Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми




Скачать 225.23 Kb.
НазваниеРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми
Дата публикации30.04.2013
Размер225.23 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > География > Документы


Розділ 1 Економіка природокористування і еколого-економічні проблеми




УДК 330.322.5:502.1+502:33
А.А. Котко1
К методологии оценки природоохранных инвестиций
Рассматривается вопрос о необходимости множественных ставок дисконтирования при оценке эффективности природоохранных инвестиций. Затрагиваются проблемы взаимоотношений общества с лицами и организациями, осуществляющими природоохранную деятельность, а также общества и собственников земель, на которых расположены естественные экосистемы, с инвесторами проектов, ухудшающих состояние окружающей среды.

Введение. Во второй половине XX века окончательно рассеялись сомнения в том, что человечество вышло из фазы возможной устойчивости «фронтального» экономического развития, когда разрушения, приносимые естественной географической оболочке Земли, успевают компенсироваться способностью естественных экосистем к самовосстановлению. Сейчас жители Земли имеют устойчивую тенденцию сокращения площади влажных экваториальных и муссонных лесов, процессы опустынивания, наиболее выраженные в тропиках, но характерные также и для зоны умеренного климата, уменьшение численности основных промысловых рыб вследствие предшествовавшего вылова, превышавшего естественную продуктивность. По данным ЮНЕСКО (см., например, [Khush, 1999]), начиная с 1990-х годов, наметилась тенденция опережающего роста населения Земли (порядка 1,8% в год) по сравнению с ростом производства продовольствия (порядка 1,5% в год). Такого не наблюдалось даже в период наиболее бурного роста народонаселения Земли (2,1-2,2% против 2,8% роста производства продуктов питания) с 1960 по 1990 годы.

С экономической, хозяйственной, точки зрения, современный экологический кризис, основными проявлениями которого являются быстрое истощительное использование невозобновимых ресурсов, снижение продукционной способности ресурсов возобновимых и превышение ассимиляционных способностей экосистем, является следствием своеобразного «коммунизма» на природные блага. Эти блага являются практически бесплатными, что обусловлено их относительной доступностью, а отрицательные последствия их избыточной эксплуатации отличаются отложенностью и распределением эффекта с непосредственных виновников на население Земли в целом.

Состояние экологического кризиса наиболее остро ставит вопрос о необходимости при оценке используемых человеком продукции и функций естественных экосистем перехода от затратного, через учет стоимости добычи соответствующих ресурсов, подхода к ценностному, через определение их ценности.

В условиях кризиса возрастает также значимость эффективных природоохранных мероприятий. Однако статистика последних лет в России показывает неуклонное снижение относительной доли бюджетных расходов, направляемых на охрану природы. На 2005 год был поставлен печальный рекорд: расходы на охрану природы составили всего 0,15% расходной части государственного бюджета. При этом практика показала, что в регионах запланированные цифры расходов бюджета в целом не совпадают с результатами суммирования по планам конкретных ведомств, ответственных за реализацию бюджетных мероприятий. Публикация [Калайда, 2003] показывает такой пример относительно Мурманской области. Между тем, для развитых стран аналогичный показатель, как правило, превышает 1%, доходя до 5%, и имеет тенденцию к росту.

Рис. 1 показывает диаграмму усиливающих обратных связей кризиса природоохранного дела в России в аспекте финансирования и эффективности капиталовложений.

^ Рисунок 1 – Диаграмма усиливающих обратных связей кризиса охраны природы в России (аспект финансирования и эффективности капиталовложений)
Для нас в представленной на диаграмме системе проблем и их взаимосвязей наиболее важным является блок недостатков применяемых методов оценки природоохранных проектов. Среди них наиболее важными являются:

  • отсутствие официальной государственной методики оценки природоохранных проектов;

  • редкость использования концепции полной экономической ценности в определении ценности природных ресурсов и эффективности природоохранных мероприятий. Лучшими положительными примерами здесь являются работы под руководством
    С.Н. Бобылёва по оценке лесов Подмосковья и Г.А. Фоменко (например – обоснование сохранения парка «Горушка» в городе Данилове);

  • уклон в стремление оценивать стоимостные, а не ценностные показатели проектов;

  • и, наконец – недостатки осмысления необходимости особых пониженных ставок дисконтирования, отличных от индустриальной и финансовой, для ценности природных объектов, их продукции и услуг.

