Принципы диалектической логики




Скачать 469.37 Kb.
НазваниеПринципы диалектической логики
страница2/5
Дата публикации08.04.2013
Размер469.37 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5

Против разрыва гносеологии и логики выступал В. И. Ленин, подчеркивая их единство как учения о по­знании. В марксистской философии это единство логики и теории познания воплощено в материалистической диалектике — в учении о наиболее общих законах раз­вития природы, общества и мышления. Вот почему не­правомерна наблюдающаяся в некоторых марксистских работах тенденция к резкому разграничению предмета диалектики, логики и теории познания.

Некоторые авторы даже хотят отделить диалекти­ческую логику от «субъективной диалектики», под ко­торой разумеется отражение в мышлении, в понятиях диалектики объективного мира. Например, Г. Клаус пишет в своей книге «Введение в формальную логику»: «Если под диалектической логикой принимают просто субъективную диалектику и соответственно диалекти­ческий метод, то это дополнительное понятие (т. е. по­нятие диалектической логики. — М. Р.) способно вы­звать только путаницу и было бы излишним» (8). Иначе говоря, некоторые исследователи, если и признают диа­лектическую логику, то хотят выделить для нее такую область, которая не только не относилась бы к диалек­тическому методу в целом, но даже и к субъективной диалектике, т. е. к той части или стороне диалектиче­ского метода, которая специально посвящена диалек­тике познания, мышления.

Подобные попытки, как нам кажется, противоречат указаниям В. И. Ленина о том, что диалектика, логика и теория познания это «одно и то же», что диалектика, т. е. диалектический метод, и есть логика, теория познания. Говоря о диалектике, логике и теории познания: «не надо трех слов, это одно и то же», Ленин пресле­довал цель не экономии словесного выражения этих понятий, а вскрыл единство, органическую связь раз­личных сторон материалистической диалектики.

Как учение о развитии диалектика — многосторон­няя и многогранная наука. Она исследует наиболее об­щие законы развития как материального мира, так и мышления о нем, идеального отражения его в мозгу человека. Оба эти аспекта учения о развитии не могут быть обособлены, поскольку мышление лишь тогда истинно, когда оно воспроизводит объекты в их естест­венном состоянии, т. е. в непрерывном изменении. При­том законом самого мышления является развитие, так как оно не может достигнуть своей цели сразу, а лишь в ходе исторического процесса. Этим и обусловливается то, что диалектика есть единство учения о развитии бытия и его познания. Значит нет никакой опасности в «сведении» логики к диалектике. Искать ее предмет вне диалектического метода было бы грубой ошибкой. За эту ошибку упрекал В. И. Ленин Плеханова, кото­рый «сводил» диалектический метод лишь к учению о развитии природы и общества, игнорируя его другую, неразрывную с ним сторону — учение о диалектическом мышлении, о диалектике познания. Имея в виду эти вопросы, Ленин указывал, что Плеханов почти совер­шенно не уделял внимания «большой логике», т. е. соб­ственно диалектике как философской науке(9). Ленин говорит о диалектике как логике. Поэтому диалектиче­скую логику следует рассматривать не как нечто отлич­ное от диалектического метода, а как одну из важней­ших его сторон и аспектов—именно ту сторону, кото­рая исследует, какими должны быть человеческие мы­сли — понятия, суждения и иные мысленные формы, чтобы выразить движение, развитие, изменение объек­тивного мира.

Таким подходом к вопросу, по нашему глубокому убеждению, единственно верным, мы достигаем двоякого рода цели: 1) сознание того, что исследование логики познания, логических форм мышления и его законов можно и должно осуществлять лишь в неразрывной связи с исследованием диалектической природы объективного мира, и 2) понимание всей необходимости и огромной важности специального изучения диалектиче­ской логики как одной из граней и аспектов общего учения диалектики о развитии.

Диалектическая логика — это применение диалекти­ческого метода к мышлению и познанию, конкретизация общих принципов этого метода в области законов и форм мышления. Конкретизация эта выражается в ис­следовании форм и проявлений, которые получают общие принципы диалектической теории развития в мыш­лении, выяснение специфических, «внутренних» законов, управляющих движением познания.

