Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания




Скачать 75.74 Kb.
НазваниеСоциологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания
Дата публикации06.09.2013
Размер75.74 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > География > Документы
Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания
Голиков Александр Сергеевич – кандидат социологических наук, старший преподаватель кафедры социологии ХНУ имени В.Н. Каразина (Харьков)

Каждая научная рефлексия касательно статуса, роли, возможностей науки должна сопровождаться удержанием в горизонте внимания рефлексирующего учёного такого феномена, как эгоцентризм каждой науки (и социология тут не является единственной). Это не тот наукоцентризм, о котором писал П. Фейерабенд – тут речь идёт о том, что любая наука логичным образом центрирует мир вокруг своего предмета исследования – и, соответственно, центрирует свод наук вокруг самой себя. В случае с социологией данный социальн(о-психологическ)ий феномен сущностно осложняется социологическим мессианством невротической природы, начиная с истерически-исторических претензий Конта на единственно разумный подход к обществу на онтологическом уровне, и заканчивая гносеологическим империализмом Сорокина касательно социологии как «генерализирующей науки».

Впрочем, до определённой степени социология имела право на подобный взгляд: ведь социология в конце классического периода своего существования была харизматической наукой – наукой, на которую много что возлагалось, наукой, которую обсуждали (возможно, в силу способности обыденного сознания воспринять результаты социологии) – и здесь можно вспомнить примеры Гайд-парка у Джека Лондона, где обсуждали Спенсера, дискуссии Базарова и Кирсанова, дискутировавших о социологических проблемах и т.п.. Впоследствии это преимущество социологии (в отличие от глубоко дифференцировавшейся философии с её глубочайшими герменевтическими, феноменологическими, онтологическими, гносеологическими и т.п. Марианскими впадинами) редуцировалось и даже трансформировалось в недостаток: вторжение «обыденного знания» и «научных эмигрантов» в сферу социологии привело к размыванию социологического знания, с одной стороны, к социальной дискредитации – с другой, к профессиональной делегитимации – с третьей.

В результате современная социология оказалась больна не эдиповым комплексом (хотя и таковой также присутствует в виде болезненной любви социологии к контианской амби(вален)ции), но комплексом целого греческого пантеона. Тут можно назвать и комплекс Данаи (ожидание золотого дождя в виде социального внимания и статуса в высокой башне из слоновой кости при отсутствии попыток что-либо предпринять самостоятельно), и комплекс Кассандры (попытки предсказания чего-либо при полном отсутствии внимания со стороны общества), и комплекс Тантала (постоянные поиски собственной идентичности и «вот-вот-её-достижение» при постоянном исчезновении этой идентичности на очередном открывшемся горизонте), и комплекс Менелая (дисциплинарная обиженность социологии в плане постоянных социальных и гносеологических похищений со стороны других дисциплин «её» дисциплинарного поля), и комплекс Ниобеи (уверенность в том, что именно её дети – лучше прочих, в результате чего эти дети оказались отвержены богами и людьми), и комплекс Тиресия (слепой, искренне верующий в то, что он является более зрячим, чем окружающие зрячие), и комплекс Хирона (у которого после ранения ядовитой стрелой бессмертное человеческое тело кентавра не могло избавиться от умирающего конского тела, а такая дуальность социологии представлена ниже в дихотомиях восприятия социологии – см. ниже), комплекс Пифии (любившей изъясняться максимально широко, широкоинтерпретируемо и безответственно – достаточно вспомнить её пророчество Крезу перед его войной с Киром: «Если ты, царь, перейдёшь через реку, ты погубишь великое царство»)

На сегодняшний день социология претендует на конструирование научно адекватного (а, следовательно, как бы там ни было, - эпистемологически системного) знания об обществе (варианты объекта – о человеке, о социальном взаимодействии, о социальности, о повседневности людей, о формах человеческого знания о социальном мире, о способах символических интеракций и т.п.). Однако при этом сама социология предстаёт в обществе как знание:

А) тотально разорванное;

