Принципы диалектической логики




НазваниеПринципы диалектической логики
страница1/3
Дата публикации19.03.2013
Размер0.65 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Философия > Документы
  1   2   3
М. М. РОЗЕНТАЛЬ

ПРИНЦИПЫ

ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ

ЛОГИКИ

ГЛАВА IX

АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ. ВОСХОЖДЕНИЕ ОТ АБСТРАКТНОГО

К КОНКРЕТНОМУ - ЗАКОН ПОЗНАНИЯ
Сущность вопроса
Главная трудность многих вопросов, связанных с процессом познания, с различными противоречиями этого процесса заключается в сложности соотношения единич­ного и общего, чувственного и рационального, непосредственного и опосредствованного. Сущность познания со­стоит в возведении единичного в общее, явления в закон. Так как единичное и общее — противоположности и ме­жду ними нет непосредственной, прямой связи, то это и порождает ряд трудностей.

Одним из аспектов этой общей проблемы является соотношение абстрактного и конкретного. Путь познания объективного мира лежит через абстракцию. Образно выражаясь, абстракция в виде понятий, законов, мате­матических уравнений и т. п. — это тот горный перевал, через который необходимо пройти, для того чтобы дей­ствительность, кажущаяся нам первоначально хаотиче­ской, предстала перед человеческим взором как единство взаимообусловленных и взаимосвязанных явлений и про­цессов. Иного пути в познании нет. Но если это так, то мы снова сталкиваемся здесь с общим для всего позна­ния противоречием, в данном случае с одним из его вы­ражений— противоречием между абстрактным и кон­кретным. Ибо абстракция есть отход от конкретного, удаление от живого многообразия природы. Цель позна­ния — представить действительность в ее конкретности, но к этой цели ведет дорога лишь через абстракцию, т. е. отход от конкретного. В этом глубочайшее противоречие процесса познания.

Что же такое конкретное и абстрактное, какие черты характеризуют их?

Конкретное есть целостность вещи, явления в много­образии их свойств и определений, во взаимодействии всех их сторон и частей. Любая вещь имеет множество сторон и свойств и существует лишь как целостность в многообразии своих проявлений, в котором все стороны связаны между собой и взаимообусловливают друг друга. «Конкретное потому конкретно, — говорит Маркс, — что оно есть сочетание многочисленных определений, являясь единством многообразного» (1).

Вне этого «единства многообразного» нет конкретного. Конкретное — это данное дерево, данный человек и кон­кретное это — вся природа, природа как целое. И де­рево и человек имеют различные особенности, и природе присущи многие качества, свойства, но они конкретны потому, что существуют лишь как единство многообраз­ного, как система связей и отношений.

Конкретное — это не только целостность вещи или явления, но целостность их связей и отношений с дру­гими вещами и явлениями, их естественных связей с условиями, в которых они существуют. Дерево, напри­мер, конкретно не только потому, что оно единство ряда сторон и свойств, но и потому, что оно представляет со­бою неразрывное целое с условиями своего существова­ния — с почвой, климатом, воздухом и т. п. Человека можно также понять как совокупность общественных условий, в связи со всем обществом.

Если вещи, явления изолировать от этих условий, то они перестанут быть самими собой. Вне этих условий они не могут быть и поняты мыслью как нечто конкрет­ное. Поэтому в понятие конкретного как целостности, единства входят и связь, отношения данного явления с другими, без учета которых оно немыслимо.

Абстрактное характеризуется другими чертами. Аб­страктное есть часть целого, извлеченная из него и изо­лированная от связи и взаимодействия с другими его сторонами и отношениями. Это главная его черта, она делает его противоположностью конкретного. Так, например, электрон — абстракция по сравнению с оным, телом, ибо он составляет лишь часть тела, которую мы мысленно отвлекаем от него, чтобы понять сложное конкретное явление. Монополия также абстракция; по отношению к империализму как конкретной совокупно­сти свойств и качеств, искусственно отвлеченная от нее с той же целью.