Целью данной работы является исследование такой стороны методологии оценки экономической эффективности природоохранных действий, как необходимость множественных ставок дисконтирования, а также взаимоотношений в обществе по поводу охраны, использования и оправданности разрушения естественных экосистем.

Узловым здесь является рассмотрение и теоретическое обоснование роста относительной ценности природных благ, в частности, продукции и услуг естественных экосистем, как благ, ограниченных в возможностях воспроизводства. Следствием становится выносимое на рассмотрение положение о необходимости множественных ставок дисконтирования при оценке эффективности инвестиций в охрану природы.

Поскольку потребление многих составляющих общей ценности природных благ имеет общественный характер, встает вопрос об экономической справедливости относительно взаимоотношений общества с лицами и организациями, осуществляющими охрану природы, а также собственников природных ресурсов и экосистем с хозяйствующими субъектами и инвесторами проектов, ухудшающими экологическую ситуацию в регионе и состояние окружающей среды в целом. Внедрение множественных ставок дисконтирования позволяет совершенствовать методологию исчисления соответствующих выплат тем, кто охраняет природу, а также компенсационных выплат и мероприятий по поводу нарушения целостности экосистем и их составляющих в процессе «традиционной» экономической деятельности.

Есть надежда, что данная статья поможет специалистам, заинтересованным в охране биологического разнообразия и природных экосистем, глубже познакомиться с экономическими категориями и характерными особенностями, связанными с экономикой природных объектов, и послужит тем самым их лучшей вооружённости на поле экономической охраны природы.

Данная работа опирается на результаты предыдущих работ автора [Котко, 1999-2005] и во многом является сокращённым, тезисным изложением работы [Котко, 2005]. Вместе с тем более подробно рассматривается критика различных подходов к дисконтированию, даются более подробные списки работ российских и англоязычных авторов, а также источников Интернет по сходной тематике, затрагивается обсуждение перспективных направлений исследования.
^ Естественные экосистемы как «Зелёная фабрика». В реперной, надолго ставшей предметом широкого обсуждения, статье Р. Костанзы, директора института Экологической Экономики Мэрилендского университета с соавторами [Costanza et al., 1997] была впервые сделана попытка оценить экономическую значимость для человечества экосистем Земли. Используя интервальные оценки значимости отдельных экосистем, а затем, распространяя их на общую площадь, покрытую сходными экосистемами, они получили оценку общей значимости экосистемных «сервисов» Земли в интервале от 16 до 54 трлн. долларов США со средней оценкой, равной 34 трлн долларов. Это приблизительно вдвое превышает ежегодную величину валового мирового продукта, производимого человеком. Сделанные И.П. Глазыриной [Глазырина, 2001, 2002] по сходной методике расчёты для Читинской области России показывают уже приблизительно 30-кратное превышение продукции и услуг территориальных экосистем над валовым региональным продуктом. Вся основная критика результатов Р. Костанзы сводится к тому, что, по-видимому, его оценка значимости продукции и услуг экосистем, основывающаяся на значениях предельной ценности соответствующих участков Земной поверхности, существенно занижена. Так, М. Томан [Toman, 1998] относительно оценки всех экосистем географической оболочки Земли говорит о «серьёзной недооценке бесконечности», а Уильям Риз [Rees, 1998] в заголовок своей статьи выносит язвительное «Почём паразит ценит своего хозяина?». Действительно, без экологических сервисов земных экосистем человечество вряд ли выживет: его способности обеспечивать сходные функции во всей полноте с помощью одних только технических систем пока слишком проблематичны. Ещё бóльшие сомнения (опуская в контексте философские и этические соображения) вызывает пока что и возможность стать для человеческого вида чем-то вроде космической саранчи, перелетающей на новую планету в случае опустошения предыдущей.