Б) тотально абстрагированное и оторванное от жизни (для этого достаточно изучить наличествующие учебники, курсы, пособия – и сравнить, например, с ситуацией полного отсутствия книг а-ля «Социология для чайников» из той же серии. Это, безусловно, является эпатажным, маркетизированным, однако показателем);

В) «для своих», «эзотерическое»: социологическое воображение может быть приобретено только на базе уже имеющегося социологического образования и социологической компетенции, но не наоборот. В этом свете заклинания и камлания социологов (в том числе и действительно мощных, ведущих) относительно развития социологического воображения в среде широких масс населения предстают либо откровенной аутолегитимацией своего существования, либо тонким издевательством;

Г) либо тотально политизированное (и здесь можно вспомнить номены «продажная социология», «своя социология» и т.п.), либо тотально аполитичное (холодные и безответственные цифры, «максима Вебера», академическая боязнь социологов сказать что-то «не так» и впасть в оценочное отношение и т.п. привели уже к тому, что социология, оставаясь в политическом пространстве, при этом старательно отстраняется от осознания этого факта).

Социологические ответы на социальные вопросы чаще всего предстают, таким образом, в следующих дихотомиях социального восприятия, проистекающими именно из этих образов социологического знания: фрагментированно несистемными (или, наоборот, слишком парсонсониански высококомплексными и гегелеморфными), абстрактными (или, наоборот, слишком частными и конкретными, приспособленными сугубо ad hoc), безответственными (или, наоборот, чрезвычайно заангажированными), неаргументированным для повседневного и несоциологического знания (или, наоборот, перегруженным непонятными, сложными и эзотеричными аргументами, не вызывающими коннотаций в системе аргументации других видов со- и познания).

При этом исторически социальная активность социологии складывалась в более или менее настоятельное конструирование социологией такого общества (гражданского общества и т.п.), в котором социология была бы востребована (это касается линии от Конта до Лумана). Однако эта линия провалилась вследствие того, что социология, как мы уже указывали выше, реализовывала политическую задачу, всячески «отнекиваясь» от участия в политическом пространстве общества. Социология, например, приветствовала процессы обезсоциализации общества (в качестве примеров тут можно привести такие процессы, как неолиберализация экономики, маркетизация образования и науки), а таковой процесс социально и гносеологически более выгоден экономике и политологии как науке (наукам монофакторным по самой своей природе), чем социологии. Иначе говоря, социология всё равно участвовала в политическом процессе – но работала не на «свои» интересы.

Иначе говоря, сознательно или нет, но социология участвовала в конструировании такой социальной реальности, которая может быть монофакторно описана. Претензии социологии на системное описание были аннигилированы при «постмодернистском предательстве» социологией своих (безусловно, далеко не безупречных) стартовых идеалов (и здесь показательным будет сравнение первооткрывательски-конкистадорского пафоса Баумана с элегантными и тактичными предупреждениями Лиотара относительно возможной истинной природы и возможных опасностей постмодернизированного разума). Социология «предала» системную картину мира (и структурно-функциональную – как её модификацию) (см. классификацию Первой и Второй социологий у Штомпки), скатившись в «коллекционирование марок» (если следовать знаменитой дихотомии Эрнеста Резерфорда науки на «физику» и «коллекционирование марок» и переинтерпретировать эту дихотомию как дихотомию наук систематизирующе-объяснительных и наук описательно-феноменалистских, соответственно), фотоблоггирование реальности, интерпретацию интерпретаций, герменевтику герменевтирующего субъекта и т.п.

Что диалектически приводит к тому, что, как это описал Г. Гессе, «игра в бисер» априори запирается обществом в закупоренную, герметичную и негерменевтизирующуся извне Касталию – что и происходит с социологией. Социология окружается социальным, гносеологическим, научным, статусным и т.п. неинтересом / игнорированием / бойкотом. И в этом смысле не приходится удивляться ни социальным (с)а(н)кциям в отношении социологии, ни её повседневному непризнанию, ни её медиа-игнорированию. Социолог(и) сам(и) поставил(и) себя таким образом в социальн(о-политическо)м пространстве, (ре)актуализировав вопрос относительно своей (бес)полезности. Социология сама отреклась от своего системного первородства за чечевичную похлёбку пост(недо)модерна (термин д.ф.н., проф. А.А. Мамалуя) – и не должна удивляться, что общество отказывается признавать в предлагаемых социологией авангардистски-кубистских (если речь идёт о схематичности подавляющего большинства макросоциологических фигурных нагромождений) и экспрессионистских (если говорить о бессистемности, непоследовательности, «взрывности», произвольности большинства микросоциологических этюдных набросков) опытов.

