V понятие в диалектической логике




НазваниеV понятие в диалектической логике
страница6/7
Дата публикации24.02.2013
Размер1.24 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7
М. Р.) вопрос о государстве ставится еще крайне абстрактно, в самых общих поня­тиях и выражениях. Здесь (т. е. в книге «Восемнадцатое Брюмера Луи Бонапарта». — М. Р.) вопрос ставится конкретно, и вывод делается чрезвычайно точный, опре­деленный, практически-осязательный: все прежние ре­волюции усовершенствовали государственную машину, а ее надо разбить, сломать» (57).

Как видно, В. И. Ленин говорит о наполнении мар­ксистского понятия о государстве, о диктатуре проле­тариата конкретным содержанием. При этом он под­черкивает, что понятие это, как и всякое другое, ста­новится конкретнее лишь в результате подытоживания исторического опыта.

Однако на этом не закончилась эволюция указан­ного понятия. В. И. Ленин отмечает, что Маркс в то время «не ставит еще конкретно» (58) вопроса о том, чем заменить машину буржуазного государства, в какой форме должна осуществиться диктатура пролетариата. Эта сторона понятия также не могла быть конкретно выражена без соответствующего опыта, поэтому Ленин подчеркивает, что в период «Коммунистического манифеста» и на данный вопрос «Маркс давал ответ еще совершенно абстрактный, вернее, указывающий задачи, но не способы их разрешения» (59). Опыт Парижской ком­муны 1871 г. дал возможность конкретизировать и эту сторону понятия диктатуры пролетариата, что было сделано Марксом в книге «Гражданская война во Франции».

Парижская коммуна просуществовала недолго, и ее опыт был недостаточен для того, чтобы раскрыть все стороны понятия диктатуры пролетариата. Исходя из опыта первых двух русских революций, В. И. Ленин конкретизировал понятие диктатуры пролетариата, ука­зав на Советы как одну из ее конкретных форм. Осо­бенно великое значение для дальнейшей конкретизации понятия диктатуры пролетариата имеет опыт Великой Октябрьской социалистической революции, более чем сорокалетняя практика Советского государства и прак­тика стран народной демократии. Здесь нет возможно­сти подробно рассматривать вопрос, как на этом грандиозном опыте развивалось и конкретизировалось дальше данное понятие, обогащаясь все новыми определениями. Но следует отметить хотя бы два момента.

Опыт создания формы советского социалистического государства, а затем и образование народно-демократи­ческой формы показали, что диктатура пролетариата находит свое конкретное выражение не в одной, а в раз­личных формах. Этот факт объясняется специфическими историческими условиями развития каждой страны к со­циализму. Нечего доказывать, какое огромное значение имеет это развитие для конкретизации понятия о дикта­туре пролетариата.

Важное значение также имело уточнение вопроса о соотношении различных сторон и задач диктатуры пролетариата, например вопроса о соотношении насиль­ственной стороны и мирной созидательной деятельности в системе диктатуры пролетариата. Маркс и Энгельс и этот вопрос могли рассмотреть лишь в самой общей форме, указав, что насилие требуется лишь для того, чтобы подавить попытки реставрировать власть бур­жуазии и обеспечить преобразование общества. Даже первые годы практического строительства советского государства не давали еще материала для конкретизации этой важнейшей стороны понятия о диктатуре про­летариата, так как на первый план в то время высту­пала насильственная ее сторона, что было вызвано гражданской войной, попыткой внутренней и междуна­родной контрреволюции уничтожить молодое Советское государство. Только дальнейший опыт показал, что глав­ное в диктатуре пролетариата — мирная созидательная работа по социалистическому преобразованию обще­ства, по строительству новой экономики, демократии, новой культуры. Насилие же есть вынужденная мера по отношению к тем силам, которые враждебны поли­тическому руководству рабочего класса, к злостным элементам, сознательно подрывающим социалистиче­ские порядки.

Дальнейший опыт развернутого строительства ком­мунистического общества позволит конкретизировать и тот вопрос, который в настоящих условиях может ста­виться лишь в общей форме — вопрос о путях отмира­ния социалистического государства. Но уже и сейчас, на основе опыта строительства коммунизма в СССР, положение об отмирании государства может быть на­полнено несравненно более конкретным содержанием, чем это можно было сделать несколько десятилетий раньше. XXI съезд КПСС указал, что многие функции, выполняемые в настоящее время государственными органами, будут переходить в ведение общественных организаций. Этот процесс начинается уже на настоя­щем этапе.

