Экзистенциальной социологии




Скачать 415.9 Kb.
НазваниеЭкзистенциальной социологии
страница1/3
Дата публикации10.09.2013
Размер415.9 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Философия > Документы
  1   2   3
ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ СОЦИОЛОГИИ

МЕЛЬНИКОВ А.С.

Abstract

Analyzing the problem field of existential sociology, the paper discusses two main versions of existential sociology presented in works by Edward Tiryakian and by sociologists of the Californian school (Douglas school). Regarding both versions, as well as conceptions of the other existential thinkers, the author distinguishes fundamental problems in an existential approach of sociology and briefly analyzes each of them. Moreover, the structure of existential sociology is represented, its micro- and macrolevels and their interdependence are examined. The main theoretical and methodological problems of this branch of sociology are highlighted, as well as some developmental prospects are suggested.

Из всего многообразия современных теоретико-методологических и прикладных подходов в социологии выделяется ряд направлений и концепций, которые еще не получили широкого развития и находятся в несколько обособленном положении по отношению к общесоциологическому знанию, ориентированному на позитивистско-объективистские и рационалистские исследовательские стратегии. Отдельными признаками такой обособленности могут выступать отсутствие соответствующих секций в национальных и международных социологических ассоциациях, а также отсутствие специализированных сообществ и изданий. Эти признаки характерны сегодня в социологии для теорий, которые по некоторым общим критериям можно объединить под названием социология повседневной жизни. Согласно мнению самих представителей этого течения[1], социология повседневной жизни разделяется на два основных подхода - символический интеракционизм и феноменологическая социология. К первому подходу, помимо работ Дж.Мида, Г.Блумера и др., принято относить драматургическую социологию И.Гофмана и теорию «навешивания ярлыков» (labeling theory), тогда как ко второму подходу относят социологию А.Щюца, этнометодологию, когнитивную и экзистенциальную социологию. Если большая часть перечисленных направлений все же известна широкому кругу социологов, с экзистенциальной социологией знакомы не многие.

Между тем, экзистенциальная социология продолжает развиваться. Среди основных внутренних проблем, влияющих на ее развитие, следует выделить отсутствие систематического оформления разрабатываемых идей. Поэтому, даже не встречая острой критики, экзистенциальная социология долгие годы находится на периферии обществознания[2], хотя обладает большим потенциалом и актуальностью не только в изучении кризисных социальных ситуаций, привлекающих ее основное внимание, но и в контексте исследований социальной структуры, социальных изменений и многих других фундаментальных проблем социологии.

Исходя из этого, основной целью данной статьи является исследование проблемного поля экзистенциальной социологии, с тем чтобы как можно более целостно представить это направление социологии и обозначить его основные познавательные установки и исследовательские стратегии. Кроме того, важной задачей этой работы является приглашение к обсуждению возможностей экзистенциальной социологии в качестве теории, способной описывать и объяснять глубинные причины социальных процессов и явлений.

Обращаясь к вопросу о степени исследованности поднимаемой темы, стоит отметить, что проблемное поле экзистенциальной социологии является недостаточно разработанным и требует дальнейшей концептуализации. Начало этому уже положено в работах и самих экзистенциальных социологов (Э.Тириакьян, Дж.Дуглас, Дж.Джонсон, А.Фонтана, Дж.Котарба, П.Мэннинг, Дж.Хейм и др.), и исследователей экзистенциальной социологии (А.Гаспарян, Л.Ионин, Д.Алиева, В.Кисиль). Некая дискретность и неполнота отражения проблемного поля экзистенциальной социологии в современной социологической мысли негативно сказывается на ее развитии. Это выражается в том, что, принимая какой-либо отдельный ее фрагмент за единое целое, исследователи, в том числе и критики, недостаточно адекватно отражают содержание этого направления социологии.

