Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых




НазваниеПять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых
страница1/24
Дата публикации04.04.2013
Размер3.1 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > География > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24






ПРЕДИСЛОВИЕ
Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых пятен. И теперь автор считает возможным выступить с сообщением об итогах своих скитаний по высокогорному Памиру и изло­жить итоги, к которым он пришел.

Всякий вклад в сокровищницу человеческих знаний имеет ценность, а характерной особенностью работ всех до одного участников экспедиций этих лет были ничем несокрушимое упорство в стремлении к достижению намеченных целей, го­рячий энтузиазм, в особенности участвовавшего в экспеди­циях рабочего молодняка, стремление, во что бы то ни стало, проникнуть в самые заповедные углы высокогорного Памира и стереть с карты СССР «белое пятно».

Из года в год работали над этим делом участники ряда экспедиций. Шаг за шагом проникали они в одну за другой таинственные горные морщины седых хребтов, отвоевывая от суровой природы все новые участки, последовательно раскры­вая ее тайны и занося на карту до сих пор никем еще не посещенные ущелья, долины, ледники и горные вершины.

Вместе с автором этих строк работали рука-об-руку группы геологов и топографов, и итогом этих работ явилась — чем автор может гордиться — точная карта этого еще недавно неведомого района, где теперь нет уже неисследованных уголков, неизвестных и непосещенных ущелий. Именно этот результат экспедиционных исследований позволил автору при­нять предложение редакции печатаемого сборника и согласиться дать свои очерк экспедиционных работ.

Итоги своих исследований автор будет излагать в той после­довательности, которую они имели место за все истекшие пять лет.

Наше изложение мы будем вести, используя выпущенные нами книжки, взяв оттуда целыми отрывками описание на­шего пути, характеристику рельефов и все то, что нам при­шлось там встретить и изучить.


^ ЭКСПЕДИЦИЯ 1928 ГОДА

ЗАДАНИЕ ЭКСПЕДИЦИИ
В марте, не то в апреле 1928 г. ко мне однажды позвонил Н.П. Горбунов, ныне один из крупнейших и энергичнейших исследователей Таджикистана и Памира, тогда еще впервые приступивший к этой отрасли работы, и сообщил, что им задумана и организуется от имени Академии Наук при уча­стии Германского общества содействия развитию науки (Not-gemeinschaft) большая научная географическая экспедиция в глубь высокогорного Памира и предложил участвовать в этой экспедиции в качестве альпиниста-разведчика доселе неведо­мых никому высочайших вершин и пиков.

Вот как формулировали мы тогда задание, которое ставили перед собой в нашей книжке об итогах экспедиции 1928 года:

«Наша группа имеет особое задание. В то время как большая часть участников экспедиции имеет целью ис­следовать еще неизведанные области Памира с точек зре­ния геологической, метеорологической, географической, этнографической и т.д. и т.д.,— наша задача, хотя и более скромная, но такая, что мы без боя никому не уступим. Мы должны будем отыскать неведомые никому перевалы и взойти на неизвестные еще вершины, (высота которых еще точно не определена, но, во вся­ком случае, не ниже 6000 м, или на полтысячи метров выше Эльбруса, наконец, преодолеть вершины, под­ступы к которым также неизвестны, — перевалы и вер­шины без имени, которых не только никто не посетил, но которых, пожалуй, близко никто и не видел».

Из этого текста уже видно, как бедны мы были тогда своими знаниями.

О том, что мы знали более конкретно, говорили следующие, написанные нами тогда же строки:

«На картах Памира место, где расположены эти вер­шины, обычно зияет пустым белым пятном. Известно лишь, что с запада Памир граничит с некиим высоким горным хребтом, тянущимся почти параллельно мери­диану, что через этот хребет шли эти перевалы, через которые несколько сот лет тому назад уходили таджик­ские племена, искони населявшие Памир, от вытесняв­ших их каких-то восточных завоевателей. Таджики шли тогда через эти перевалы в нынешнюю западную часть Таджикской республики, прежнюю Восточную Бухару, и лишь частично мелкими группами осели по эту сто­рону хребта. Поднявшись на хребет, мы и должны будем вновь отыскать эти перевалы. Более точно об этом хребте сейчас известно лишь то, что к нему с востока перпен­дикулярно большому Памирскому тракту, пересекающему сейчас весь Памир от границы нашей Киргизской рес­публики до границы Афганистана и дальше — Индии, тянется гигантский ледник Танымас... У подножья этого ледникового гиганта и будет расположена наша основная база, от него и по нему мы будем, если только не окажется непреодолимых препятствий, пытаться под­няться на хребет и его вершины».

