Тайна воскресения и сверхъестественного рождения




НазваниеТайна воскресения и сверхъестественного рождения
страница4/4
Дата публикации22.03.2013
Размер0.67 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > География > Документы
1   2   3   4

Таким образом, вера культурных народов отличается от веры народов некультурных только тем, чем культура вообще отличается от некультурности, — тем, что вера культурных народов есть вера, различающая, выделяющая, абстрактная. Различение нераздельно связано с сужде­нием, а суждение влечет за собой различие между поло­жительным и отрицательным, между добром и злом. Вера диких народов есть вера без суждения. Суждение свойственно только культуре: культурный человек счи­тает истинной только культурную жизнь, христианин — христианскую. Грубый человек природы вступает в буду­щую жизнь, не соблюдая приличий, таким, каков он есть: будущая жизнь есть его естественная нагота. Куль­турный человек, напротив, отталкивается от подобной необузданной жизни после смерти, так как и здесь, на земле, он останавливается перед нею. Вера в потустороннюю жизнь есть только вера в истинную земную жизнь: су­щественное содержание земной жизни есть существенное содержание потусторонней; поэтому вера в будущую жизнь не есть вера в другую, неведомую жизнь, а есть вера в истин­ность, бесконечность и, следовательно, непрерывность той жизни, которая уже и здесь, на земле, считается на­стоящей жизнью.

Как бог есть только сущность человека, очищенная от того, что человек чувствует или мыслит как ограничение как зло, так и потусторонний мир есть не что иное, как на­стоящий мир, освобожденный от того, что представляется ограничением, злом. Чем яснее и определеннее индивид сознает ограничение как ограничение и зло как зло тем яснее и определеннее он сознает потустороннее где все эти ограничения исчезают. Потустороннее есть чувство как бог есть только сущность человека, очищенная от того, что человек чувствует или мыслит как ограничение как зло, так и потусторонний мир есть не что иное, как на­стоящий мир, освобожденный от того, что представляется ограничением, злом. Чем яснее и определеннее индивид сознает ограничение как ограничение и зло как зло тем яснее и определеннее он сознает потустороннее где все эти ограничения исчезают. Потустороннее есть чувство представление освобождения от тех ограничений, которые здесь угнетают самоощущение, бытие индивида. Развитие религии отличается от развития естественного, или разум­ного, человека только тем, что религия вместо кратчайшей прямой линии описывает кривую, а именно окружность. Естественный человек остается на своей родине потому, что она ему здесь нравится и совершенно удовлетворяет его; религия, возникающая на почве неудовлетворенности и раскола, покидает родину и удаляется на чужбину, чтобы вдали живее почувствовать сладость отчизны. Человек в религии разлучается с самим собой, чтобы снова вернуться к своей исходной точке. Человек отрицает себя, только чтобы потом снова утвердить себя, но теперь уже в преображенном виде. Таким же образом он отвергает и настоящую жизнь, чтобы в конце концов восстановить ее как потустороннюю (7). Загробная жизнь есть потерянная и вновь обретенная и потому ярче сияющая земная жизнь. Религиозный человек отказывается от радостей этого мира, чтобы обрести небесные радости или, вернее, потому, что он уже идеально обладает небесными радостями. А не­бесные радости ничем не отличаются от земных, они только свободны от ограничений и зла этой жизни. Таким образом, религия окольным путем приходит к той же цели, к какой естественный человек стремится по прямой линии, то есть к радости. Образность есть сущность религии. Религия жертвует вещью ради образа. Загробная жизнь есть жизнь земная, отраженная в зеркале фантазии, — чарующий образ, а в смысле религии — прообраз настоящей жизни: эта жизнь есть только тень, мерцание другой, духовной жизни в образах. Жизнь потусторонняя есть созерцаемая в образе, очищенная от всякой грубой материи — украшенная по­сюсторонняя жизнь.

Улучшение, исправление предполагает порицание, довольство. Но это недовольство есть нечто поверхностное. Я не отнимаю у вещи ее ценности; она только не нравится мне такой, как она есть; я отрицаю только свойства, а не сущность; иначе я стал бы настаивать на ее уничтожении. Дом, который мне совсем не нравится, я не улучшаю, а ломаю. Вера в потустороннее отрицает мир, но не его сущность: мир не нравится мне лишь в том виде, в каком он существует. Радость нравится каждому, верующему в будущую жизнь, — кто же не испытывает радости, как чего-то подлинного, существенного? — но ему не нравится, что здесь за радостью следуют противоположные ощущения, что она преходяща. Поэтому он переносит радость в поту­стороннюю жизнь, как вечную, непрерывную, божествен­ную радость; потустороннее поэтому называется царством радости, а на земле он переносит эту радость на бога; ведь бог по существу есть вечная, непрерывная радость. Ему нравится индивидуальность, но только без объектив­ных целей; поэтому он уносит с собой только чистую, аб­солютно субъективную индивидуальность. Ему нравится свет, но не нравится тяжесть, ибо для индивида она яв­ляется ограничением; ему не нравится ночь, так как ночью человек подавлен природой. Поэтому в будущей жизни есть свет, но нет ни тяжести, ни ночи — только чистый, невозмутимый свет (8).

