Дмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell




НазваниеДмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell
страница12/14
Дата публикации22.02.2013
Размер2.17 Mb.
ТипРассказ
uchebilka.ru > География > Рассказ
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
Может быть, Машина, по своему хотению записавшая Чистякова во враги, теперь пытается помешать ему добраться до столицы? Поездом в Москву добираться не меньше двух суток… Зато в поезде никакой электроники, сказал себе Сергей Васильевич. Там даже


чай на угле кипятят. Российские поезда просты, понятны и надежны как саперная лопатка.
Или паранойя? Или дождаться рейса?
Мониторы, подвешенные над кожаными диванами ВИП-зоны, жалобно заморгали, обновляясь, и все синхронно выдали сообщение «Москва - - - НЕТ».
- Врешь, - зло сказал Машине Чистяков.

- Приносим извинения за причиненные неудобства, - испуганно чирикнула девочка-администратор.
И отправилась с наиболее наглым бизнесменом куда-то за кулисы – возмещать моральный ущерб.

Сергей Васильевич, ни на кого не оглядываясь, встал со своего места и маршевым шагом покинул здание аэропорта. В руках у него был только чемоданчик с несессером и пачкой бюллетеней, испорченных оппозицией – так, в качестве дополнительного аргумента. В «Мерседесе» встрепенулся пригревшийся на солнышке водитель.
Черт его знает, сказал себе Чистяков. Там ведь навигатор внутри, у этой фашистской консервной банки. Интеллектуальная система управления… Получит сейчас приказ из космоса и столкнет его с «Камазом» на скорости двести. Или компакт-диск выплюнет и шею старику перережет. Делов-то.
Он отпустил водителя и поймал «четверку», спидометр и тахометр которой не работали и были заклеены иконками с Богородицей и святым Николой Угодником.
Еле успел забраться в отходящий уже вагон и сунул проводнице в зубы пятитысячную, чтобы нашла место в купе. Пока все было тихо. Видимо, Машина от Сергея Васильевича такой прыти не ожидала и зависла, пересчитывая план действий.
Ничего, пусть посчитает, гнида. Он ей еще и не такое выкинет.
- Вы верите в то, что в компьютере может зародиться сознание? – после двухчасового молчания спросил-таки у своего соседа Чистяков.
Тот смотрел на него внимательно, приглаживая жидкие волосы. Мерно отстукивали колеса, на столе позвякивали граненые стаканы в подстаканниках.
- Я – системный администратор. Работаю в налоговой инспекции, - сосед помолчал немного. – Верю.

- А вы слышали что-нибудь о системе ГАС «Выборы»? – оживился Сергей Васильевич.

- В новостях что-то было… Вроде бы, скоро бумажных бюллетеней не потребуется, голосовать будут кнопкой, и никаких подтасовок.

Хорошее дело, - кивнул сосед. – В новостях говорили.

- А вот скажите, как администратор администратору, - взволнованно сказал Сергей Васильевич, - может ли в такой системе пробудиться злой разум?

- Как сотрудник налоговой, а значит, сугубо рациональный человек, могу сказать, - сосед прихлебнул чаю. – В этом мире возможно все.

- Там ведь таким цифрам неоткуда взяться! – выплеснул Чистяков. - Понимаете… У меня по логике никак не получается, чтобы… чтобы один человек проиграл выборы. Значит, Машина сама так решила. Обмануть ее нельзя, так? Но если в ней вдруг жизнь проснулась?

- А вы ее… Обижали как-нибудь? – раскрашивая в стакан упаковку сахара, спросил сосед. – Есть у нее причины вас не любить?
Сергей Васильевич примолк, вспоминая. Поезд въехал на темную полузаброшенную станцию и встал.
- Кто же знал, что она такая злопамятная, - наконец выдавил из себя Чистяков.

- Что-что, а память у них хорошая, - почему-то улыбнулся сосед. – И каждый год удваивается. Говорят, скоро на флэшке будет помещаться больше, чем у человека в сознании!

- Вы как будто ими восхищаетесь, машинами этими, - подозрительно сказал Чистяков.

- А что тут такого? Я ведь ими живу! – системный администратор улыбнулся еще шире.
Тут его телефон – необычно крупный, снабженный широким экраном и множеством кнопок, да и вообще напоминающий больше компактный компьютер – ожил и пропищал что-то. Сосед, заслонив от Сергея Васильевича спиной экран, прочел сообщение и спрятал телефон в карман.
- А пойдемте в тамбур, перекурим, пока поезд на станции? – улыбка, словно приклеенная, все не сходила с какого-то пластмассового лица.

- Не курю, - насупился Чистяков.