Что здесь можно предложить в качестве рецепта «исхода из египетского рабства» для социологии? Целый комплекс параллельных и(ли) последовательных акций, среди которых мы важнейшими полагаем следующие: разгерметизация (интеллектуальная, терминологическая (до определенной степени, конечно) – но, в первую очередь, - социально-политическая, медийная) социологии, включение социологии и социологов как в академически-интеллектуальной сфере (это касается и необходимости интеллектуально честных, откровенных интеллектуальных взаимодействий – от рецензирования статьи до оппонирования диссертации), так и в социально-политической (что касается как долженствования социологов участия в политическом взаимодействии, так и необходимость если не элиминации, то как минимум корректирования «максимы Вебера» в сторону «максимы Ядова»), так и в экспертной среде. Все прекраснодушные призывы социологов (Баумана, Бергера, Штомпки и т.п.) касательно распространения социологического воображения и трансформации социологии в социально значимую науку, науку, действительно важную для повседневного взаимодействия, должны обрести вполне конкретное воплощение в социологических курсах (не зарисовках из диссертаций преподавателей, не холодных и абстрактных рассуждений из условных учебников – а сопереживающее обсуждение вполне конкретных и животрепещущих проблем преподавателя со студентом). Второй компонент возможного рецепта – обретение (концептуализация нового, верификация уже существующего, канонизация чего-либо из предложенного) если не универсального канона, то хотя бы конвенционально приемлемого свода правил и формулировок. Внутринаучные дискуссии являются хорошим показателем для здоровья самой науки, но очень плохим показателем для её социальной субъектности, социальной статусности, устойчивости («общественность» очень плохо воспринимает внутринаучные расхождения – и корпоративность с этой точки зрения является не только традиционным требованием традиционного института, но залогом его (само)идентичности, воспроизводимости, лумановской достаточной закрытости института от внешней системы). Здесь, видимо, отдельную роль может сыграть установление стандарта социологического образования. Под приёмом этого конвенционального свода правил и формулировок мы понимаем вовсе не установку единого общеобязательного канона. Здесь, скорее, подразумевается реализация знаменитого научного принципа «О понятиях и дефинициях не спорят, о них договариваются». Наконец, третий компонент – выдвижение социологией образца действительно научного, системного, последовательного знания – знания, консистентного сложности и системности изучаемого им общества, а не занимающегося «зарисовками из окружающей среды». В этом случае можно будет претендовать на соответствующую социальную функцию, социальную роль, социальный статус – как в общенаучном, так и в социетальном плане. И, вероятно, в этом случае и вопрос социальной институционализации и легитимации социологии тогда решится.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995. — 323 с

Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: “Медиум”, 1995. — 323 с

Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания iconБергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995. — 323 с

Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания iconЗачем несоциологу социология?
Именно процесс изучения социологии,помогает овладеть видением мира под особым углом зрения, видеть не просто внешнюю оболочку явлений,...

Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания iconПовседневное и социологическое восприятия социальной реальности как...
Повседневное и социологическое восприятия социальной реальности как проблема социологического образования //Зб. Наук. Праць Дондуу:...

Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания iconБуржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия "Социологическое...

Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания iconБуржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия "Социологическое...

Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания iconИстория социологии девиантного поведения
В недрах социологии зародилась как специальная отрасль социологического знания – социология отклоняющегося поведения и социального...

Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания iconПонятие «смысл жизни» с точки зрения разных наук
«смысла жизни» и его трактовка с точки зрения психологии, философии и социологии. Автор считает, что использование в социологии категории...

Социологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания iconВопросы к экзамену по курсу «Философия культуры»
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<