Сейчас мы можем, конечно, представить себе все это про­странство совершенно точно, и странно нам читать эти строки, написанные всего пять лет тому назад.

В настоящее время от города Ош, отправного пункта нашей экспедиции, вместо прежней караванной тропы, которая тяну­лась с севера на юг, вдоль самой нашей границы с Китаем, и которая соединяла через Памирское высокогорное плато южную Киргизию с нашей афганской границей, проложен широкий автомобильный путь. Там, где когда-то, медленно позвякивая колокольчиками и покачивая головами, шли своим размеренным шагом верблюды, теперь бегут, обгоняя ишаков и верблюдов, маленькие проворные форды, грохочут грузовики, и спокойно, не опасаясь никаких набегов горных бандитов, тя­нутся караваны. На весь путь от Оша до Памира уходит теперь не больше 3-4 дней пути, а ведь еще в 19281 г. на то, чтобы только дойти от Оша до озера Кара-куль, у нас ушло 10 дней.

Автомобильная дорога переваливает оба горных хребта — Алайский на высоте около 3600 м и Заалайский на вы­соте 4200 м, а затем бежит по мертвой долине Маркан-су, где в 1928 г. мы встречали в качестве признаков караванного пути лишь валяющиеся кости погибших верблюдов, ишаков и лошадей. Иной раз с неразложившегося еще трупа вер­блюда мы спугивали орла-стервятника и на протяжении 60 км мы не встречали не только ни одного живого существа, но даже ни одного кустика.

От Маркан-су уже рукой подать до Кара-куля — этой жем­чужины Памирской пустыни, гигантского озера, поднятого на высоту 3910 м, замкнутого со всех сторон горными хребтами и причудливо изрезанной линией берегов.

Отсюда, от Кара-куля, мы повернули круто на юго-запад и, затем прямо на запад к ур. Кок-джар) и к p. Танымас, своими верховьями уходившей уже в белое пятно, в неисследованные ледники, спускавшиеся с высот доселе никому неизвестного хребта. На карте, которую мы прилагаем к нашему очерку, читатель может ясно видеть границы этого белого пятна. Его пересекает с севера на юг отчетливо видная черная линия. Эта линия представляет собою совершенно произвольное на­чертание административной границы Горно-Бадахшанской об­ласти. Как раз по этой границе, по середине белого пятна, проходил неизвестный горный хребет, к которому мы устремились от Кара-куля. Впервые мы увидали его с пятитысячных высот Кокджарского ущелья.

Мы выбрали второй путь и 15 августа достигли выхода ледникового языка Танымаса. Дальше река исчезала. Перед нами поднимались ледяные стены, которые нам надлежало ис­следовать.

Нас ждала там немецкая часть экспедиции с немецкими альпинистами и немецкими учеными этнографами, геологами, геодезистами. Со всех сторон к лагерю сползали гигантские ледники, река с шумом вырывалась из-под одного из них. Отсюда началась наша экспедиционная работа. Какой же план был нами начертан в 1928 г.? Танымас — это не только одна река и не только один лед­ник. Это — система ледников и в то же время это — вся неис­следованная область. Гигантский горный хребет, идущий с севера на юг почти параллельно большому Памирскому тракту, лишь западнее его, километров на 100 с лишним, предста­влял собою нашу основную ориентировочную магистраль: на юге этот хребет упирался в большую долину р. Бартанг, причудливыми изгибами текущей с востока на запад. С се­вера хребет упирается в бассейн другой, менее многоводной, но все же довольно большой реки Мук-су. Все протяжение хребта приблизительно 120-140 км; почти на середине этой нашей основной магистрали вытекает из хребта на восток р. Танымас. Пройдя почти перпендикулярно хребту некоторое расстояние на восток, Танымас затем круто поворачивает к юго-востоку и уже под именем р. Кудары впадает в Бартанг. На запад со стороны хребта выходит уже не одна, а две и даже три больших реки: Язгулям — самая южная из них, Ванч — немного севернее и еще севернее — р. Гармо. Все эти реки, идущие почти параллельно одна другой в юго-западном направлении по отношению к хребту, также отделены друг от друга высокими горными хребтами — отрогами основного хребта.

