Антропологический образ философии




НазваниеАнтропологический образ философии
страница2/36
Дата публикации31.05.2013
Размер7.44 Mb.
ТипКнига
uchebilka.ru > Философия > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
^ ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ РЕФЛЕКСИИ И ИСХОДНОГО "НАЧАЛА" В ИСТОРИИ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ

§1. Предварительное определение рефлексии и исходного "начала" в философии. Наивная и рефлективная философия

Δοζ πη στω και την γην κινήσω. Дайте мне опору, и я сдвину землю. Архимед

В философской литературе утвердилась точка зрения, согласно которой проблема "начала" носит частный, подчиненный характер и существует лишь в границах темы "Методы научного познания", точнее - теоретического метода восхождения от абстрактного к конкретному; сам же метод рассматривается как инструмент сознательного и систематического образования конкретных понятий. Что касается "начала", то в основном речь идет о категории "товар", которую Маркс исследовал, чтобы выяснить, что есть деньги, капитал, земельная рента и т.д. как составляющие капиталистического способа производства. Использование метода восхождения ограничивается иллюстративным примером из "Капитала", и до сих пор не выявлены его реальные возможности применения в отдельных областях знания. Нет исследований, в которых бы раскрывалась логика выведения понятий, их субординация, т.е. были бы вскрыты основные закономерности мышления в конкретных науках: истории, математике и т.д. Отсюда и существующий разнобой в трактовке выводимости категорий и, следовательно, логике мышления, например, в исторической науке: то ли исходным понятием следует считать исторический источник, то ли историческое событие (факт), то ли общественно-экономическую формацию как основу периодизации всемирной истории.

Но также нет исследований о "начале" и вытекающей из него системы категорий как воспроизведения законов мышления в области философской рефлексии. В данном случае речь идет не просто о том, что всякое познание должно с чего-то начинаться, что беспредпосылочного отображения действительности по своей сути не может быть - имеется в виду принципиально иное. Исходный пункт, или "начало" философской мысли рассматривается нами не в виде некой абстракции, которая задана существующей системой философии и определяется уже выбранным отношением, как например, "ощущение" будет исходным понятием, когда мы говорим об источнике чувственного познания, а "проблема" - когда ставится задача раскрыть логику движения мысли в рамках теоретического исследования; эти категории не есть инварианты в том смысле, что в одном отношении они являются абстракциями, но в другом отношении - уже конкретным знанием.

23
Часть I. Глава J

"Начало" не может быть задано каким-либо отношением или системой философского знания по той причине, что оно само определяет и это отношение, и эту философскую систему. Первое понятие "клетка" обусловливает в биологии процесс последующего выведения понятий "ткань", "орган", "организм". Исходная категория "товар" наполняет в политической экономии реальным содержанием понятия "деньги", "стоимость", "капитал", "прибыль", "земельная рента" и т.д. Философское "начало" есть системообра-зующий принцип; это означает, что выбранный постулат, свободный от предшествующих утверждений, направляет мысль на такие построения, которые следуют своим внутренним нормам и правилам. Кроме того, "начало" обязательно несет на себе функцию мировоззрения - не в том смысле, что мировоззрение всегда предопределяет материалистический либо идеалистический взгляд на вещи (хотя и это может иметь место), а в том, что от него зависит определенное мировосприятие, мироощущение и миропонимание. Мировоззренческая роль "начала" раскрывается как в новой творческой способности конструирования в системе философского знания, так и в особой интерпретации уже имеющегося знания. Даже в том случае, когда "старые" воззрения, не утратившие своего исторического значения, включаются в новые объяснительные модели, мы имеем результат, не тождественный первоначальному; знание приобретает некую новизну, оригинальность и может претендовать на продуктивное мышление.

Исходное "начало" есть первый вопрос теоретической философии. От него зависит степень критичности философии: насколько критично само "начало", настолько критична философская мысль. "Начало" - это самопознание, а оно есть высшая цель философского исследования. Показателем зрелости философского сознания является такое его состояние, когда оно от явлений внешнего мира - "периферии человеческого бытия" - обращается к самому себе и не прячется за материальными предметами, выдавая себя за их тень, но понимает объективный мир как погружение в саморефлексию, после чего становится возможным овладение этой реальностью и наделение ее определенным смыслом.

Вопрос о "начале" как исходном пункте приобретает особую актуальность в периоды кризиса, постигающие философское сознание. Сегодня мы переживаем глубокий, затяжной кризис после того, как марксистская философия перестала быть государственным мировоззрением; отсюда возникает объективная потребность обращения к проблеме "начала" - этому "основному вопросу". Каждый философ в подобной ситуации должен отдавать себе отчет в критичности своего исходного "начала" и, как говорит русский философ В.Ф. Эрн, "измерить всю совокупность своих воззрений масштабом соответствия тому, что в начале исследования критической мыслью было установлено как нечто безусловное"'.