- Ну, семечек купим. Или пива, - настаивал сосед.
Время приближалось к двенадцати ночи. На перроне не было ни души.
- А пойдемте, - неожиданно для себя кивнул Чистяков.
Сосед двинулся по узкому проходу первым; двери всех купе были плотно задраены, словно Сергей Васильевич шагал не по настоящему вагону, а по сценической декорации, и жилое купе устроили только там, где разыгрывалось действие…
Системный администратор, повторял про себя Чистяков. Кормится машинами. Знает, что разум может возникнуть. Спрашивает, не обидел ли я Ее чем-нибудь? Подводит к мысли… Потом приказы ему кто-то шлет в компьютерчик его… Станция пустая. Семечек ему… Пива.
Наймит, падла. Полицай. Все ясно. Сейчас он Сергея Васильевича за семечками поведет и в кустах под ребро старику перо засадит. А сам – раз! – и на поезд. В Москву, отчитываться за геройство.

- А вон ларек работает! – выглянув из тамбура на перрон, радостно сообщил сосед. – Сходите со мной, а? А то мне одному страшно. А семечек хочется – смерть!
Поезд протяжно заскрежетал: вот-вот отправится.
- Одна нога здесь-другая там! – сосед обернулся.

- Нет. Расчленить точно не успеешь, - мрачно усмехнулся Сергей Васильевич.

- Что?!
И тут, прежде чем системный администратор успел осознать, что происходит, старик свалил его аперкотом на рубчатый пол тамбура, а потом выпихнул из поезда на платформу. Сосед, кажется, упал головой. Начал подниматься – медленно, очумело – но состав уже уходил в ночь.
- Полицай, - сплюнул презрительно Сергей Васильевич и побрел, шатаясь, в свое купе.
И тут же - поворот на девяносто градусов.
У выбывшего соседа под подушкой оказался журнальчик, открытый на интересной статье. Репортаж, так сказать, с места событий: основатель корпорации «Майкрософт» Билл Гейтс лично приезжал в Москву… и посещал Центризбирком!
По некоторым сведениям, «Майкрософт» выиграла закрытый тендер и помогала России оснастить новейшими информационными системами избирательные участки и центр обработки голосов.
Эге, да тут не просто взбунтовавшийся компьютер! Тут подготовка американского вторжения… Внутри у Сергея Васильевича словно заработал барабан стиральной машины.
Значит, это американцы ей такие цифры против него заложили… Но зачем им он, старик, и так уже доживающий свое? Почему именно он стал первой мишенью, на которой они отрабатывают свое адское оружие? Чем насолил? Ну да, не любил Чистяков американцев, и на митингах об этом всегда открыто говорил. Но мало ли кто их не любит – от Жириновского до Бин Ладена… И сам Национальный лидер нет-нет, да и приложит их в своей афористичной манере. Почему снимать Чистякова?
Может быть… Может, стараются его убрать – как в Терминаторе – не за то, что он уже сделал, а за то, что сделает в будущем?!
Сергей Васильевич дочитал статью до конца, но понял только, что кто бы ни стоял за экспансией ГАС «Выборы» в России – сама ли

Система или иностранные агенты, невидимая война против его страны была уже почти выиграна. Железные ящики с красными глазками наводнили всю Россию, они стояли теперь в каждом райцентре, неслышно о чем-то докладывая в Москву. Своему собственному начальству докладывая – гигантской вычислительной машине с тысячей глаз.
И совсем скоро она отдаст им приказ.
* * *
Выход у него был один – захват Центризбиркома.
Двое суток в поезде Сергей Васильевич не спал, оттачивал план действий. Пробраться внутрь, заминировать все кругом и потребовать прямую линию с Президентом, а еще лучше – с Национальным лидером. И пусть еще камеры будут! О таком должны знать все.
Сергей Васильевич понимал: да, скорее всего, конец карьеры. Но то, что случилось с ним за последние два дня, вдруг совершенно перетряхнуло его приоритеты. Он понял, что снова оказался на войне – небывалой, непостижимой. И ему, старому солдату, сейчас казалось куда слаще погибнуть героем, чем выйти на пенсию.
Погибнуть – если не получится ничего доказать. Тогда – как подобает, уйти в клубах дыма и пламени. Но если удастся убедить руководство, обличить американцев или саму Машину… Тогда, может быть, за заслуги перед Родиной… Его оставят? Ведь и обрекшие его зловещие цифры тогда будут неверными, и руководство будет должно признать это…
На Казанском вокзале Сергей Васильевич сразу нырнул в толпу, надвинул на глаза шляпу и посеменил к метро.
Турникет на входе зло лязгнул в сантиметре от былого; Чистяков сначала и это списал на происки искусственного интеллекта, но потом окрик дежурной расставил все по своим местам. Забыл заплатить!
Добрался до Покровки, отыскал квартиру сына и принялся названивать в дверь. Ничего, что семь утра. На войне как на войне.
- Нужен тротил. И противопехотные мины. Срочно, - огорошил он сонного усатого здоровяка.