В статье А. Балмфорда с соавторами [Balmford et al., 2002] рассматривается сводка случаев интенсивной трансформации естественных сообществ. Вывод, который позволяют сделать представленные материалы – во многих конкретных ситуациях попытки интенсивной трансформации естественных сообществ дают проигрыш в получаемой общей ценности. А неучтённые отрицательные косвенные эффекты (отрицательные «приобретения» в окружающей среде) могут привести к отрицательной общей ценности проектов самих по себе (даже без учёта стоимости потерь в экосистемных продукции и услугах).
^ Исходные положения экономического анализа проблемы. Говоря об отличительных особенностях продукции и услуг природных экосистем как объекта экономического анализа, необходимо упомянуть:

  • отсутствие полноценных заменителей среди производимого технологиями антропогенного происхождения;

  • консервативный характер природных «технологий» и, как следствие, простое, а не расширенное воспроизводство природных благ;

  • общественный характер потребления (неисключительность и неконкурентность) значительной части продукции и сервисов природных экосистем. Иначе говоря, в отличие от случая «обычной», лично потребляемой продукции, от возможности потребления продукции и функций экосистем трудно кого-либо отключить, не неся при этом дополнительных затрат, зачастую довольно существенных (свойство неисключительности). С другой стороны, потребление кем-либо, например, эстетичности видов горных вершин или величественности вида звёздного неба никак не влияет или влияет пренебрежимо мало на способность других людей делать то же самое (свойство неконкурентности).

Первые два из названных трех качеств позволяют обосновать существование специфической естественной ставки дисконтирования для природных благ, отличной как от индустриальной, определяемой предельной производительностью промышленного капитала, так и от финансовой, применимой к денежным активам и учитывающей инфляцию. Третье является важным при рассмотрении вопросов о вознаграждении за природоохранную деятельность и о взаимоотношениях с проектами, нарушающими сохранность природных экосистем.

В нашем рассмотрении мы различаем понятие ценности с понятиями себестоимости, цены и издержек потребителя.

Так, в традиционной экономике себестоимость – это сумма издержек, связанных с процессом производства какого-либо блага, материального либо услуги. При добавлении к ним трансакционных издержек производителя (т.е. всех издержек, не связанных напрямую с процессом производства, но необходимых для того, чтобы предоставить произведенное благо покупателю товара либо услуги) получаются полные издержки производителя.

Цена всегда определяется в сделке – и вне неё не может существовать – это назначаемый продавцом и исполняемый покупателем при совершении сделки купли-продажи эквивалент блага в товаре-соизмерителе (чаще всего – в деньгах). Реально уровень цены определяется либо различными разновидностями рынка, либо диктуется (в более мягком случае – на него оказывают влияние) неэкономическими факторами, например, вмешательством государства либо иных принудительных образований.

^ Издержки потребителя помимо цены включают в себя также трансакционные издержки (затраты времени, сил и прочих резервов) потребителя, связанные с приобретением и потреблением товара или услуги.

Наконец, ценность – собственно то, что обеспечивает полезность либо желанность блага для человека, она определяется способностью удовлетворять те или иные человеческие потребности и помимо количественной, денежной меры, имеет относительную, порядковую меру, определяемую предпочтительностью относительно прочих благ в ситуациях выбора.

На наш взгляд, при оценке эффективности природоохранных инвестиционных проектов на этапах их обоснования, реализации и подведения итогов, следует стремиться к наиболее точному отражению именно ценности получаемых, улучшаемых либо сохраняемых при этом продукции и функций охраняемых экосистем.
^ Проблема дисконтирования при оценке эффективности природоохранных инвестиций. Дисконтирование является общепринятым традиционным способом текущей, сегодняшней, оценки будущих денежных сумм, материальных ценностей и услуг. Нормой дисконтирования называется ежегодный понижающий коэффициент (за вычетом единицы) для сегодняшнего значения ценности, которая будет получена через несколько лет:

.

Здесь FV (future value) – ожидаемое будущее некоторой ценности, (present value) – текущая, сегодняшняя, оценка ценности, проявление которой ожидается через n лет, - соответствующий понижающий коэффициент, rнорма дисконтирования.

У применения дисконтирования в процессе оценки природоохранных проектов есть довольно много противников. Так [Глазырина, Глазырин, 2001], ссылаясь в своей работе на [Chichilnisky, 1996] и воспроизводя мощный математико-теоретический аппарат, приводят, в частности, следующую аргументацию: «Если, например, совокупный доход от всех ресурсов планеты через 200 лет дисконтировать, используя ставку 5% годовых, то его современная оценка окажется всего в несколько тысяч долларов. Если на основе этой оценки принимать решение, стоит ли инвестировать в сохранение нашей планеты от полного разрушения, то стимул для этого окажется не больше, чем для вложения в весьма скромное жилье».