ι Эрн В.Ф. Сочинения. - М.: Правда, 1991. — С.127. 24
________Понятие рефлексии и исходного "начша" в истории философской мысли

Вопрос о "начале" - это, по сути, вопрос о самой философии, ее понятийном аппарате, логике выведения категорий, законах познавательной деятельности и т.д. И здесь необходимо подчеркнуть со всей определенностью, что "начало" философии не есть некая живая действительность или онтологическая сущность подобно, например, "клетке", "листу" или "семени" в биологии. В системе философского знания "начало" имеет иную природу:

первооснова определяется актом рефлексии, т.е. ее происхождение связано с деятельностью самосознания. По содержанию "начало" не может быть реальной действительностью, но выступает актом мысли и самосознания. Мысль, выбрав для себя "точку опоры", повинуется своим внутренним законам движения, когда ставит задачу осуществить построение философского знания как законченной системы. Поэтому система философского знания имеет отношение не к вещам как таковым и не может претендовать на знание реальной действительности вне контекста мысли. В этой сфере знания положение намного сложнее, чем в конкретных науках. Если последние ставят задачу получить знание об объекте - предметное знание (например, определить расстояние от Земли до Солнца), то философское сознание не ограничивается только данным требованием. Размышления философии дополняются помимо знания об объекте знанием о собственной мыслительной деятельности субъекта (знанием о том, как мы определяем расстояние от Земли до Солнца).

Исходный пункт философии в этом смысле оказывается ничем иным, как попыткой проектирования свойств самой мысли на объективную действительность. Безусловно, эти свойства сознания имеют определенное предметное содержание, ибо человеческое сознание не фикция, а его образы -не химеры; однако, что будет выбрано в качестве отправного "начала" - это зависит от самого мышления, ибо в реальной действительности все свойства "уравновешены" и не имеют каких-либо приоритетов по отношению друг к другу. Осознание акта "я мыслю" - и, следовательно, обладаю свободой мышления - означает, что субъект вовлекается в новую форму мысли, которая называется рефлексией.

Философское мышление - и в первую очередь представление о "начале" -рефлективно в том смысле, что субъектом осознается не просто сам факт наличия у него сознания, но одновременно подвергается мысленному анализу непосредственный процесс мысли. Рефлективное мышление - это осознавшая себя мысль, т.е. деятельность самосознания. Вследствие возведенной в квадрат гносеологической деятельности, когда в одном случае исследуются законы мышления по получению объектного знания, а в другом -сами эти законы связи мышления и его объекта, философия была названа "мыслью второго порядка, мыслью о мысли"'.

При рефлективном характере деятельности, когда, как было сказано,

Коллингвуд Р. Дж. Идея истории. Автобиография. - М.: Наука, 1980. - С.5.

25
Часть I. Глава 1

объектом мышления является и продуктивная деятельность по получению знания, и факт осознания самой этой деятельности, искомый результат будет известен заранее. Здесь, как и в процессе труда, отличающегося от инстинктивного поведения животных благодаря предварительно поставленной цели, результат также всегда предвосхищен в мысли. Поэтому имеется возможность соотнести полученный результат с тем образцом, который был сформулирован прежде. Взяв, например, в качестве "начала" то или иное теоретическое положение, посредством рефлективной деятельности становится возможным достичь построение системы философского знания (системы философских категорий) и само решение этой задачи осуществить по заранее известному плану.

Из этого вовсе не следует, что философия - исключительно наука о сознании. Сознание, не имеющее объекта, т.е. лишенное какого-либо предметного содержания, теряет способность мысли и перестает быть сознанием как таковым. Философия, с одной стороны, занята анализом мысли, сознания, но с другой - она исследует отношение сознания к своему объекту, т.е. изучает объект или самое предметную действительность. Философия в той мере, в какой она изучает сознание, есть гносеология (эпистемология), а в той мере, в какой исследует объективную действительность, - метафизика или онтология. Однако такое противопоставление весьма условно, ибо в действительности существует тождество между мышлением и бытием, между исследованием процесса познания и тем "нечто", что познается в его границах. Это единство проистекает из того, что философия, по определению, есть "мысль второго порядка". Например, историк, обращаясь к прошлому как объекту особого рода, пытается понять его как действительность (как прошлое "само по себе"). Психолога будет интересовать мышление историка -выяснение тех мотивов, которые побудили его обратиться к прошлому, особенности психического склада его ума и т.д., т.е. психологический подход концентрирует внимание только на субъективной стороне отношения "историк - прошлое". Философ в данной ситуации будет поставлен в принципиально иную позицию: он вынужден говорить о прошлом (т.е. в сферу философии попадает объективная действительность), но иначе, чем историк. Прошлые события философа интересуют как данность, известная историку, как объект, обусловливающий историческое познание. Философ будет интересоваться также и мышлением историка, но в отличие от психолога -как теорией познания. Рефлектирующее философское сознание строится на диалектическом взаимодействии прошлого самого по себе (шире - объективной действительности) с мышлением историка о нем (шире - с мышлением гносеологического субъекта о ней). Отдельные науки - в нашем примере история и психология - строят процесс познания на односторонней связи субъекта с объектом. Философия рассуждает о знании, которое получено при взаимодействии субъекта с объектом, поэтому философствующее сознание всегда рефлективно, т.е. является самосознанием, наблюдением,

26
______ ^ Понятие рефлексии и исходного "начала" в истории философской мысли

"которому ум подвергает свою деятельность и способы ее проявления"'.

Рассуждающая (критическая) философия начинает философствующие изыскания с уяснения природы собственной мысли. То "начало", которое будет взято ею в качестве своего первого принципа, должно быть осмыслено как само мышление. Лишь при таком условии оно ("начало") может выполнить роль действительной "точки опоры". В связи с высказанным положением хотелось бы остановиться на природе того "начала", которое до недавнего времени предлагалось в философской литературе. Здесь следует указать, что вопрос о "начале" и его смысловом, т.е. содержательном, значении ("что" исходного пункта - В.Ф. Эрн) в нашей философии не рассматривался в качестве основополагающего, определяющего самое философию как рациональное мировоззрение со всеми вытекающими из нее более конкретными вопросами. Главным образом речь шла, как уже отмечалось, об анализе теоретического метода восхождения от абстрактного к конкретному, который использовал Маркс в работе "Капитал".