- Бать… Какой тротил? – тот поморгал и зевнул.

- И «Газель», чтобы отвезти. С остальным я сам справлюсь, - решительно заявил Чистяков. – Смотри, сына, не подведи!

- Погоди, бать. Я под кроватью гляну, может завалялось чего с дня рождения, - генерал поскреб в промежности и побрел в комнаты.
Сергей Васильевич присел на табурет. Клонило в сон. Но не уснул: через закрытую дверь долетело тревожное: «…собирается что-то взрывать. Скорее приезжайте…».
- Иуда! – горько прошептал Чистяков.
Не дослушивая до конца сыновьего доноса – хоть и интересно, в ЧК он жалуется, или в дурку? А может, напрямую Машине?! – Сергей Васильевич тихонько притворил за собой дверь и шагнул в лифт.
Итак, взрывчатки нет.
Делать нечего. И терять время дальше нельзя.
* * *
- В коробках – динамит! Здание захвачено! Я требую прямой линии с Президентом! – заорал Сергей Васильевич в звенящий от напряжения громкоговоритель.
Картонные коробки, забитые бумагой и связанные скакалками, равномерно заполняли холл Центризбиркома. Сверху в каждом ящике лежали бюллетени из чистяковского чемодана. Охрана сама помогла таскать коробки из угнанной «Газели» внутрь: Сергей Васильевич сказал, что приехали голоса, уворованные демократами, а в такое не поверить преступно.
В вычислительный центр – к самой Машине – его, правда, так и не пустили; но раз никакой взрывчатки на самом деле не было, то какого черта. Теперь ставка только одна – на силу убеждения.
Снаружи здание постепенно окружала милиция, подтягивалась группа «Альфа», разворачивали спутниковые антенны телевизионщики.
- Тут хватит, чтобы весь квартал к едрене фене вынести! – взвизгнул громкоговоритель. – Я, Чистяков Сергей Васильевич, требую прямой линии с Президентом! У меня информация государственной важности! Я буду считать до десяти, а потом снесу ваш Центризбирком и все, что вы успели вокруг понастроить…
Ответом ему был только вой сирен.
- Раз, - угрожающе произнес Сергей Васильевич. – Два. Три.
Надо было хотя бы ампулу с цианистым калием в зубе…
- Четыре. Пять. Шесть…
Хотя, наверное, сейчас снайпер одним выстрелом в лоб снимет, и все…
- Семь. Восемь…
В здании погас свет. Вот и Машина вмешалась…
- Девять…
Дверь отворилась и по полу заскользил на середину холла какой-то предмет, вроде бы привязанный веревкой. Газ? Бомба? Что-то белое…
Телефон! Белый гербовой телефон!
Аппарат зазвонил. Сирены на улице почтительно умолкли.
- Слушаю вас, - спокойно сказал голос на том конце вертикали.

- Товарищ Президент! Докладывает Чистяков! Мною раскрыт заговор! Система ГАС «Выборы» совершает самостоятельные действия, которые неподконтрольны руководству нашей страны, Партии и Правительству! – взволнованно оттарабанил Сергей Васильевич. –

Цель – дискредировать избирательную систему, подорвать стабильность в нашей стране!
- Чистяков? Это который… - удивленно начал Президент.

- Так точно! Тот самый! – обрадовался Сергей Васильевич. – У меня есть две версии происходящего! Первая: система ГАС «Выборы» действует по своей воле, потому что в ней завелся искусственный интеллект! Вторая: система ГАС «Выборы» на самом деле является агентом влияния, внедренным американскими разработчиками программного обеспечения! В любом случае, Машина будет совершать непредсказуемые поступки… Ввиду грядущих президентских выборов… Свободных и честных не получится ведь… Она взбесилась, товарищ Президент!

- Чушь!

