Ну хоть для этого партнерство хорошо!

К.: Все, что ты делаешь, является самоудовлетворени­ем — пока не наступает космический оргазм, который называют просветлением. Тогда ты лопаешься. Все на­целено на этот космический Большой Взрыв, в кото­ром отсутствует начало и в котором больше ничего нет.

В.: Точно! Это хорошо! Так я объясню это своей по­друге.

К.: Можешь также попробовать это с помощью «я

люблю тебя».
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

Похожие:

И другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007 iconОтдельные виды ценных бумаг: некоторые юридические заблуждения
Гк РФ все же включает целый ряд положений об акциях, которые играют роль фактора, сдерживающего произвол органов как законодательной,...

И другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007 iconИнститутом Развития Христианского Лидерства «видение»
Мелитопольский филиал международного христианского университета «Видение» приглашает служителей церкви начать свое 4-х годичное обучение...

И другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007 iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua История одного заблуждения...

И другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007 iconМосква
Российскую Федерацию, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 25 июня 2007 г. №403 (Собрание законодательства...

И другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007 iconМистическая Физика Издание на английском языке, 2007 Москва, 2008,...
Авторские права © 2007 Живорада Михайловича Славинского. Авторские права сохранены

И другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007 iconНа уничтожение организмом всех инфекций и абсолютное оздоровление
Сквозь все вредные влияния внешней среды я продолжаю здороветь и крепнуть. Сквозь все вредные влияния внешней среды мое здоровье...

И другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007 iconИоанн Кронштадтский Пророческое видение святого праведного о. Иоанна...
Господи, благослови! Я многогрешный раб Иоанн, иерей Кронштадтский, пишу сие видение. Мною писано и моею рукою то, что я видел, то...

И другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007 iconЧто такое видение?
Но в начале, давайте разграничим понимания «видения» и «ведения». «Ведение»- это знания. В ос. 4/6 Бог говорит: «Истреблен будет...

И другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007 iconИсследование холокоста
Исследование холокоста, Глобальное видение. Материалы международной Тегеранской конференции 11-12 декабря 2006 года. Под ред. О....

И другие заблуждения (видение сквозь иллюзию отделенности) москва 2007 iconВолынь сквозь столетия, сквозь века!
Экскурсия по старому городу: музей-аптека, Свято Покровская церковь, кирха-дом Евангелистов, «Дом с химерами», синагога, дом Косачей,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<