После своего возникновения в 1960-1970-х годах экзистенциальная социология развивалась в двух основных версиях. Первая представлена в работах американского социолога Эдварда Тириакьяна - ученика Питирима Сорокина и Толкотта Парсонса. Вторая версия отражена в творчестве калифорнийской школы экзистенциальной социологии (школы Дугласа), к которой, помимо самого основателя школы, американского социолога Джека Дугласа, принадлежат Джон Джонсон, Джозеф Котарба, Андреа Фонтана, Дэвид Алтейде и ряд других исследователей. Из этих двух версий экзистенциальной социологии я и буду исходить в своем исследовании ее проблемного поля. Однако отмечу, что, несмотря на их фундаментальные и программные характеристики, подходы Тириакьяна и калифорнийской школы не исчерпывают и не отражают полностью всю экзистенциальную мысль в социологии. Мы можем назвать еще некоторых социологов, которых будет справедливо отнести к данному направлению теоретизирования. Это, например, социолог Джила Хейм, которая известна своими работами по «экзистенциальной социологии Ж.-П.Сартра» [3-4]. Кроме этого Дж.Хейм преподает курс «Экзистенциальная социология» в одном из американских университетов. Также можно указать на работы Ричарда Квинни, Яна Крэйба и Питера Мэннинга, которые не остались не замеченными экзистенциально ориентированными социологами [5-7].

Как же возможно отразить проблемное поле дисциплины, которая является достаточно плюралистичной и релятивистской по своему духу и настроениям? Полагаю, что эта задача требует теоретической чуткости и осторожности в отношении крайностей как строго позитивистской, так и собственно экзистенциально-философской позиции, согласно которой классическое научное познание порой бессильно перед многими важными проблемами. Другими словами, попытка упорядочить экзистенциальную мысль в социологии a priori требует обращения к двум противоборствующим социологическим течениям - номинализму и реализму. Иначе мы снова рискуем возвратиться, что называется, на круги своя: теоретико-философская составляющая экзистенциальной социологии распадется под натиском ratio и вернется в «сумеречную зону» непреодолимой индивидуальности, тогда как позитивистски-социологическая ее часть останется слепой к глубинным основам социального существования, которые не всегда поддаются изучению с помощью общепринятых социологических методов.

Первые шаги к прояснению проблемного поля экзистенциальной социологии лежат через наиболее общие определения ее предмета, задач и методов, предлагаемые ведущими экзистенциальными социологами. Начнем такое рассмотрение с научного творчества Эдварда Тириакьяна. Его версия экзистенциальной социологии начинается с пересмотра взаимоотношений философии и социологии, который должен повлечь за собой их взаимные теоретико-методологические трансформации. Философия должна принять тот факт, что человек не находится в абстрактном пространстве и живет в сообществе с другими людьми. С другой стороны, с тех пор как социология отделилась от социальной философии и прошла период институционализации, она стала все чаще концентрироваться на разнообразных и часто разрозненных эмпирических исследованиях, которые требовали бы профессионального обобщения, интерпретации и концептуализации. Именно с этим проблемным аспектом обобщения своего знания и развития мощной теоретической базы сталкивается социология, которая, как полагает Тириакьян, могла бы многое почерпнуть при плодотворном сотрудничестве с философией.

Однако эти утверждения Тириакьяна адресованы к связи социологии с философией в том их обобщенном виде, при котором мы не учитываем целого ряда еще более острых фундаментальных проблем, попадающих в поле зрения социологии в уже «напряженном» состоянии. Эти проблемы зарождаются в рамках философии и объясняются возникновением в начале XX века нового философского направления - экзистенциальной мысли. Это направление философии представило позицию, прямо противоположную традиционной академической философии, заявив, что в ней не осталось место «живому» и далеко не всегда рациональному человеку. Как отмечает Тириакьян, традиционная философия, восходя от Платона к Спинозе, Гегелю и другим философам, воплощается в «монополии познания действительности с помощью системы классификации, которую утверждает рационализм» [8, с. 74]. Перенося это противостояние на фундаментальный принцип философского подхода - субъект-объектное противопоставление, экзистенциализм ставит под вопрос саму суть общепринятого способа познания, где речь идет о реальности, а в нашем рассмотрении о социальной реальности, всегда выступающей в качестве объекта. При этом речь не идет о полном отказе от рационально-объективного знания, скорее подразумевается пересмотр его монополии и углубление общефилософского дискурса за счет обращения, в качестве нового способа постижения действительности, к чувствам, переживаниям и опыту человека в современном мире.