Однако, несмотря на отсутствие теоретического осознания образа философии через ее "начало", которое, безусловно, может быть различным в принципиально различных философских системах, на уровне здравого рассудка сформировалась единодушная точка зрения, согласно которой для марксистской философии в качестве такового выступает категория "материи". Все учебники и учебные пособия, претендовавшие на наиболее адекватное и всестороннее отображение "духа марксизма", после темы о предмете философии и краткого историко-философского введения открывались разделом "Материя и основные формы ее существования". Истины ради, следует отметить, что за редким исключением встречались попытки найти тот исходный образ, в котором представала философская мысль в рефлектирующем сознании. В системе марксистской диалектической логики "истинным началом" иногда объявлялось "материальное бытие" - существующая вне сознания и отображаемая этим сознанием "объективная реальность".

Что касается того, действительно ли категория "материя" ("объективная реальность") в марксистской философии является тем первым "началом" -теоретическим образом, в котором философия осознает себя и интерпретирует содержание собственной мысли, соотносимой с объективной действительностью, - об этом будет сказано несколько позже. Сейчас же еще раз отметим, что "начало" - это мысль, через которую происходит осознание предметной действительности. Внешний мир "безразличен" к нам, он существует "сам по себе" и линия его существования в этом смысле не пересекается с линией жизни человека. Но он может перейти в нас, стать частью нас самих и это проникновение осуществляется в акте мышления. "Мир обретает для меня реальность лишь внутри меня" (Андре Моруа). В мысленном

ι Локк Дж. Избр. филос. произв. - М., 1960. - T.I. - С.129.

27
Часть I. Глава 1

"начале" есть факты внешние, такие как осознание мира, "других вещей" (А. Шопенгауэр); по содержанию они не зависят от мышления. Но в нем присутствуют и факты внутренние, произведенные самой мыслью; это субъективная область сознания - сознание самого себя, внутреннее отображение всей нашей душевной деятельности ( отражение ощущений, восприятий, представлений, волевых действия). Субъективная область сознания есть самосознание, в котором субъект и объект сливаются до полного тождества:

познающий субъект со своим внутренним миром в иной гносеологической позиции оказывается объектом познания.

Докритическое мышление исходит из представления, что все предметы внешнего мира неизменны, тождественны себе, а потому, даже став объектами мышления, фактически находятся вне субъекта и не могут войти в мир сознания. Предмет всегда есть предмет и не меняет своего сущностного содержания, когда он подвергается логическому преобразованию со стороны творческого воображения. Критическое мышление понимает, что предметы, став объектом мысли, меняют сущностное содержание вместе с изменяющимся сознанием. Нет ничего неизменного, но только в точных границах гносеологического отношения, т.е. когда внешние предметы преобразуются в функцию объектов внутри мысли. Все, что находится во вне и не может по каким-либо причинам быть объектом мышления в гносеологическом (но не онтологическом) смысле просто не существует.

Какое отношение эти рассуждения имеют к проблеме "начала" философии? "Начало", как было сказано, есть мысль, исходная ступень познания. Если мышление постоянно находится в состоянии изменения, движения и развития, то ему необходимы некая устойчивость, постоянство, тождество с самим собой (подход, противоположный докритическому мышлению), чтобы это четко зафиксированное его свойство обратить в функцию "начала". Устойчивость в содержании мышления приобретает значение необходимости, αποδεικτικοζ - аподиктической истинности, а все многообразие эмпирической действительности с его помощью может быть упорядочено и приведено в целостную систему. Мысль, "начало" объявляются единственным первичным принципом - первичным в логическом, но не в генетическом и причинном смысле - по отношению к предметам материального мира. Тождественную самой себе мысль в функции "начала" именно и следует понимать в содержательном смысле как такую, которая имеет природу мысли. Иначе сказать, содержание "начала" как исходного пункта философии имеет природу мысли, является мыслью; понимаемое как самосознающая мысль, оно в качестве таковой может выполнить роль "точки опоры". Пытаться искать "начало" вне и помимо мысли - в "материи" или "объективной реальности" - занятие бесполезное, свидетельствующее о недостаточно развитом философском мышлении и отсутствии рефлектирующей способности ума. В стремлении найти "рычаг" - точку опоры - не "вне", а в самом мышлении проявляется "божественная свобода мысли" (В.Ф. Эрн). Требование приори-

28
________Понятие рефлексии и исходного "начала" в истории философской мысли

тета онтологического подхода над гносеологическим в поисках "начала" будет означать одно - утрату этой свободы мысли.

