Трансформация философии




НазваниеТрансформация философии
страница1/50
Дата публикации26.02.2013
Размер5.19 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
Карл - Отто Апель

ТРАНСФОРМАЦИЯ ФИЛОСОФИИ

Редакционный совет серии «Университетская библиотека»:

Н.С. Автономова, Τ.Α. Алексеева, М.Л. Андреев, В.И. Бахмин, Μ.Α. Веденяпина, Е.Ю. Гениева, Ю.А. Кимелев

А.Я. Ливергант, Б.Г. Капустин, Ф. Пинтер, А.В. Полетаев, И.М. Савельева, Л.П. Репина, А.М. Руткевич, А.Ф. Филлипо!

«University Library» Editorial Council:

Natalia Avtonomova, Tatiana Alekseeva, Mikhail Andreev, Vyachaeslav Bakhmin, Maria Vedeniapina, Ekaterina Genieva, Yuri

Kimelev, Alexander Livergandt, Boris Kapustin, Frances Pinter, Andrei Poletayev, Irina Savelieva, Lorina Repina, Alexei Rutkevich, Alexander Filippov

Серия Σ сигма: коллекция журнала «ЛОГОС»
ББК 87.3 А 30

Перевод с немецкого -В. Куренной, Б. Скуратов Редактор -В. Куренной Оригинал-макет -А. Лапкина Художественное оформление А. Ильичев

Издание выпущено при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) в рамках мегапроекта «Пушкинская библиотека»

This edition is published with the support of the Open Society Institute within the framework of «Pushkin Library» megaproject

Репрезентативная подборка впервые публикуемых на русском языке работ известного немецкого философа Карла-Отто Апеля (род. 15 марта 1922 г.) вводит читателя в контекст целого комплекса проблем, характерных для современного философского дискурса.

^ Апель, Карл-Отто

А 30 Трансформация философии. Пер. с нем. / Перевод В. Куренной, Б. Скуратов. М.: «Логос», 2001. - 344 с.

ISBN 5-8163-0017-2

Karl-Otto Apel. Transformation der Philosophic. Suhrkamp, Frankfurt a. М., 1988.

Оригинал-макет «Издательство "Логос"». Москва, 2001. Перевод с нем. В. Куренной, Б. Скуратов, 2001. Художественное оформление. А. Ильичев, 2001.
СОДЕРЖАНИЕ

^ ДВЕ ФАЗЫ ФЕНОМЕНОЛОГИИ В СВОЕМ ВОЗДЕЙСТВИИ НА ФИЛОСОФСКОЕ ПРЕДПОНИМАНИЕ ЯЗЫКА И ПОЭЗИИ В НАООЯЩЕЕ ВРЕМЯ 7

ПЕРЕВОД В. КУРИНОГО

ЯЗЫК И ИСТИНА В СОВРЕМЕННОЙ СИТУАЦИИ ФИЛОСОФИИ

^ ПЕРЕВОД Б. СКУРАТОВА

ВИТГЕНШГЕЙН И ПРОБЛЕМА ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКОГО ПОНИМАНИЯ

ПЕРЕВОД Б. СКУРАТОВА

33

РАЗВИТИЕ "АНАЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ ЯЗЫКА" И ПРОЕЛЕМА "НАУК 0 ДУХЕ"

^ ПЕРЕВОД В. КУРИНОГО

юз

ОТ КАНТА К ПИРСУ: СЕМИОТИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЙ ЛОГИКИ

ПЕРЕВОД Б. СКУРАТОВА

КОММУНИКАТИВНОЕ СООБЩЕСТВО КАК ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ ПРЕДПОСЫЛКА СОЦИАЛЬНЫХ НАУК

^ ПЕРЕВОД Б. СКУРАТОВА

171

193

ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНО-ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ ЯЗЫКА

ПЕРЕВОД В. КУРИНОГО

237

АПРИОРИ КОММУНИКАТИВНОГО СООБЩЕСТВА И ОСНОВАНИЯ ЭТИКИ

^ ПЕРЕВОД Б. СКУРАТОВА

263

ОТ РЕДАКТОРА

337
Две фазы феноменологии в своем воздействии на философское предпонимание языка и поэзии в настоящее время

Следующее рассуждение представляет собой попытку диалектической конструкции. Оно исходит из основной исторически-психологической тенденции наук о духе в 19-м столетии, которая в предельном заострении своих ведущих философских принципов должна пониматься как тезис, которому противопоставляется как антитезис классическая феноменология (феноменология раннего Эдмунда Гуссерля) и ее воздействие на науки о духе. Со всей осторожностью следует затем попытаться раскрыть вторую фазу феноменологии, воздействие которой все еще едва ли можно предвидеть, как возможный синтез достижений историко-психологического мышления и устремления первой фазы феноменологии, имеющей объективно-дескриптивное направление. В качестве и примера, и словно бы фокуса соответствующих господствующих философских установок должно при этом служить понимание поэзии и языка.