Следует при этом указать, что неправомерно сводить диалектическую логику (впрочем, как и логику вообще) к сумме конкретных технических приемов, которыми следует руководствоваться в исследовании. Между тем такое представление о диалектической логике встречается. Считают, что она занимается выяснением при­емов исследования, применяемых в различных конкрет­но науках, и обобщением этих приёмов, выведением на их основе каких-то общих правил и принципов. Такое представление ошибочно потому, что оно превращает логику в чисто техническую науку, рекомендующую иссле­дователям какую-то сумму правил познания. Невозмож­но исчерпать все многообразие конкретных приемов ис­следования, которые применяются в различных науках. Эти приемы определяются прежде всего специфическими особенностями каждой отдельной науки, вследствие чего сами исследователи этих областей природы лучше, чем кто-либо сумеют их установить. Если логика обращается к способам исследования конкретных наук, то лишь для того, чтобы на практике познания обнаружить законы познания, которые специфически проявляются в любой науке и которые имеют объективное значение, вытекают из самой природы мышления как отражения и воспроиз­ведения объективного мира. Понятно, что это нечто иное, чем технические приемы исследования. Поэтому вряд ли можно считать плодотворным такое направление работы в области диалектической логики, которое выражается в изощренных поисках подобных приёмов для подхода к такому-то вопросу. Логика — не каталог подобных приемов, а учение о законах познания, учение о том, как в движении понятий, в их связи и взаимозависимости, в развитии и движении форм мышления отражается и воспроизводится вечно изменяющийся объективный мир.

Диалектическая логика — не формальная, а «содержательная» логика
Прежде всего несколько слов о том, какой смысл имеют понятия формальной и содержательной логики, по какому признаку они различаются.

Некоторые логики утверждают, что логика может быть, только формальной. При этом они имеют в виду то обстоятельство, что, оперируя логическими формами мысли, законами мышления, мы отвлекаемся от кон­кретного содержания мыслей. Например, форма суждения: S—Р есть лищь форма какого-либо высказывания о предметах и в самой этой форме отсутствует конкрет­ное содержание, в нее можно включить любое содер­жание.

Если «формальность» в применении к логике трактовать только в этом смысле, то следует сказать, что и диалектическая логика — формальная наука. Когда мы говорим, что понятие есть единство противоположно­стей — допустим, единичного и общего, — то мы при этом отвлекаемся от его конкретного содержания, ибо этим понятием может быть растение, человек, общество и т. п. Даже Гегель, который беспощадно обрушивался на всякий формализм в трактовке логических форм, признавал в этом смысле логическую науку формальной. Сопостав­ляя конкретные науки с логикой, он указывал, что по сравнению с ними «логика есть, конечно, формальная наука..."(10) И тем не менее Гегель видел ограниченность формальной логики именно в ее формальном характере. Он говорил об этой логике: «Неполнота этого способа рассмотрения мышления, оставляющего в стороне истину, может быть устранена лишь привлечением к мыслитель­ному рассмотрению не только того, что обыкновенно причисляется к внешней форме, но вместе с тем также и содержания»(11).

Анализируя подобные высказывания Гегеля, В. И. Ленин одобряет мысль о том, что логика (Ленин говорит о диалектической логике) есть учение не о внеш­них формах мышления, а о таких формах, которые вы­ражают содержание предметов и процессов. Неверно, записывает он в своем конспекте «Науки логики», что логические формы суть формы «на содержании, а не само содержание». Положительное значение гегелевской логики Ленин видит в том, что она требует, чтобы логи­ческие формы были содержательными формами, «фор­мами живого, реального содержания, связанными нераз­рывно с содержанием»(12).

Конечно, в рассуждениях Гегеля о формах мышления многое неправильно. Как идеалист, он полагал, что с вве­дением содержания в логику ее предметом становится чистая идея. Но это не должно затмить ценную мысль о содержательности логической формы.

Таким образом, о формальном характере логики можно говорить в двояком смысле: 1) в смысле отвле­чения от данного конкретного содержания форм мысли, что относится к любой логике, и 2) в смысле связи между логическими формами мысли и содержанием или степени отвлечения форм мысли от содержания. По­этому неверно было бы категорическое утверждение: «Логика по существу формальна». Такое утверждение может явиться способом защиты тезиса о том, что в об­ласти науки безраздельно господствует одна логика — формальная.

Когда мы утверждаем, что диалектическая логика не формальная, а содержательная логика, то речь идет о формальности не в первом, а во втором смысле этого слова.