Таким образом, анализ показывает, что и «старые» понятия также развиваются и изменяются. Их устой­чивость возможна лишь в силу того, что их содержание изменяется, развивается. Если бы понятия простран­ства, времени и т. п. не изменялись, не обогащались новым, более конкретным содержанием, они не могли бы служить научному познанию. Возникающее противо­речие между содержанием и формой наших знаний в данном аспекте нашего анализа требует Не образова­ния новых понятий, а лишь дальнейшего развития существующих понятий. Здесь соответствие формы со­держанию создается путем наполнения существующей формы более глубоким и конкретным содержанием. Изменение понятия в данном случае осуществляется в форме его эволюции от абстрактного к конкретному, это процесс конкретизации содержания понятий. Без такого постоянного обновления эти понятия не могли бы сохранять своего значения как форм отражения дей­ствительности.

Конкретность, релятивность понятия как выражение изменчивости связей и отношений между предметами. Мы видели, что история развития понятий — это исто­рия их конкретизации, наполнения более богатым со­держанием. Но понятия конкретны и в том смысле, что одно и то же понятие, отражающее явление, может иметь различное содержание в зависимости от измене­ния связей и отношений данного явления с другими явлениями.

Конкретность понятия в этом смысле вытекает из того, что понятие содержит в себе различия, отражает различия обобщаемых им единичных явлений. Поэтому, будучи применено к каждому данному единичному, общие существенные свойства которого оно выражает, понятие обнаруживает все богатство своего конкрет­ного содержания.

Далее, каждая вещь находится во всесторонних связях с другими вещами. В этих связях и отношениях выступает то одна, то другая сторона вещи. Оставаясь тождественной себе, вещь в то же время меняется, проявляя многочисленные свои свойства. Как говорил Дицген, вещи подобны окраске шелка, который хотя и остается самим собой, но имеет в то же время различ­ные оттенки. Понятия о вещах должны отражать эти их многочисленные оттенки, иначе говоря, отражать их конкретное содержание, меняющееся в зависимости от изменения их связей и отношений с другими вещами. Эта способность понятий и означает их конкретность, релятивность, гибкость. Для диалектической логики эти черты понятия имеют решающее значение, ибо только с помощью таких гибких, конкретных понятий мышление способно отразить сложные и неисчерпаемые свойства реальных явлений и процессов.

Современная наука имеет дело именно с такого рода понятиями и представлениями. Раньше наука опериро­вала понятиями, имевшими содержание, независимое от конкретных связей и условий, в которых находится вещь. Понятия, например, массы, времени, пространства и т. п. брались как абсолютные, без учета сложного взаимодействия между различными процессами. Считалось, что время протекает всюду одинаково, имеет одно и то же значение в различных системах движения. По­добно этому, и пространство считалось абсолютно оди­наковым и независимым от времени. Все эти представ­ления исходили из понимания движения как чего-то, абсолютного. Но в действительности движение абсо­лютно лишь в том смысле, что оно есть постоянная форма, способ существования материи и вне движения ничего не существует. Но за границами этого общего вопроса о соотношении материи и движения последнее имеет относительный характер: в этом, смысле относи­тельны все конкретные проявления материального дви­жения, т. е. они приобретают различное содержание, различные свойства в зависимости от конкретных свя­зей и взаимодействия между предметами.

Именно это выражено в тезисе диалектического ма­териализма о том, что нет отвлеченной истины, истина всегда конкретна. Конкретность понятия и конкрет­ность истины неразрывно связаны между собой. Из кон­кретности истины вытекает конкретный характер поня­тий. Конкретность понятий и конкретность истины представляют собой формы отражения в мысли всесто­ронней, универсальной связи и взаимодействия реаль­ных вещей и процессов.

Значение связи, взаимодействия вещей для познания их конкретного содержания, конкретных свойств осо­бенно важно, ибо эти свойства неизбежно изменяются вследствие изменения связей и отношений между пред­метами.