Данные рассуждения вовсе не зачеркивают методологическую роль философского понятия материи. Просветители XVIII в. - П. Гольбах, К. Гельве-ций, Д. Дидро - строили свою философию, в которой категории материи отводили роль безусловного исходного "начала". Наши возражения сводятся к тому, что каким бы ни был первый принцип философии - "материей", "ощущением", "деятельностью", "жизнью", - он всегда должен быть мыслью, рефлектирующим самосознанием, но никак не "объективной реальностью". Философское понятие материи, сформулированное В.И. Лениным, имеет, безусловно, важное мировоззренческое значение, но его роль в философии несколько иная, нежели та, что связана с поисками "начала" и анализом его содержательной стороны. Философское предназначение категории "материя" состоит в том, чтобы с его помощью понять действительность как "субстанцию", как "вещь, которая не нуждается для своего существования ни в чем, кроме самой себя" (Р. Декарт), как то, "что существует само в себе и может быть понято само по себе" (Б. Спиноза), как "объективную реальность" (В.И. Ленин). Материя в этом смысле есть некий "субстрат" природного, отличающийся от ее атрибута - мышления.

Начиная с XVIII в. отчетливо проводится мысль, что материя как субстанция природы генетически первична по отношению к сознанию и является источником человеческого мышления. Часто субстанция отождествляется с сущностью, материя понимается как собственно природа или внешняя действительность. Материя "есть все то, что воздействует каким-нибудь образом на наши чувства", а человек, являясь произведением природы, "не может - даже в мысли - выйти из природы" (П. Гольбах). Материя "есть то, что, действуя на наши органы чувств, производит ощущение" (В.И. Ленин). Эти высказывания показывают, что гносеологически понятие материи не означает ничего иного, кроме как: "объективная реальность, существующая независимо от человеческого сознания и отображаемая им" (В.И. Ленин). Т.е. категория материи в философии выполняет двоякую методологическую роль: во-первых, с ее помощью обосновывается положение, что внешний мир, объективная реальность существует независимо от сознания человека. Ее независимость предполагает временную, генетическую и причинную вторичность познавательной способности человека. Во-вторых, по содержанию наше сознание зависит от материи, т.е. отображает явления внешнего мира.

Но такая постановка вопроса, следует отметить, имеет не философский, а научный смысл; в естественно-научном познании говорится о Природе и материи самих по себе, существующих независимо от сознания человека; философия всегда рассуждает о бытии, которое предполагает присутствие человека; бытие метафизики есть "присутствие присутствующего" (М. Хайдеггер). Борясь за безраздельное господство в интеллектуальной сфере общест-

29
Часть I. Глава ί

венной жизни, марксистская философия на рубеже веков (В. Ленин, Г. Плеханов) осознавала себя в таком образе, когда идеалом для себя полагала научный рационализм во всех его формах и разновидностях, нисколько не подозревая о специфике философского знания, о том, что философия с момента своего возникновения была антиподом науки.

Искомое "начало" позволяет установить связь с внешним миром. От "начала" начинается трудный путь в предметный мир. Сам мир безразличен к человеку, в лучшем случае - нейтрален по отношению к его существованию. Понять его, составить о нем систематическое и целостное представление, необходимое для того, чтобы успешно организовать социальную среду своей жизни, возможно при условии, что такую систему мы прежде построим внутри нас. Этому предназначению и служит "начало", как тот исходный пункт, на котором строятся наши представления об окружающем нас мире.

Итак, философия может быть наивной и рефлективной. Причины наивного мышления кроются глубоко - уходят корнями в первобытное мышление. Исторически у первобытного человека психические образы формировались, не отделяясь от чувственных ощущений; когда древний человек что-либо вспоминает, например свою умершую мать, то ее образ настолько яркий, что сливается со своим прототипом. Современные люди "думают" о своих умерших, первобытный человек воспринимает их конкретно в силу крайней чувственности его духовных образов. Это и явилось причиной первобытного верования в духов. По сути дела, духи есть не что иное, как мысли. Но "мысли" первобытного человека настолько привязаны к чувственным ощущениям, настолько отягощены вещностью и телесностью, что происходит смешение психической реальности с внешней действительностью. "Мысли нецивилизованного человека неясны, главным образом, вследствие того, что он не отличает объективное от субъективного". Для первобытного мышления характерна редукция мысли к зрительным и слуховым восприятиям. "То, что дикарь испытывает во сне, для него так же реально, как то, что он видит наяву"*. Но если дикарь становится носителем откровения и использует магическую силу мысли, чтобы управлять поступками людей, то впоследствии - на уровне обыденного сознания и здравого рассудка - эта сторона дела исчезает, и человек способен видеть только другую сторону мышления - ту, которая отображает предметные свойства объектов. В наивном мышлении нет рефлексии по поводу природы самого мышления: мысль и мыслимое сливаются до абсолютного тождества, в результате чего субъективные элементы мысли начинают рассматриваться как само объективное. Наивному мышлению представляется, что в образе, который возникает в сознании человека, уже нет ничего субъективного - психический образ, по сути, есть сама внешняя действительность. Можно даже сказать, что наивное мышление оперирует не психическими образами, а чувственными пред-

• Юнг Карл Густав. Психологические типы.- СПб.: Ювента,- М.: Прогресс-Универс, 1995. - С.60. 30
________^ Понятие рефлексии и исходного "начета" в истории философской мысли

метами внешнего мира.

Из наивного понимания мышления впоследствии возникает конфликт между номинализмом (nomen - название) и реализмом в трактовке природы абстрактных понятий. В древности Антисфен, Стильпон, Диоген учили, что родовые понятия лишены реальности и объективной значимости по той причине, что каждому слову или понятию всегда должно соответствовать объективное положение вещи. Кинико-мегарский критицизм исходил из предположения, что реально существуют только индивидуальные предметы, а адекватные им понятия являются своего рода вещностью; в представлении древних фактически не происходило отделение вещности от абстракции. В античности существовала вера в некую "присущность" и "предикацию" (Т. Гомперц), т.е. вера в фетишизм слов, когда наивно предполагается, что слово и предмет полностью совпадают. Иначе сказать, "поскольку предмет реален, а слово условно обозначает предмет, постольку и слову надлежит придать "реальное значение" (К.Г. Юнг. Там же, с.64).