Со своей стороны автор, прежде всего, должен заметить, что 5% – вероятно, завышенная ставка для дисконтирования ценности природных ресурсов.

Далее, если речь идёт об одномоментном сведéнии ресурсов, придётся учесть текущую потерянную ценность в течение лет, ближайших после уничтожения ресурсов, она будет не столь мала.

Горизонт планирования в 200 лет сам по себе вызывает большие сомнения. Так, если предположить (отвлекшись на время от обсуждения осуществимости проекта вообще), что речь идёт о планомерном замещении природных ресурсов (не обязательно их при этом уничтожать) ресурсами техногенного происхождения – вряд ли вообще уместен проект на столь длительный срок, не корректируемый по ходу исполнения.

При сильных элементах общетеоретической справедливости критики дисконтирования с постоянной заданной наперёд «навечно» ставкой, Chichilnisky и Глазырина не предлагают конкретных стратегий и способов для вычисления текущей оценки ожидаемых будущих ценностей.

Нам представляется, что на горизонтах планирования от 1 до 50 лет дисконтирование является общепринятым методом оценки эффективности, в том числе и для природоохранных проектов. А вот введение единой, пусть даже и меняющейся от года к году, но общей для всех благ, затрат и выгод низкой ставки дисконтирования неминуемо приводит к потерям в близком горизонте планирования.

Во-первых, относительно «обычного» блага, для которого не видится угрозы ни потери возобновляемости, ни невозможности замещения, естественно предположить, что человек, скорее всего, предпочтёт иметь некоторое его количество уже сегодня, а не когда-то в неопределённом будущем.

Во-вторых, когда ставка дисконтирования делается принудительно низкой без различения относительно типа дисконтируемых благ, недооценивается возможность реинвестирования финансовых средств, которые могут быть получены от проектов с быстрой отдачей.
^ Необходимость снижения ставки дисконтирования для благ, ограниченных в возможностях воспроизводства. Рассмотрим представленную на рисунке 2 типичную, хорошо известную из многих учебников экономики начального уровня, ситуацию выбора индивида между потреблением и непотреблением (тратя оставшуюся часть расходного бюджета на прочие блага) некоторого выделенного блага.

На этом рисунке каждая кривая задает некоторый фиксированный уровень суммарной удовлетворенности от одновременного потребления всех благ. При этом одно из благ противопоставляется всем прочим, потребляемым индивидом, потребление которых оценивается по денежной сумме, на них затрачиваемой. Любая из точек какой-либо фиксированной кривой на графике равнопредпочтительна для индивида, а реальный выбор будет определяться одновременным стремлением к минимизации затрат. В нашем рассмотрении считается, что в качестве единого измерителя затрат различного рода выступают деньги. Затраты могут быть финансовыми, затратами времени, физических сил, «моральными» и, возможно, другими. Выбор индивида осуществляется между потреблением выделенного блага в течение какого-либо промежутка времени, например, месяца, и уровнем потребления прочих благ. В качестве предполагаемых упрощений считается, что суммарные затраты по обеспечению потребления рассматриваемого блага прямо пропорциональны количеству потребляемых единиц, а потребление прочих благ впрямую измеряется денежным эквивалентом связанных с этим затрат. Нисходящие наклонные прямые отображают бюджетные ограничения при различных уровнях уровня потребления («бюджета»). Точки касания этих прямых кривым максимально доступных уровней полезности представляют собой реальные выборы при различных уровнях бюджета. Связывает эти точки траектория выбора потребителя, на нашем графике представленная восходящей наклонной прямой (в общем случае траектория выбора может быть линией более сложной конфигурации). Крутизна наклона кривой безразличия в любой её точке характеризует ценность дополнительной единицы рассматриваемого блага. В нашем случае – чем круче обратный наклон кривой, тем более ценным для индивида является потребление дополнительного количества прочих благ по сравнению с потреблением выделенного в рассмотрении. Обратная крутизна кривой безразличия показывает предельную относительную ценность блага, отображаемого по горизонтальной оси по сравнению с благом, отображаемым по оси вертикальной.

