Реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» ©




Скачать 363.08 Kb.
НазваниеРеферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» ©
Дата публикации24.02.2014
Размер363.08 Kb.
ТипРеферат
uchebilka.ru > Философия > Реферат
Реферат скачан с сайта allreferat.wow.ua


Даосизм как религия и философия

Институт экономики и финансов [pic] реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» © выполнил: студент очного отделения 311 группы Павлов П.С. проверил: Медведев В.И. Санкт-Петербург 2004 г. Содержание:Введение....................................................................................... 3 1. Что такоедаосизм......................................................................... 3 2. Даосизм: история возникновения иразвития......................................................... 6 3. Лао-Цзы: миф илиреальность.................................................................................. 10 4. Мир Дао дэцзина....................................................................................................... 14 5. Даосизм как образжизни.......................................................................................... 17 5.1. Тренировка тела идуха.......................................................................................... 19 6. Влияние даосизма на китайскую прозу, живопись,театр..................................... 22 7. Связь даосизма срелигией........................................................................................ 24 8. Значение даосизма для философии и культурыКитая.......................................... 24 Заключение..................................................................................................................... 26 Списоклитературы.................................................................................................... 27 Введение Духовные ценности и культурные традиции Востока характеризуютсямноготысячелетней историей их развития. Обращение к ним показывает, чтотрактовать историю и культуру Востока лишь в терминах его социально-экономической отсталости неверно. Достижения культур, и особенно философской мысли Востока могут бытьадекватно поняты и интерпретированы только в том случае, если мыотнесемся к Востоку, как к самостоятельному и самоценному феномену, а кего историческому пути как к особому, специфическому - пусть с замедленнымипо сравнению европейскими темпами - развитию в рамках издавна сложившейся и крайне медленно меняющейся социально-экономической структуры. Общность восточной философии заключается в особых кардинальныхфилософских установках, в трактовке проблем натурфилософии и антологии,т.е. загадок мироздания и бытия. Для Востока характерны сближение микро- имакромира, сущего и не-сущего, материального и идеального, широкиесемантические и идеологические ассоциации. Адекватный анализ классическихдаосско-конфуцианских мыслей в терминах, выработанных на основеевропейской традиции с ее основным вопросом философии в качестве основногопункта споров, бесплоден. Попытки определить с точки зрения основноговопроса философии сущность школ Востока дала лишь незначительныерезультаты. Это говорит о принципе взаимопроникновения и смешениянерасчлененных оппозиций в восточной философии. Специфика первоосновымышления с ее размытым в рамках широкого семантического ареала монизмомпонятий и терминов лежит в основе призыва к гармоническому слиянию человекас универсумом, достижение которого является целью ряда учений. Отсюда иакцент на сближение с природой, соединение с ней в нечто единое, общее,цельное. Кроме того, проблемы социальной этики, поведение человека,политическая администрация, совершенствование мира в соответствии сосвоими взглядами и принципами - все эти вопросы находятся в центрерассмотрения древнекитайских философских школ.[1] 1. Что такое даосизм Что такое даосизм? Вопрос этот с давних пор привлекает вниманиеисследователей Китая, однако дать на него краткий и ясный ответ оказалосьсовсем не просто. Ибо «даосизм» - понятие на редкость многомерное имногозначное.(Даосизм (Taoism[e]) —термин европейской науки, обозначающий одно изглавных направлений китайской философии и традиционную религию Китая.Впервые термин “даоши” (даосы) был введен в употребление конфуцианцамиприблизительно во II в., а то, что они исповедовали, стали называть “даоцзяо” — (даосизм). Позже стало принято разделять даосизм на философский(дао цзя — “школа Дао”), с его строгими и многоступенчатыми построениями, ирелигиозный (дао цзяо — “учение Дао”, “почитание Дао”), с верой в духов,поклонением местным божествам, в том числе и Лао-Цзы.( Значимость слова «дао» в Китае (Дао (“путь”, “подход”, “график”, “функция”, “метод”, “закономерность”,“принцип”, “класс”, “учение”, “теория”, “правда”, “мораль”, “абсолют”) —одна из важнейших категорий китайской философии. Эквивалентами дао частопризнаются Логос и brahman.( Понятие дао в истории китайской мысли является наиболее универсальным ивсеобъемлющим. Являясь идейным стержнем не только всей натурфилософии ионтологии, но во многом социологии, этики, медицины, астрологии, этопонятие по праву можно назвать квинтэссенцией философии традиционногоКитая. Дао как изначальная верховная всеобщность, как великий законприроды и первопричина всего сущего, как высшая абсолютная реальность,из гигантского пути-потока которой рождается феноменальный мир, чтобы, вконце концов, уйти туда же и затем появиться вновь, но уже обновленным, напротяжении тысячелетий воспринималось в Китае в качестве генеральнойнормы бытия. Вне дао китаец, коль скоро он вообще иногда задумывался ихоть сколько-нибудь знал об этом, принципов бытия в философском смыследанного слова не мыслил. Неудивительно, что дао как фундаментальнаякатегория китайской философии принималась везде и всегда всеми школами инаправлениями. Слово «дао», от которого происходят слова «даосизм», «даосы»,«даосский», и т.д., принадлежит всей китайской мысли, и каждый философ илиученый древнего Китая видел в нем обозначение истины или, точнее,глубочайшей правды и праведного пути жизни. Все китайские мудрецы -приверженцы Дао. А получилось так потому, что в Китае ценили неотвлеченную, логически выводимую истину, а именно жизненную мудрость,которая, как плод, с течением времени, предстает итогом долгого жизненногопути и требует внутренней, часто даже неизъяснимой убежденности в своейправоте. В конце концов, у каждого своя правда, ибо у каждого - свойжизненный путь. Каждый может сам себе быть даосом - «человеком Дао». Апочему бы и нет. Пытаться очертить внешние, формальные рамки даосизма - дело почтибезнадежное. Эти рамки, как легко убедиться, чрезвычайно неопределенны иизменчивы. Но тот, кто способен посвятить свою жизнь постижению внутреннейправды в себе, кто увидит в этой правде непреходящий, вечно живой завет ипоймет, сколь далека она от «тьмы низких истин» света, рано или позднооткроет в даосизме глубокое, жизненное и очень последовательное учение. Лучший способ понять, что такое даосизм, - научиться ценить в жизнине умное, даже не доброе, а просто долговечное, неумирающее, что бы то нибыло. Долговечна же не абстрактная истина, а искренность чувства,бесконечно долго предвосхищаемого, ожидаемого и потому бесконечно долгопамятуемого. Мудрость Дао обращена к сердцу каждого человека, и безрадостного и бескорыстного душевного отклика, которым держится жизнькаждого существа, стоит немного. Даос живет тем, что живо вовеки; он живет самым надежным - капиталомдуха. А это значит, что даосизм есть, прежде всего, оправдание традиции.Правда Дао - это то, что дается нам прежде, чем мы познаем сами себя, и онаесть то, что перейдет от нас к будущим поколениям после того, как мы уйдем.