Тириакьян последовательно проводит мысль о том, что традиционная философия, воплощенная в декартовском cogito ergo sum (мыслю, следовательно, существую),встречается с определенными трудностями при ответе на вопрос, который ставит экзистенциализм: разве мы не должны быть прежде, чем мы могли бы мыслить? Таким образом, позицию экзистенциальной философии можно выразить в обратном утверждении - «существую, следовательно, могу мыслить». В связи с этим американский социолог пишет, что «экзистенциальное философствование будет вращаться вокруг предположения: «я всегда экзистенциально отнесен к объектам моего сознания, следовательно, экзистенциальная структура, которая связывает меня с ними, будет основным предметом экзистенциализма». Внимание необходимо сконцентрировать на»я есть«(I am) как первоначальном основании философствования, а также на том, что означает быть для субъекта и что вообще означает быть» [8, с. 74].

Таким образом, Тириакьян предполагает, что в вопросе диалога социологии и философии необходимо остановиться, прежде всего, на экзистенциальной мысли как на таком направлении наиболее общего человеческого знания, которое ближе всего подошло к проблеме человека и остро вопрошает, обращаясь к «живым» вопросам его существования. С другой стороны, лучшим посредником этого диалога со стороны социологии может выступать социологизм Эмиля Дюркгейма, а также ряд других концепций и теорий (например, структурный функционализм Толкотта Парсонса), которые на самом деле несут в себе гораздо больше «точек конвергенции», чем это представляет себе современная социологическая теория.

Таково в самом общем виде состояние противоположений экзистенциальной и традиционной философии, как его понимает Тириакьян. Из этих противоположений происходит ряд проблем, которые внедряются далее в систему основных принципов и проблем экзистенциальной социологии. Кратко обозначая некоторые из них, можно отметить, что, во-первых, невозможно представлять и понимать (или даже чувствовать!) философский экзистенциализм в рамках общепринятых критериев логико-рациональной мысли, и это является неотъемлемой характеристикой его рассмотрения. Во-вторых, говоря об экзистенциализме[3] в целом, мы всегда сталкиваемся с определенными трудностями, так как это течение не представляет собой некую упорядоченную систему или парадигму, а кроме этого, мы не находим отдельных мыслителей, которые бы концептуализировали и целостно представили это направление философии.

Далее, мы не встретим, пожалуй, позиций даже двух экзистенциальных мыслителей, которые бы полностью сходились в понимании центрального понятия и предмета экзистенциализма - экзистенции. Из-за этого, полагает Тириакьян, мы всегда рискуем впасть в неясности и противоречия при рассмотрении идей этих мыслителей. И, кроме того, важной особенностью становится отличие экзистенциализма в терминах восприятия его идей слушателями или читателями. С одной стороны, они сами погружены в экзистенцию, и каждый из них уже обладает, так сказать, собственным пониманием «присутствия», а с другой стороны, в работах экзистенциалистов мы можем обнаруживать противоречие двум общим принципам понимания - эмпирической соотносимости и канонам логики. Таким образом, в экзистенциализме встречаются положения, которые напрямую могут быть значимы и важны для читателя, а не просто являются очереднымобъектом познания. То, что может быть значимо для читателя, отмечает Тириакьян, может не иметь значения для логико-рациональной мысли, и наоборот - логико-рациональная мысль не всегда может проникнуть в самую глубину экзистенции. В противном случае она попросту не будет срабатывать или же не будет иметь большого значения, на чем и делает акцент в своей версии экзистенциальной социологии американский теоретик. В связи с этим социологи, по мнению Тириакьяна, слишком много внимания уделяют «поверхностным» социальным феноменам вместо того, чтобы обратиться к той сфере социального существования, которая предшествует институциональной или установившейся реальности. Эта глубинная экзистенциальная сфера и должна стать предметом экзистенциальной социологии.