^ Рисунок 2 – Карта кривых безразличия, бюджетные ограничения

и траектория выбора потребителя относительно потребления

выделенного блага в сравнении с расходами на потребление прочих
Конкретизируем теперь, что рассматриваемым выделенным благом являются поездки на природу, и заметим, что максимальное число поездок на природу в течение месяца имеет естественное ограничение, например, числом дней в месяце либо числом уикендов. Траектория выбора потребителя преобразуется к виду, представленному на рис. 3.

^ Рисунок 3 – Карта кривых безразличия и траектория выбора потребителя

при существовании ограничений на потребление одного из благ

(случай гомотетичной функции полезности)
Пока бюджет потребителя не достигает критического значения, при котором он, осуществляя распределение потребительских издержек и максимизируя общую полезность, достигнет максимально возможного потребления ограниченного блага, точка выбора потребителя движется по участку OAкр. траектории выбора. При этом относительная ценность потребляемых благ в точке выбора определяется соотношением затрат, связанных с потреблением каждого из благ (в идеальном случае отсутствия временных, «моральных» и прочих трансакционных издержек – соотношением их цен). Далее, при превышении критического уровня бюджета, траектория выбора потребителя вынужденно идет вдоль горизонтального участка Aкр.A+, а ценность ограниченного блага в точке выбора относительно блага неограниченного, определяемая величиной, обратной тангенсу угла наклона пересекаемой кривой безразличия, начинает расти2.

В работе [Котко, 2003] рассмотрен случай индивидуальной функции полезности типа Кобба-Дугласа, т.е. вида , где ^ K – безразмерный коэффициент, L – потребление ограниченного блага, Hпотребление условно-неограниченного блага. Для такой функции полезности при превышении бюджетом критической величины, при которой впервые3 достигается максимум возможного потребления ограниченного блага, относительная ценность этого блага становится равной . Здесь p – издержки потребления единицы ограниченного блага4, ΔBпревышение бюджета потребителя над критическим уровнем, Lmax – максимально возможный уровень потребления ограниченного блага.

Если рассматривать выраженность эффекта для общества в целом, то, как показано в [Котко, 1999], при упрощающих предположениях:

  • наличия индивидуальных функций полезности типа Кобба-Дугласа,

  • равенства темпов роста индивидуальных потребительских бюджетов темпу роста ВВП,

  • равенства средних значений предельной полезности потребления ограниченного блага по сохранившимся, выбывшим и новым членам сообщества,

окажется, что

,
т.е. предельная ценность ограниченного общественного блага растёт пропорционально общему росту совокупного общественного потребления. Здесь – предельная общественная ценность единицы ограниченного в возможностях воспроизводства блага через t единиц времени с начала наблюдения, – предельная общественная ценность единицы ограниченного в возможностях воспроизводства блага в момент начала наблюдения, γ – темп роста совокупного общественного потребления, tколичество единиц времени, прошедших с момента начала наблюдения.

При оговоренных предположениях это говорит о различии на множитель (1+γ) нормы дисконтирования для благ, ограниченных в возможностях воспроизводства (к которым, в частности, и относятся продукция и услуги естественных экосистем), по сравнению с обычными благами.

Важным замечанием здесь является то, что природоохранные проекты не столько создают экосистемные продукцию и функции, сколько поддерживают и улучшают их воспроизводство. Как раз вследствие этого становится правомерным рассмотрение именно предельных, а не средних значений ценности этих благ относительно «обычных».

Итак, в качестве важного промежуточного вывода:

^ Непрерывный рост производительности человеческой экономической деятельности при постоянстве удельной производительности естественных экосистем, а также трудности замещения и общественном характере потребления их продукции и услуг приводит к естественному различию соответствующих ставок дисконтирования.

К трём основным типам ставок дисконтирования следует отнести:

  • естественную, или экологическую – для продукции и услуг, производимых «Зелёной фабрикой» – естественными экосистемами;

  • индустриальную – для «обычных» материальных ценностей и услуг, производимых антропогенными технологиями;

  • финансовую – для денежных активов, подверженных инфляции.

^ Альтернативные подходы к обоснованию особых ставок дисконтирования. Среди таких подходов нужно, прежде всего, упомянуть концепцию социальной ставки дисконтирования Д. Пирса, известную, прежде всего, по работам [Pearce, 1983], [Pearce, Ulph, 1995]. Не вдаваясь в подробный анализ сходства и различий нашего понятия естественной ставки дисконтирования и социальной ставки дисконтирования Д. Пирса, упомянем признаваемое самим Д. Пирсом отсутствие содержательной интерпретации некоторых промежуточных для предлагаемого им вывода показателей.