Но Танымас был показан на карте только до момента со­прикосновения его с первым ледником, километров за 40 не доходя до хребта. Что собой представлял самый хребет, оставалось неизвестным. В северной части хребта последним населенным пунктом было урочище Алтын-мазар. В кило­метрах 15 от него уже начинался ледник. Этот ледник также был пройден раньше километров на 15 и на карте был по­мечен как «ледник Федченко». Что было южнее этих 15 ки­лометров, также никто не знал. Наконец, с запада р. Гармо была исследована очень мало; р. Ванч, одна из крупнейших водных артерий в Западной Таджикии, пройдена лишь до последнего населенного пункта — кишлака Пой-мазар. Что ка­сается р. Язгулям, то на карте последним обозначенным на ней местом был кишлак Убагинь, километрах в 50, как го­ворили, от хребта. Но и в этом кишлаке также никто никогда не был, и исследователи не поднимались по Язгуляму дальше 100 км от верховья. Вся грандиозная область по обе стороны этого главного хребта, километров на 50 к западу и километров на 100 к востоку — сплошь неисследованное большое бе­лое пятно.



Лагерь экспедиции в Алайском хребте.
С востока через этот хребет к верховьям pp. Ванч и Язгулям и шли когда-то наши искомые два перевала — Кашал-аяк и Танымас. На карте они были помечены крестами с над­писью: «Бывшие перевалы».

Заданиями экспедиции, таким образом, явились: 1) пройти всю эту неисследованную область и точно нанести на карту действительно имеющиеся вершины гор и ледников, 2) найти эти перевалы, если они есть, установив, таким образом, дви­жение через хребет с запада на восток и с севера на юг, 3) развеять нелепую легенду о диком племени, якобы живущем в предгорьях этих перевалов.

Что сделано было до нашего приезда? До нас топографом И.Г. Дорофеевым и немецкой группой экспедиции было установлено, что вдоль всего хребта, в качестве непосредствен­ного продолжения ледника Федченко, идет гигантский ледник, длиной в несколько десятков километров; какой точно длины этот ледник, Дорофеев не мог установить. Не меньше, од­нако, чем по 20 км на юг и на север он прошел во время своих рекогносцировочных путешествий. Чтобы добраться до этого ледника, надо было пройти от лагеря вглубь по Танымасскому леднику не меньше 20-25 км. Ширина этого ги­гантского ледника была также не менее 4-5 км. В этот ледник с главного хребта выходил целый ряд ущелий, по которым сползали небольшие ледники-братья. Высота хребта, в сред­нем, достигала 5 тысяч с лишним метров, вышина же отдель­ных вершин, в особенности на юге, была в 6000-6500, от­дельные пики доходили до 6800 м, а знаменитый пик Гармо в центре определялся тогда по приблизительно сделанным исчислениям в 7000 м высоты.

Сообразно с этими данными и был составлен генеральный план работы экспедиции. Прежде всего, надо было иметь какой-нибудь ориентировочный пункт с той стороны. Таким пунктом были избраны верховья реки Язгулям, наименее ис­следованные и наименее известные. Решено было разделиться, и Горбунов с рядом товарищей должны были идти обратно по Танымасу, спуститься по нему до его слияния с р. Бартанг, по Бартангу с юга обогнуть хребет, перевалить затем уже с другой стороны хребта с Бартанга в долину Язгуляма и затем подняться вверх по Язгуляму до последнего указан­ного на карте населенного пункта — кишлака Убагинь. Там Горбунов должен был ждать. Альпинисты и группа геодезистов получили задание: любым из ущелий спуститься за это время на западную сторону хребта, установив более или менее снос­ный перевал, затем уже на той стороне хребта перевалить в долину р. Язгулям до ее первого населенного пункта Убагиня, где встретиться с Горбуновым.

Обе группы должны были затем вместе еще раз перевалить через хребет назад в лагерь. После исполнения этого задания подняться по леднику на север к языку ледника Федченко и к сел. Алтын-мазар. Вся неисследованная область оказалась бы, таким образом, пройденной с юга на север и с запада на восток. Вместе с тем была бы пройдена и обследована р. Язгу­лям, пройдены и обследованы pp. Танымас и Бартанг.