Что же это? Творцы даосской традиции дают по видимости туманный, а по сутиочень точный ответ: все то, что существует «само по себе» (цзы жань), чтоне порождено людским умствованием и озабоченностью, что не несет на себепечати натуги, напряжения, насилия. Мудрость приверженца Дао - это не знание и не искусство, а некоеумение - совершенно неумелое - не затемнять суетным деланием великий покойбытия; она прозрачна и светла, возвышенна и всеобъятна, как само небо. Даосизм, таким образом, воплощает саму сердцевину восточной мысли,всегда требовавшей от человека обрести полноту своего бытия черезсамоустранение, явить глубину нежелания, которая таит в себе самое чистое,самое одухотворенное желание. Даосизм поэтому не является философией, ибоон не интересуется определениями понятий, логическими доказательствами идругими процедурами чистого умозрения. Не является он и религиейтрансцендентного Бога, требующего от своих поклонников веры и послушания.Его нельзя, наконец, свести и к искусству, мастерству, практике всобственном смысле слова, ибо мудрость Дао не утверждает необходимости что-то делать. Скорее, даосизм - это путь цельного существования, в которомумозрение и действие, дух и материя, сознание и жизнь оказываются собраннымв свободном, беспредельном, «хаотическом» единстве. Такое единство насквозьпарадоксально, и потому даосские учителя умолкают, когда от них требуетсяобъяснить их мудрость. Как сказано в книге «Дао-дэ цзин» - главном канонедаосизма: «Знающий не говорит, а говорящий не знает». И в другом месте: «Когда низкий человек слышит о Дао, он смеется.Если бы он не смеялся, это не было бы Дао». Мудрость Дао - это безумство мира сего. Безумство даже для того, ктопроизносит слова о Дао, ясно сознавая невозможность говорения о семпредмете. Нужно ли удивляться тому, что в традиционном образе даоса таксилен элемент иронии, юмора, до странности ненарочитого шутовства?Шутовства, конечно, премудрого, ведь настоящий шут смеется над самим собой.Во всяком случае, ничего примитивного и грубого, никакой дикарскойплененности инстинктом в даосском прославлении «естественности» нет.Напротив, нужна необыкновенная ясность сознания и недюжинная сила воли длятого, чтобы воистину принять инстинкт, осветить его темные глубины светочемдуха, ввести бессознательную данность жизни в одухотворенный, по-музыкальному изящный и законченный ритм бытия. Среди всех великих учениймира даосизм стремится к достижению этой цели, пожалуй, с максимальнойсерьезностью и настойчивостью. Даосские мудрецы ничего не доказывают и не проповедают. Они даже неучат какому-нибудь «образу жизни». Их цель - дать верную жизненнуюориентацию, указать путь к средоточию жизненного опыта -вечноотсутствующему и вездесущему. Не будучи в строгом смысле слова, как уже говорилось, ни философией,ни религией, даосизм странным образом сочетает в себе черты и того идругого. По учению даосов, воистину существует лишь великое Дао -предвечное, бесконечное, немыслимое, не имеющее «образа, вкуса или запаха»;никем не сотворенное, оно «само себе ствол, само себе корень»; онобеспристрастно охватывает и вмещает в себя все сущее, подобно всеобъятномуи бездонному небу. Даосы называют его «Высшим учителем», «Небеснымпредком», «Матерью мира», или даже «Творцом вещей», но они не ждут от этогоПервопринципа заинтересованности в их личной судьбе или судьбе целойвселенной. Ибо в мире все происходит «само собой»: каждое мгновение времении каждая частица бытия совершенно самодостаточны. Последнее утверждение означает, что и само Дао не является, всущности, принципом мироздания. Дао, как утверждается в даосскойлитературе, «не может владеть даже собой», оно «обладает, не владея». Даоежемгновенно и непрестанно изменяется, изменяет себе, «теряет себя» в миреконечного и преходящего. Но, поистине, нет ничего постояннее непостоянства.В своем самопревращении Дао пребудет вечно. [2] 2. Даосизм: история возникновения и развитие Китайский этнос — один из наиболее древних из существующих сейчас наЗемле. Он обладает уникальным набором качеств, выработанных на протяжениимногих тысячелетий развития. Причем, качества эти формировались под большимвлиянием оригинальных эзотерических методик совершенствования тела,жизненной энергии, ума и сознания. Предпосылки к возникновению даосизма коренились в религиозныхпредставлениях древности. Возможно, что его истоки связаны с шаманскимиверованиями царства Чу (бассейн р. Янцзы) и учениями магов (фанши) северо-восточных царств Ци и Янь периода Чжаньго (“Сражающихся царств”, V – IIIвв. до н. э.). В IV – III вв. до н. э. в результате философской рефлексиина стихийно формировавшиеся в предыдущую эпоху представления возникаетучение, сторонники которого отнесены в историографическом сочинении II – Iвв. до н. э. к “школе Дао и Дэ”. Это учение представлено в такихпамятниках, как приписываемый полулегендарному мудрецу Лао-Цзы трактат “Даодэ цзин” и трактат “Чжуан-цзы”[3], в котором излагаются взгляды выдающегосяфилософа IV – III вв. до н. э. Чжуан Чжоу[4]. Однако, авторы данных текстовеще не относили себя к какой-либо определенной философской школе. Это можетрассматриваться как свидетельство того, что появление “учения о Дао и Дэ”еще не означало возникновения целостной идеологической системы. Из другихкрупных мыслителей древности к основоположникам философии даосизма относятЛе Юйкоу [5] и склонного к эклектизму Лю Аня[6]. Даосизм как религиозно-философская система формируется на рубеже н. э. врезультате синтеза Лао [-цзы] – Чжуан [-цзы] учения[7]; доктриннатурфилософов иньян цзя[8]; концепции “духа” как предельного выраженияпроцесса изменений, описанного в “Чжоу и”; верований шаманов и магов;представлений о “бессмертных святых” (сянь, шэнь сянь). Даосы считают, что их учение восходит к глубокой древности, когда еготайны были открыты мифическому “Желтому императору” (Хуан-ди). В китайскихпреданиях и легендах рассказывается о 9-ти “первопредках”, появлявшихся уистоков китайской цивилизации друг за другом и принесших народу знания,ремесла, письменность, музыку и т. д. Одним из них был первопредок Хуан-ди— император, который являлся земным воплощением божества. Хуан-ди принесвысшую духовную Истину и целостную систему совершенствования человека. Этасистема включала в себя теоретический аспект, где описывался процесстворения мира Богом (Дао) и раскрывалась цель человеческой жизни — развитиесвоего сознания, заканчивающееся достижением Божественного Совершенства ислиянием с Дао. Практически эта цель достигалась в том числе с помощьюмногостадийной системы психофизической подготовки, где применялись приемы,известные больше в санскритских терминах, — prаnаyama[9], mantra[10],mudrа[11], аsana[12] и dhyаna[13]. Большое значение также придавалосьэтике, т. е. развитию “правильного чувства и правильного действия”. Эта изначальная многоплановая информация, данная Хуан-ди, явиласьистоком концепций множества школ. Различия между ними происходили от того,на какую конечную цель были направлены усилия их адептов, —совершенствование тела, “жизненной энергии” или сознания. В зависимости отцели использовались и различные физические или психофизические методики, атакже в разной степени стимулировалось развитие этики и интеллекта. Но, как обычно случается, широкое распространение получила наиболеепростая, “внешняя” часть целостной системы Хуан-ди. Она со временемпреобразовалась в техники боевых искусств, с одной стороны, а с другой — вшаманизм, магию и мифотворчество. “Внутреннюю” же — эзотерическую — частьучения Хуан-ди использовали очень немногочисленные школы даосской йоги,ставившие своей целью развитие сознания адептов вплоть до достиженияБожественного Совершенства. Даосская традиция считает именно Хуан-диоснователем даосизма. Поэтому одно из его ранних направлений именовалосьучением Хуан [-ди] – Лао [-цзы]. С течением веков эзотерические школы древнего даосизма становились всеболее и более закрытыми, а их количество уменьшалось. Однако нить традициине была прервана. Напротив, “внешние” школы стали естественным компонентом жизни китайцев.