Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного




НазваниеЭ. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного
страница10/50
Дата публикации07.03.2013
Размер5.37 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   50

Идя по этому пути – по пути исследования категорий как подлинных форм понятия, – мы будем исследовать именно понятие, его специфические черты, отличающие понятие от общего термина.

В противном случае мы будем на самом деле исследовать не понятие, а общий термин, и откроем в понятии лишь те его "признаки", которые ему свойственны в силу того, что оно реализуется через термин, через слово, через речь. Иными словами, мы неизбежно увидим в понятии лишь те его определения, которые ему общи с любым общим термином, и примем за логическую форму, за форму мышления, – лишь форму выражения мышления в речи.

Способность выражать свои чувственные впечатления в речи, в словах, в высказываниях, в совокупности высказываний – это, как нетрудно понять, способность более элементарная и ранее возникающая, чем способность мыслить, чем способность отражать действительность в понятиях.

Первая представляет собой необходимую предпосылку и условие возникновения второй. Но вторая никак не может быть сведена к первой. Иначе и в самом деле величайшие болтуны были бы автоматически величайшими мыслителями.

Мышление, как высшая познавательная способность, действительно возникает лишь там, где человек не просто пересказывает то, что он видит, слышит, осязает или обоняет, не там, следовательно, где он просто придает чувственно воспринимаемым явлениям абстрактное выражение.

Способность мыслить, способность отражать явления в понятиях возникает только там, где человек начинает отделять от предмета все внешнее и несущественное и, пользуясь выражением Гегеля, "выдвигает предмет в его сущности". Там, следовательно, где сам процесс абстрагирования начинает руководиться хотя бы такими категориями, как "существенное" и "несущественное".

Элементарная логика поэтому вполне справедливо определяет понятие как отражение "существенно-общего". Это действительно первый специфический признак понятия и мышления в понятиях.

И элементарной эту логику делает то обстоятельство, что она не идет достаточно глубоко в исследовании категории "существенного" – так же, впрочем, как и в исследовании всех других категорий.

Поскольку она их касается – она является Логикой, а не "формальным" (то есть семантическим) анализом. Поскольку она их исследует недостаточно глубоко и всесторонне, – постольку она есть лишь элементарная логика.

Постольку и понятие, как "клеточка" мышления, определяется этой логикой хотя и верно, но очень поверхностно и приблизительно, так как сам единственный специфический признак понятия ("существенное общее") раскрыт недостаточно конкретно и полно.

Итак, процесс образования абстракции вообще, совпадающий с процессом образования общего термина, слова, наименования, – составляет собой хотя и необходимую предпосылку процесса возникновения и развития понятия, но все же только предпосылку. И нельзя принимать историческую предпосылку возникновения явления – каковой в данном случае оказывается общий термин – за первую специфическую форму понятия.

Абстракция, закрепленная в слове, в термине, – это лишь "додилювиальная" (как сказал бы Маркс) предпосылка возникновения понятия, исторические условия его становления, но ни в коем случае не действительное условия его реального бытия.

Поэтому все законы образования абстракции, законы образования общего термина и нельзя принимать за законы образования понятия. Поэтому и требования, вытекающие из анализа законов образования общих терминов и нельзя выставлять как требования, обеспечивающие выработку понятия.

Они, эти законы и вырастающие из них требования, просто недостаточны для того, чтобы руководствуясь ими, можно было бы выработать действительное понятие. Но если эти требования применяются дальше границ их реальной применимости, то они перестают быть просто "недостаточными", а становятся прямо неверными.

Ниже мы покажем это на конкретном материале истории научного познания. Но прежде чем перейти к этой задаче, следует рассмотреть некоторые вопросы, связанные с диалектикой отношений между чувственной ступенью познания и ступенью рациональной обработки эмпирически данных фактов.

Настоящая серьезная философия (исключая лишь представителей последовательного эмпиризма) в логике, то есть номиналистической, концептуалистской логики всегда проводила или старалась провести грань между понятием и абстракцией как таковой, абстракцией, заключенной в любом слове.

Это различие, как мы видели, резко подчеркивали до Маркса и идеалист Гегель , и материалист Фейербах. Это различие есть просто факт, независимый от той или иной его философской трактовки. Но только в философской теории Маркса и Энгельса этот факт был действительно понят и объяснен с точки зрения материализма, с точки зрения отражения.