В современной идеалистической философии распро­странена точка зрения, согласно которой существуют не вещи, обладающие определенными свойствами, а лишь отношения между вещами, которые создают их качества и свойства. Это точка зрения «безсубстанциональности» мира, она не выдерживает критики. Если бы вещи не обладали объективными качествами и свой­ствами, то откуда они могли бы возникнуть? В процессе отношения между вещами их свойства и качества могут проявляться, изменяться, но не возникать на пустом месте. С другой стороны, в отношениях между явле­ниями и процессами качества и свойства предметов не только проявляются, но и изменяются. Точка зрения, отрицающая это, метафизична, как и метафизичен от­рыв отношений от предметов. Сторонники ее нередко ссылаются на известные указания Маркса о том, что стоимость товаров не создается в обмене, т. е. в. отно­шениях между товарами, а лишь проявляется. Это указание Маркса справедливо, но Маркс подчеркивает здесь только одну сторону вопроса. Но это не значит, что он недооценивает вторую сторону: роль отношений между товарами и их влияние на стоимость. Конечно, никакой обмен между товарами не способен создавать стоимость, последняя создается трудом в процессе про­изводства товаров. Но если товарные отношения не могут производить стоимость, то они оказывают большое влияние на видоизменение действия закона стоимости в разных условиях, на различных этапах истории.

В условиях наиболее развитых товарных отношений, т. е. при капиталистическом производстве, стоимость приобретает превращенную форму цены производства. Поэтому нельзя игнорировать значение отношений, свя­зей между вещами, их роль в изменении свойств и ка­честв вещей. Именно потому так велико значение взаимодействия вещей. Энгельс говорил о взаимодействии как об истинной причине вещей. «Мы не можем, — писал он, — пойти дальше познания этого взаимодей­ствия именно потому, что позади него нечего больше познавать»1. Энгельс указывал, что только исходя из «универсального взаимодействия, мы приходим к дей­ствительному каузальному отношению» (60).

Конкретность понятий и истины — следствие универ­сальной связи и взаимодействия явлений. Относитель­ность движения, на которой так настаивает современ­ная наука, также есть выражение этой универсальной связи и взаимодействия. То, что истинно в одной связи, то неистинно в другой связи, это и означает конкрет­ность понятия. Понятие о вещи в разных связях и отно­шениях имеет разное конкретное содержание. Понятие массы всегда тождественно в том смысле, что оно отра­жает именно данное свойство материи. Но в то же время оно имеет разные оттенки, отражая разные связи и взаимодействия вещи с другими вещами. В связи с одной, незначительной скоростью движения тел масса их остается неизменной или, точнее, изменения эти столь незначительны, что их можно игнорировать. Во взаимо­действии с другой скоростью, приближающейся к скоро­сти света, масса тел изменяется. Понятие о величине стержня по отношению к покоящейся системе и системе движущейся не одно и то же, так же как различно и поня­тие о времени по отношению к этим разным системам. Длина автомобиля при скорости в 30 тыс. км/сек, была бы равна 2,26 м. Длина этого же автомобиля при ско­рости 100 км/час равнялась бы 2,27 м (62). Понятие длины, таким образом, конкретно, оно имеет различное содержание в разных связях с другими явлениями, оставаясь при этом длиной, а не чем-либо другим. То же самое можно сказать о сумме углов треугольника. В геомет­рии Эвклида она равна двум прямым, в неэвклидовых геометриях она или меньше, или больше этого и т. д.

Энгельс указывал, что взаимодействие явлений исключает признание чего-то абсолютно первичным, а другого абсолютно вторичным (63). Прекрасным подтвер­ждением этого диалектического положения может слу­жить та же специальная теория относительности. Если совершаются два события и второе событие происходит после того, как получен сигнал о первом событии, то они могут находиться в причинной связи друг с другом, первое событие может быть первичным, а второе — след­ствием. Но если второе событие совершается до полу­чения сигнала о первом событии, то между ними нет причинной связи, в этом случае безразлично, в какой последовательности рассматривать их. Событие, которое для одной движущейся системы есть первичное, в дру­гой движущейся системе может быть вторичным и на­оборот.