В тех из них, где доминировала магия, ярко проявлялось поклонение душампредков. В школах же более высокого уровня, начиная с эпохи Шань-Инь (XVIII – XIIвв. до н. э.), утвердилось поклонение “Небу”, но в значении не места илинаправления, а “Первоосновы и Первопричины всего сущего”, т. е. Бога. В середине эпохи Чжоу[14] появился трактат “Дао дэ цзин”, авторомкоторого считают Лао-Цзы. Таким образом нить древнего учения, протянувшаясячерез тысячелетия, с появлением “Дао дэ цзина” получила новый импульс. Последовавший за появлением “Дао дэ цзина” период с VI по III вв. до н.э. называют эпохой “соперничества всех (или ста) школ”, поскольку почтиодновременно оформляются такие направления, как даосизм, конфуцианство,моизм, школы законников, софистов, последователей учения сил инь/ян и др. Все эти школы использовали в более или менее искаженной форме фрагментыучения Хуан-ди, дошедшие до того времени в древнейших памятникахлитературы, таких как “Чжоу и”[15] или “Нэй-цзин”, “Иньфу-цзин” и др.,авторами которых, согласно традиции, считаются Хуан-ди и другие“первопредки”. Во II в. происходит обожествление Лао-Цзы, который именуется теперь Лао-цзюнь (“Государь Лао”) и рассматривается как “воплощение”, или “тело Дао”(дао чжи шэнь, дао чжи ти, дао чжи син). Возникновение развитого даосизмаотмечено началом процесса его организационного оформления. Во II в.появляется первое институциализированное даосское направление — Тяньши[дао] (“[Путь] Небесных наставников”), другие названия — Чжэнъи [дао](“[Путь] Истинного единства”), Удоуми [дао] (“[Путь] Пяти мер риса”).Первым его патриархом (“Небесным наставником”) считается Чжан Даолин (I –II вв.), якобы получивший откровение от обожествленного Лао-Цзы и правобыть его наместником на земле. Титул “Небесного наставника” передается вроду Чжан по наследству до настоящего времени. В IV в. возникают двадаосских направления — Маошань (топоним), или школа Шанцин[16] и школаЛинбао[17]. Они стремились совместить символический ритуализм “Небесныхнаставников” с оккультно-алхимической традицией южнокитайского даосизма иуделяли значительное внимание приемам медитативного созерцания. В целомсеверные направления даосизма (Чжэнъи [дао] и др.) тяготели к активномувоздействию на верующих, тогда как южный даосизм был более элитарным,нацеленным на самосовершенствование. В VII – VIII вв. под влиянием буддизма возникают институт даосскогомонашества и монастыри, а в религиозной практике даосизма начинаютпреобладать психотехнические методы (медитация), основное вниманиеуделяется приемам внутреннего самосовершенствования. Данная тенденцияприводит к появлению в XII в. в Северном Китае новых даосских школ,важнейшая из которых — Цюаньчжэнь [цзяо][18] — вплоть до настоящего времениявляется ведущим даосским направлением. Для этой школы характернотребование обязательного принятия монашества для духовенства (дао ши). КXII в. завершается формирование даосского пантеона. В центре его находится“Триада чистых” (Сань Цин[19]), или “Небесные достопочтенные” (Тянь цзунь)— персонификации аспектов Дао, а также божества — его эманации,соответствующие последовательным этапам космогонического процесса,рассматривавшегося даосами как “саморазвертывание” Дао. В средние века впроцессе формирования китайского религиозного синкретизма даосизмстановится одной из составляющих идеологического комплекса сань цзяо[20]наряду с конфуцианством и буддизмом. В XIII – XVII вв. происходит активноевзаимодействие северного и южного направлений даосизма, появляютсясинкретические школы, основывающиеся на даосской “внутренней” алхимии (сяньсюэ[21]). Материал для своих религиозных концепций и пантеона он активночерпал из народных верований, в то же время оказывая на них огромноевлияние: например, “учение о бессмертии” выступает там в виде культадолголетия, а доктрина Дао как источника жизни — в форме культамногодетности, богатства и т. п. Самыми видными представителями средневековой даосской мысли были Гэ Хун(IV в.), Ван Сюаньлань (VII в.), Ли Цюань (VIII в.), Тань Цяо (ТаньЦзиншэн, X в.), Чжан Бодуань (XI в.). Конфуциански образованнаяинтеллектуальная элита нередко проявляла интерес к философии даосизма,абстрагируя ее от религиозного контекста. Наиболее интенсивным быловнимание к нему в III – IV вв., после падения династии Хань и определеннойдискредитации ее официальной идеологии — конфуцианства. Восприняв некоторыесущественные элементы философии и культовой практики буддизма (отдельныеметоды психотехники, религиозные символы, обряды, сутры и организацию),даосизм в свою очередь способствовал его адаптации к китайской почве,предоставив ему терминологический аппарат для перевода буддийских понятий ссанскрита и философские концепции, облегчавшие изложение буддийского ученияв привычных китайцам формах. Даосизм, как и буддизм, воздействовал наформирование и развитие неоконфуцианства[22], подвергнувшего ряд даосскихпонятий и философских доктрин этической интерпретации. Даосизм оказывал сильное и постоянное влияние на литературу, искусство идругие аспекты китайской культуры, на развитие традиционных форм научногознания в средневековом Китае. В частности, занятия даосской алхимиейспособствовали накоплению богатого эмпирического материала в области химии.Воздействие даосизма сказалось на традиционной медицине в сфере как теории(учение о подобии человеческого тела и Вселенной, взгляды нафункционирование и строение организма), так и практики (иглотерапия,фармакология). Вместе с тем элементы научного знания были тесно связаны срелигиозно-мистической доктриной и вне ее не привлекали интереса егоадептов. В VII в. даосизм проник в Корею — государство Когурё, короли которогоодно время поддерживали доктрину “трех религий”. В Японии в структурно-функциональном смысле место даосизма было занято синтоизмом, но элементыдаосского культа “бессмертных” сохранялись там до XVII в., а методыдаосской психофизиотехники использовались в медицине и буддийскоймедитативной практике. Не исключено даосское влияние на символику синтоизмаи атрибутов императорской власти. На протяжении своей истории даосизм временами пользовалсяпокровительством властей — при династии Цинь (221 – 207 до н. э.), Ранняя(Западная) Хань (206 до н. э. – 8 н. э.), в период Южной и Севернойдинастий (420 – 589), в эпохи Тан (618 – 907) и Северную Сун (960 – 1127),но иногда подвергался гонениям — при монгольской династии Юань (1271 –1368) и маньчжурской династии Цин (1644 – 1911). В КНР существуетАссоциация последователей даосизма, которую в 1980 г. возглавил Ли Юньхан,священнослужитель школы Цюаньчжэнь [цзяо]. Даосизм популярен на Тайване и вСянгане (Гонконге), а также среди китайских общин в эмиграции. [23] 3. Лао-Цзы: миф или реальность Лао-Цзы (Ли Эр, Лао Дань, Ли Боян, Лао Лай-цзы) (VI (V) в. до н. э.)(“Престарелый мудрец”, “Престарелый младенец”) — древнекитайский философ,которому приписывается авторство на классический даосский философскийтрактат “Дао дэ цзин”. (“Дао дэ цзин” (“Каноническая книга о Дао и Дэ”, “Канон Дао и Дэ”, или“Лао-Цзы”) — памятник древнекитайской философской мысли, приписываемыйполулегендарному мыслителю Лао-Цзы; основополагающий даосский трактат. Потрадиции относится к VI – V вв. до н. э., однако современная наука считаетболее достоверной датировкой IV – III вв. до н. э. Согласно преданию, “Даодэ цзин” был написан Лао-Цзы во время его путешествия на запад по просьбеначальника пограничной заставы Инь Си.