Мир платоновских идей принципиально иной; в него невозможно проникнуть, идя от чувственных ощущений. Родовые понятия - не простые названия (nomina); они образуются через абстрагирование от множественности вещей и являются мысленными конструкциями. Идеи Платона есть метафизические сущности, которые по своему содержанию выходят за рамки эмпирического опыта и принадлежат к области чистой мысли. Нет такой множественности вещей в природе, обобщение свойств которых позволило бы сформулировать подобные абстрактные понятия; идеи Платона принадлежат миру трансценденции, и источник их образования кроется в разуме субъекта; идеи в принципе не выводимы из опыта. Потому-то они и поражают воображение здравого рассудка; используя образ И. Тэна, нарисованный по другому поводу, можно сказать, что трансцендентный мир кажется человеку неким "чудом, свалившимся к нам с неба, метеоритом, упавшим из пределов другого мира". Сфера трансцендентного разума, рожденная рефлексией, настолько не похожа на область рассудочной деятельности, что дает основание утверждать: метафизика есть изображение "ночной стороны души".

Сегодня представляется, что деление философии на материализм и идеализм уже не актуально; более соответствует действительности понимание ее как нерефлективной и рефлективной. Нерефлективная философия вводит в сферу своих интересов естественно-научные сущности и выдает их за свои. Поскольку в естествознании может идти речь только о предметном знании, ибо познание непосредственно направлено на объекты природы, то по аналогии и философия рассуждает о своем знании как вполне предметном. По своему содержанию философские категории интерпретируются как объективные, т.е. отражающие явления природы. В таком случае "материя" понимается как вещество в XVIII в.; с нескрываемой гордостью авторы, "развивающие" диалектический материализм, утверждали, что они сумели подняться "выше" "метафизического материализма", ибо занесли по ведом-

31
Часть I. Глава 1

ству материи кроме вещества электричество, магнитные поля, микромир, межзвездное и галактическое пространство, носители информации и все то, что не обладает свойством вещества, но существует объективно (эфир нельзя было отнести к материи, поскольку физика его не обнаружила). Заранее условливались, что материю не надо связывать с конкретным состоянием -наука может открыть новые ее виды, а потому фиксация на чем-то одном неизбежно повлечет пересмотр прежнего определения. В этих рассуждениях есть все, кроме одного - философии, а еще точнее - нет ничего. В одном случае речь идет о популярном изложении научных концепций строения материи, что не входит в обязанности философии, в другом - вытеснение из сферы философствования ее подлинного мира - мира метафизических и трансцендентных сущностей. Явно утверждается, что содержанием философского знания являются только такие факты, которые попадают в поле научного опыта; о внеопытном знании речь не может идти вообще.

Не задумывались о природе философских абстракций и в том случае, когда рассуждения касались социальных объектов. Такие категории, как "государство", "класс" не рассматривались в контексте рефлективного мышления; казалось вполне очевидным, что философия имеет дело с живой реальной действительностью. Здесь обнаруживается явная беспомощность философии; она останавливается перед тем, что должна преодолеть. Человеческий разум всегда находится в движении и поиске; в своем желании найти ответы на поставленные вопросы он постоянно наталкивается на границы, которые стремится преодолеть. Философский рефлектирующий разум есть преодоление границы предметности и выход в трансценденцию. Метафизическое предстает как такая сущность, где разум себя находит и обретает свободу. Через метафизику человек способен проникнуть внутрь бытия и вместе с глубинами бытия он открывает себя.

В историческом материализме есть сильное желание опредметить и овеществить все философские сущности. В результате получается, что не философия поднимает, например, социологию до своего уровня, а социология тянет философию до уровня эмпирической верификации. В действительности понятия "государство", "класс", если о них говорить не в социологическом, а в философском смысле, есть не предметные, а трансцендентные воззрения. В противном случае исторический материализм возвращается к до-филоновскому материализму, физическому пониманию метафизических объектов. Безусловно, классы, например пролетариат, существуют как эмпирическая действительность в буржуазном обществе. Но идеи пролетариата как первичной реальности над личностью и обществом не существует в качестве умопостигаемой сущности или позитивистского номинализма. Хотя философский разум и оперирует понятием "класс" или "пролетариат", из этого вовсе не следует, что им в действительности соответствует нечто предметное; рефлектирующий разум способен отделить субъективное от объективного и противопоставить мысль и мыслимое. Но удивительно то,

32
________^ Понятие рефлексии и исходного "начала" в истории философской мысли

что человек живет среди реальностей, им самим созданных; он охотно принимает мысленные фикции за живую действительность. "Склонность человека к самоотчуждению и самопорабощению - одно из самых изумительных явлений мировой жизни'4. Будучи однажды созданы разумом, понятия "нация", "государство", "класс", "общество" отождествляются с предметной действительностью и продолжают существовать уже в качестве чувственных объектов внешнего мира. Нерефлективный рассудок абсолютно не способен подметить относительность "объективного", создаваемого "субъективным" и принимает мир таким, в котором родовые сущности господствуют над частями - существует примат общества и класса над человеком как личностью.