Когда мы говорим об абстракции как продукте со­знательного отвлечения части, стороны, свойства, отно­шения от целого, конкретного, то мы не совершаем на­силия над реальными явлениями и процессами и не дей­ствуем по произволу. Если мы можем абстрагировать какую-то сторону или отношение целого, то это объясняется реальным существованием этих сторон или от­ношений. Электрон так же реален, как сложное мате­риальное тело, состоящее из электронов и других мате­риальных частиц; монополия столь же реальна, как и империалистическая форма капитализма в целом. При­рода и конкретна и абстрактна. Поэтому аналитическая деятельность мышления, являющаяся главным средством процесса абстрагирования, синтетическая его деятель­ность, выступающая как орудие воспроизведения целого во всех его связях, в равной степени, покоятся на свой­ствах и особенностях самой объективной действительности.

Различие между конкретным и абстрактным не абсолютно, а относительно. Конкретное в одной связи может быть абстрактным в другой и наоборот. Например, мо­лекула по отношению к атому — это нечто конкретное, но по отношению к более сложному телу она абстрак­ция, поскольку представляет собой лишь его часть, сто­рону. Что следует считать абстрактным и что конкретным, зависит от той ступени, которая достигнута в, сложном процессе анализа, исследования явлений, ибо как противоположности эти категории в процессе по­знания переходят друг в друга: абстрактное становится конкретным, конкретное— абстрактным.

Чтобы понять диалектику абстрактного и конкрет­ного в познании, важно прежде всего подчеркнуть их противоположность. Противоположность двух сторон, тенденций, способов познания находит свое выражение, в понятиях «абстрактное» и «конкретное». Конкретное в познании — это целое, воспроизводимое в мышлении, абстрактное — лишь односторонняя часть целого. Кон­кретное — это действительность, познанная в плоти я крови, абстрактное — область изолированных от целого отдельных сторон, свойств, черт, предметов и т. п.

Противоположность конкретного и абстрактного обычно усматривается также в том, что первое воспри­нимается непосредственно, оно видимо, осязаемо, вто­рое же невидимо, неосязаемо и познается лишь опосре­дованным, окольным путем. В известной мере это правильно, ибо в чувственном созерцании предметы пред­стают перед нами в своей конкретности, осязаемости, непосредственно, чего нельзя сказать об абстракции. Однако эту противоположность нельзя абсолютизиро­вать. Неправильно считать, что конкретным может быть только то, что чувственно осязаемо, а все остальное — это абстракция. Если абстракцию понимать лишь как вычленение из массы предметов каких-то общих при­знаков, свойственных им, то такое противопоставление абстрактного и конкретного было бы уместным. Тогда чувственно воспринимаемое было бы синонимом кон­кретного, а воспроизведение явлений с помощью мышле­ния — синонимом абстрактного. В силу этого указанное представление об абстрактном и конкретном не идет дальше поверхностного их сопоставления. Диалектиче­ская же логика понимает абстракцию значительно глуб­же, определяя ее как процесс отражения сущности, закона вещей. Если абстракция есть способ познания сущности, закона явлений, то, очевидно, вне абстраги­рующей деятельности мышления невозможно конкретное понятие о них.

Таким образом осязаемость, непосредственную вос­принимаемость нельзя считать главной чертой конкрет­ного, хотя она в какой-то мере и присуща ему.

Познание развивается в форме двух полярных про­тивоположностей. Это движение мысли от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному. Этот противоречивый характер познания порождает ряд объ­ективных трудностей, которые при непонимании диалек­тического характера взаимоотношения между абстракт­ным и конкретным ведут к искажению сущности позна­ния и законов его развития.

