Принципы диалектической логики




Скачать 311.03 Kb.
НазваниеПринципы диалектической логики
страница2/3
Дата публикации20.03.2013
Размер311.03 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > Химия > Документы
1   2   3

Понятие отчуждения Маркс заимствовал у Гегеля и Фейербаха. Но насколько глубже их он анализирует это понятие! Его предшественники не пошли дальше внешних идеологических покровов, окутывающих обще­ственные явления, в то время как Маркс своим анали­зом обнаруживает глубочайшую основу отчуждения человека в характере труда при капитализме. Маркс вскрывает историческую обусловленность этого отчуж­дения, доказывая, что в других, а именно социалисти­ческих условиях, ему не может быть места. Прямо противоположны и те выводы, которые делали из этого понятия Гегель и Маркс. Гегель полагал, что отчужде­ние, имея чисто идеологический характер, может быть преодолено в сфере чистого сознания. В противополож­ность ему Маркс видел источник ликвидации «самоот­чуждения» человека в уничтожении капиталистических отношений.

Современные буржуазные идеологи и ревизионисты цепляются за понятие «отчуждения», чтобы извратить взгляды молодого Маркса и противопоставить их мар­ксизму в целом. Если им поверить, то главный смысл этого понятия, по Марксу, состоял якобы в том, что от­чуждение труда можно устранить без социалистиче­ского переворота. Но все их попытки подобной «обра­ботки» Маркса тщетны, ибо в рассматриваемой работе Маркс доказывает, что только политическое и социаль­ное освобождение рабочих, уничтожение частной собственности на средства производства и изменение характера общественного труда может быть основой пре­одоления отчуждения всех «сущностных сил» человека. Все отношения рабства, существующего при капитали­стическом строе, писал Маркс, суть лишь модификация и следствия экономического отношения между пролета­риатом и буржуазией. Поэтому только социальная эмансипация рабочего способна разрушить эти отноше­ния и дать свободу человеку, вернуть ему те силы, кото­рые капиталистический строй отчуждает от него и про­тивопоставляет ему.

Позднее, особенно в «Капитале» Маркс строит свой экономический анализ не на базе понятия отчужденного труда. В основе «Капитала» лежит понятие прибавоч­ной стоимости — этого краеугольного камня политиче­ской экономии капитализма. Но анализ понятия «отчу­ждения» на определенном- историческом этапе сыграл свою историческую роль. Главное значение этого ана­лиза состояло в том, что он за отношениями вещей обна­жил социальные, классовые отношения между людьми и в труде рабочих открыл источник капиталистической собственности. «Ведь когда говорят о частной собствен­ности, — писал Маркс, — то думают, что имеют дело с некоей вещью вне человека. А когда говорят о труде, то имеют дело непосредственно с самим человеком. Эта новая постановка вопроса уже включает в себя и его разрешение» (7).

В «Капитале» отчуждение труда и вообще человече­ских сил Маркс обобщил в понятии товарного фети­шизма, а открытие им прибавочной стоимости объяс­нило самую глубокую тайну буржуазного способа про­изводства.

Приведенный пример анализа показывает его огром­ную познавательную силу, проникающую за внешность явлений в их сущность, открывающую за видимостью вещей их действительную природу.

Если анализ — это такой способ познания явлений, который вскрывает истинную природу и «порождающую основу» вещей, то в отличие от индукции он способен давать прочные исходные данные для предвидения бу­дущего развития. Не говоря уже о проблематичности индуктивного заключения для будущего, индукция во­обще бессильна тогда, когда еще отсутствуют такие единичные факты, которые можно было бы возвести в степень всеобщности.

Иначе обстоит дело с анализом, который основан не на принципе формального следования из частного об­щего, а на познании сущности, закона явлений. Благодаря анализу конкретных условий современного обще­ства, учету новых тенденций развития, борьбы противо­положных сил современного мира мы можем сделать правильный вывод о реальных возможностях развития в будущем.

Таким образом, сущность и значение анализа можно свести к следующим основным моментам.

1. Анализ есть способ исследования, играющий огромную роль в процессе движения мысли от внешней видимости явлений к их сущности, в процессе преодоле­ния противоречия между внешним и внутренним. Рас­членяя сложное целое на его части, анализ это делает не только для того, чтобы показать, из каких составных частей состоит предмет, а для того, чтобы обнаружить сущность предмета.