Рефлективная философия ясно осознает познавательные возможности субъекта; она отделяет деятельность по получению знания от самого знания и превращает ее в предмет своего исследования. Иначе говоря, рефлективная философия изучает мысль о мысли, мысль "второго порядка", что означает снятие предметности: когда философия размышляет о каком-либо объекте, то для нее он интересен не сам по себе, а в связи с мышлением субъекта об этом объекте. Объекты как таковые никогда не интересуют философию. Их изучением занимаются конкретные науки. Строго говоря, нерефлективной философии не может быть в принципе; философия по определению есть рефлексия. И тем не менее, в истории философии были и есть натурфилософские системы, претендующие на роль научного знания. К ним можно отнести материалистические школы древности, философию Просвещения, позитивизм, различные аналитические и реалистические теории.

Начиная с 80-х годов XIX века идеи рефлексии и метафизики из сферы философствования распространяются в другие области общественного сознания, в частности в искусство. Искусство с этого времени становится другим; художественные произведения перестают быть подражательными и на первый план выступает внутренний мир художника, его сверхъестественный мир мечты. Правдивость образа более не связывается с понятием сходства. Произведение становится самодостаточным в том смысле, что художник находит для себя такие средства изображения (язык), которые наиболее адекватно выражают его способ видения действительности. Объективности в изображении по этой причине уже более нет; художник изобретает, творит, но не копирует, как это представлялось ранее.

Символизм, появившийся в 80-е годы прошлого столетия как реакция на реалистическое направление в живописи, был одновременно и реакцией на рационализм. Утверждая метафизическую природу искусства, символизм понимает объект творчества не как реальную действительность, а исключительно как сверхъестественный мир мечты, мир грез и сновидений. В этом смысле символизм есть субъективное направление в искусстве, поскольку помещает творящего субъекта в центр творческого процесса. Объектом для

ι Бердяев НА. Царство ЖТОИ^ ^W^ frP^W^ Г·'· ^"У61"1' 1995· - с·227· 2. Заказ 93. Ю.В. Петрср. !:.ni'·i'^.*\·i'bKA |. 33
Часть I. Глава 1

символизма не выступает более природа, как, например, для импрессионизма; изображаемый предмет относится к миру фантазии субъекта - художника. Символизм знаменует собой более радикальный поворот к личности, поскольку заявляет, что произведения искусства создаются вне всякой связи с действительностью. "Он открывает нам не иллюзию реальности, но реальность иллюзии. Радикальный переворот всей перспективы творчества породил новые отношения между художником и его произведением, в которых более не оставалось места идее сходства, подобия'4. Все одинаково реально:

и собственно предметная действительность, и мечты и сны, которым дано материальное воплощение. Одилон Редон писал: "Вся моя оригинальность заключается в том, что я заставляю невероятных существ жить по законам правдоподобия, поставив логику видимого мира на службу невидимому, насколько это возможно..." Иначе сказать, в творчестве в равной мере присутствуют реальность и вымысел, которые в свою очередь являются базой для более абстрактных метафизических спекуляций. Художник, глядя на действительный мир, видит в нем образ невидимого мира.

Понимание искусства как иррационального, символического, обращенного в своем содержании к метафизическим образам, было реакцией на технологическую и социальную действительность на рубеже XIX - XX веков. Цивилизация в пользе и продуктивности видела такую ценность, которой должны подчиняться все сферы жизни, в том числе наука и искусство. Искусство отвергло прагматическую науку в своем видении мира; между ними теперь уже нет того единства, которое существовало во времена гуманизма. Искусство поставило цель разоблачить ошибки позитивизма и сциентизма, под знаком которых существует современный мир. Гоген писал: "природа лишает художника базы, предоставляя ему восхищаться собой. Так мы впадаем в чудовищное заблуждение, заблуждение натурализма. Истоки натурализма - в Греции времен Перикла. С тех пор только величайшие и великие художники в большей или меньшей степени боролись с этим заблуждением;

но их реакция была не более чем внезапными порывами памяти, проблесками верного чувства на фоне общего упадка, продолжавшегося веками".

Искусство видело свое освобождение в том, что отвергало натуралистический реализм; свобода от тисков природной необходимости достигалась погружением художника в пространство своей души. Выдающийся представитель Венского Сецессиона Климт, как и Фрейд, "решительно отбросили натуралистический реализм, господствовавший в годы их обучения... Стремясь открыть и нанести на карту новые моря, удалиться от развалин суб-станциалистской концепции действительности, они погрузились в самих себя и отправились в плавание по внутреннему миру, миру души" (Гийу Жан Франсуа. Там же, с. 196).

Искусство ставит перед собой чрезвычайно трудную задачу: изобразить

' Гийу Жан Франсуа. Великие полотна. - М.: Слово / Slovo, 1995. - С. 188. 34
________^ Понятие рефлексии и исходного "начала" в истории философской мысли

предметными средствами "беспредметный мир", т.е. действительность, лишенную каких бы то ни было вещей и предметов. Малевич удалил из живописи внешний мир, свел действительность "к молчанию", "к тишине" и в этой тишине запечатлел "полное отсутствие предметов". Супрематизм в живописи есть солипсистское искусство, поскольку в нем исчезает не только образ, но даже знак, указывающий на некую предметную действительность за пределами картины. "Черный квадрат" есть такое произведение, которое не говорит нам о действительности, не является образом или знаком внешнего мира, но предстает самим собой, т.е. указывает на самое себя и ничего более. Данная работа ни к чему не отсылает, ни о чем не говорит; она констатирует факт творчества, желание утвердить себя как действительность.