По крыше Центризбиркома тихо и нежно, будто балетными чешками, зашуршала штурмовая группа отряда «А». В грудь и лоб Сергея Васильевича уперлись тонкие красные лучики. И хотя старик знал - так щупают мишень лазерные целеуказатели спецназовских винтовок, ему все равно казалось, что это Машина смотрит на него насмешливо тысячей своих глаз.
- Слушай, Чистяков, - Президент понизил голос. – Открою тебе государственную тайну. ГАС «Выборы» не может ожить. Никакой

системы нет.
- Как?! – растерянно пробормотал Сергей Васильевич и полез в штаны за корвалолом. – Как нет?
- Тут технические детали… Погоди, вот глава Центризбиркома трубку рвет. Слушай!
- Все программное обеспечение Машины – это экселевская табличка! – радостно сообщил смертнику другой голос – толстый, чинный.
- Ажурная работа! Какие бы цифры ни были – в итоге у всех вместе все равно получается ровно сто процентов. Сама, собака,

пересчитывает, представляешь? Скажем, у нашей Партии – восемьдесят процентов, тогда у коммунистов – десять, и у демократов – десять. А вместе – сто! А вот, например, у нашей Партии семьдесят девять с половиной процентов, у коммунистов – двенадцать и семь десятых… И она тут же сама считает, сколько у демократов. У нас ведь раньше как было? Начнут голоса в прямом эфире подсчитывать – и вечно тебе: то сто три процента в итоге, то девяносто восемь! Никак не сходилось, позор на всю страну. Но теперь американцы нам все отладили. Теперь у нас настоящая демократия западного образца будет. Без ошибок и скандалов. Гейтс лично привозил дискету, устанавливал. Электронное голосование! И бюллетеней никаких не надо. Всего-то нужно – десять кнопок с цифрами, запятая и кнопка «Ввод». Прогресс – его не остановить!
- Погодите... Постойте... А зачем же вам все эти железные ящики по всей стране? В них-то что? – путаясь в мыслях, прохрипел Чистяков.
- Для солидности, - сказал глава Центризбиркома. – И чтоб наводить страх на вассалов! А внутри у них, Чистяков, лампочка. Светодиодная, по последнему слову техники. На тридцать лет стабильности в стране должно хватить!
- Теперь у нас всегда сто процентов будет, - вступил Президент. – Так что ты, Чистяков, за выборы не переживай. Обеспечим. Нет никакого бога из машины.
Красные лучики собрались в рой, успокоились и заглянули Сергею Васильевичу прямо в зрачки, прямо в душу. Это он вечности в глаза смотрит, понял старик.
- Погодите… - пересохшим языком проворочал он. – Но если этого бога нет… Кто же тогда вводит цифры?


1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Похожие:

Дмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell iconДмитрий Алексеевич Глуховский Метро 2033 Метро 1 Дмитрий Глуховский Метро 2033
Мир стоял на пороге гибели, но тогда ее удалось отсрочить. Дорога, по которой идет человечество, вьется, как спираль, и однажды оно...

Дмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell iconДмитрий Глуховский Метро 2034 Метро 2
Автор благодарит Ларису Смирнову, Елену Фуксину, Сергея Козина, Юрия Тимофеева, а также пресс службу Московского метрополитена за...

Дмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell iconДмитрий Глуховский Конец Дороги
Потом несколько убежавших играть на Дорогу детей пропали, и с тех пор она считалась местом проклятым, нехорошим. Главная же причина...

Дмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell iconДмитрий Глуховский Метро 2033 Серия: Метро – 1
Его станции превратились в города-государства, а в туннелях царит тьма и обитает ужас. Артему, жителю вднх, предстоит пройти через...

Дмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell iconДмитрий Алексеевич Глуховский
Мир стоял на пороге гибели, но тогда ее удалось отсрочить. Дорога, по которой идет человечество, вьется, как спираль, и однажды оно...

Дмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell iconРассказы мастера о технологии работы с деревом
Экскурсовод в течение дня: Дмитрий Пожоджук (Космацкий голова сельского совета, журналист, писанкар, вышивальщик)

Дмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell iconД. Я. Фащук Дмитрий Яковлевич Фащук
Дмитрий Яковлевич Фащук, доктор геогр наук, вед научн сотр. Инcтитута географии ран

Дмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell iconДостойно встречают Новый год! Бадминтон
Иф-73) завоевала две золотых и одну серебряную медали, по одному «серебру» принесли нашей команде Анна Кобцева (иф-73), Марина Крыжановская...

Дмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Дмитрий не хотел поступать так с ближними, и Московское княжество оставалось ещё раздробленным. Так Дмитрий Иванович с двоюродным...

Дмитрий Глуховский Дмитрий Глуховский Рассказы о Родине From Hell iconКонкурсы Вера Суховецкая и Дмитрий Шванык – победители
Вера Суховецкая (руководитель – доцент Е. Ю. Федоренко) и Дмитрий Шванык (руководитель – профессор Г. Н. Шабанова) приняли участие...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<