( Современная наука подвергает сомнению историчность Лао-Цзы, тем неменее в научной литературе он часто определяется как основоположникдаосизма. Вероятнее всего, образ Лао-Цзы собирателен, в основе его лежит жизньнескольких людей — даосских мистиков-магов (фанши), сюжеты архаическихмифов и народных преданий. И еще — страстное желание чувствовать рядом ссобой в мире присутствие такой небесной и в то же время глубокочеловеческой, теплой мудрости. Древние историки будто бы специально сделали образ Лао-Цзы предельночудесным, и даже в каких-то самых обыкновенных, вполне “посюсторонних”фактах видна запредельность мистической и непознаваемой нами души. Лао-Цзыимеет вполне конкретное место рождения, родовое имя, даже государственнуюдолжность, но каждый этот обыденный и несколько даже скучноватый факт вдругстановится частью чего-то чудесного, сверх-обыденного. Сочетание строгогоисторизма и мифологического ореола прибавляет еще больше обаяния Лао-Цзы. Внародной традиции Лао-Цзы почитался как божество, его изображения и статуиможно было встретить во многих местных храмах и небольших кумирнях вместе сизображениями Конфуция, Будды и божествами – “хранителями очага”. Он —частый герой народных легенд и преданий, а философское начало учения Лао-Цзы безболезненно смешивается с волшебством и чудесными превращениями. Поодной из народных легенд, Лао-Цзы обитает на 33-м небе — на несколько“этажей” выше, чем главенствующее божество народного пантеона — Нефритовыйимператор. Божество Лао-Цзы помогает в сказках различным существам обрестибессмертие, “переплавляя” их в чудесной печи или курительнице и даруя им“истинный вид”. По другой легенде, Лао-Цзы и сам сумел породить себя в“истинном виде”: родившись, он через некоторое время вновь “вошел” в утробусвоей матери Ли и появился затем уже в “бессмертном” виде. Мотив двойногорождения, при котором первое считается физическим, а другое духовным или“истинным”, пришел из практики даосских алхимиков. Когда даос выплавлялпилюлю бессмертия и принимал ее внутрь, то именно она и приводила кпоявлению в организме “бессмертного зародыша”. Лао-Цзы же якобы сумелсделать это без всяких искусственных средств. Не избавлена от подобной чудесности и официальная биография Лао-Цзы. Онаизложена в знаменитых “Исторических записках” (“Ши цзи”[24]) Сыма Цяня —важнейшем труде по истории древнего Китая, составленном, по всейвероятности, в I в. до н. э., то есть, по крайней мере, через 300 – 400 летпосле предполагаемого рождения мудреца. Имя Лао-Цзы, а точнее его прозвище,дословно обозначает “Старый ребенок” или “Старый мудрец”. Настоящая жефамилия Лао-Цзы, как считает Сыма Цянь, была — Ли, имя — Эр, а взрослое имя— Дань. Поэтому его могли называть то Ли Эр, то Лао Дань — “Старец Дань”.Он родился в царстве Чу, уезде Ку, волости Ли, деревне Цюйжэнь. Как частобывало в Китае, жители деревни составляли один большой клан Ли, поэтому исчитается, что родовое имя Лао-Цзы было Ли. Ко времени составлениябиографии Лао-Цзы в “Исторических записках” “человек Лао-Цзы” почти целикомрастворился в мифологическом образе Лао-Цзы, и историку Сыма Цянюприходилось использовать в основном народные предания. Например, онупоминает, мягко говоря, необычную продолжительность жизни даоса: “Лао-Цзы,возможно, жил более ста шестидесяти лет, а некоторые говорят и до двухсот,так как он следовал Дао и мог дожить до глубоких седин”. Казалось бы, зачеммистифицировать образ Лао-Цзы и накручивать такое количество чудес вокругчеловека, мудрость которого, оставленная на страницах “Дао дэ цзина”, невызывает сомнений? Но чудесный характер этой мудрости доступен лишь духовноразвитым людям, он не показной и, как все в раннем даосизме, носит скрытый,убегающе-потаенный характер. Проще говоря, он создавался далеко не дляпростого народа и вообще не был рассчитан на популярное чтение. Вместе стем привлекательность необычного образа Лао-Цзы делает притягательным и тоттрактат, который ему приписывается. Этот “перенос чудесности”, когда онастановится более выпуклой и простонародной, — нередкий прием китайскойтрадиции, то же произошло и с Конфуцием, и с легендарным основателем чань-буддизма Бодхидхармой. Сведений о человеке Лао-Цзы немного. Большинство версий сходится на том,что он был старшим современником Конфуция. Об этом говорит не только СымаЦянь, но и знаменитый даос Чжуан Цзы (Чжуан Чжоу) в главе “ЖизнеописаниеЛао-Цзы”. Как воспитывался Лао-Цзы, у кого обучался — история молчит. Онпредстает перед нами уже как абсолютно целостная, завершенная личность.Какое-то время Лао-Цзы занимал должность хранителя архивов в царстве Чжоу,и именно там произошла его памятная встреча с Конфуцием. Устные преданиядобавляют к этому, что одно время Лао-Цзы сидел по левую руку от правителяи записывал мудрые высказывания как самого властителя, так и его подданных— мудрецов, которых, несмотря на многочисленные легенды, было немного, ипоэтому каждое их свежее слово многократно продумывалось икомментировалось. Исследователи неоднократно пытались высчитать годы его жизни, исходя изего предполагаемой встречи с Конфуцием, даты жизни которого известнысравнительно точно — 551 – 479 гг. до н. э. Точной даты рождения и смертиЛао-Цзы установить так и не удалось, но полагают, что он умер, а точнее,удалился навсегда от людей где-то между 460 и 450 гг. до н. э. Современныеспециалисты склонны относить его жизнь к более позднему периоду — где-томежду 400 и 330 гг. до н. э. В любом случае, все эти даты весьмаотносительны, так как, по одним сведениям, Лао-Цзы дожил до шестидесятилет, по другим — более чем до двухсот, ибо, как указывал Сыма Цянь, “онпестовал Дао и вскармливал долголетие”. В своем долголетии Лао-Цзы, скореевсего, действительно пережил Конфуция на пару десятков лет, хотя и былстарше его. Какую должность занимал Лао-Цзы? Кажется, в этом отношении даже у самыхпридирчивых исследователей нет особых разногласий. Лао-Цзы был хранителемархивов в царстве Чжоу, точнее, историком-хранителем (цаньши ши), какуказывает Сыма Цянь. Сама эта должность свидетельствует о высокородномпроисхождении Лао-Цзы, о его прекрасном знании канонов. Но и тут не обходится без разночтений. Чжуан-цзы в главе “Путь Неба”дает иное название должности Лао-Цзы — “историк-смотритель архива” (вэйцань ши), что, правда, не многим отличается от варианта Сыма Цяня. А вот“Записки о ритуале” именуют его должность как “старший историк” или“великий историк” (тай ши). Существует и иной вариант — “младший историк”(сяо ши), при этом следует учитывать, что должность “великого историка”обозначала просто чиновника-историописателя и могла включать в себядолжность младшего историка. В любом случае в обязанности этих людейвменялось вести подробные хроники дел в государстве. Для традиционной китайской культуры историчность Лао-Цзы не имелабольшого значения. Такой человек просто не мог не быть — будь то в видефизического лица или духовного импульса. К тому же вокруг Лао-Цзысформировались сотни мифов и десятки философских школ. Возникла даже школаХуан-Лао (Хуан-ди и Лао-Цзы), являющаяся, по сути, одним из направленийдаосизма, которая, впрочем, быстро исчезла. Примечательно, что Лао-Цзы вней приравнивался к первооснователю мира и “основоположнику” китайскойнации. В биографии Лао-Цзы немало неясностей и загадок. Касаются они, преждевсего, историзма его жизни, — то, что неважно для китайской традиции, гдемиф столь же реален, как и сама реальность, и наоборот, для западногоисследователя может стать важной темой для исследования. Лао-Цзыупоминается, как уже было сказано выше, у Сыма Цяня и у Чжуан-цзы. Впоследнем случае возникают подозрения, что пассажи с упоминанием даосскогоучителя — это более поздние вставки, сделанные непосредственно для главы“Поднебесная”. В 24-й главе “Чжуан-цзы” есть примечательный диалог междусамим Чжуан-цзы и известным софистом Хуэй Ши[25], постоянным спутникомдаоса. Чжуан-цзы говорит ему: “Жо (конфуцианцы), Мо (Мо-цзы), Ян (ЯнЧжу[26]) и Пин (Гунсунь Лун[27]) составляют четыре школы. Вместе с тобой ихстанет пятеро”. И ни слова о Лао-Цзы, который якобы был духовным учителемЧжуан-цзы. Не менее удивительно и другое. Ярчайший последователь Конфуция, Мэн-цзы(Мэн Кэ[28]), будучи сильным полемистом, нападает на учения Ян Чжу и Мо-цзыи ни словом не упоминает о Лао-Цзы, хотя, казалось бы, тот — противникдостойный. Вероятно, сам трактат (“Дао дэ цзин”) был записан никак нераньше середины III в. до н. э., тогда же и появилось имя Лао-Цзы. Версия, что сам Лао-Цзы не мог написать свой труд, высказывалась давно.