Исходя из обозначенного круга теоретико-методологических проблем, Тириакьян выводит свое понимание нового направления социологии, возникающего в результате синтеза экзистенциальной философии и социологии. Экзистенциальная социология, полагает он, должна изучать проявления «экзистенциальных измерений человеческого бытия (уже описанных разными экзистенциальными мыслителями)в социетальной экзистенции»[8, с. 163]. В этом отношении, проблемное поле экзистенциальной социологии возникает через соотношение проблем, рассматриваемых различными экзистенциальными мыслителями, и проблем, которые составляют основу исследований современной социологии. Однако необходимо учитывать, что экзистенциальную социологию и экзистенциальную философию нельзя попросту отождествлять, и различие данных областей имеет определенное значение.

Но несмотря на это различие, можно отметить, что проблемное поле экзистенциальной социологии совпадает с проблемным полем экзистенциальной философии в том смысле, в котором это поле рассматривается уже не в собственно философском, а в социальном измерении и проецируется на общество во всей его целостности. В связи с этим Тириакьян пишет: «Если брать общество как экзистенциальную реальность (а не как грубую сущность или чистую абстракцию), то крайне важно понять, как экзистенциальная структура человеческого бытия проявляется в социетальном существовании» [8, с. 164]. Возводя экзистенцию на социетальный уровень, американский социолог акцентирует внимание на изучении общества, выступающего не в качестве простой совокупности не связанных между собой индивидуальных экзистенций (что соответствовало бы видению многих экзистенциальных философов), но в качестве целостной, социальной экзистенции, порождаемой взаимодействием индивидов и их «солидарностью» (Э.Дюркгейм).

Теперь перейдем к общему рассмотрению проблемного поля экзистенциальной социологии, нашедшего отражение в работах представителей калифорнийской школы. Экзистенциальная социология, пишут Дж.Дуглас и Дж.Джонсон, представляет собой «исследование человеческого»опыта[4]-в-мире«(или экзистенции) во всех его формах» [9, с. vii]. В такой трактовке уже заметно некоторое смещение акцентов. Если подход Тириакьяна можно отнести к макроуровню экзистенциальной социологии, то в работах представителей калифорнийской школы разрабатываются, прежде всего, ее микростратегии; проводятся и интерпретируются конкретные эмпирические исследования различных форм экзистенции. Подобно Тириакьяну, представители калифорнийской школы отмечают, что любая дискуссия касательно экзистенциальной социологии начинается с рассмотрения ее взаимоотношений с экзистенциальной философией и философией в целом. Однако представители школы отмечают, что их деятельность изначально основана на социальном опыте повседневной жизни и только потом соотносится с философскими идеями и понятиями.

И снова понимаемая таким образом экзистенциальная социология концентрирует внимание не столько на субъект-объектном подходе, сколько на том, как актор интерпретирует свой собственный опыт и свои социальные взаимодействия и как в таком случае может трансформироваться и меняться сам воспринимаемый объект, который с традиционной точки зрения остается неизменным. Соответственно, важнейшей проблемой экзистенциальной социологии становится социальное конструирование смыслов (meanings), а также связь этих смыслов с социальными действиями. И конечно, проблема смысла происходит из центральной проблемы экзистенциальной социологии - экзистенции, или социально обусловленного опыта человека-в-мире.

Следующей общей проблемой экзистенциальной социологии, к которой обращается калифорнийская школа, становится уже рассмотренное выше в творчестве Тириакьяна соотношение классической социологической перспективы с перспективой экзистенциальной мысли в социологии. Американские социологи обращаются к обсуждению ряда аспектов этой проблемы: критериев истины в социальных науках, соотношения понятий «объективность» и «субъективность», вовлеченности социологических практик в повседневную социальную жизнь. Все три указанных аспекта нашли отражение в докладе автора, представленном совместно с ведущим социологом калифорнийской школы Дж.Джонсоном на 102-й Ежегодной конференции американской социологической ассоциации[5] и вызвавшем живой интерес и дискуссии [10]. Из этого доклада, затрагивающего проблему доверия в украинском обществе, в частности, следует, что данные, полученные в ходе массовых опросов, не всегда могут рассматриваться как некая «абсолютная величина». Эти данные требуют дальнейшей интерпретации с позиций различных социологических теорий. Так, с точки зрения экзистенциальной социологии, исследователи должны учитывать, с одной стороны, саму опросную ситуацию, в которой происходит непосредственное взаимодействие респондента и поллстера, а с другой - тот факт, что ответы респондентов могут не соответствовать действительнойэкзистенциальной ситуации, которая и должна быть предметом исследования.