Отсюда возникают различного рода сомнения в спо­собностях научного познания отразить и воспроизвести конкретный, объективный мир; с ними мы встречаемся, например, при попытках обобщения особенностей совре­менной науки и методов ее исследования. Некоторые ученые говорят о растущей пропасти между наукой и конкретной действительностью, объясняя это тем, что наука якобы становится абстрактной и недоступной здравому смыслу. Мир науки и мир действительности будто бы беспрерывно отдаляются друг от друга. Чем более абстрактными становятся понятия и формулы о мире, тем менее конкретной и жизненной предстает перед человеческим взором картина природы. Отсюда эти ученые пытаются сделать вывод, что возник непри­миримый конфликт между конкретным и абстрактным, и а этом конфликте они усматривают чуть ли не траге­дию современных способов познания и современного мировоззрения.

В той самой книге журнала «Erkenntnis», в которой была провозглашена «революция» в философии и про­грамма «новой логики», выступил Рейхенбах со статьей «Философское значение современной физики». В этой статье он утверждал, что наступил странный разлад между миром науки и обычной жизнью, непосредствен­ной действительностью, и всю вину за него он возлагает на философов. Причину этого разлада он объяснял тем, что философы по-прежнему пытаются применять к со­временной физике абстрактные понятия причинности, закономерности, пространства и т. п., в то время как естествознание перестало быть «метафизическим», т. е, оно не может быть подведено под эти философские ка­тегории. Чтобы уничтожить разлад между наукой и кон­кретной действительностью, он предлагал исходить из того, что та и другая есть область наших человеческих переживаний. В этом-де единство отвлеченной науки и конкретной действительности. «Только переживания, — писал он, — и их упорядочение в виде связной теории способны выразить содержание современного исследова­ния природы» (2).

Это позитивистское решение вопроса обесценивает великие орудия познания — абстрактные понятия и ка­тегории, без которых невозможно никакое естествозна­ние, как и научное знание вообще.

Такое же противопоставление абстрактной науки и конкретного мира можно найти у Рассела и у многих других буржуазных философов. Противоположность абстрактного и конкретного, то обстоятельство, что, наука со своими абстрактными математическими формулами как будто всё дальше уходит от конкретного мира, волнует и ученых, непосредственно занимающихся исследованием природы. Причина таких представлений не только в неумении видеть диалектическую взаимо­связь абстрактного и конкретного, но и в действитель­ной сложности современных методов исследования, соз­дающих возможность иллюзии о том, что научное зна­ние в силу своей абстрактности не есть отражение объективного мира. Ниже мы специально вернемся к этому вопросу, поскольку он чрезвычайно ясно пока­зывает, что источником заблуждений служит в данном случае неуменье с помощью диалектической постановки вопроса об абстрактном и конкретном преодолеть дей­ствительные противоречия и трудности, порождаемые развитием науки.

Итак, сущность рассматриваемого вопроса ясна. Все дело в том, чтобы правильно понять диалектическую природу противоречия между абстрактным и конкретным и уяснить истинную логику движения познания и в этом отношении. Мы попытаемся рассмотреть эту логику в плане развития отдельного (индивидуального) процесса познания и в плане исторического развития познания. Оба эти аспекта важны не только потому, что они реально существуют как относительно самостоятельные сферы познания, но и потому, что и в дан­ном вопросе имеет место совпадение логического и исторического.

Соотношение конкретного и абстрактного в отдельном процессе познания
Главная и наиболее трудная часть рассматриваемой проблемы заключается в конкретном. Труднее и слож­нее познать явление в его конкретности. Конечно, абстракция имеет дело со скрытой, невидимой основой, с существенными связями и отношениями вещей, и постольку задача абстрагирующей деятельности мышления далеко не легкая. Кроме, того, ставя этот вопрос, необходимо помнить, что познание — это процесс, в ко­тором абстрактное и конкретное связаны воедино. Но именно потому, что они составляют две стороны или формы одного и того же процесса, важно выделить ту сторону, которой подчинен в конечном счете весь процесс. А такой стороной является конкретное. Ибо цель познания не только обнаружить законы действительности, но и объяснить посредством этих законов окру­жающие нас явления. Законы науки лишь тогда оправ­дают свое назначение, когда они выполняют эту роль. когда они служат практике, цели практического воздей­ствия на объективный мир.