Существует также публикация группы авторов в журнале «Проблемы региональной экологии» [Подуст и др., 2001], в которой для обоснования поправочного коэффициента рассматривается «процедура наращения стоимостной оценки получаемого экологического результата». К недостаткам публикации следует отнести отсутствие четкого прояснения причин появления коэффициента, отсутствие рассмотрения вопроса о связи величины эффекта с величиной роста совокупного общественного богатства, а также явное смешение понятий ценности и стоимости.

^ Перспективное поле исследований. Затрагивая вопрос о перспективном поле исследований, в первую очередь, отметим необходимость уточнения реальных карт кривых безразличия и приближающих функциональных зависимостей для типичных индивидуальных и общественных функций полезности с включением в качестве одного из параметров этих функций количества потребляемых продукции и услуг естественных экосистем.

Важным направлением развития может также стать учёт рисков при оценке инвестиций. В качестве каркасных положений такого исследования упомянем, что в «традиционных» инвестиционных проектах учёт рисков неосуществления проекта либо недополучения выгод от его реализации приводит к увеличению ставки дисконтирования ценностей, ожидаемых к получению в ходе выполнения проекта. Напротив, в природоохранных проектах и проектах, затрагивающих экологию, риск необратимой потери экосистем, вероятно, должен работать в сторону снижения ставок дисконтирования соответствующих ценностей, продуцируемых экосистемами. При этом различие в риске потери экосистем должно вести к пространственной дифференциации соответствующих ставок дисконтирования. Необходима разработка методов количественной оценки соответствующего эффекта.

^ Справедливое вознаграждение за природоохранную деятельность. Многие из ценностей, производимых естественными экосистемами, являются ценностями неразрушающего потребления. В силу общественного характера такого рода ценностей адекватная оценка продукции и услуг экосистем на естественных экономических рынках весьма сомнительна. Встаёт вопрос о необходимости прямых выплат лицам и организациям, занимающимся охраной природы и улучшением работы естественных экосистем.

На наш взгляд, они должны быть максимально приближены к величине положительного эколого-экономического эффекта, т.е. к денежному эквиваленту увеличения запасов и продукции экосистем по сравнению с состоянием в отсутствие оцениваемой природоохранной деятельности.

Следствием может стать поворот в сознании достаточно широкого общественного класса, при котором природоохранная деятельность будет рассматриваться как специфическая разновидность бизнеса, приносящего достойную прибыльность.

Вопросы об осуществлении прямых выплат за охрану природы рассматриваются в публикации [Ferraro, Kiss, 2002]. Работа [Pagiola et al., 2004] затрагивает вопросы распределения получаемых в результате природоохранной деятельности выгод и платежей за них, даётся богатая библиография работ, более детально рассматривающих методы конкретных оценок. Основным положением является необходимость максимально возможного совмещения круга фактических инвесторов-вкладчиков и плательщиков за охрану и развитие конкретных экологических сервисов с кругом реально получающих выгоды от их использования. Богатая подборка примеров реального использования прямых выплат за осуществление природоохранной деятельности содержится на страничке личного сайта П. Ферраро http://epp.gsu.edu/pferraro/special/conservation.htm. Материалы по прямым выплатам за охрану природы присутствуют также на сайтах http://www.biodiv.org, http://www.biodat.ru, http://www.unece.org, http://www.iisd.org и др.

Соотношение с проблемами экологической ренты. Как справедливо указывают многие авторы, например, [Глазырина, 2002] и [Яковец, 2003], при деятельности добывающих отраслей в России возникает своеобразная экологическая рента (в терминах [Яковец, 2003] – антирента), когда высокие прибыли этих отраслей сопровождаются ухудшением состояния окружающей среды и непропорционально малым ростом доходов местного населения.

Так, проф. Ю.В. Яковец выделяет собственно экологическую ренту, связанную с преимуществами, получаемыми локальным сообществом (государством или регионом) вследствие рационального природопользования, и экологическую антиренту, связанную с хищническим неконтролируемым использованием природных ресурсов.