Таков был план. Осуществление его на девять десятых за­висело от массы случайностей: можно было не найти пере­валов, можно было пройти не туда, куда нужно, и, наконец, найдя перевал в долину реки Язгулям, можно было разми­нуться в пути. Во избежание всех этих случайностей был точно фиксирован срок, до которого та или другая группа, достигнув указанного места на Язгуляме, должна была ожи­дать вторую группу — 30 августа. К определенному сроку в Алтын-мазар должны были быть переброшены кружным путем лошади.

Выступление т. Горбунова назад по Танымасу, на юг, было назначено на 17 августа. Остальные с группой носильщиков должны были двинуться во второй лагерь, который уже был организован Дорофеевым, немецкими учеными Финстервальдером и Бирзаком и немецкими альпинистами. От этого лагеря мы должны были начать свою исследовательскую работу на территории белого пятна приблизительно километрах в 14 вверх по леднику Танымас.


^ ПЕРВЫЕ РАЗВЕДОЧНЫЕ РАБОТЫ ПО ЛЕДНИКУ ФЕДЧЕНКО И ОТКРЫТИЕ ПЕРЕВАЛОВ
Целый день пути понадобился нам для того, чтобы до­браться до второго лагеря. Это было первое наше знакомство с памирскими ледниками. Вот как описывал я в свое время первые впечатления от этого знакомства:

«Удивительно маленькими чувствовали мы себя среди этих ледяных глыб и стен, отвесно и наклонно возвы­шающихся вокруг. Еще более жуткое чувство охваты­вало, когда перед глазами разверзалась пропасть или когда прямо перед тобой открывала свой зев ледяная пещера в несколько метров диаметром. К тому же, куда ни глянешь — всюду один лед. К этим впечатлениям не сразу привыкаешь и впоследствии я не раз с усмешкой вспоминал свои переживания этого первого дня путеше­ствия по льду. В этот момент я чувствовал себя, однако, весьма и весьма неуверенным, спускаясь в ледяные глу­бины или переходя по ледяному мостику ледяную про­пасть».

Второй лагерь был расположен на небольшой равнине, каким-то чудом сохранившейся среди окружавших ее черных камней и снежных высот. Несмотря на 4200 м высоты, в до­лине еще кругом зеленела травка. Прямо перед глазами, не­много ниже лагерных палаток, простиралось ровное ледяное поле, по которому бежал сделавшийся совсем смирным Танымас. Всю левую сторону долины, непосредственно за этим ледяным полем и Танымасом, занимали белоснежные вершины, из которых одна прямо против лагеря поднимала свой купол на 5 900 м. Справа также громоздились скалистые горы и снежные вершины. Однако, общая картина лагеря приятно ласкала глаз мягкими тонами своих красок, и много раз потом, возвращаясь из ледниковых путешествий «домой», мы радо­вались, как дети, замечая издали нашу равнинку и ее зеленую траву.

Сверка результатов работ немецких геодезистов и Доро­феева показала, что перевалов они не знают, во всяком случае, их нечего искать в прямом направлении на запад.



Ледник Академии Наук в верховьях ледника Федченко.

Надо было, значит, искать их либо севернее, либо южнее места вхождения Танымасского ледника в основной ледник, до которого от на­шего второго лагеря было не более 8 км. Этот основной ледник известен теперь под именем ледника Федченко, что не совсем правильно, ибо прежний ледник Федченко составлял только его маленькую часть.

По предложению Отто Юльевича Шмидта, тогдашнего скромного участника экспедиции 1928 г., ныне прославлен­ного героя-челюскинца, было решено, раньше чем двинуться в путешествие, произвести общую разведку. Часть рус­ских альпинистов вместе с Дорофеевым должна была отпра­виться к северной части ледника. Вместе с ними решили отпра­виться два немецких альпиниста. Обе группы должны были проникнуть в два больших ущелья, глубоко вдвигавшиеся в основной хребет, и исследовать, взобравшись на максимальную высоту, нет ли здесь перевалов. Два других немецких альпи­ниста должны были отправиться на южную часть ледника и проделать там ту же работу.

Весь отряд ровно через три дня должен был вернуться об­ратно. Лучшим из установленных путей и должна была дви­нуться затем основная группа.