Из тезиса о том, что диалектическая логика — это со­держательная логика, не вытекает заключение о бессо­держательности формальной логики. Только такие идеа­листы, как Кант или современные логические позити­висты, могут полагать, будто логические формы мысли извлечены из недр разума, а не являются формами объективного содержания, объективных связей и отно­шений, существующих между вещами. Логика черпает свои формы из практики отражения в мышлении реаль­ной действительности, которую она обобщает с целью ее познания. Процесс «превращения» материального в идеальное включает в себя выработку логических форм мысли, представляющих собой в конечном счете слепок с реальных отношений и связей вещей. Естественно, что ни одну форму мысли, исследуемую формальной логи­кой,— ни понятие, ни суждение, ни умозаключение — нельзя рассматривать, как «чистую» форму, лишенную объективного содержания, не выражающую объективного содержания. Поэтому утверждение о бессодержательно­сти формальной логики было бы изменой материалисти­ческой теории познания.

Однако при всем этом степень отвлечения от содер­жания, мера абстрагирования от него может быть раз­личной. Извлекая формы мысли из практики отражения реального содержания вещей и отношений между ними, установив эти формы, формальная логика затем иссле­дует способы их связи и соединения, способы выведения из одних положений других согласно логическим схемам, не обращаясь непосредственно к действительности. От­сюда неизбежность признания некоторого безразличия формы к содержанию.

Подчеркивая этот аспект, в котором формальная ло­гика рассматривает формы мышления, мы не думаем, что достижение истины не является ее целью и задачей. Поэтому нельзя согласиться с вышеприведенной гегелев­ской характеристикой формальной логики как способа мышления, вовсе «оставляющего в стороне истину». Если бы Гегель сказал, что в силу своего формального характера она не является достаточным условием для достижения истины, что формальная логика не имеет своей непосредственной задачей исследование истинно­сти посылок, из которых выводятся те или иные заклю­чения, он был бы прав. Утверждать же, что она вообще оставляет в стороне вопрос об истине, неверно. Ибо, хотя правильность и истинность мысли не тождественны, они тесно связаны между собой и обусловливают друг друга. Без правильного, последовательного, логически верного соединения мыслей невозможно достижение самой истины.

Нарушение принципов и требований формальной ло­гики свидетельствует о неистинности или неразработанности какого-либо положения. Например, наличие логи­ческих противоречий при построении физических или иных теорий есть признак того, что теория нуждается в дальнейшей, более глубокой разработке и преодолении этих противоречий.

Если формально логическая правильность — условие истинности, то в свою очередь истина должна быть выражена в строго логической форме. Последняя совсем небезразлична для истины, логическая путаница часто служит покрывалом фальшивых мыслей и идей.

Самое же главное то, что принципы правильного мышления основаны не на произвольных правилах, а выработаны в результате длительной познавательной деятельности человеческого мозга в ходе практического воздействия людей на природу. Следовательно, формы правильного мышления, правильной связи мыслей отражают в конечном счете «правильность» связи самих явлений. Поэтому невозможно изолировать про­блему правильного, последовательного мышления от проблемы истины.

Но вместе с этим их нельзя и отождествлять. Ибо хотя формы мышления, как их исследует формальная логика, отражают реальное содержание, они настолько общи и абстрактны, настолько отвлечены от конкретного содержания явлений, что одного соблюдения их еще очень мало для достижения истины. Именно вследствие этого формы мышления, исследуемые формальной логикой, являются «внешними», поскольку они в известном смысле безразличны к содержанию или выражают его в очень отвлеченном виде.

Поясним это на примере формально логических законов мышления. Закон тождества требует, например, чтобы мы не подменяли в процессе рассуждений один предмет мысли другим. Это, несомненно, важное требование, и необходимо его выполнять, чтобы правильно мыслить. Но когда я высказываю суждение: «буржуазия есть класс, единственной целью которой является забота о благе трудящихся», и хотя я в процессе рассуждения буду строго соблюдать закон тождества, то тем не менее моя мысль далека от истины. Принцип тождества предмета мысли настолько отвлекается от содержания этого суждения, что форма мысли вполне может заключать к в себе и ложное содержание.