Также и культура в XX веке существенно изменилась и может быть выражена следующими исходными характеристиками: разрушением и утратой долгое время существовавшего и задаваемого философией логоцентризма, преодолением господства логики всеобщего, отрицанием принципа единой причинности, закрытое™ культурных систем; отрицанием традиционных классических идеалов, окончательных и законченных схем и образцов. Такой образ культуры определен новым образом современной философии, которая всегда была рациональным ядром культуры. В философии сегодня нет закрытых фундаментальных систем, подобных системам XVIII - XIX веков;

двадцатый век принес явление периферийности философии. Чаще она принимает облик филологии, и поэтому можно сказать, что вся современная культура "больна" филологизмом и эстетизмом.

Все это обусловлено прежде всего тем, что прошлая культура базировалась на постоянном воспроизводстве одних и тех же идеалов, норм, привычек, традиций. Сегодня они в движении, и потому современная культура не может предложить какой-то один застывший образ, некий идеал, до которого следует восходить субъекту в своем саморазвитии. В такой социокультурной ситуации становится невозможно сослаться даже на такую величину, как Гегель, который определял процесс саморазвития субъекта - образование и воспитание - как деятельность восхождения единичного субъекта к всеобщему духу, который в нем получает свое осуществление.

Отсутствие единого образца в культуре превращает ее в массовую культуру, демократическую и свободную; она понимается современным человеком как некая вседозволенность, опирающаяся на множественность прагматических истин. Такова новая духовность, характеризующая современного человека. Прямыми оппозиционными средствами против новейших субкультур бороться бесполезно - они в таких случаях еще с большей силой заявляют о себе. Новые "симптомы слишком очевидны, - говорит Ортега-и-Гассет, - и кто упрямей отрицает их, тот постоянно ощущает их в своем сердце"!. Фун-

' Ортега-и-Гассет X. Новые симптомы // Проблема человека в западной философии. - М.:

Прогресс, 1988.- С.202.

35
Часть I. Глава 1

даментальные цели, которые еще вчера придавали ясность нашей жизни, ее перспективам, утратили сегодня свою четкость, притягательную силу и власть над людьми. В то же время то, что призвано их заменить, еще не достигло очевидности и необходимой убедительности. В подобную эпоху почва как бы ускользает из-под ног, приобретает зыбкую неопределенность. Человек потерял явно выраженную ориентировку. Еще недавно он ощущал себя живущим для культуры; искусство казалось самодовлеющей величиной;

культура надежно канонизировала формы бытия.

Сегодня распалась связь времен, но при всей размытости идеалов мы по-прежнему верим в культуру, хотя - следует подчеркнуть - в контексте нового мирочувствования. Как правило, это новое мирочувствование свойственно новому поколению; культурно зрелые люди, даже самым решительным образом настроившись на благожелательный тон, все равно не могут принять новую культуру и искусство по той причине, что не в состоянии их понять. Дело в том, что искусство перестало ассоциироваться с высоким стилем и жизненной серьезностью;· оно сегодня предстает не как труд, а как развлечение, игра, наслаждение. Недостаток серьезности квалифицируется как высшая ценность. Современное жизнеощущение сродни спортивному и праздничному чувству жизни. Может быть, в этом направлении и следует искать возможности формирования новой духовности? Жизнь, видящая интерес в игре, принимает радостный, непринужденный и отчасти вызывающий облик. На XIX веке запечатлелась горечь тяжелого труда, поэтому и культура приобрела величие, тяжесть, фундаментальность, что отразили в себе классицизм, романтизм, реализм. Сегодняшняя культура и искусство хотят придать нашей жизни блеск ничем не замутненного праздника. Поэтому ценности культуры и духовность не погибли, они стали другими, как их определяет Ортега-и-Гассет,- "витальными".

В обстановке меняющегося облика культуры, когда искусство становится метафизическим и потусторонним, обращенным к собственной правде, философия может быть только самосознанием - рефлексией по поводу человека, его бытия и познания. Рефлективная философия есть такой специфический способ человеческого познания, когда само мышление становится для себя предметом и через акт самосознания постигается человек, его бытие в мире, а также осуществляется критика познания, т.е. исследуются возможности и границы, до которых разум человека способен получить искомое знание и ясно, отчетливо представить объективные и субъективные элементы познавательной деятельности. Акт рефлексии есть расчленение и соединение мышления; сознание в себе находит часть или исходное "начало" мысли и через осознание его роли в познании приводит разрозненные элементы знания в целостную систему. Только в рефлексии мышление предстает как целостность, ибо только в ней мышление осознает себя, становится самосознающей мыслью, предстает как действительность. Действительность мышления существует настолько, насколько мышление осознает себя,

36
^ Понятие рефлексии и исходного "начала" в истории философской мысли

становится для себя предметом; сознание может быть сознанием только при одном условии - оно должно себя осознавать. "Только в философии сознание сознает себя как само себя осуществляющее, как посредством самого себя для самого себя становящееся: только в философии достигает оно конца своего пути, только в ней оно завершает свое для-себя-становление, свое самоосуществление"'. Философия в своем стремлении познать мышление доходит до своего конца в том смысле, что открывает в пределах своего знания исходное "начало" мысли - тот безусловный элемент мысли, определить который через другие элементы мысли уже просто невозможно. "Начало" есть элемент, определяемый через себя, следовательно он есть постулат, принимаемый без обоснования.

