Смерть




НазваниеСмерть
страница48/48
Дата публикации10.12.2013
Размер6.42 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Философия > Документы
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   48
442
если никого нет, чтобы сделать это?), а затем ему предлагают вернуть ее столь же неожиданно; каждый появляется, затем навсегда исчезает, каждый страдает, надеется, сожалеет, затем пропадает без следа. Каждый... "Какое-то таинственное, малое существо, как и все на свете", — говорит Аркель в конце пьесы "Пеллеас и Мелисанда" у изголовья умершей, в то время как занавес опускается над ее завершенной судьбой. Ничего больше не скажешь. И не подумаешь. И все-таки когда настоящее стало прошедшим, а присутствие — отсутствием, таинственно исполнившаяся судьба предлагает людям неисчерпаемые предметы для размышления; у всех сжимается сердце, и все молча собираются с мыслями перед тайной, лишенной глубины. Да, мы признаем "кводдитость" прожитого и бывшего, не понимая его "почему".
Пусть все, что мы слышим, видим и чем дышим, говорит нам: они любили!
Любили, и ничего больше. Как влюбленные у Ламартина и Метерлинка. Не выдает ли чарующую тайну существования ностальгия по прошедшей любви? Какое, скажут, мнимое утешение, какая скудная пища дается здесь нашей душе. Но именно скудная пища — самая дорогая милостыня. "В великих делах достаточно одного желания": Лист приводит эти слова в качестве эпиграфа к своему траурному маршу памяти Максимилиана Мексиканского. Ведь сам факт желаемого уже нельзя отрицать. Никто не может его ни упразднить, ни оспорить, ни отнять: можно уничтожить жизнь, но — не само прожитое. Умерший не может вернуться к жизни, но тот, кто жил, никогда не вернется в небытие до своего рождения: необратимость, мешающая его возрождению, препятствует и его нигилизации. Если кто-то родился и жил, то всегда что-то останется, даже если и не скажешь, что именно; мы не можем сделать вид, будто данная личность вообще не существовала. Во все века надо будет учитывать таинственное "было". "Уже нет" не есть "нет". Нельзя произнести "его уже нет", если его вообще не было! Различие между "Его больше нет" и "Его нет" глубоко метафизично: "Больше нет" навсегда отлично от чистого и простого небытия и избавлено от вечного несуществования, оно стало вечным. Это "было" подобно призраку незнакомой маленькой девочки, замученной в Аушвице: мир, который на короткое время посетила она, отныне будет радикально иным. Ее "было" не может не быть.
443
Никто не определит, что же такое для нашей личной судьбы вечность прожитого; те же, кто претендует дать ответ на вопрос "что именно?", как мы знаем, просто шарлатаны. Ведь смерть не загадка и даже не тайна. Жан Кассу нашел у Метерлинка сокровенное слово, неотвязно преследующее всех живущих: это слово утверждает отсутствие всякой тайны. Более того, именно в этом и заключена тайна смерти. Она есть тайна нашей повседневности, дружеского взгляда или серьезной улыбки, сдавленного рыдания или скрытого потворства, она есть тайна будничных впечатлений и забот, которые сопровождают нас от колыбели до могилы. Некоторые неоднозначные выражения заставляют полагать, что Толстой, самый великий гений объективности, интуитивно постиг эту очевидную тайну. "Я ничего не открыл, — говорит Левин, размышляя в конце "Анны Карениной" о смысле жизни. — Я только узнал то, что знал". И Василий Андреевич в конце повести "Хозяин и работник" признает: "Не знал, так теперь знаю... Теперь знаю". Такая тавтология характеризует знание, которое, вместо того чтобы устремляться к объекту, сосредоточивает внимание на своем самосознании. Что же знает или узнает тот, кто идет к смерти? Ничего, что можно выразить словами, или почти ничего. Иван Ильич в конце своих мучений начинает провидеть это почти-ничто: "А смерть? Где она?"
Он искал своего прежнего, привычного страха смерти и не находил его. Где она? Какая смерть. Страха никакого не было, потому что и смерти не было". Это были предпоследние мысли Ивана. И Лев Николаевич добавляет: "Вместо смерти был свет". Мрак воссиял светом. Великим светом. Великим, как то ясное небо, которое князь Болконский, лежа на Аустерлицком поле, видел над своей головой и которое делало смерть ничтожной. Ничего больше не существовало, кроме этого неба. Какое небо! какой свет! и как все кажется мелким, жалким в сравнении с этой горней очевидностью! Очевидной и все-таки ускользающей предстает для людей тайна смерти. Порой хочется верить, что она — какое-то недоразумение, порожденное нашей склонностью к излишней усложненности; не зная точно, что она собой представляет, мы предчувствуем в ней какую-то простоту, схожую с повседневной жизнью и теми интуитивными откровениями гения, о которых мы всегда говорим: "как мы раньше об этом не подумали?" Но чтобы подумать об этом, надо просто постараться об этом подумать! "Как хорошо и как просто", — думает Иван Ильич перед смертью. Наташа Ростова и княжна Марья оплакивают не свое горе, они растроганы возвышенной и удивительно простой тайной, которую не дано раскрыть ни одному человеку. Умирающий, возможно, постигает что-то, как ретроспективный смысл жизни другого. Я не знаю, говорит Бергсон, но я догадываюсь иногда, что буду знать. Положение об ученом незнании обретает здесь глубо-
444
чайший смысл. Я уже знаю, что еще не знаю ничего. Заканчивая в ночи свою начатую ночью же таинственную жизнь, Мелисанда шепчет: Я не знаю, что я знаю. Василий Андреевич знает, что он знает, а Мелисанда не знает; однако это знание и незнание есть знание одной и той же тайны; знание незнающее ведает о неведомом: прежде чем узнать, мы знаем, что узнаем нечто простое, исключительно простое, по-бергсоновски поражающее своей ослепительной простотой; простое, как здравствуй и прощай; настолько простое, что когда мы это откроем, то удивимся, как мы раньше об этом не догадались.
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   48