2. Поскольку сущность вещей многоступенчата, то мысль должна дойти до такой стороны, момента, кото­рые не просто относятся к сущности вещей, а есть их самая глубокая сущность, то, что представляет основу, единство всех сторон вещи и из чего можно объяснить все сложные связи и отношения предметов. Эту роль в движении познания и выполняет анализ. Когда Маркс в отчужденном труде видел сущность капитализма, то он указывал, что во всех других категориях буржуаз­ного способа производства, каковы конкуренция, капи­тал, деньги, нужно находить «лишь то или иное опре­деленное и развернутое выражение» этой основопола­гающей категории (8).

Без аналитической деятельности мышления, имеющей своим результатом нахождение основы, единства всех сторон вещей, невозможно движение познания от аб­страктного к воспроизведению в мышлении конкретного во всей его сложности, о чем речь будет идти в следую­щей главе.

3.Приемы анализа очень разнообразны. В различ­ных науках аналитический способ исследования кон­кретизируется в зависимости от природы исследуемых объектов. Особенно важное значение в анализе имеет анатомирование сложных взаимопереплетающихся свя­зей и отношений предметов. Любое явление связано с другими явлениями, точно так же, как разные стороны и свойства одного и того же явления взаимно свя­заны между собой и находятся в состоянии взаимодей­ствия. Факт взаимодействия этих связей, сторон со­здает возможность принять за сущность явления ту сторону, которая хотя и важна, но все же не предста­вляет собой его «порождающую основу». Например, общественное бытие и общественное сознание воздей­ствуют друг на друга, но, как известно, было бы ошиб­кой ограничиться анализом этого взаимодействия или взять в качестве сущности последнего сознание. Всесто­ронний анализ и анатомирование взаимных связей тре­буется для того, чтобы преодолеть, как говаривал Плеханов, мертвую точку взаимодействия и нащупать наи­более существенную связь, вне которой непонятны другие связи.

Нередко связь и взаимодействие явлений имеет ха­рактер круговорота, в котором трудно найти начало и конец, и все настолько переплетено между собой, что, кажется, невозможно выделить какую-то сторону в ка­честве основы. Такой характер имеет, например, движе­ние промышленного капитала, выступающего в форме денежного, производительного и товарного капиталов. Каждая из этих форм в процессе общего движения превращается в другую и все они представляются равно­правными по выполняемым функциям. Больше того, на первый взгляд кажется, что денежный капитал является более существенным, поскольку с него на­чинается цикл круговорота, т. е. капиталист должен сна­чала пустить в оборот денежный капитал, чтобы стал возможным весь круговорот. Отсюда возникает иллю­зия, что деньги обладают чудодейственным средством к самовозрастанию. Между тем анализ этих трех форм капитала показывает, что только в сфере производства, когда капитал выступает в форме производительного капитала, кроются источники его самовозрастания, а значит и сущность всего движения промышленного капитала. В таких случаях только расчленение и анато­мирование целого, изучение каждой отдельной связи и ее роли в общем круговороте и взаимодействии делает понятным все движение и его действительную основу.

Изложенное выше понимание анализа глубоко отли­чается от того, что разумеют под ним различные пози­тивистские школы. Представители этих школ подчеркивают аналитический характер своих логических тео­рий. Существо анализа они сводят к «прояснению» пред­ложений науки, отрицая его главную функцию — быть логическим способом исследования сущности самих вещей. «Общее понятие анализа, — сказано в одной из статей сборника «Революция в философии», — это по­нятие перевода или, лучше сказать, понятие перефра­зировки, так как перевод производится в самом языке, но не с одного языка на другой: перевод производится с менее ясной формы на более ясную форму, или с формы вводящей в заблуждение в форму, которая не вводит в заблуждение» (9).

Далее, современные позитивисты отождествляют ана­литическое с тавтологическим. Анализ трактуется в кантовском смысле этого слова, как способ лишь поясняю­щий, а не расширяющий наше знание.

С точки зрения диалектической логики анализ, как мы видели, есть нечто несравненно более сложное я глу­бокое, чем указанное представление. Она исследует не готовые результаты анализа, а изучает последний как процесс, как движение мысли. С помощью анализа мысль постигает сущность вещей, единство многообраз­ных явлений. Поэтому неверно утверждать, что ана­лиз—это способ лишь поясняющий, а не расширяющий знание. В этом смысле кантовское деление на аналити­ческие и синтетические суждения искусственно и не имеет никакой почвы. Это становится особенно ясным» когда мы исследуем формы мышления в их развитии. Анализ отправляется от единичных явлений и фактов, стремясь найти, открыть их сущность. Постижение сущ­ности, которая не находится на поверхности вещей, есть результат аналитической деятельности мышления. Та­ким образом, путем анализа мы не просто поясняем, а расширяем, углубляем свои знания об объективном мире. Когда мы оперируем уже выработанными поня­тиями о вещах, тогда действительно анализ готовых по­нятий не прибавляет ничего нового к их содержанию. Но необходимо помнить, что в этом результате содер­жится путь, сделавший возможным этот результат. Кант приводил в качестве примера аналитического су­ждения предложение: «Все тела протяженны», и делал вывод, что предикат заранее содержится в субъекте, вследствие чего данное суждение не прибавляет ничего нового к нашим знаниям, а лишь разлагает его путем анализа на части: в понятии тела заранее-де содер­жится их свойство быть протяженными. Однако Кант не учитывал того обстоятельства, что получить любое понятие — в данном случае понятия «тела» и «протяжен­ности»— можно лишь посредством анализа многооб­разных явлений, что, следовательно, суждение «все тела протяженны» ничего «не прибавляет» к знаниям лишь тогда, когда оно уже имеется налицо. Но дело в том, что анализ раньше привел к этому знанию, т. е. дал нам знание того, что тела протяженны.