Как ни странно, основным доказательством был достаточно простой, нотруднооспоримый довод, — само время, когда предположительно жил Лао-Цзы, нерасполагало к написанию книг. Тогда еще не сложилась традиция философскоготрактата, которая начинается с Конфуция и Мо-цзы. Сколь ни велико было преклонение китайской культуры перед Лао-Цзы, егоавторство “Дао дэ цзина” подвергалось сомнениям уже издревле. Правда,первоначально речь шла не об историзме личности Лао-Цзы, а лишь о том, могли этот человек создать такой трактат. Первые серьезные сомнения были высказаны еще в XII в. Ученый Ван Шипэнзаметил: “Весьма сомнительно, чтобы этот текст в пять тысяч иероглифов былнаписан Лао-Цзы”. В ту же эпоху стали говорить о нескольких Лао-Цзы.Например, ученый-конфуцианец Е Ши считал: “Тот человек, что наставлялКонфуция, — не тот Лао-Цзы, что написал книгу. А тот человек, которыйнаписал книгу, — не Лао Дань из семьи Ли. Лишь безрассудные люди объединяютэтих двух в одного”. Скорее всего, нужно различать реального философа Лао Даня — одного измногих на том историческом промежутке — и мудреца Лао-Цзы, чье авторство“Дао дэ цзина” принадлежит, пожалуй, к области мифов. Например, известныйкитайский историк Го Можо сделал такой вывод: “Хотя книга “Лао-Цзы” (другоеназвание “Дао дэ цзина”) не принадлежит кисти Лао Даня, но ее основныемысли выработаны именно Лао Данем”. Он же считал, что книга написаназначительно позже того, как Лао-Цзы вел свою проповедь. А вот еще одно предположение, высказанное современным китайским ученымЛю Жолинем: человека, который наставлял Конфуция, звали Лао Дань, он иявляется великим мудрецом Лао-Цзы. А трактат “Лао-Цзы” записал некий Ли Эр.А это значит, что Лао Дань и Ли Эр — два разных человека. Лао Дань якобымного рассказывал, был, вероятно, великим мистиком и посвященным, ноникогда ничего не записывал, а вот Ли Эр, не отличаясь ни особым величиемума, ни посвящением в эзотерические знания, в эпоху Борющихся царств (475 –221 гг.) просто записал наставления Лао Даня. Многие не согласились с егооценкой, но и доказательно опровергнуть его мнение все же не смогли. Слово Лао-Цзы таково же, как и его образ. Будучи неприукрашено исимволически-всеобъемлюще, оно передает из поколения в поколение дух этогоудивительного человека. Для китайской традиции он всегда остается мудрецом,отважившимся на осознание высочайшей степени истинности, сумевшим выдержатьее и передать последователям. [29] 4. Мир “Дао дэ цзина” В своем трактате Лао-Цзы рисует перед нами некий антимир, в которомцарствуют антизначение, антиритуал, где на смену общепринятому мудрецуприходит антимудрец, который при этом еще пребывает в недеянии (у вэй[30])и самозабытии (ванво). Все, что обычному человеку кажется ценным — золото,пища, знатность, успех, власть, почитание, слава, знание, — оказываетсялибо фальшью, либо наигрышем, либо ловушкой замутненного сознания. Однимсловом, все то, что ценит Лао-Цзы, оказывается “противоположным вещам”,или, проще говоря, — скрытым от взоров, да и вообще от органов чувств;обращенным внутрь и развивающимся вспять: от силы ( к ослаблению, отнаполненного ( к пустотному, от старости ( к младенчеству, от формы ( кбесформенному, от вещи ( к ее символу. После всего вышесказанного нетрудно понять, почему истинный даосизмвоспринимался с большим трудом и обычно превращался в более доступныепониманию методы обретения бессмертия или тонул в многочисленных ритуалах,в то время как на самом деле — это состояние сознания или, если быть болееточным, просветленного сознания. Итак, все, что присутствует в мире, да и сам мир форм порождается некимвездесущим началом, именуемым Дао. Впрочем, название большого значения неимеет, так как Дао все равно нельзя выразить с помощью слов, ощутитьорганами чувств или как-то объяснить. Оно “безымянно”, то есть на самомделе никак не называется. Стоит лишь как-то обозначить его, — и оно тотчасутрачивается, так как сознание привязывается к какому-то термину вместотого, чтобы вообще освободиться от слов и знаков. Для выражения смысла Даобыл даже создан особый язык — “антислово”. Одно из свойств Дао — его всераскинутость, оно распространяется “и влевои вправо”, и за каждым предметом, каждым явлением таится то начало, котороеопределяет существование мира. Правда, увидеть его нельзя, оно доступнолишь в момент просветления. Обычный же человек, даже зная о Дао, “не узнаётего”, — “встречаясь с ним, не увидим его лица”. Итак, Дао извечно сокрыто,ускользающе, но в то же время реально присутствует в мире. И не толькоприсутствует, но и определяет его, являясь, таким образом, темным двойникомдействительности. Эта “спрятанность” Дао позволила обозначать его как“сюань” — “темное”, “сокрытое”, “потаенное”, “сокровенное”. Сокровенностьпротивостоит внешней, видимой форме вещей, в том числе человеку и егочувствам. Например, на место добродетели приходит “сокровенная Благость”,на место знания приходит “сокровенное знание”, на место обыденнойправильности суждений приходит “сокровенная мудрость”. Таким образом, гдеприсутствует “сокровенность” — там есть и Дао. Но отсюда же и другой вывод— ничто “истинное” увидеть невозможно: оно сокрыто и сокровенно, потаенноза внешними формами вещей, самоотстранено от мира. Значит, и способпроникновения в него должен быть не обычный (скажем, усердное продумываниеи усвоение информации), а трансцендентальный (непосредственноепрочувствование или озарение). Дао порождает вещи также не явленно, а скрыто. Для неискушенного взоравсё происходит вполне привычно: ребенок рождается от матери, дерево — изсемени, дом строится из глины и кирпичей. Но существует и “истинное”,невидимое рождение. Не случайно Дао неоднократно в “Дао дэ цзине”сравнивается с женским началом (“сокровенная самка”, “лоно”), или сэлементами женского начала, например, “лощина”, “долина”. Сам акт рождения,таким образом, приобретает мистически-потаенный характер, так как за нимстоит одно из первопроявлений Дао. Этим, в частности, объясняютсяэзотерические мотивы эротизма в “Дао дэ цзине”. Отголоском их сталимногочисленные даосские оргии и досконально разработанные сексуальныеметодики, ведущие к взаимодополнению женского начала инь и мужского ян идостижению “внутреннего света”, как учили даосы. Дао противоположно вещам не только по принципу “явленное-скрытое”. Есливсе вещи имеют форму, то Дао — туманно, расплывчато, темно. При этом в неместь самое главное: оно содержит “семя” или потенциальный зародыш всегомира (“Дао дэ цзин”, ( 21). По древней китайской натурфилософскойконцепции, в мире сначала властвовал Хаос, и тогда не существовало дажетакого основополагающего начала, как Небо. Дао же присутствовало всегда,при этом бесконечно порождая само себя и тая в себе некое динамическоеначало для того, чтобы дать рождение всему миру. Это — момент предельнойпустоты или небытия, столь высоко ценимого даосами. Если во внешнем,видимом мире вещи присутствуют в своей проявленной или актуальной форме, тов Пустоте они находятся в форме предрождения или виртуальной(предполагаемой) форме. Ситуация парадоксальна, но вполне осмысляема: вПустоте еще ничего не существует (ибо это — Пустота, Великое ничто), и в тоже время допускается существование всего чего угодно. Это некоепотенциальное пространство. Естественно, что в таком универсальном видеПустота ценится больше, нежели мир форм, вещей, мир Посленебесного(хоутянь), то есть когда уже возникло Небо. Возвращение к Дао — этовозвращение к Пустоте, когда многочисленные вещи не мешают соединиться сним. Дао “пустотно, но использованием не исчерпать его” (“Дао дэ цзин”, ( 4).