Похожие:

Смерть iconУтопия жизни после смерти
«Нормальная» смерть, «ужасная» смерть, «ранняя» смерть, т е извращенное и нормальное в смерти

Смерть iconТело христово мозаика в абсиде храма св. Климента в Риме
Смерть – не главное в том, что мы видим. Мы видим любовь, которую смерть не сравняла с прахом, но которая через смерть поднялась...

Смерть iconМихаила чайковскаго (садыкъ-паши). 1'
Смерть иоей матери,— Донъ и семейство Северины Залевской.— Болѣзиь и смерть моего дяди, старосты бахтынскаго

Смерть iconСлово жизни Рим. 5, 12
«Как одним человеком грех вошел в мир, и с грехом смерть, так и смерть перешла на всех людей, потому что все согрешили»

Смерть iconЕженедельные чтения для медитативных групп
По словам автора трактата "Облако неведения", мы "преподносим свою слепую и нагую сущность настолько же нагой сущности Бога". И здесь...

Смерть iconСмерть, погребеніе и загробная жизнь по понятіямъ
Чѣмъ важнѣе событіе въ чело- вѣческомъ бытіи, напр, рожденіе человѣка или смерть его,— тѣмъ болѣе оно имѣетъ народныхъ иовѣрій, обрядовъ...

Смерть iconЧто, если уже полученная профессия не соответствует призванию от Бога?
Этот вопрос с послания к Римлянам: 12: Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех...

Смерть icon«Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух»
Сегодняшнее слово о смерти Иисуса Христа, Сына Божьего. Его смерть отличается от смерти всех остальных людей, потому что это была...

Смерть iconРеализация мотива защиты «вечного дома» в русской поэзии первой половины XIX века
С приходом смерти происходит сакральное разделение души и плоти. Так трактует смерть христианство: «Смерть – разлучение души с телом,...

Смерть iconНачало в №24 от 15. 06. 2006 г
Вам и многим людям столько горя! Суди сам, был ли я злодеем, и прости меня. Мама, может быть, умрет, Христина сойдет с ума, Митя...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<