Удаляясь от себя и сосредоточиваясь в боге, человек постоянно возвращается к самому себе, он только вращается вокруг себя: удаляясь от настоящей жизни, человек, в конце концов, снова приходит к ней. Чем выше и внечеловечнее кажется бог в начале, тем человечнее оказывается он в са­мом процессе и в конце. Точно так же: чем сверхъестествен­нее кажется в начале или издали жизнь небесная, тем яснее обнаруживается в конце или вблизи ее тождество с естественной жизнью — тождество, простирающееся даже на плоть, на тело. Сначала речь идет об отделении души от тела, как в созерцании бога речь идет об отделении общности от индивида — индивид умирает духовной смертью, остающееся мертвое тело есть человеческий индивид, а отделившаяся от него душа есть бог. Но отделение души от тела, сущности от индивида, бога от человека должно быть опять уничтожено. Всякая разлука близких друг другу существ мучительна. Душа тоскует но своей утра­ченной части, по своему телу; как и бог, отошедшая душа стремится к действительному человеку. Поэтому бог становится снова человеком, а душа снова возвращается в свое тело — и восстанавливается полное единство этой и будущей жизни. Правда, это обновленное тело есть уже тело лучезарное, просветленное, чудесное, а главное, оно есть другое и вместе с тем то же самое тело (9), подобно тому как бог есть другое и в то же время тождественное с человеком существо. Здесь мы снова возвращаемся к поня­тию чуда, которое соединяет противоречивое. Сверхъесте­ственное тело есть тело фантастическое, и потому оно вполне отвечает чувству человека, так как оно есть тело чисто субъективное и ничуть не тяготит человека. Вера в буду­щую жизнь есть не что иное, как вера в истинность фантазии, подобно тому как вера в бога есть вера в истинность и бесконечность человеческой души. Иначе говоря: вера в бога есть вера в абстракт­ную сущность человека, а вера в потустороннюю жизнь есть только вера в абстрактную посюстороннюю жизнь.

Содержание будущей жизни есть блаженство, вечное блаженство личности, которая здесь, на земле, ограничи­вается, стесняется природой. Поэтому вера в потусторон­нее есть вера в освобождение субъективности от границ природы, следовательно, вера в вечность и бесконечность личности, и притом не в смысле ее рода, постоянно разви­вающегося в новые индивиды, а в смысле уже существую­щих индивидов, следовательно, вера человека в самого себя. Но вера в царство небесное совпадает с верой в бога— они однородны по содержанию; бог есть чистая, абсолютная, свободная от природных границ личность; он есть уже то, чем человеческие индивиды только должны быть и некогда будут — поэтому вера в бога есть вера человека в бесконеч­ность и истинность своего собственного существа — бо­жественная сущность есть человеческая, и притом субъективно-человеческая, сущность во всей своей абсолютной свободе и безграничности.

Главная наша задача выполнена. Мы свели внемировую, сверхъестественную и сверхчеловеческую сущность бога к составным частям существа человеческого как к его основным элементам. В конце мы снова вернулись к на­чалу. Человек есть начало, человек есть середина, человек есть конец религии.

Примечания.

  1. «Прекрасно говорят Писание (I. Иоанн, 3, 2), что мы тогда увидим бога, когда будем подобны ему, то есть будем тем, что он есть сам; ведь кому дано быть сыном божьим, тому дана также и власть, если я не быть богом, то, по крайней мере, быть тем, что есть бог» (De vita solit. — Псевдо-Бернард). «Цель благой воли есть блаженство: а вечная жизнь.сам бог». Августин Петра Ломб., lib. II, dist. 38, гл. 1). «Блаженство есть сама божественность, следовательно, всякий блаженный есть бог» (Боэций, De consol. Рhil.,lib. III, Proza 10). «Блаженство и бог одно и то же" (Фома Аквинский, Summa cont. Gentiles, I. 1, гл. 101). «Человек обновится для будущей жизни, он будет равен богу в жизни, спра­ведливости, славе и мудрости» (Лютер, ч. 1, стр. 324).

  2. «Если нетленное тело есть благо для нас, то как сомневаться в том, что бог сотворит нам такое тело?" (Августин, Opp. Antverp., 1700, t. V, стр. 698).