И аналитические и синтетические суждения одинаково служат для расширения и получения новых зна­ний. Пример, приводимый Кантом в качестве синтети­ческого суждения: «все тела тяжелы», столь же аналитичен как и суждение о протяженности тел, ибо только посредством анализа можно было установить такое общее свойство всех тел, как тяжесть. И, наобо­рот, суждение «все тела протяженны» столь же синте­тично, как и суждение «все тела тяжелы», так как оно дает представление о целом. Кант сам утверждал, что где рассудок раньше ничего не соединял, там ему не­чего анализировать, разлагать. Именно поэтому невоз­можно метафизически разграничивать аналитические и синтетические суждения, абсолютизировать различие между ними. Вопрос о взаимосвязи анализа и синтеза мы рассмотрим позднее.

Неправильно также видеть различие между анали­зом и синтезом в том, что первый в отличие от второго не нуждается в обращения к опыту. Если посредством анализа осуществляется движение мысли от многообра­зия явлений к их единству, от случайного к необходимому, от беспокойной смены явлений к относительно постоянному и прочному в них, к «инвариантному» (10). в явлениях, то без обобщения опыта так же невозмо­жен анализ, как и синтез. По существу же различие между анализом и синтезом находится в другом. Это различие станет ясным, когда мы рассмотрим вопрос о синтезе, выясним его роль в познании.
Синтез и его сущность
В отличие от анализа, который представляет собой деятельность мышления по разложению целого на ча­сти, синтез обычно определяется как воссоединение це­лого из частей на основе познанных составных элемен­тов целого. Это определение синтеза, в общем правиль­ное, нуждается в более глубоком рассмотрении.

Синтетическая деятельность мышления начинается с того, на чем заканчивается анализ. Главная задача синтеза состоит в том, чтобы открытую посредством анализа «порождающую основу». Сущность вещи или явления провести через все движение явлений, показать, как единство, внутренняя связь вещей проявляются в конкретном их многообразии. Если в процессе анали­тической деятельности мысль движется от многообразия к тождеству и единству, то в процессе синтеза напра­вление движения ее прямо противоположно: от тожде­ственного, существенного к различию и многообразию, в форме которых обнаруживает себя сущность вещей. Синтез соединяет части, составные элементы в целое, но это не механическая «сборка» разрозненных частей в единый механизм, а процесс исследования того, как основа, сущность вещи воплощается в конкретном мно­гообразий ее сторон и свойств. Синтез соединяет общее и единичное, абстрактное и конкретное, единство и мно­гообразие в живое целое, где все стороны развиваются из определенной основы, из главного, существенного элемента или качества явления. Если в исходном пункте познания действительность предстает перед человече­ским взором как хаотическое многообразие, как много­образие без единства, то в результате анализа и син­теза она познается уже как единство в многообразии или многообразие в единстве.

Продолжим рассмотрение ленинского способа ис­следования империализма. Выше указывалось, что с по­мощью анализа экономических процессов, характерных для этой новой стадии, В. И. Ленин показал, что определяющей сущностью ее является монополия. В первых шести главах книги «Империализм, как высшая стадия капитализма» он вычленяет и анализирует от­дельные стороны империализма, выделяя монополию в качестве главной стороны. В седьмой главе Ленин переходит от анализа к синтезу. Он говорит в начале этой главы о необходимости «свести вместе сказанное, выше об империализме» (11). Ввиду того, что монополии составляют суть империализма, Ленин в своем итого­вом, синтетическом определении пишет, что «империализм есть монополистическая стадия капитализма» (12). Но так как это определение, хотя и верное, все же слишком общее, то требуется, по выражению Ленина, дать более широкое определение, которое охватывало бы все основ­ные признаки и стороны империализма. И. Ленин дает следующее научное определение империализма: «Импе­риализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капи­тала, приобрел выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и за­кончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами» (13).