I. ^ Тезис: метод оптической редукции

Когда сегодня мы рассматриваем феноменологическое движение в целом, так сказать, с дальней духовно-исторической дистанции, то многочисленные спорные вопросы и различия в методическом развитии, которые часто заслоняют горизонт современникам, отступают далеко назад и феноменология - по крайней мере в Германии - предстает как фундаментальная переориентация мышления - начиная от prima philosophia вплоть до частных наук. Не случайно «Логические исследования» Гуссерля выходят около 1900 года. Они являются показательными для поворота в мышлении, который отделяет двадцатый век от девятнадцатого. Это становится особенно ясно, если мы сопоставим с основной тенденцией феноменологии различные философские направления и методические установки науки о духе, которые боролись друг с другом в 19-м столетии.

Феноменология ближайшим образом означает антитезу по отношению не только к позитивизму и натурализму, но и к «психологизму» и «историзму» в том виде, в котором он обнаруживается, например, у В. Дильтея. Это верно, хотя, в конце концов, именно герменевтика жизни Дильтея как бы в очищенной форме должна была оказать плодотворное влияние на методическое развитие самой феноменологии и главенствовать во второй ее фазе. Для того, чтобы понять единый основной мотив феноменологии, нужно по крайней мере попытаться
^ Трансформация философии

подвести под один знаменатель столь глубоко различные направления, как только что упомянутые направления второй половины 19-го века.

Общий знаменатель научной установки 19-го столетия по отношению к таким духовным феноменам, как язык и поэзия, искусство, религия, философия, право, может быть понят, мне кажется, как тенденция оптической редукции. Необходимо начать несколько издалека, невзирая на опасность повторить что-то общеизвестное. Основная черта того, что в Новое время со времен Ренессанса развивалось в качестве науки, заключается в том, что одно сущее в своем фактическом проявлении объясняется из другого сущего. Это мышление находит свое классическое выражение в причинно-аналитическом методе исследования естествознания. Его основной мотив и его подтверждение заключено в техническом овладении природой как средством, в предварительном просчете, в «savoir pour prevoir» («знать, чтобы предвидеть»). Здесь его легитимное место. Для того, чтобы иметь возможность использовать нечто в качестве средства для какой-либо цели, я должен понимать цель в ее возможном появлении во времени как причинное следствие уже известного мне факта, т.е. я всегда должен стремиться редуцировать сущее к сущему. Поэтому в области, прежде всего, материальной природы все явления редуцируются к движениям тел в пространстве и, в соответствии с этим, все чувственные качества редуцируются к лежащим в их основании количественным изменениям; так, например, качество сопротивления при прикосновении к столу рукой редуцируется к измеряемой разности скоростей обоих задействованных здесь тел. Если бы стол двигался с той же скоростью в том же направлении, что и прикасающаяся к нему рука, то он не мог бы больше проявлять свое качество сопротивления. «Бытие» «сопротивляемости» тем самым сводится к факту определенной констелляции движений тел. Физическую редукцию феноменов точно дополняет английская ассоциативная психология - хребет любой позитивистской теории познания со времен Гоббса и, прежде всего, Д. Юма. Проблема того, как я могу воспринимать «нечто как таковое», редуцируется здесь к проблеме опознавания в неизвестном чего-то известного. Таким образом, и здесь речь идет только о том, чтобы по законам ассоциации представлений, выступающих в роли психических законов причинной механики, свести одно фактическое к другому фактическому как его исходному пункту. Так, например, мое «представление дерева» рассматривается как комплекс ассоциаций, который образовался вокруг первичного индивидуального переживания некоего определенного дерева. Почему я могу понимать это как «дерево», то есть сущность «дерева», бытие деревом как предварительное условие любого фактического опыта, не проблематизируется здесь так же, как и бытие жел-
^ Две фазы феноменологии

того, зеленого и т.д., предшествующее любой теории ощущения. Ассоциативная психология вообще не интересуется сущностной полнотой чувственно переживаемого мира, но лишь причинно-аналитическим объяснением частного факта в его проявлении. С этой оптической точки зрения феноменальное богатство мира может и должно быть по возможности полно редуцировано к немногим элементам, которые могут подчиняться аксиоматике классической механики.