  3. «Небесным телом называется духовная плоть, так как она будет подчиняться воле духа. Ничто в тебе не будет противиться тебе и ничто в тебе не будет возмущаться против тебя. Где ты по-желаешь быть, там ты и будешь мгновенно» (Августин, 1. с, стр. 705, 703). «Там не будет ничего противного, враждебного, нечистого, безобразного, ничего оскорбляющего взор» (Он же, 1. с, р. 707). «Только блаженный живет так, как он хочет» (Он же, De Civit. Dei. lib. 14, гл. 25).

  4. И столь же различен их бог. Так, у благочестивых хри­стианских германофилов есть «германский бог», у благочестивых испанцев – свой испанский бог, у французов - французский бог. (Le bon Dieu est Francais.) Но на самом деле многобожие будет существовать до тех пор, пока человечество будет состоять из разных народов. Действительно бог какого-нибудь народа есть показатель чести (point d'honneur) его национальности.

  5. Там наша надежда станет фактом («Ibi nostra spes erit res»). — Августин (где-то). «Поэтому мы, первенцы бессмертной жизни, надеемся, что совершенство наступит в день судный, и мы ощутим, и увидим ту жизнь, в которую мы верили и на которую надеялись» (Лютер, ч. I, стр, 459).

  6. Древние путешественники упоминают о народах, представляющих себе будущую жизнь не только не тождественной с настоя­щей и не лучшей, но даже еще худшей. Парни (Oeuvres choices t. I, Melang.) рассказывает об одном умиравшем негре-невольнике который на увещания его креститься, чтобы получить бессмертие ответил: «Я не стремлюсь к другой жизни, потому что, быть может и в ней я все еще буду вашим невольником» («Je ne veux point d'une autre vie, car peut-etre у serais-je encore то tie esclave»).

  7. Поэтому там будет все восстановлено; даже не пропадет «ни единый зуб или ноготь» (см. Aurelius Prudent, Apotheos. de resurr. carnis hum.). И эта, в ваших глазах грубая, плотская и потому неугодная вам вера есть на самом деле единственно последователь­ная, честная, единственно истинная вера. Тождество личности предполагает тождество плоти.

  8. «После воскресения мертвых время уже не будет измеряться днями и ночами. Будет единый день без вечера» (Иоанн Дамаскин, Orth. Fidei, lib. II, гл. I).

  9. Тело будет то же и вместе с тем иное («Ipsum (corpus) erit et non ipsum erit») (Августин, v. I. Ch. Doederlein. Inst. Theol. Christ. Altdorf 1781, § 280).
1   2   3   4

Похожие:

Тайна воскресения и сверхъестественного рождения iconРеформа священства
Богу мужчин. Обновление христианской жизни связано с празднованием воскресенья – как дня воскресения и дня сошествия Святого Духа....

Тайна воскресения и сверхъестественного рождения iconУчастника программы: Год рождения: Место рождения Национальность
Есть ли дети/с кем живут/адрес + (имя, фамилия, дата рождения, паспортные данные)

Тайна воскресения и сверхъестественного рождения iconУпражнения, чтобы быстро увидеть ауру
Ауры – это физическое проявление души, и человек способен видеть их. В этом нет ничего сверхъестественного – лишь обычная физика...

Тайна воскресения и сверхъестественного рождения iconИскусство возвращения Королевы" игра в медитацию "Инструментальная...
Оглянулись мы как-то вокруг и увидели, что с самого рождения и до самых последних дней, знаем мы это или нет, все втянуты в самые...

Тайна воскресения и сверхъестественного рождения iconО реликтах древних мистерий в лирике николая клюева
Я хотел бы здесь остановиться на вопросах, связанных с поэтическим профетизмом Клюева и провозглашаемой им (вернее, – его лирическим...

Тайна воскресения и сверхъестественного рождения iconС днем рождения, петербург!
День рождения Санкт-Петербурга! Как и все люди Земли из года в год отмечают свой день рождения, приглашая гостей, так и наш город...

Тайна воскресения и сверхъестественного рождения iconПервый документ: все о регистрации рождения ребенка
Новоиспеченным родителям, как правило, в последнюю очередь хочется думать о формальностях. Однако приходится. В течение месяца после...

Тайна воскресения и сверхъестественного рождения iconПервый документ: все о регистрации рождения ребёнка
Новоиспеченным родителям, как правило, в последнюю очередь хочется думать о формальностях, однако приходится. В течение месяца после...

Тайна воскресения и сверхъестественного рождения iconСимферопольскому Городскому Голове Агееву В. Н. Worlds birthday крымская дирекция
Симферополе Чествований Дней рождения уроженцев, жителей и гостей славного города – Симферополя, которые будут приглашаться на родину,...

Тайна воскресения и сверхъестественного рождения iconРуководство соревнованиями. Руководство соревнованиями осуществляется...
В соревнованиях принимают участие девочки и мальчики трех возрастных групп: 2002 год рождения и младше, 2001 год рождения, 2000 год...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<