К проявлениям экологической антиренты в России относятся:

  • высокие прибыли добывающих отраслей;

  • непропорционально малый рост доходов местного населения и реальных вложений в охрану и восстановление природы;

  • ухудшение состояния окружающей среды.

Нужно давать себе трезвый отчёт в том, что номинальный рост ВВП России сопровождается снижением её совокупного богатства за счёт составляющих природного, а, вероятнее всего, также и человеческого капитала.

В развитие положений о различии естественной, индустриальной и финансовой ставок дисконтирования в привязке к необходимости возмещения потерь естественных экосистем при осуществлении проектов, ухудшающих состояние окружающей среды, нами предлагается следующая формула взаиморасчётов собственников экосистем с инвесторами таких проектов (рассматривается случай чисто финансовых возмещений):

.

Здесь ΔS (Sstocks) – потеря «экологических запасов». Это виды потерь, связанных с единовременной неполной утилизацией ценностей, содержащихся в уничтожаемых природных ресурсах, а также изменения в составляющих полной ценности: ценности отложенной альтернативы, ценности текущего существования и ценности продолженного существования (синоним последней – завещательная ценность). ΔF (Fflow) – потери «экологического потока», ежегодная производительность уничтожаемых и уменьшение производительности нарушаемых экосистем. ηэкологическая ставка дисконтирования, выраженная в долях единицы. Ex (externalities) – текущая оценка разницы положительных и отрицательных внешних эффектов, связанных с осуществлением проекта. T – планируемая длительность осуществления проекта, i – номер года осуществления проекта, в конце которого осуществляется платеж Pi,P0 – стартовый платеж проекта, – дисконтирующий множитель i-го года, θ – финансовая ставка дисконтирования.

Подробное и многоаспектное рассмотрение значимости экосистемных услуг, учёт потерь в которых должен становиться предметом пристального рассмотрения при осуществлении любых инвестиционных проектов, затрагивающих окружающую среду и естественные экосистемы, можно найти в монографии [Тишков, 2005].



  1. Глазырина И.П. Природный капитал в экономике переходного периода. – М.: НИА-Природа, РЭФИА, 2001. – 204 с.

  2. Глазырина И.П. Стратегия и механизмы регулирования устойчивого природопользования (на примере Восточной Сибири). Автореферат на соискание ученой степени доктора экономических наук. – М.: МГУ, 2002. – 40 с.

  3. ^ Глазырина И.П., Глазырин В.В. Модель Чичилниски и перспективы сохранения природного капитала в переходной экономике. – В трудах 5-й международной конференции Международного общества экологической экономики. Российская секция. – М., 2001. – http://www.ulb.ac.be/ceese/STAFF/safonov/ISEERC2001/Paper/Glazyrina_Glazyrin_paper_rus.pdf

  4. ^ Калайда В.В. Тезисы выступления заместителя Председателя Мурманской областной Думы, председателя комитета по природопользованию и агропромышленному комплексу на тему "Рациональное природопользование – путь к спасению России". – http://www.duma.gov.ru/cnature/parl_conf/seminary/201003/kalaida.htm, 2003.

  5. Котко А.А. Экономические аспекты охраны редких биологических видов. – Экономика природопользования. Обзорная информация ВИНИТИ: М.: ВИНИТИ, 1999. – № 3. – С. 55-89. – http://www.myjavaserver.com/~snakekaa/_private/econ.htm

  6. Котко А.А. О необходимости применения раздельных ставок дисконтирования при определении эффективности природоохранных инвестиций. – Экономика природопользования. Обзорная информация ВИНИТИ: М.: ВИНИТИ, 2003. – № 2. – С. 77-94. – http://www.myjavaserver.com/~snakekaa/_private/plural_discounts.html

  7. Котко А.А. Методы расчёта эффективности природоохранных инвестиций. – Известия РАН. Серия географическая, 2005. – № 4. – С. 58-66. – http://www.biodat.ru/doc/lib/kotko1.htm

  8. Подуст А.Н., Черняев А.М., Дальков М.П., Прохорова Н.Б., Шпагина А.Н., Выварец А.Д., Дистергефт Л.В. Учёт фактора времени при интегральной эколого-экономической оценке инвестиционных проектов в области природопользования и охраны окружающей среды. «Проблемы региональной экологии», 2001. – № 3. – С. 32-42. Екатеринбург, «Аква-пресс», 2001.