Рождение всех вещей, совершение поступков, управление государством,достижение долголетия — всё это использование Дао. Однако нельзя исчерпатьПустоту, и, таким образом, “никаковость” Дао позволяет ему быть бесконечномогущественным и в то же время неприметным. Мир рождается из этой единой предформы Дао, причем возникает посредством“деления на два”. Чтобы не утратить это изначальное зародышевое единство,вещи возникают одновременно со своей противоположностью, например, кактолько возникает черное, — возникает и белое, вместе с женским возникает имужское, вместе с добром возникает и зло, с красотой — уродство. Даосыназывали это “парным рождением” (шуаншэн). Рождение уродства, фальши,глупости, поддельной мудрости нельзя рассматривать со знаком “–”, равно каки красоту, искренность, мудрость — со знаком “+”. Вещи лишь “поверяют” илидополняют друг друга, как считали даосы. Кстати, и “–” и “+” подчиненыэтому закону “парного рождения”, следует лишь понимать, что истинное Дао,которое порождает все эти феномены, многократно и неизмеримо превосходитвсяческие оценки. Оно даже “не гуманно”, “не справедливо” (“Дао дэ цзин”, (5), оно просто “пустотно”, и этим сказано всё. Рождение вещей — “мириад вещей”, как называли это даосы, включая сюда ивещи, и поступки, и явления, и мысли, и характеры, и вообще всё, что есть вэтом мире, — идет как постепенная, но при этом непреложная, необходимая иосмысленная утрата единства: одно рождает два, два — три и т. д. Принятосчитать, что Дао порождает инь и ян, инь и ян — Небо, Землю, человека и т.д. Дао дает толчок к рождению вещей, оно как бы заводит некую “сокровеннуюпружину” (сюаньцзи — это один из синонимов Дао), благодаря которой вещизатем развиваются сами собой. Дао “вскармливает” и “воспитывает” вещи —дает им изначальный импульс. И в то же время оно позволяет им развиватьсясамим по себе в состоянии естественности, то есть, предоставляя им высшуюстепень свободы. Само же Дао — мерило этой абсолютной свободы, оно“вскармливает вещи, но не властвует над ними”. Именно так и поступаетистинный мудрец в отношении как вещей, так и людей, а истинный император —в отношении своих подданных. Дао как бы предопределяет русло развитиявещей, они же следуют естественному ходу саморазвития благодаряизначальному толчку. Это подобно тому, как река может в зависимости отландшафта менять русло, образуя массу ответвлений и ручьев, однаконаправление течения не изменит никогда. Таким образом, в даосизмепричудливо сополагаются два начала, главенствование одного из которых былопредметом извечных споров западных философов — судьба и свободасаморазвития. Концепция Дао сняла этот спор, так его и не начав.Возвращение к Дао — это возвращение к судьбе, а следовательно, и пониманиесвоего мистического предопределения в мире, чем и отличается даос. Раз мир — прообраз Дао, то этот мир символичен. С одной стороны, онабсолютно реален и каждая вещь существует в действительности. С другойстороны, за этим миром стоит еще более реальный, более ценный, болеесущественный мир. Но этот мир пустотен, потаен, невидим и с обыденной точкизрения иллюзорен. А вот в перевернутом мире даосизма все наоборот: есливидимый мир реален, то невидимый — иллюзорен. Причем опять-таки, следуя“парному рождению”, иллюзорность — реальность каждого мира существуютпараллельно и одновременно. Это мир, где сон — реальность, а реальность —сон. Реальный сон не случайно стал расхожей темой даосских притч. Знаменитая история гласит, что однажды Чжуан-Цзы приснилось, что он —бабочка, которая беззаботно порхает меж цветов. А когда даос проснулся, онне мог решить: то ли Чжуан-Цзы снилось, что он бабочка, то ли бабочкеснится, что она Чжуан-Цзы. И хотя, как заключает легенда, между Чжуан-Цзы ибабочкой, “несомненно, есть разница”, сам мир сливается в единый иллюзорно-реальный поток. Таким он и представлен в “Дао дэ цзине”. “Дао дэ цзин” показал мир в перевернутом виде, в его зеркальномотображении. Это трактат о “внутреннем” мире и о “внутреннем” человеке,называемом мудрецом, который способен, видя внешние формы мира, понимать ихсимволическую сущность, а за символами видеть Великий образ. Даосский символизм приводит к тому, что каждый предмет раскрываетсяперед нами как предел сущего. Складывается ощущение абсолютной, но при этомнеобходимой, театрализации жизни, — ведь за этим “театром” кроется истиннаявнутренняя реальность, называемая “полнотой жизненности за миром форм”, ииначе чем в символах ее не выразить.[31] 5. Даосизм как образ жизни Даосизм является очень многообразным учением и не ограничивается толькотеоретическими построениями. Уже ранние даосы выработали свою собственную,причем очень глубокую и оригинальную, концепцию культурного развитиячеловека, которая легла в основу даосской культуры психическойдеятельности, оказавшей огромное влияние на всю психическую культурудревнего и средневекового Китая. Особенность психических концепций даосов заключалась в том, что онирассматривали природное не как сугубо психофизиологическое в человеке, акак воплощение всеобщих и универсальных закономерностей структурнойорганизации и функционирования мира, единых для всей природы — как живой,так и неживой, хоть и изоморфных таковым в человеческом существе, нонесводимых к ним целиком и полностью в силу определенной специфики, скоторой эти всеобщие закономерности проявляются в человеке. Поэтому главнаязадача даосской практики психотренинга и психической саморегуляции (такназываемой даосской йоги) заключалась не в подчинении человекабиологическому началу как таковому, а в выявлении изначально заложенного внем космического начала и в подчинении психофизиологических процессоввсеобщим космическим законам с тем, чтобы устранить все препятствия для ихестественного и полнокровного самопроявления и на макроскопическом уровне,в результате чего человек становится равноправным во всех отношениях членомкосмической триады “небо – земля – человек”. Предельным выражением всеобщейзакономерности функционирования вселенной есть “великое Дао”, котороеотождествлялось даосами с “истинной сущностью” человека и в полномподчинении которому они видели высшую цель культурного развитиячеловеческой личности. Соответственно высшим достижением даосской практики морального ипсихического самоусовершенствования провозглашалось состояние полнойидентичности “истинной сущности” самого человека с истинной сущностью всехвещей и явлений. Эта идентичность рассматривалась не как интеллектуальныйсинтез субъективности человека и объективности мира вещей и явлений илирациональная идея медиации (посредничества) между ними, а как прямоеспонтанное и мгновенное взаиморастворение, иными словами, “прыжок вподлинный первоисточник идентичности”, слияние с универсальной первоосновойвсего сущего (Дао), которая одновременно является и “истинной природой”каждого человека. Вместе с тем даосы выступали против всякого насилия над человеческойличностью и считали, что привязанность к индивидуальному “Я” нельзяподавлять с помощью насильственных методов, поэтому относились к“культуризаторской” миссии конфуцианских правил резко негативно. Указываяна принципиальное расхождение двух учений в этом вопросе, академик Н. И.