Кратко перечисляя другие проблемы экзистенциальной социологии, обозначенные калифорнийской школой, стоит отметить следующие: проблемачувств и эмоций, в рамках которой рассматриваются соотношения чувств и разума, чувств и ценностей, а также тех социальных ситуаций, в которых чувства преобладают над другими экзистенциальными характеристиками человека; проблемаситуативности, согласно которой человек и общество всегда помещены в определенную, конкретную ситуацию;проблеманеопределенности существования, которая предполагает множественность, вариативность развития жизненных событий, а также вариативность придания значений и понимания этих событий; и наконец, проблема, или, точнее, концепция экзистенциального Я[6] в обществе, предполагающая изучение идентичности и глубинных структур личности.

Затрагивая последнюю из указанных проблем, «экзистенциального Я в обществе», социологи калифорнийской школы отмечают, что она является одной из центральных в экзистенциальной социологии и включает, или концептуализирует ряд других проблем данного подхода. «Концепция экзистенциального Я, - пишут Дж.Котарба и А.Фонтана, - обращена к уникальному опыту человека, находящегося в контексте современных ему социальных условий - опыту, наиболее явственно отражающемуся в непрерывном ощущении становления и активного участия в социальном изменении» [11, c. 7]. Как видно из этого определения, концепция «экзистенциального Я в обществе» включает еще две важные проблемы - проблему становления (becoming)и проблему активного человека, который способен изменять себя и свое социальное окружение.

Так в самых общих чертах выглядит проблемное поле экзистенциальной социологии в работах представителей калифорнийской школы. Конечно, я не коснулся широкого круга прикладных проблем и исследований, проводимых этими социологами. Эти проблемы представляют собой такой широкий спектр, что их невозможно полностью отразить в данной статье. Можно лишь вкратце перечислить некоторые из них. Социологи калифорнийской школы изучали «переживание хронической боли», «миры людей нетрадиционных сексуальных ориентаций», «нудистские пляжи», «женщин, сталкивающихся с насилием», «влияние СМИ на личность», «музыку как элемент самоидентификации», «социальные организации» и целый ряд других проблем. Своими прикладными исследованиями межличностных взаимодействий в ситуациях лицом-к-лицу, социологи этой школы вносят существенный вклад в развитие микроуровня экзистенциальной социологии.

В рассмотрении проблемного поля, особенно в рамках истории экзистенциального подхода в социологии, для нас может представлять интерес то, каким образом соотносятся его микро- и макроуровень. В контексте данного исследования этот вопрос можно связать с вопросом о том, как соотносятся подходы Э.Тириакьяна и социологов школы Дж.Дугласа. Тириакьян, наблюдая за творчеством этой школы, отмечает, что ее деятельность, а особенно прикладные исследования, является важным дополнением к разработке макроуровня экзистенциальной социологии и выведению экзистенции на социетальный уровень. Анализируя концепцию «экзистенциального Я в обществе», представленную в одноименном коллективном труде авторов этой школы [12], Тириакьян пишет: «Я-в-обществе является известным краеугольным камнем микросоциологии, но дуализм Я и тот факт, что все мы включены в социальную и в физиологическую структуру, редко является ясно сформулированным исходным пунктом микросоциологических исследований. Большая заслуга»Экзистенциального Я в обществе« заключается в артикуляции экзистенциальной социологии и представлении этой системы взглядов в серии эвристичных эссе, которые открывают глаза читателю на аспекты не абстрактного, а»реального«мира, мира первичного опыта» [13, c. 442].