Теоретически правильный этот план страдал, однако, одним существенным недостатком: при помощи его можно было только установить перевал. Но куда поведет открытый пере­вал? Этот вопрос при всех условиях оставался открытым. И северный и южный перевалы могли привести в долину р. Ванча, a не Язгуляма, могли привести и куда-нибудь еще. Между тем, три дня, во всяком случае, выбывали из счета, а потом вновь еще раз пришлось бы проделывать тот же самый путь до перевала, на что ушел бы по меньшей мере еще один день.

Выступление состоялось рано утром 19 августа. Советская разведочная группа составилась из Шмидта, меня и Доро­феева. В южную группу вошли два немца-альпиниста. Два немецких альпиниста, отправившиеся вместе с русской груп­пой, должны были расстаться с нами только к концу первого дня. Уже через какие-нибудь полтораста шагов после выступления картина резко изменилась. Узкое русло Танымаса оказалось сжатым с одной стороны обыкновенной горной осыпью щебня, а с другой – гигантской ледяной горой в де­сятки метров высоты. Из-под ледяных сводов этой горы с шумом и ревом вырывалась иной раз река и снова про­падала где-то в ледяной пещере.

Через несколько километров узкое русло реки сменилось большим голубым горным озером, а после озера открылось громадное ледяное поле, которому, казалось, не было конца, только по прямой оно тянулось не менее, как на 10 км. Вправо же и влево оно тянулось на десятки километров. Это и был, как оказалось потом, гигантский ледник Федченко, про­тяжением до 75-80 км. А на карте он был помечен лишь ма­ленькой полоской, всего в 15 км длины, к югу от Алтын-мазара.

По ту сторону ледника-гиганта тянулась громадная снежная цепь вершин, пересеченных десятками глубоких ущелий с ледниками.

Высота, на которой мы находились, была около 4500 м.

Глубоким заливом уходил в глубь снежной цепи, тянувшейся по ту сторону остального ледника, еще один ледник, назван­ный нами ледником Академии. Горы как бы расступались перед ними, и вместо зубчатой горной цепи его снежное поле почти ровной линией соприкасалось с горизонтом. Туда не­вольно тянуло, — там, казалось, и должен был находиться пе­ревал. Именно сюда и пошли в первый раз и немцы, и Доро­феев, и именно там никакого перевала не оказалось.

Справа горы громоздились еще суровее. Оки возвышались там отвесными стенами и были увенчаны наверху страшными громадами льда. Еще выше поднималась неправильной усе­ченной пирамидой вершина, как бы господствовавшая над всем хребтом. Это и был самый знаменитый пик Гармо, наивысший пункт всего хребта — в 7500 м.

Скоро группы разделились, и только часам к пяти дня или через 10 с половиной часов после выхода из лагеря наша группа (Шмидт, я и Дорофеев) достигла противоположного конца ледяного поля и остановилась у входа в намеченное для поворота ущелье. Морена подходила здесь почти к под­ножью самого хребта. Новый ледник широким пологим языком выходил из ущелья и под острым углом упирался в морену. Главный ледник резко забирал вправо. Километрах в пяти дальше по леднику выходило второе ущелье. В это последнее должны были отправиться альпинисты-немцы. Наш совместный путь, таким образом, кончался.

Это место поворота с главного ледника ущелья мы на­звали местом «скрещения ледников», и здесь впоследствии был организован третий горный лагерь. Высота была 4150 м. Основной ледник по мере продвижения к северу опу­скался. Тем не менее за 7 часов пути мы опустились только на 300 м, между тем как прошли не менее 15 км по льду. Всего же от нашего лагеря было не меньше 22 или 25 км, да оста­валось еще сделать километров 7, правда, уже подъема. Дальше наш боковой ледник начал опять подниматься. Поло­гая снежная полоса превращалась в крутую снежную гору. В глубине снежной котловины, у подножья снежной горы высота была 4350 м. Кругом был сплошной снег и лед.

Штурм хребта Академии мы начали 20 августа и ровно к 12 час. дня оказались уже на гребне. Высота была 4800 м. Вниз шел первоначально бесснежный, а потом покрытый обледенелым снегом крутой спуск, гораздо круче, чем подъем с нашей стороны. За спуском шло огромное снежное поле, перерезанное трещинами; затем виднелся какой-то ледник, круто обрывавшийся в конце большим ледяным скатом. Кру­гом со всех сторон поднимался лес черных, синих и снежных гор; и, тем не менее, вниз шел спуск, а не 'обрыв и не отвес­ная стена из скал.