  9. Тишков А.А. Биосферные функции природных экосистем России. – Ин-т географии РАН. – М.: Наука, 2005. – 312 с.

  10. Яковец Ю.В. Рента, антирента, квазирента в глобально-цивилизационном измерении. – М.: ИКЦ «Академкнига», 2003. – 240 с.

  11. Balmford A., Bruner A., Cooper P. et al. Economic Reasons for Conserving Wild Nature//Science, 2002. V. 297. 9 August. – P. 950-953.

  12. Chichilnisky G. An axiomatic approach to sustainable development. Social Choice and Welfare, 1996. – No. 13. – Р. 231-257.

  13. Costanza R. et al. The value of the world's ecosystem services and natural capital. – Nature 387, Р. 253-260, 1997.

  14. Ferraro P.J., Kiss A. Direct Payments to Conserve Biodiversity//Science. Volume 298, Number 5599, Issue of 29 Nov 2002, p. 1718-1719.

  15. Khush G.S. Masterminding a new rice revolution. – http://www.unesco.org/courier/1999_06/uk/dires/txt1.htm, 1999.

  16. Pagiola S., von Ritter K., Bishop J. Assessing the Economic Value of Ecosystem Conservation. – The World Bank Environment Department in collaboration with The Nature Conservancy and IUCN – The World Conservation Union. Environment Department paper No. 101, October 2004.

  17. Pearce D. Ethics, irreversibility, future generations and the social rate of discount. – International Journal of Environmental Studies, 21(1), – 1983. – Р. 67-86.

  18. Pearce D., Ulph D. A social discount rate for the United Kingdom. – Working Paper – Centre for Social & Economic Research on the Global Environment (GEC 95-01), 1995.

  19. Rees W.E. How should a parasite value its host? – Ecological Economics, 25. – 1998. – Р. 49-52.

  20. Toman M. Why not to calculate the value of the world’s ecosystem services and natural capital. –Ecological Economics, 25, 1998. – Р. 57-60.


Получено 24.01.2006 г.
О.А. Котко

До методології оцінки природоохоронних інвестицій

Розглядається питання про необхідність множинних ставок дисконтування при оцінці ефективності природоохоронних інвестицій. Торкаються проблеми взаємостосунків суспільства з особами і організаціями, що здійснюють природоохоронну діяльність, а також суспільства і власників земель, на яких розташовані природні екосистеми, з інвесторами проектів, що погіршують стан навколишнього середовища.

1^ Котко Алексей Анатольевич, заведующий отделом Всероссийского института научной и технической информации (ВИНИТИ РАН).
© А.А. Котко, 2006

2 Рисунок 3 предполагает гомотетичность функции полезности (т.е. зависимость относительной предельной ценности сравниваемых благ только от отношения их количеств). Последнее предположение заставляет траекторию выбора до момента достижения уровня предельного потребления одного из благ быть участком прямой, проходящей через центр координат

3 При условии оптимального распределения бюджета

4 Для поездок на природу это будет стоимость поездки плюс денежный эквивалент связанных с поездкой затрат времени и сил



Механізм регулювання економіки, 2006, № 1

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconЧ астина 1 методологічні проблеми сучасної економіки розділ 1 Економіка...

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми
Особенности трансформации рынка экологических страховых услуг в Украине в рамках экологизации международной экономики

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми
На основе существующего механизма хозяйственной деятельности предложено использование экологического паспорта для усовершенствования...

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconЧ астина 1 методологічні проблеми сучасної економіки розділ 1 Економіка...
В статье рассмотрены проблемы обращения (эволюция обращения, опыт других стран, состояние на Украине, перспективы переработки) с...

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми
В то же время, несмотря на распространенность данного термина, содержательное его наполнение изменяется в зависимости от предмета...

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми
В статье рассмотрены экономико-энергетические проблемы украинских водоснабжающих организаций. Проведена оценка экономической эффективности...

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми
Важную роль в повышении эффективности русурсопользования играет рециркуляция природных ресурсов. В данной статье рассматриваются...

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми
В статье рассматриваются факторы, формирующие экологические издержки от воздействия производственных систем, приводится возможный...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<