Это значит, что абстракция, с помощью которой выделяются какие-то отдельные, наиболее существен­ные стороны многообразного конкретного, есть лишь средство, которое необходимо для осуществления глав­ной цели познания — воспроизведения явлений в их конкретности, в их связях и отношениях с другими явлениями. В свете сказанного выше можно понять жалобы тех естествоиспытателей, которые на достигну­тых вершинах абстракции чувствуют непреодолимую жажду опуститься, так сказать, на землю и связать абстрактное с конкретным, так как наука совершает трудное восхождение на высокие, горы абстракции только для того, чтобы понять конкретную природу в ее плоти и крови. В этом стремлении нельзя не видеть правильного и здорового понимания сущности и целей познания.

Весь обходный путь, проделываемый познанием, т. е. отход от конкретного к абстракциям, предприни­мается только для того, чтобы лучше, глубже, адекват­нее отразить в мысли конкретное. В этом смысле мы и утверждаем, что центральным моментом в проблеме соотношения абстрактного и конкретного является кон­кретное, что познание конкретного — наиболее сложная часть общей задачи.

В этой связи полезно вспомнить мысли, высказан­ные Гегелем в его превосходной статье под названием «Кто мыслит абстрактно?» Легче всего, говорит Гегель. мыслить абстрактно, при этом он имеет в виду мышле­ние одностороннее, выхватывающее какую-то одну сто­рону, свойство или качество явления и не учитывающее связи всех сторон, свойств, качеств явления, его отно­шения с другими явлениями, связи с условиями, его породившими. Такой способ мышления часто встре­чается в повседневной жизни. Гегель рисует ряд сценок. Ведут, например, убийцу на казнь. Толпа видит в нем только убийцу, не принимая во внимание всю совокуп­ность условий, поставивших его на путь преступления. Это и значит мыслить абстрактно (3).

Или вот другая сценка.

««Эй, старая, ты торгуешь тухлыми яйцами», — ска­зала покупательница торговке.

«Что? — вспылила та, — мои яйца тухлые?! Сама ты тухлая! Ты мне смеешь говорить такое про мой товар! Ты? У которой отца вши заели, а мамаша якшалась с французами? Ты, у которой бабка померла в бога­дельне? Ишь, целую простыню на свой платок извела! Известно, небось, откуда у тебя все эти шляпки да тряпки! Если бы не офицеры, такие, как ты, не щего­ляли бы в нарядах! Порядочные-то женщины больше за домом смотрят, а таким, как ты, самое место в ката­лажке! Заштопай лучше дырки-то на чулках!» Короче, она не может допустить в покупательнице ни зернышка хорошего. Она и мыслит абстрактно — подытоживает в покупательнице все, начиная с шляпок, кончая про­стынями, с головы до пят, вкупе с папашей и всей остальной родней, — исключительно в свете того пре­ступления, что та нашла ее яйца тухлыми. Все оказы­вается окрашенным в цвет этих тухлых яиц...» (4).

Односторонне абстрактный подход имеет место и в науке, когда в целях познания выделяют какое-то свой­ство природы, игнорируя другие свойства, их связь и взаимодействие, развитие, переход в новое качество и т. д. В критике абсолютизации абстрактного подхода к познанию Гегель прав, так как абстракция есть лишь путь, ступенька к конкретному, прав он также и в том, что подчеркивает трудность воспроизведения конкрет­ного в мышлении как конечной задачи и цели познания.