Социологи школы Дж.Дугласа также с одобрением относятся к исследованиям своего коллеги, отмечая, однако, некоторые отличия в их позициях. Например, они полагают, что Э.Тириакьян в меньшей степени разделяет критику традиционных социологических подходов, таких как структурный функционализм. Действительно, Тириакьян предлагает скорее всеобщий синтез экзистенциальной феноменологии и социологии и их совместную ориентацию на разработку»общей теории социального существования«на основании нового подхода, который он называет»субъективным реализмом«. Для прояснения этого вопроса, я обсудил проблему соотношения индивидуальной и социальной экзистенции с социологом калифорнийской школы Дж.Джонсоном и далее помещаю небольшой фрагмент нашей беседы [14]:

А.М.: ^ Как Вы относитесь к идее»социальной экзистенции«, предложенной Эдвардом Тириакьяном? Насколько эта идея противоречива?

Дж.Дж.: Я не вижу здесь большой проблемы или противоречия. Думаю, что если мы вернемся на сорок или пятьдесят лет назад к работе Тириакьяна»Социологизм и экзистенциализм«, то увидим попытку синтеза социологической традиции Дюркгейма с индивидуалистскими идеями экзистенциалистов. Мы также можем увидеть подобную попытку синтеза в работе Бергера и Лукмана[7], вышедшей в 1966 году, и эта попытка больше основана на социологических материалах. Ранние работы экзистенциалистов, таких как Камю и Сартр, были очень индивидуалистскими, но мы можем также вспомнить и работы Мартина Бубера. Бубер, что очевидно, предложил один из наиболее…, наиболее…

А.М.: ^ Наиболее социальных…

Дж.Дж.: …да, наиболее социальных подходов к рассмотрению экзистенции.»Экзистенциальное«существование для него гораздо более социально и включает взаимоотношения с другими людьми, в отличие от позиции, согласно которой изолированный индивид противостоит обществу или общности…Таким образом, если мы вернемся на несколько десятилетий назад, то увидим определенные попытки синтеза различных традиций. Что же касается меня лично, я просто изначально принимаю ту точку зрения, согласно которой экзистенция является социальной экзистенцией. В этом смысле, на меня в значительной степени повлиял мой почти сорокалетний опыт конкретной эмпирической работы, и эта работа часто была сфокусирована на особенной важности языка в исследовании. Таким образом, я много работал в области анализа языка, речи. И я просто изначально принимаю тот факт, что, скажем, язык социален. Вы не можете использовать свой, частный язык, иначе вас никто не поймет. Поэтому язык, который используют индивиды, - это социальный язык… Например, если кто-нибудь использует такие слова, как»я" или «мне», то вы как исследователь, берете эти слова и пытаетесь соотнести их с идентичностью индивида, вы основываетесь на этих словах в своем исследовании. Поэтому для меня язык изначально социален, и это понимание не пришло ко мне из работ Бергера и Лукмана, или более ранних работ Тириакьяна, или Бубера.

A.M.: ^ Возможно, даже не только язык, но и культура в целом. Ведь язык - это часть культуры?

Дж.Дж.: Да, Вы правы. Мы можем сказать, что и культура в целом…

Из этого небольшого диалога ясно, что, по крайней мере, отдельные представители калифорнийской школы не относятся столь критично к идее Тириакьяна возвести индивидуальную экзистенцию на социетальный уровень. Также возникает впечатление, что дихотомия индивид-общество является скорее искусственной, спекулятивной, чем эмпирической, так как на экзистенциальном уровне эта дихотомия принимает совсем другое значение и изменяет характер своей проблематичности. Соответственно микро- и макроуровень экзистенциальной социологии скорее взаимодополняют друг друга, чем находятся в непреодолимом противоречии, как может показаться на первый взгляд.

Теперь, на основании указанных позиций Э.Тириакьяна, социологов калифорнийской школы, а также ряда других социологов и экзистенциальных мыслителей я попытаюсь обозначить и рассмотреть тот круг исследовательских проблем, который уже предлагает и который еще может предложить нам экзистенциальная социология[8].