Конрад писал: “Конфуций настаивал на том, что человек живет и действует ворганизованном коллективе — обществе, государстве. Эта организованностьдостигается подчинением каждого члена общества определенным правилам —нормам общественной жизни, выработанным самим человечеством в процессеразвития цивилизации. Лао-Цзы придерживался противоположной концепции: всебедствия человечества, все пороки — и личности, и общества — проистекаютименно от этих самых “правил”. Идеальный порядок достигается только отказомот всяких правил; их должно заменить следование человеком его “естественнойприроде”. “Правила” есть насилие над человеческой личностью”. Чтобы постичь принцип всеобщего космического порядка и слиться с ним,действовать в неразрывном единстве с этим принципом, даосы предлагалипросто “забыть” конвенциальные нормы и условности, и в порыве спонтанного“просветления” идентифицироваться с безусловным Дао. Они утверждали, что в“самозабвенном” состоянии, постигая свою истинную природу, тождественнуюистинной сущности каждой вещи, каждого явления, человек одновременноотождествляется с миром окружающей природы, образуя с ней нераздельное игармоничное единство, так как постижение Дао есть такой психологическийопыт, в котором исчезает различие между субъектом и объектом, между “Я” и“не-Я”. При этом происходит как бы “самоидентификация” всех противоречий иоппозиций, раскалывающих изначальную целостность мира и создающих вобыденном сознании драматические коллизии между микрокосмом и макрокосмом,с одной стороны, и между человеческой личностью (точнее, его индивидуальным“Я”) и истинной природой человека — с другой. Психотерапевтическая ценность“просветления”, по мнению даосов, заключается в его способности примирятьпротиворечия на более высоком уровне сознания, и в этом смысле Даоинтерпретировалось ими как путь к более целостной и гармоничнойжизнедеятельности человеческой психики, ведущей к слиянию индивидуальногопотока психики с универсальным Путем вселенной и его функционированию вполном соответствии с всеобщим принципом структурной организации ифункционирования космического целого. Вместе с тем даосы утверждали, что противоречия и противоположностивзаимоидентифицируются внутри себя (т. е. внутри каждой пары оппозиции), ане на какой-то более высокой ступени синтеза, как в диалектике Гегеля.Поэтому для даоса, обретающего состояние “не-дуальности”, нет прогрессии кнекоему абсолюту, но все противоречия существуют одновременно с ихтождеством, так как всякое явление одновременно и утверждает и отрицаетсебя в процессе динамического взаимодействия полярностей, которое являетсяисточником всякого движения и развития и которое предстает какдиалектическое единство непрерывности и дискретности. В “Дао дэ цзине” метод психической саморегуляции характеризуетсяследующим образом: “Нужно сделать [свое сознание] предельнобеспристрастным, твердо сохранять покой, и тогда все вещи будут изменятьсясами собой, а нам останется лишь созерцать их возвращение. [В мире] большоеразнообразие вещей, но [все они] возвращаются к своему истоку (т. е. кДао)”. Достижение подобной “бесстрастности” не означает, однако, выхолащиванияпсихической жизни человека. Напротив, отстраненность субъекта, отсутствиедеструктурирующего вмешательства активности его личности, егоиндивидуального “Я” приводит к более полному проявлению специфики каждогофеномена как такового, к максимальному выявлению его собственного Дао (т.е. Дао “всех вещей”). Подобное следование “всех вещей” своей собственнойприроде (а под “всеми вещами” можно понимать как внешние объекты, так иявления внутренней жизни, т. е. психические феномены) имело большоезначение в любой сфере человеческой жизнедеятельности, так как позволялодаосу решать сенсорно-перцептивные и моторно-двигательные задачи,встававшие перед ним во время занятий теми или иными видами практическойдеятельности, которые могли рассматриваться как конкретные средствапретворения принципов Дао на практике.[32] 5.1. Тренировка тела и духа С глубокой древности в Китае существовали приемы и методы тренировкитела и духа ради достижения, как говорили даосы, «полноты жизни», высшейпросветленности сознания и в конечном счете - бессмертия ввечнопреемственности Великого Пути. Эта практика личного совершенствования,подкрепленная откровениями родоначальников даосизма, со временем сталаподлинной сердцевиной даосской традиции. Таких искателей вечной жизни вКитае с древности называли словом сянь (в русской литературе они именуютсяпо-разному: небожители, бессмертные, блаженные). Подвижничество даосских сяней включало в себя множество различныхпрактик: гимнастические и дыхательные упражнения, диету, прием снадобий,медитацию, воинскую тренировку и даже использование секса для укрепленияжизненных сил. С течением времени эти формы «претворения Дао» становилисьвсе более сложными и утонченными, обрастали все новыми деталями, но и всесильнее влияли друг на друга. Так в конце концов сложился широкий синтездуховно-телесной практики позднего даосизма. Ядром же даосской традициинеизменно оставались довольно замкнутые, немногочисленные школы,обеспечивающие «передачу Дао» от учителя к ученику. (То была, в сущности,единственно возможная форма бытования мудрости Дао в китайском обществе).Хотя преемственность Дао была по сути своей безыскусным актом самосознаниятворческой воли или, по-другому, «духовного пробуждения», это событиеприуготовлялось и становилось возможным благодаря обширнейшему набору самыхразных практик. Например, в даосской школе Дикого гуся использовалось более70 комплексов упражнений - дыхательных, медитативных, физических и проч. Икаждый ученик, мечтавший о том, чтобы стать законным учителем школы, должендосконально усвоить все. Быть даосом, приверженцем Дао - значит претворять Путь: неустанно исознательно идти вперед. И, следовательно, непрестанно совершенствоватьсебя. Тело служило для даосов ближайшим прообразом бытия Дао, что объясняетсянесколькими причинами: Во-первых, тело есть нечто заданное нашему опыту: мы рождаемся иприобретаем сознание, уже обладая телом. В сущности, тело и есть наш«изначальный облик», который, по слову Чжуан-цзы, «существует до нашегопоявления на свет». Это внутреннее, ноуменальное, чисто символическое тело- в конечном свете тело самого Дао - существует «нераздельно и неслиянно» сматериальными телами, подобно тому, как чистое зеркало, вмещая в себя всевещи, само не тождественно им, а сила воображения, выявляя образы, несводится к предмету созерцания. Во-вторых, тело мыслится в даосизме как сгусток жизненной энергии илимирового дыхания (ци): даос, заявлял Чжуан-цзы, «не смотрит глазами и неслышит ушами», но внимает «жизненными токами». Тот, кто следует Дао,взаимодействует с другими существами в пространстве единого энергетическоготела, «сердца Неба и Земли». И как тело претворяет появления сознания, таки даосский мудрец обладает способностью предвосхищать мысли и чувстваокружающих, ибо он постигает сами «семена вещей». В-третьих, тело воплощает и цельность (являясь в этом отношениипрототипом Пустоты), и многообразие нашего восприятия: единство телеснойинтуиции таится внутри хаоса наших ощущений. Нелишне напомнить, чторассматривали тело как совокупность большого числа точек, имевших не толькофизиологическую, но и подлинно космическую значимость: то были своеобразныеотверстия каналов, связывающих человеческое тело с «телом Хаоса». «Регулирование тела» (тяо шэнь) включало в себя различные способыфизического и химического воздействия на организм. К первым относилиськомплексы динамической и статической гимнастики, водные и солнечные ванны,пешие прогулки и прочие виды физических упражнений. Вторые сводились,главным образом, к диете и употреблению всевозможных снадобий и пилюльрастительного, животного и минерального происхождения с целью очищенияорганизма и взращивания в нем зародыша бессмертного духа. «Регулирование дыхания» (тяо си) представлено несколькими системамидыхания, в том числе естественными, «перевернутыми» (когда при вдохевтягивается живот), «утробным», осуществляемом помимо органов дыхания, ипроч. Но во всех случаях дыхание должно быть, согласно традиции, «ровным,глубоким, плавным, легким, медленным». Понятие «Регулирование сердца» относилось к приемам и методамсосредоточения и самоконтроля. Здесь наибольшее значение имели принципы«сбережения единства» (шоу и), или «сбережения середины» (шоу чжун),означавшее поддержание внутренней целостности сознания; «погружения впокой» (жу цзин), т.