Необходимо теперь уточнить определение конкрет­ного. До сих пор мы рассуждали о конкретном незавнсимо от того, где и когда, на каких ступенях мысль 'встречается с ним. Но если иметь в виду весь процесс познания, то в мышлении конкретное отражается дважды: в начале познания и в конце его, в исходном пункте и в конечной точке процесса. Это не одно и то же конкретное. Правда, отсюда нельзя делать вывод, что мышление, совершая свою сложную работу, сталкивается с двумя конкретными действительностями. Дей­ствительность одна и она существует как конкретная действительность, как единство многообразного. Но в мышлении, в процессе познания конкретное на разных ступенях, в начале и в конце процесса не одно и то же. Исходным пунктом познания является объективная, конкретная действительность и все операции мысль про­изводит на ней, на ее материале. Но на различных сту­пенях познания конкретная действительность отра­жается по-разному. Мы ничего о ней не знали бы, если бы она не была дана нам первоначально в чувственном созерцании, в наших ощущениях. Конкретное дано чув­ственному созерцанию непосредственно и в этом отно­шении оно определяется нами как непосредственно вос­принимаемое, видимое. Только с этого непосредственно данного и видимого, осязаемого конкретного и может начаться познание. Но чувственно-конкретное — это та­кое конкретное, которое еще не может на этой ступени познания выступить как единство многообразных явле­ний, поскольку это единство скрыто от непосредствен­ного взора и может быть охвачено лишь с помощью абстракций, формулирования законов, понятий, гипо­тез и т. п.

Поэтому о таком конкретном можно сказать, что оно столь же видимо, сколь и невидимо. Оно видимо в своих непосредственных проявлениях, в своей внешности, но оно невидимо как такое конкретное, в котором внешние, непосредственные проявления связаны с внутренней его сущностью, с законами его существования и развития. А знание такого конкретного — цель подлинно научного познания. Видимость и доступность конкретного на чув­ственной ступени познания оплачивается ценой незнания сущности конкретного, а, следовательно, непосредствен­ная доступность его сопровождается элементами обман­чивого, иллюзорного, нередко глубоко ошибочного пони­мания явлений. Видимое и осязаемое конкретное должно быть просвечено абстракциями — этим своеобразным мыслительным рентгеном, чтобы в нем можно было обнаружить его скрытую основу, сущность и затем по­знать его как такое конкретное, в котором внешнее проявление и его сущность неразрывно связаны. Такое конкретное выступает на заключительной стадии про­цесса познания. Но это уже не чувственное, а мысленное конкретное, оплодотворенное познанием с помощью абстракций сущности, скрытой основы вещей.

Таким образом, если взять отдельный процесс позна­ния, то его противоположные полюсы — это конкретное, но разное — чувственно воспринимаемое и мысленно-конкретное. На пути между этими полюсами находится абстракция. На стадии чувственного восприятия действи­тельности познание получает те данные, тот материал, без которого оно ни шагу не может сделать вперед. На стадии абстрактного мышления отыскивается то, что составляет основу, единство многообразия. На стадии мысленного воспроизведения конкретного круг как бы замыкается в исходной точке, но на новой основе: мно­гообразие предстает перед нами уже не как хаотическая совокупность сторон и отношений, а как «организован­ное» единство, подчиняющееся определенным законам. Мысленно воспроизведенное конкретное выступает уже не в форме суммы различных сведений, наблюдений, фактов, разрозненных положений и т. п., а как знание о явлениях, освещенное единой идеей.

Как видно, отход от конкретного на первой стадии процесса познания имеет двойственную природу: это отход для лучшего приближения к конкретному. Или. как писал В. И. Ленин: «Движение познания к объекту всегда может идти лишь диалектически: отойти, чтобы вернее попасть...» (5).

Этим положением решается главный вопрос, касаю­щийся взаимоотношения абстрактного и конкретного. Диалектика взаимоотношения между ними такова, что переход чувственно-конкретного в абстрактное по суще­ству не отдаляет нас от конкретного мира, а приближает к нему в том смысле, что он познается глубже, в своей существенности, что, только обнаружив посредством абстракций сущность явлений, мы можем затем познать явления в их конкретности. Движение познания в форме отмеченных полярных противоположностей, переход формы конкретного восприятия действительности в про­тивоположную форму абстракции не только не разгора­живает действительность с миром научных абстрактных формул, но, напротив, есть способ их сближения, сов­падения.