Так был открыт первый перевал!.. Куда? После снежного поля дальше шел типичный ступенчатый ледник со всеми его атрибутами — трещинами, ледяными сте­нами, пропастями и провалами. Наш ледник после довольно крутого спуска упирался внизу в другой, тянущийся перпен­дикулярно нашему. Этот второй ледник своим правым коль­цом упирался в третий ледник, который тянулся параллельно нашему и уходил более широким клином куда-то вниз на запад.

С высоты свыше 5000 м, куда я забрался, чтобы посмо­треть, куда же идет этот большой ледник, было видно, что далеко внизу на месте слияния поперечного ледника с нашим открывалась небольшая долина, покрытая зеленой травкой. Долина убегала вниз. Куда-то далеко, далеко, насколько глаз хватал, уходил нижний ледник.

А когда ветер разогнал тучи, закрывавшие соседние хребты, сквозь открывшуюся прорезь, среди каменных гор, перед нами открылась широкая долина за ледником и на ней сверкающая лента реки... Какой реки? Ванча или Язгуляма? Пока это было неизвестно.

Сложив из лежавших вблизи камней на каменистом ребре выемки большую каменную пирамиду, мы засунули в самую ее середину большую жестяную коробку от консервов, куда вложили картон с надписью:

«Перевальный пункт установлен 20-го августа 1928 г. через горный хребет при движении с запада от ледника Танымас. Члены Памирской высокогорной экспедиции — До­рофеев, Крыленко, Шмидт».

В тот же день группа вернулась в лагерь.

Южная группа немецких альпинистов вернулась в тот же день вечером. Они тоже нашли две большие выемки в южной части хребта, но спуск был невозможен.

Другая группа немцев не пришла ни в этот третий, ни на четвертый день. Как оказалось впоследствии, они тоже нашли перевал и тоже^ышли к реке, которую мы видели. В нару­шение условий, они спустились вниз по долине реки, пыта­лись ее перейти, были сбиты течением и изранены и только с большим трудом их нашли товарищи, организовавшие спа­сательную экспедицию. Не ожидая их, основная группа вы­ступила 22-го утром по открытому 20 августа перевалу.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых iconНевидимая рука
Г., и за семь лет была тринадцать раз переиздана (1992 г.). Её автор окончил университет штата Аризона и является специалистом по...

Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых iconПроект Владимира кулебы альфредо ди стефано «светлая стрела»
Колумбии, восемь раз – Испании. Пять раз подряд с «Реалом» выигрывал Кубок европейских чемпионов, обладатель Межконтинентального...

Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых iconОсталось пять лет Март
Исходя из заявлений чиновников Нацбанка, выделивших лет пять на то, чтобы у нас не осталось ни одного среднего банка без доли иностранного...

Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых iconКакие украинские компании успешнее всего провели ipo
Только пять из двенадцати ipo «украинских» компаний, проведенные за последние пять лет, оказались удачными и принесли инвесторам,...

Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых iconСамой популярной украинской писательницей стала автор женских романов
Журнал «Фокус» второй год подряд публикует ежегодный рейтинг 30 самых успешных украинских писателей

Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых iconГород Иу находится в восточной части провинции Чжэцзян (Китай)
За последние 20 лет своего развития в нем появилась крупнейшая в Китае база по экспорту товаров народного потребления, и крупнейший...

Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых iconАвтор / Источник: Отдел информации (Строй Бизнес Маркет)
Запасов угля хватит на 165 лет, нефти и газа, которые считаются в нашей стране этакой бездонной валютой, соответственно — на 65 и...

Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых iconПолиграфия. Издание юридической литературы на основе авторского права....
Украины. Работал в правоохранительных органах 37 лет, из них судьей районного суда – 3 года, Харьковского областного суда (ныне –...

Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Пять тысяч лет Китайской цивилизации, и всего сорок лет Китайской Народной Республике, рожденной революцией. А задолго до этой победы...

Пять лет подряд автор участвовал в научных экспедициях Академии Наук по исследованию высокогорного Памира. Пять лет подряд автор работал над расшифровкой белых iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Пять тысяч лет Китайской цивилизации, и всего сорок лет Китайской Народной Республике, рожденной революцией. А задолго до этой победы...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<