е. отстрнение от потока мыслей и душевного волнения;«присутствие мысли» (цунь сян), что означало концентрацию внимания вопределенной части тела, и т.п. Многие даосские авторы оставили описанияразличных ступеней и состояний медитативной практики. С течением времени практика «тренировки энергии» была разработанадаосами с необыкновенной тщательностью. В поздних компендиумах даосскогосовершенствования один только этап превращения «семени» в «дыхание» включалв себя не менее шести ступеней: первая ступень - «тренируй себя», т.е.общаяподготовка к медитации; вторая - «регулирование эликсира», т.е. настройкадыхания и сознания; третья - «порождение эликсира», т.е. выработка энергиив Нижнем Киноварном поле; четвертая - «отбор эликсира», т.е. вовлечение вкруговорот энергии ее наиболее чистых и тонких эссенций; пятая -«запечатывание тигля», т.е. закупоривание жизненных отверстий тела идостижение полной внутренней самодостаточности; шестая - «возгонкаэликсира», т.е. превращение «семенной» энергии в энергию более высокогопорядка. Таковы основные понятия даосской практики внутреннегосовершенствования, или, как говорят сами даосы, «выплавления внутреннегоэликсира». Практика эта охватывает множество очень разных методик, приемови наблюдений, так что дать краткую сводку даосских путей совершенствованияедва ли возможно. Самый пристальный интерес в современном мире вызывают даосские школыкулачного боя, не совсем точно именуемые школами гунфу или ушу (букв.«воинского искусства»). Наверное, интерес этот не является только даньюмоде. В истоках его таится смутная, не вполне осмысленная догадка о том,что традиция воинского искусства даосов хранит в себе очень глубокую, но ичрезвычайно практичную, действенную правду человеческого духа; что в этойтрадиции мы находим подлинную, а не придуманную альтернативу самоотчуждениячеловека, порожденному современной цивилизацией. В традиции даосского «кулачного искусства» мы встречаемся спрактикой, в которой на удивление органично соединяются методикаоздоровления и омоложения, техника рукопашного боя, красота телеснойпластики и моральное совершенствование. И все эти грани «кулачногоискусства» Дао проникнуты духом легкой, как бы непритязательной и потомуистинно жизненной свободы. Последнее слово здесь принадлежит не «приемом» и«методам», самому человеку, не связанному застывшими формами, погруженномув стихию вольного творчества. Возможно же такое потому, что даосскиймастер, каким бы делом он ни занимался, верит, что в жизни все само собойсходится наилучшим образом и подлинная красота не может не бытьодновременно истинной пользой и настоящей добродетелью. Главный смысл занятий «кулачным искусством» для даосов состоит вдостижении личного бессмертия в вечной жизни школы. Доступно это лишь тому,кто взрастил в себе «добродетель» (дэ), каковая у даосов обозначает непросто соблюдение норм морали, но обретение в себе «полноты жизненныхсвойств», постижение внутреннего совершенства вещей. Поэтому человек,обладающий дэ, излучает несокрушимую мощь жизни, всегда и всюду привлекаетк себе людей, заставляет их быть послушными его воле, но он воздействует намир, не обнаруживая себя: человек дэ, говорили древние даосы, не требует отдругих поклонения, а люди чтут его, не доказывает свою правоту, а ему всеверят, не угрожает другим, а люди держатся с ним любезно и т.д.; возможноже такое потому, что в дэ человек достигает предела своего существования и,погружаясь в поток творческого обновления мира, входит в интимноесоприкосновение с другими жизнями. Основу технического арсенала даосских школ ушу составляет определеннымобразом стилизованные или, лучше сказать, некие типовые движения - знакиодухотворенно-возвышенной, наполненной сознанием жизни. Усваивая этинормативные движения, ученик перенимает символизируемые ими качестваэнергии и постепенно вживается, «врастает» в матрицу вселенских метаморфоз.Такое обучение имело и очевидную воспитательную ценность: оно неуклонновзбадривало сознание учащегося, повышало его чувствительность и в концеконцов делало его восприимчивым к до-сущей, «прежденебесной» реальностимира. Способность жить самим предчувствием жизни, знать «семена вещей» или,говоря словами Чжуан-цзы, «быть таким, каким еще не бывал», и составляласекрет «внутреннего достижения» (гунфу) даосских мастеров кулачногоискусства. Другим распространенным критерием совершенствования в даосских школахушу была ступень внутреннего усвоения нормативных движений. Высшимдостижением здесь считалось отреченность от всех внешних форм кулачногоискусства, когда, по словам одного старого мастера, «единое дыханиеобращается привольно, и воля вовек не прерывается, движения имеюточертания, но пропадают в бесследном, а знание секретов мастерства уженеотличимо от деяний самой природы». [33] 6. Влияние даосизма на китайскую прозу, живопись, театр Влияние даосизма на китайскую прозу ощутимо уже в эпоху раннегосредневековья (III - VI в.н.э.). Именно тогда увидели свет первыесборники "чжитуай слошо" (рассказы о духах.), построенные на даосско-религиозных мифах. Первыми их составителями были придворные маги и жрецы.Наряду с шаманством, колдовством, магией в них дана даосская концеп

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» © iconВопросы к экзамену по философии для выпускников естественнонаучных
Философия: античные и современные представления. Философия и наука. Философия и религия. Особенности проблем, решаемых философией....

Реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» © iconРеферат по курсу «Философия» на тему: «Современная западная философия»

Реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» © iconРефератПо дисциплине: «Философия»Тема: «Философия как наука и тип мировоззрения»

Реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» © iconИ планы семинарских занятий по курсу: русская философия
Русская философия: Методические указания и планы семинарских занятий к курсу для студентов направления подготовки «Философия» (очной...

Реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» © iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Философия марксизма Содержание....

Реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» © iconМетодические рекомендации к курсу «Философия культуры»
Методические рекомендации к курсу «Философия культуры» для студентов факультета Философии и религии всех форм обучения. Учебно-методическое...

Реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» © iconМетодические рекомендации к курсу «Философия культуры»
Методические рекомендации к курсу «Философия культуры» для студентов факультета Философии и религии всех форм обучения. Учебно методическое...

Реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» © iconФилософия Здоровья «Философия Причинного Здоровья»
...

Реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» © iconФилософия и религия

Реферат По курсу: философия тема: «Даосизм как религия и философия» © iconРусская философия 1) Особенности становления и развития русской философии...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<