С возникновением наук о духе метод объясняющей редукции так же, как он прежде применялся к чувственным качествам и гештальтам значения, теперь применяется к целым смысловым гештальт-ком-плексам, таким, как религия, искусство, право, государство и т.д. Так, например, право и государство у Гоббса объясняются социологически как механический результат страха и насилия. Религия у Юма аналогичным образом психологически редуцируется к страху.

Здесь, таким образом, намного яснее, чем в случае чувственных качеств или отдельных значений слов, в силу словно бы сжатой жизненной значительности [Lebensbedeutsamkeit], которая дает о себе знать в качестве указанных феноменов в структуре нашего мира, обнаруживается, что феноменальное бытие миром [Welt-sein] упускается, с самого начала редуцируется к чему-то иному. Объяснение воспринимается здесь как окончательное разъяснение, как разоблачение по формуле «не что иное, как ...».

Сказанному до сих пор можно было бы возразить, что здесь учитывается только натуралистически-номиналистическая тенденция современной истории духа, но не так называемая рационалистически-идеалистическая тенденция в естественном праве, у Лейбница и т.д. На это можно ответить двояко: во-первых, речь у нас идет не о том, чтобы дать картину ученых философских мнений, а, скорее, характеристику того, что Новое время разработало в качестве метода эмпирической науки. Для того, чтобы понять, как - несмотря на великое движение немецкого идеализма - исторические науки о духе, расцветшие со времен Гер-дера и романтиков, вновь поддались в 19-м веке позитивистской тенденции редукционизма, необходимо прежде всего отметить, что причинно-аналитический метод объяснения был единственным разработанным методом эмпирического исследования. После крушения идеалистической спекуляции ему суждено было овладеть идеей развития немецкой науки о духе, включая языкознание, а на саму эту науку - там, где она стремилась быть антиматериалистической, - наложить отпечаток позитивистского метода. Во-вторых, помимо этого можно указать, что даже в пределах систематики великих идеалистических систем (несмотря на прагматику «интеллектуального созерцания») метод объясняющей редукции играл ведущую роль и заслонял бытие феноменов.
^ Трансформация философии

В качестве примера укажем только на то, что Кант и особенно Фихте понимали отношение так называемого «внешнего мира» к мыслящему «Я» не иначе, как в качестве опосредованного категориями причинности (воздействия) или же «полагания» Не-Я посредством Я.' Когда впоследствии феноменология в определенном смысле повторяет устремление немецкого идеализма, включая устремление Гумбольдта, то она будет действовать, исходя из фундаментально новой предпосылки: предпосылки открытой (или переоткрытой) Брентано структуры интенциональности. Только теперь становится совершенно очевидным, что господствующее в любом познании отношение «Я» и «внешнего мира» не имеет ничего общего с причинным отношением между внутримирно сущими вещами, так как они никогда не могут «встретить» друг друга.

Для того, чтобы иметь возможность радикально взяться за прежнее устремление идеалистической философии - понимать духовный мир из самого себя, - потребовалась, по-видимому, атака на немецкий идеализм, которая в позитивизме 19-го века еще раз со всей отчетливостью обнажила структуру, огромную продуктивную способность, но также и границы причинно-аналитического метода редукции. Только таким образом стало возможным увидеть неясности и смешения проблем, например, у Гердера, Гумбольдта и др., и понять их, возможно, лучше, чем они понимали сами себя.

Далее этот тезис должен быть прояснен на примере понимания языка и поэзии. В 19-м столетии нас интересует при этом именно то направление, которое никогда полностью не теряло связь с немецким идеализмом, т.е. не столько ярко выраженные позитивисты или даже материалисты, например, теория среды в искусстве или материалистическое понимание языка у Шлейхера, и поборники точных фонетических законов, но и не дарвинистская переинтерпретация идеалистической идеи развития в биологизме, но, прежде всего, такие люди, как Штейнталь, Г. Пауль или Дильтей, которые более или менее отчетливо продолжали идеалистическую традицию или, как Дильтей, явно проти-

' Вторая фаза феноменологии с точки зрения присущей ей логики герменевтического круга должна была обнаружить, что идеалистическая и материалистическая «диалектика» вообще сводится в конце концов к оптическому объяснению качественных феноменов. - Особенно характерным примером внутренней зависимости, в том числе и идеализма, от метода оптической редукции является Шеллинг, великие феноменологические начинания которого осуществляются по большей части в виде гнозиса, т.е. средствами мифического - во всяком случае донаучного - метода редукции, который дискредитирует свое подлинное устремление именно в случае эмпирических наук. Ср. особенно K.Jaspers, Schelling, ΟΓϋββ und Ve-rhangnis, Munchen 1955.