Существует давний спор о том, какова природа философского знания:

является ли оно предметным, подобно научному, либо лишено предметности и фактически оказывается беспредметным. Ответ на этот вопрос, как представляется, состоит в исследовании сущности философской рефлексии. Рефлексия есть постигающее самое себя мышление, и поскольку в рефлексии речь идет о самосознании, о том, как сознание само себя познает, философское знание не есть знание о внешнем мире, а потому в действительности оказывается беспредметным. В философии разговор идет о чистом мышлении, мышлении как таковом, которое не привязано к конкретным объектам, не является даже обобщением свойств эмпирических объектов, относящихся к какому-либо одному классу. Предметное знание всегда предполагает реальную действительность, которую можно видеть прямо или косвенно в наблюдении или эксперименте. Такое знание есть знание о чем-то или ком-то, расположенном в пространстве и времени, например, о геологических напластованиях пород в истории Земли, о расстоянии от Земли до Солнца, о человеке эпохи палеолита, о великом переселении народов в истории человечества и т.д. Каждому элементу такого знания будет соответствовать свой элемент реальной действительности и это соответствие может быть верифицировано, проверено.

Совсем другое положение мы наблюдаем в философском познании: там мысль не выходит за пределы самой себя, все ее превращения, связанные с расчленением и соединением, осуществляются внутри Я; мысль и мыслимое в рефлексии совпадают до абсолютного тождества, в результате чего созерцание оказывается самосозерцанием. Временная замкнутость (закрытость) рефлектирующего Я позволяет говорить о том, что философское мышление до некоторых пор не соприкасается с объектами реальной действительности - является в этом смысле беспредметным. Действительностью для рефлексии оказывается само мышление; мышление для себя становится понятием и .действительностью, и данное состояние разума не имеет места ни в одной

' Кроне? Рихард. Самоосуществление духа. Пролегомены к философии культуры // Культурология. XX век: Антология. - М.: Юрист, 1995. - С. 257.

37
Часть 1. Глава 1

сфере человеческого сознания. Помимо философии не происходит превращение сознания в действительность: в строгом смысле слова не рефлектирующее сознание еще не есть сознание. Различные области культуры: наука, политика, искусство, религия еще не есть самостоятельные области, они только "станции" на пути, на котором философское мышление себя самоосуществляет. Самостоятельными областями они становятся только в философской рефлексии, так как только в ней они открываются для себя в том виде, в каком они существуют сами по себе (в себе), т.е. вне философии. Наука познает не себя, а природу; для искусства предмет познания - не оно само, а творимый им предметный мир; для политики и религии цель не в них самих, а в движении к власти и к Богу. Поскольку наука, искусство, политика, религия не направляют рефлексию на самих себя, знание, которым они располагают, оказывается предметным. Только философия направляет рефлексию на самое себя, т.е. достигает самосознания; в таком случае философия, будучи частью культуры, тем не менее предстает неким тотальным Я, в котором движение к внешнему миру осуществляется через самосознание. Выход во внешний мир в философии вполне возможен; однако осуществляется он в тот момент, когда сама философия разберется в своем мышлении, ясно осознает роль субъекта в познании бытия, а само бытие будет трактовать как предметность, преобразованную присутствием в ней человека. Человек есть микрокосм, т.е. такое бытие, в котором представлены все силы и качества природы - макрокосма, когда он познает себя в рефлексии, то вместе с этим познает и всю космическую действительность - выходит во внешний мир; субъективное становится объективным, в части отображается целое. Но об этом разговор впереди.

38
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36

Похожие:

Антропологический образ философии iconФилософия XIX века
Подобный антропологический Атеизм лег в основу философии Фейербаха учения о конкретном чувствующем, страдающем, мыслящем человеке,...

Антропологический образ философии iconОбраз глядачів на початку Лев Тигр Леопарди Образ звірів Образ дами...
...

Антропологический образ философии iconПонятие «образ жизни» Образ жизни
Образ жизни — один из критериев обще­ственного прогресса, это «лицо» человека. В настоящее время доказано, что из суммы всех факторов,...

Антропологический образ философии iconВ. Н. Биксин Аспирант кафедры философии и методологии науки БашГУ
Бердяева, что позволит эксплицировать основные интенции метафизики русского философа. Антропологический подход, кроме того, способствует...

Антропологический образ философии iconКафедра философии та общественных наук
...

Антропологический образ философии icon“Эсхатологическая проблематика в философии и культуре русского серебряного века”
Ивана Франко, кафедра философии совместно с Обществом русской философии при Украинском Философском фонде, сектором истории русской...

Антропологический образ философии iconВопросы к зачету по курсу «история философии в украине»
Предмет истории украинской философии. Проблема различения «украинской философии» и «философии в Украине»

Антропологический образ философии iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Шпоры по философии Возникновение...

Антропологический образ философии icon2-й день: Обзорная экскурсия – Пирамиды Теотиуакан – Антропологический музей
Обзорная экскурсия – Пирамиды Теотиуакан – Антропологический музей, возвращение в отель в Мехико

Антропологический образ философии iconПлан Термин «культура»
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<