То же самое следует сказать о законе противоречия, который требует, чтобы мысль была не противоречивой, запрещает соединять несовместимые, противоречащие положения об одном и том же предмете. Когда я говорю, что данный человек красив, то я внесу неразбериху в свое рассуждение, если я одновременно скажу, что он некрасив, и истина тем самым не будет достигнута. Но я нисколько не погрешу против указанного закона, если последовательно буду придерживаться мнения о том, что данный человек, на мой взгляд, некрасив, хотя в дей­ствительности он красив.

Таким образом, формально логические законы мыш­ления дают только форму, в которую мы должны облечь свои суждения и умозаключения, но так как форма эта в огромной степени отвлечена от содержания вещей, то сама по себе она еще не служит реальным условием истинности наших мыслей.

В этом смысле рассматриваемая логика есть формальная логика. Стало быть, дело не в том, что она от­влекается от данного конкретного содержания, это де­лает и диалектическая логика, а в степени отвлечения. Форма силлогизма, например, важное средство позна­ния, но так как формальная логика не исследует истинность посылок, из которых выводится заключение, то при желании можно в эту форму влить любое содержа­ние. Не случайно поэтому она нередко используется в целях софистики.

Конечно, при желании можно все, что угодно, даже самые строгие научные положения использовать вкривь и вкось, в том числе и диалектику, которая, как из­вестно, неоднократно служила мостиком к софистике. Но речь идет о другом - о том, что формальная логика, исследуя формы мышления в отвлечении от содержания реальных явлений и будучи применена к таким вопро­сам, где требуется анализ этого содержания, дает удоб­ный повод для всякого рода искажений.

Признавая важное значение формально логических принципов исследования форм мысли, мы, однако, должны пойти дальше и исследовать последние в не­разрывной связи с реальным содержанием действитель­ности. В этом случае главным объектом изучения будет не форма мысли, отвлеченная от содержания, а соответ­ствие ее реальному содержанию. Вот таким исследова­нием занимается диалектическая логика, и в этом смысле она выступает не как формальная, а как содержатель­ная логика.

В диалектической логике формы мысли выступают по отношению к содержанию не как внешние, а как фор» внутренне связанные с содержанием. Истина здесь в известном смысле присутствует уже в самой форме вследствие того, что это — форма реального содержания. Если сопоставить закон диалектики о единстве борьбе противоположностей с формально логически законами тождества и противоречия, то будет видно, что он является не формальным условием истины, а выражением содержания, сущности самих вещей и процессов объективного мира. Все вещи, явления и процессы суть единства, совокупности взаимосвязанных противоположностей. И если мы хотим постигнуть объективную истину, то формы нашего мышления должны отразить это противоречивое содержание или сущность предметов. Или возьмем такие логические категории, как ходимость и случайность. Эти категории, как и закон единства и борьбы противоположностей, представляют робой обобщение реального содержания развивающихся и изменяющихся предметов и как формы мысли они отражают истинное содержание, вследствие чего применяя их к окружающему нас миру, мы познаем объективную истину о нем.
1   2   3   4   5

Похожие:

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
В этом можно убедиться на рассмотрении того же главного вопроса познания — о соотношении единичного, особенного и всеобщего

Принципы диалектической логики iconV понятие в диалектической логике
...

Принципы диалектической логики iconИ актуальные проблемы диалектической логики
Диалектическая логика разрабатывает идеи и принципы построения научного мировоззрения; она не просто одна из наук в ряду многих других,...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
Процесс выведения из общего как закона определенных заключений о частном явлении, конкретизации общего в частном осуществляется с...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
Не сни­жаем ли мы значения понятий, называя суждение более сложной формой мышления? Разве суждение не воспро­изводит то же содержание...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
Сущность познания со­стоит в возведении единичного в общее, явления в закон. Так как единичное и общее — противоположности и ме­жду...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики «… Вопрос не о том, есть ли дви­жение,...
«… Вопрос не о том, есть ли дви­жение, а о том, как его выразить в логике понятий»

Принципы диалектической логики icon445 понятие «исходная форма предмета» и его методологическое значение для естествознания
Одной из важнейших задач диалектической логики, т е материа­листической диалектики в ее тождестве с логикой и теори­ей познания,...

Принципы диалектической логики iconБуль джордж (Boole George) биография
В основных трудах Буля "математический анализ логики, являющийся опытом исчисления дедуктивного рассуждения" и "исследование законов...

Принципы диалектической логики iconИсследования различных вопросов в области логики уже около 50 лет занимают
Об этом свидетельствуют оригинальные и объемные учебники логики и многочисленные монографии

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<