Когда мы говорим о невозможности признания чего-то абсолютно первичным или вторичным, то мы остав­ляем в стороне основной гносеологический вопрос о со­отношении материи и сознания. В пределах этого основ­ного гносеологического вопроса материя абсолютно первична, а сознание — абсолютно вторично. Но за этими пределами понятия первичного и вторичного ста­новятся относительными: первичное в одной связи вторично в другой связи, и наоборот. Когда, например, человек строит дом, то вначале у него в голове зарождается план строительства, а затем сооружается дом: материальное здесь выступает как следствие по отно­шению к сознательному акту человеческой деятель­ности. В общественной жизни решающее значение имеют материальные условия, бытие людей, но в общих рамках действия этого закона наступают такие истори­ческие периоды, когда первостепенное значение приоб­ретает сознательная воля целых классов, народов. И тогда простое повторение истины, что общественное бытие первично, а сознание вторично, недостаточно для решения назревших исторических задач.

В этой релятивности существо конкретности понятий. Вне ее, без учета подвижности, гибкости понятии невоз­можно правильно ориентироваться в действительности, где каждое явление находится во многих связях и вза­имодействиях с другими явлениями и где взаимодей­ствие обусловливает проявление то одних, то других свойств, черт, сторон вещей. Поэтому и наука не может оперировать простой схемой — или истина или заблу­ждение. Меняющиеся свойства вещей требуют от поня­тия истины максимальной гибкости и конкретности, ибо и понятие истины относительно: истинное в одно время, в одной связи становится заблуждением в другое время, в другой связи.

Мы рассмотрели некоторые аспекты учения диалек­тической логики о понятии. Эти аспекты отличны от подхода, характерного для традиционной и современной формальной логики, они диктуются задачей познания явлений в их связи и развитии, изменении. Учение диа­лектической логики о понятиях лишает всяческой почвы утверждения о том, что понятия не способны отразить вечно живой и бурлящий поток жизни. Конечно, и та­кой подход к понятиям не может с абсолютной точ­ностью воспроизвести сложную объективную действи­тельность. Но диалектическое понимание понятий дает возможность с наибольшей точностью и с той приблизи­тельностью, которая вообще доступна силам человече­ского разума, отражать реальный мир, охватывать все шире и глубже объективную истину.
Примечания.

  1. В качестве примера такого отношения к понятию в старой логической литературе можно сослаться на Введенского, который до­казывает, что понятие нужно изучать лишь постольку, поскольку оно входит в состав суждения. «Ведь знание, — пишет он, — состоит из суждений, а не из каких-либо других мыслей, и понятия могут входить в состав знания лишь как части суждения. Отдельно же взятое понятие, например понятие квадрата, еще не образует зна­ния» (А. Введенский, Логика как часть теории познания, П., 1922, стр. 64). С этой точки зрения понятия не имеют никакого само­стоятельного значения, сами по себе они не дают знания. Это очень поверхностное представление о понятии, последнее берется чисто внешним образом. Так как оно обычно выражается посредством одного слова, то в этом усматривается отсутствие в нем знания.

  2. См., например,
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

V понятие в диалектической логике iconПринципы диалектической логики «… Вопрос не о том, есть ли дви­жение,...
«… Вопрос не о том, есть ли дви­жение, а о том, как его выразить в логике понятий»

V понятие в диалектической логике iconРеферат по логике на тему: «понятие»

V понятие в диалектической логике iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Логистика определение понятия...

V понятие в диалектической логике icon445 понятие «исходная форма предмета» и его методологическое значение для естествознания
Одной из важнейших задач диалектической логики, т е материа­листической диалектики в ее тождестве с логикой и теори­ей познания,...

V понятие в диалектической логике iconД. В. Беклемишев. Заметки о женской логике
Можно пpедвидеть yпpек в том, что наше изложение само основывается на женской логике. Этот yпpек следyет пpизнать совеpшенно неyместным:...

V понятие в диалектической логике iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Девиантное поведение СодержаниеСодержание...

V понятие в диалектической логике iconПринципы диалектической логики
В этом можно убедиться на рассмотрении того же главного вопроса познания — о соотношении единичного, особенного и всеобщего

V понятие в диалектической логике iconКонтрольная работа по логике

V понятие в диалектической логике iconКонтрольная работа по логике (УниВД)

V понятие в диалектической логике iconКонтрольная работа по логике на тему: «Диверсия»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<