Например, когда мы движемся в процессе познания от восприятия хаотического колебания цен на рынке к абстракции стоимости или от восприятия массы разно­образных материальных тел к абстракции материи, то такое удаление от конкретного есть на деле приближе­ние к нему, способ его познания. Установление этого факта лишает всякой почвы утверждение о том, будто движение мысли от чувственно-конкретного к абстракт­ному (закону, понятию, научной формуле, математиче­скому уравнению) означает абсолютный отход от кон­кретного видимого мира. В действительности это зако­номерное движение мысли имеет прямо противополож­ное значение. «Значение общего, — писал Ленин, — про­тиворечиво: оно мертво, оно нечисто, неполно еtc. еtc., но оно только и есть ступень к познанию конкрет­ного...» (6).

«Абстрактное есть ступень к конкретному» — эта ди­алектическая формула вскрывает взаимопроникновение противоположных форм движения мысли. Она противо­положна метафизическому пониманию их взаимоотноше­ния, согласно которому абстрактное есть только отход от конкретного, тогда как в действительности оно есть единство «отхода» и «приближения» или отход ради того, чтобы лучше прыгнуть вперед, лучше познать кон­кретное.

Если начальная фаза процесса познания совершается в форме перехода чуственно-конкретного в абстрактное, то следующая за ней фаза есть переход абстрактного в конкретное, т. е. и дальнейшее движение познания имеет диалектический характер. Абстракция не само­цель, а средство, способ познания явлений в их конкрет­ности. Поэтому, когда достигнута необходимая ступень абстракции, когда вскрыты сущность, закон явлений, мысль начинает двигаться в обратном направлении, от абстрактного к конкретному с целью отражения конкретного на основе постигнутого абстрактным путем единства многообразия свойств и сторон вещи.

Эта последняя фаза процесса познания, которую можно определить как восхождение от абстрактного к конкретному, чрезвычайно важна, она требует более обстоятельного рассмотрения. Особенно здесь имеют значение два вопроса: 1) о начале, исходном пункте этого восхождения и 2) о том, как совершается это вос­хождение.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
Диалектика прорвала узкий горизонт формальной логики и выковала метод всестороннего исследования познания с точки зрения наиболее...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
В этом можно убедиться на рассмотрении того же главного вопроса познания — о соотношении единичного, особенного и всеобщего

Принципы диалектической логики iconV понятие в диалектической логике
...

Принципы диалектической логики iconИ актуальные проблемы диалектической логики
Диалектическая логика разрабатывает идеи и принципы построения научного мировоззрения; она не просто одна из наук в ряду многих других,...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
Процесс выведения из общего как закона определенных заключений о частном явлении, конкретизации общего в частном осуществляется с...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
Не сни­жаем ли мы значения понятий, называя суждение более сложной формой мышления? Разве суждение не воспро­изводит то же содержание...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики «… Вопрос не о том, есть ли дви­жение,...
«… Вопрос не о том, есть ли дви­жение, а о том, как его выразить в логике понятий»

Принципы диалектической логики icon445 понятие «исходная форма предмета» и его методологическое значение для естествознания
Одной из важнейших задач диалектической логики, т е материа­листической диалектики в ее тождестве с логикой и теори­ей познания,...

Принципы диалектической логики iconБуль джордж (Boole George) биография
В основных трудах Буля "математический анализ логики, являющийся опытом исчисления дедуктивного рассуждения" и "исследование законов...

Принципы диалектической логики iconИсследования различных вопросов в области логики уже около 50 лет занимают
Об этом свидетельствуют оригинальные и объемные учебники логики и многочисленные монографии

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<