^ Проблема существования (экзистенции). Центральным и, по сути, заключающим в себе все остальные проблемы экзистенциальной социологии, является вопрос «существования». Он предполагает изучение того, как вообще возможно социальное существование, каковы его пределы, структура и основные характеристики. Что значит быть для человека и что значит быть для общества или социальной группы, к которой относится этот человек? Как соотносится индивидуальная и социальная экзистенция? Если экзистенциальную философию интересует бытие-в-мире, то экзистенциальная социология фокусируется на изучении бытия-в-обществе во всех его формах и проявлениях. Экзистенция, таким образом, рассматривается в качестве первоисточника социальной жизни, а исследование ее структуры становится первостепенной задачей экзистенциальной социологии. Исходя из этого, все рассматриваемые далее проблемы социологии выступают в качестве различных модусов, экзистенциалов и проявлений экзистенции. Понимаемая как переживание человеком своего опыта-в-мире, экзистенция должна изучаться на основе стремления социологов зафиксировать непосредственный опытиндивида, а также передать всю целостность социальной ситуации, в которую включен этот индивид, в ее первоначальном, естественном состоянии. Любая другая проблема экзистенциальной социологии восходит к проблеме экзистенциии является ее неотъемлемой составляющей. Первый вопрос, с которым мы всегда сталкиваемся, обращаясь к проблеме экзистенции, - это вопрос «смысла» - «для чего мы существуем?»

^ Проблема смысла и бессмысленности существованияявляется одной из ключевых и обязательных составляющих любого исследования, проводимого в рамках экзистенциальной социологии. С учетом этой проблемы следует обратить внимание на то, каким образом смысложизненные установки индивида включены в структуру его личности и в какой степени эти установки влияют на его социальное поведение, и далее, на его социальное окружение и на поддержание тех или иных способов социального взаимодействия. Проблема смысла существования является той основой экзистенциальной социологии, без которой это направление теряет свой эпистемологический потенциал - эта проблема является, так сказать, «криком души» и квинтэссенцией этого подхода. Помимо интенций, направленных на индивида в обществе, смысложизненная проблематика экзистенциальной социологии обращена также и на социетальный уровень, где ее интересуют «социальные смыслы» существования. До cих пор социологи концентрировались преимущественно на социально-экономических составляющихсоциального смысла - обеспечении первичных потребностей человека в пище, жилье, безопасности и т.п. Но помимо социально-экономической составляющей смысла существования, есть и его глубочайшая духовная часть, открывающая куда более широкие горизонты. Куда и зачем движется то или иное локальное общество, и какие смысловые составляющие движут глобальным обществом? Кроме того, с помощью экзистенциальной социологии мы должны попытаться ответить еще и на такой вопрос: «Действительно ли человек в современном обществе терпит неудачи в поиске смыcла своей жизни?» Вытекает ли из этого вопроса предположение о том, что общество переживает сегодня, пользуясь терминологией экзистенциальной психологии[9], такие состояния, как экзистенциальная фрустрация и экзистенциальный вакуум (ощущение утраты смысла)? Ведь если все социальные смыслы относительны и «локальны», то возможно, общество - это лишь «театр абсурда» (А.Камю).

^ Проблема абсурда. Состояние утраты смысла существования может трансформировать картину социального мира и превратить ее в абсурд. Поскольку общество порождает множество несогласованных и часто противоречивых ситуаций, акторы и социальные группы сталкиваются с тем, что некое социальное действие может противоречить выполнению другого социального действия, один социальный смысл может необходимо исключать другой социальный смысл - таковы лишь самые поверхностные примеры проявления абсурда в обществе. Как должны реагировать индивиды и их группы на подобные «социальные абсурды»? Здесь экзистенциальную социологию может интересовать то, каким образом возникает абсурдная ситуация, каковы пути ее преодоления, какие формы она может принимать в обществе и т.д. Наряду с этим интересен новый взгляд на ролевые конфликты как на конфликты, порожденные «абсурдом». Стоит отметить также, что проблема абсурда, как и многие другие отдельные проблемы экзистенциальной социологии, достаточно четко соотносится с теориями среднего уровня, как их понимал Роберт Мертон. Подтверждением этому может служить одна из разновидностей экзистенциальной социологии - «социология абсурда», которую разрабатывали американские социологи С.Лаймен и М.Скотт и проект которой они отразили в книге с одноименным названием [18]. Причем, как правило, «абсурд» может быть выявлен только в соотношении с неким обратным, противоположным состоянием - подлинностью, или аутентичностью существования.