10
Две фазы феноменологии

вопоставляли естественнонаучному «объяснению» «понимание» как метод наук о духе. Именно у них тенденция редукционизма современной науки проявляется в наиболее скрытой, сублимированной и потому наиболее действенной форме - форме психологизма и историзма.

Здесь я должен сделать одно предварительное замечание. Как характеристика позитивистского метода объяснения, данная выше, так и характеристика исторической или психологической редукции не свидетельствует ни о недооценке этого научного метода как такового, ни об игнорировании чрезвычайной плодотворности именно этих взглядов «историзма» еще и в наше время. В отношении Дильтея следует, кроме того, подчеркнуть, что он, особенно в своей поздней фазе, в своем понятии жизни, в разработке «жизненных отношений» и «объективного духа» преодолел психологизм и непосредственно воздействовал на вторую фазу феноменологии.

Что здесь важно для нас, может быть прояснено на следующем примере: Дильтей нередко говорил, что решительное продвижение в понимании религиозных феноменов от Лессинга к Шлейермахеру он усматривает в том, что эти феномены научились понимать как факты переживания исторической душевной жизни. Здесь, таким образом, духовный комплекс значений не получает «окончательного объяснения», как в эпоху Просвещения, хотя и редуцируется к имманентности психических переживаний вообще. Именно в этом для Дильтея заключена единственная возможность научного постижения духовного феномена, т.е. постижения свободным от догматизма образом. Следует понимать его как психический факт, т.е. не непосредственно объективно, как он предстает в наивном переживании, но путем рефлексии над его данностью в плоскости исторически меняющейся субъективности. Этому точно соответствует дильтеевская трактовка философии как «философии философии», или эмпирико-исторического учения о мировоззрениях и, наконец, - в связи с нашей темой - обоснование духовно-исторического метода искусствознания, который ищет в произведении искусства душу художника или эпохи (ср. название работы: Переживание и поэзия). В этой фазе его мышления «понимающая психология» представляется ему систематическим основанием всех наук о духе.

Для того, чтобы со всей отчетливостью понять тенденцию редукционизма духовно-исторического метода, который у осторожного и неутомимо исправляющего самого себя Дильтея всегда пересекается с тенденцией, учитывающей герменевтический аспект, следует обратиться к такому экстремальному случаю, как «Закат Европы» Шпенг-лера. Здесь историческая и психологическая релятивизация объективного духа, включая математику и точную науку, проводится радикаль-
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Трансформация философии icon“Эсхатологическая проблематика в философии и культуре русского серебряного века”
Ивана Франко, кафедра философии совместно с Обществом русской философии при Украинском Философском фонде, сектором истории русской...

Трансформация философии iconВопросы к зачету по курсу «история философии в украине»
Предмет истории украинской философии. Проблема различения «украинской философии» и «философии в Украине»

Трансформация философии iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Шпоры по философии Возникновение...

Трансформация философии iconБиблиотек@ трансформация интеллектуальной среды (мост "Киев Москва")
Библиотек@ трансформация интеллектуальной среды (мост "Киев Москва")": работа секций и темы докладов российских коллег

Трансформация философии iconМетодическая разработка к семинарскому занятию (для студентов) Тема:...
Актуальность темы: философское основание мировоззрения, место философии в формировании основных мировоззренческих аспектов жизни...

Трансформация философии iconПроцессе познания
В освобожденном от историче­ской формы развитии философии он видел закономер­ную логику развития познания вообще. Именно в этом смысле...

Трансформация философии iconРеферат по философии. На тему: «Направления и Проблемы Западной Философии ХХ века»

Трансформация философии iconБелокобыльский Александр Владимирович д филос н., проф., профессор...
Астапов Сергей Николаевич – д филос н., профессор кафедры истории философии факультета философии и культурологии Южного федерального...

Трансформация философии iconБуданов Владимир Григорьевич
Старший научный сотрудник сектора Философии междисциплинарных исследований Института философии ран

Трансформация философии iconОбъем требований по философии для поступающих в аспирантуру
Традиции и особенности русской философии: ее практически нравственная ориентация

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<