В этой синтетической характеристике империализма разные его стороны и свойства уже не просто сосуще­ствуют друг подле друга, все они связаны главной осо­бенностью его как монополистического капитализма, ибо эта особенность есть та основа, причина, которая порождает все остальное, без которой связь сторон и признаков распадается как здание, лишенное фунда­мента. В «Капитале» Маркс так же не механически соединяет различные формы капитала, каковы промыш­ленный и торговый капитал, процент, рента, а синтети­чески выводит из прибавочной стоимости как сути, основы всего бытия капитала, его конкретные проявле­ния и формы.

В. И. Ленин не ограничивается указанным выше синтезом экономических черт и признаков империализма. Основываясь на результатах анализа, он дает бо­лее широкую синтетическую картину империализма, выводя из его монополистического характера и поли­тику правящих классов, связывая монополистическую сущность империализма с необходимыми тенденциями в области политики. Он подвергает критике ошибки К. Каутского, который отрывал политику империализма от экономики и полагая, что монополии в экономике совместимы с ненасильственным образом действий в по­литике. Ленин связывает, «синтезирует» монополии с империалистической политикой, показывая, что финансовый капитал и монополии «всюду несут стремле­ния к господству, а не к свободе» (14), что для империа­лизма характерна реакция по всей линии.

Из всего сказанного выясняется роль синтеза в ис­следовании взаимосвязи внутренней сущности я внеш­них форм проявления вещей. Как ни велика роль ана­лиза в обнаружении сущности явлений, сведении внеш­него их многообразия к «порождающей основе», это все же лишь часть процесса познания. Не менее важно исследовать и вопрос о том, почему сущность про­является именно в таких, а не других внешних формах. Без этого сущность и явление, внутреннее и внешнее, закон и формы его действия, проявления не смогут быть отражены мышлением в ах единстве, неразрывной связи, так, как они существуют в самой действительно­сти. Только в мысли мы выделяем разнообразные формы вещей, анализируя их в отдельности; беря их как некие самостоятельные объекты, В действительности они сплавлены воедино, и задача состоит не только в том, чтобы отделить их, расчленить рада достижения сущ­ности вещей, но и соединить для того, чтобы понять, что как ни противоположно внутреннее и внешнее, но имен­но внутреннее лежит в основе внешних форм, последние же суть проявление внутреннего. В этом мысленном «соединении> сущности и явления, внутреннего и внеш­него, общего и единичного, постоянного и переменного, однородного и многообразного главную функцию выпол­няет уже не анализ, а синтез. Когда Маркс в «Капи­тале» идет от прибавочной стоимости {сущность) к та­кой форме ее проявления, как рента, и объединяет их, т. е. объясняет последнюю через прибавочную стои­мость, то он использует синтез, доказывает, почему и как сущность проявляется в такой-то форме, нередко искажающей истинный смысл вещей.
1   2   3

Похожие:

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
Диалектика прорвала узкий горизонт формальной логики и выковала метод всестороннего исследования познания с точки зрения наиболее...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
В этом можно убедиться на рассмотрении того же главного вопроса познания — о соотношении единичного, особенного и всеобщего

Принципы диалектической логики iconV понятие в диалектической логике
...

Принципы диалектической логики iconИ актуальные проблемы диалектической логики
Диалектическая логика разрабатывает идеи и принципы построения научного мировоззрения; она не просто одна из наук в ряду многих других,...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
Не сни­жаем ли мы значения понятий, называя суждение более сложной формой мышления? Разве суждение не воспро­изводит то же содержание...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики
Сущность познания со­стоит в возведении единичного в общее, явления в закон. Так как единичное и общее — противоположности и ме­жду...

Принципы диалектической логики iconПринципы диалектической логики «… Вопрос не о том, есть ли дви­жение,...
«… Вопрос не о том, есть ли дви­жение, а о том, как его выразить в логике понятий»

Принципы диалектической логики icon445 понятие «исходная форма предмета» и его методологическое значение для естествознания
Одной из важнейших задач диалектической логики, т е материа­листической диалектики в ее тождестве с логикой и теори­ей познания,...

Принципы диалектической логики iconБуль джордж (Boole George) биография
В основных трудах Буля "математический анализ логики, являющийся опытом исчисления дедуктивного рассуждения" и "исследование законов...

Принципы диалектической логики iconИсследования различных вопросов в области логики уже около 50 лет занимают
Об этом свидетельствуют оригинальные и объемные учебники логики и многочисленные монографии

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<