^ Проблема аутентичности существования. С древних времен человек искал такое истинное состояние своей души, которое было бы способно привести его как к гармонии во взаимодействии с окружающим миром, так и к внутреннему равновесию. Такое истинное состояние экзистенциалисты и назвали аутентичным, имея в виду, что человек соответствует сам себе и той среде, в которой он пребывает. Однако стремление к аутентичному существованию может вызывать постоянную борьбу человека за самого себя в жестоком и бессмысленном мире, где смыслы не даются в уже готовом виде, но познаются и конструируются. Аутентичное существование предполагает, что человек уже познал самую суть себя и вернулся к себе и своему «здесь-и-сейчас» или «здесь-бытию» (Dasein), в терминологии Мартина Хайдеггера. Перенося эту проблематику в плоскость социологии, важно выяснить, при каких условиях общество находится в аутентичном или неаутентичном состоянии и возможно ли использование понятия «аутентичности» в отношении интерсубъективного, межиндивидуального пространства, а также какими методами мы можем выявить столь глубокое экзистенциальное состояние общества. Подтверждение этой идеи мы находим у Э.Тириакьяна, который писал: «…Раз все основные экзистенциальные мыслители подчеркивают фундаментальное онтическое различие между аутентичным и неаутентичным существованием, то нужно социологически исследовать условия, при которых общество (или коллектив, или социальная система) существует аутентично либо неаутентично» [8, с. 164]. Соотнося эту проблему с подходом калифорнийской школы, мы видим обращение к той идее Сартра, согласно которой, человек, достигая критической точки «тошноты» существования, все же решительно выбирает некий осознанный курс действий и направляет себя к причине, или к определенному смыслу. «Решение довериться определенной позиции, отказавшись, наконец, от фрагментированного, рутинного существования представляет собой экзистенциальный выбор дальнейшего жизненного пути», - отмечает А.Фонтана [19, с. 163]. Именно этот экзистенциальный выбор и приводит человека к его аутентичности. Однако достигаемая таким образом аутентичность требует еще одного завершающего и важнейшего шага, ведь сама по себе она не освобождает человека от потребности в глубоком единстве с другими людьми, от подлинной коммуникации, способной противостоять острому переживанию одиночества.

Проблема одиночества и экзистенциальной коммуникации
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Экзистенциальной социологии iconЭкзистенциальная теория общества
Значимое место в социологии Э. Гидденса занимает разработка экзистенциальной социальной проблематики, которая еще не включена в общетеоретический...

Экзистенциальной социологии iconЭкзистенциальный поворот в современной социологии
И если внимательно проанализировать все характеристики онтологического поворота в социологии, то мы увидим ни что иное, как возрождение...

Экзистенциальной социологии iconКалифорнийская школа экзистенциальной социологии: общая характеристика деятельности

Экзистенциальной социологии iconЗарождение социологии в России и формирование различных направлений....

Экзистенциальной социологии iconБорьба за монополию на научную компетентность
Альманах Российско-французского центра социологии и философии Института социологии Российской Академии наук. ¾ М.: Институт экспериментальной...

Экзистенциальной социологии iconМетодичка по Социологии. Чеб. Кооп. Институт мупктема Социология...

Экзистенциальной социологии iconМетодичка по Социологии. Чеб. Кооп. Институт мупктема Социология...

Экзистенциальной социологии iconМоже Ж. Социологическая ангажированность*
Поэтика и политика. Альманах Российско-французского центра социологии и философии Института социологии Российской Академии наук....

Экзистенциальной социологии iconАнкета индивидуальный подход, учет потребностей и пожеланий каждого...
Высшей школе социологии при Институте социологии нан украины. Если вы хотите стать слушателем Высшей школы социологии, участвовать...

Экзистенциальной социологии iconИстория социологии девиантного поведения
В недрах социологии зародилась как специальная отрасль социологического знания – социология отклоняющегося поведения и социального...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<