Поскольку понятие с точки зрения материалистической теории отражения есть продукт особого рода переработки эмпирических данных, фактов, данных человеку в созерцании и представлении, постольку необходимо разъяснить и уточнить диалектико-материалистическое понимание категорий "созерцание" и "представление", – причем сделать это с точки зрения Логики, теории познания и диалектики – и ни в коем случае не с точки зрения психологии.

<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)

<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

^ 2. ОБ ОТНОШЕНИИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ К ПОНЯТИЮ

Старая, недиалектическая логика и теория познания, не будучи в состоянии понять диалектику отношения чувственной ступени познания к рациональной, никогда не могла понять и теоретико-познавательного смысла "созерцания" и "представления".

Она не смогла даже дать сколько-нибудь удовлетворительного определения этим категориям и, как правило, рабски заимствовала его из психологии. "Созерцание" для нее совпадает с тем образом вещи, который индивид непосредственно воспринимает с помощью своих, индивидуально присущих ему органов чувств – с помощью своих двух глаз, пяти пальцев да собственного носа. "Представление" же толкуется как образ "созерцания", но только удержанный в индивидуальной чувственной памяти.

Нетрудно заметить, что такое толкование опять-таки не сходит с точки зрения абстрактного гносеологического "робинзона", с точки зрения антропологического толкования субъекта познания. Уже здесь, таким образом, по существу отрицается общественный характер человеческого созерцания и представления, в частности игнорируется тот факт (который в наши дни установлен даже естественно-научно физиологией высшей нервной деятельности), что человеческое созерцание, не говоря уже о "памяти", неразрывно связано с речью, опосредствовано словом.

Забывается и то обстоятельство, что человеческий индивид большую, если не подавляющую, часть эмпирических сведений о вещах приобретает не с помощью лишь своих двух глаз и десяти пальцев, а (благодаря речи) через органы чувств всех взаимодействующих с ним индивидов.

Далее. Если под "понятием" разумеют любой общий термин, любое слово, – лишь бы оно выражало нечто "общее", – то эта точка зрения уже с неизбежностью дополняется мнением, согласно которому чувственное познание (созерцание и представление) имеет дело только с "единичным". Но последовательно удержаться на этой точке зрения не может самый махровый эмпирик: ведь она равносильна отказу от положения "нет ничего в интеллекте, чего не было бы в чувствах". Значит приходится делать вывод, что созерцание и представление тоже отражает "общее", а дело мышления сводится к тому, чтобы отличить и обособить это "общее", выразить его отдельно. Получается, что мышление отличается от чувственности только тем, что оно дает более бедный образ вещей, нежели чувственность. Чувственность-де отражает и единичное, и общее, а мышление только общее. Становится непонятным, зачем оно в таком случае вообще нужно, если речь идет о познании конкретных вещей.

Но особенно путает все карты такой позиции наличие так называемых "общих представлений". Они, как таковые, представляют собой просто факт, который не может ставить под сомнение ни одна гносеологическая или логическая концепция. Примером таких общих абстрактных представлений могут служить хотя бы все известные геометрические фигуры. Треугольник, который школьник вычерчивает на доске или на бумаге, а начертив, созерцает, – это крайне обобщенный образ действительности, крайне абстрактное ее отражение и вместе с тем – нечто чувственно, наглядно воспринимаемое, созерцаемое.

Куда отнести такие образы? К "чувственной" или "рациональной" ступени отражения? Представление это или понятие?

Кроме того, каждый прекрасно знает, что память удерживает в сознании далеко не всю полноту фактов, которые когда-то побывали в поле зрения индивида. Она удерживает и сохраняет эти факты всегда лишь в общих чертах: детали и подробности (то есть то, что эмпирик именует "конкретностью") все больше и больше размываются потоком времени, пока от факта не остается в сознании лишь самый общий контур, – тем более "общий", чем дальше в прошлом осталось припоминаемое событие.

Каждый знает, как трудно бывает определить – то ли ты сам когда-то видел факт, то ли тебе о нем кто-то рассказывал, – особенно, когда речь идет о фактах, случившихся очень давно.

Память, как известно, всегда опирается на слово, на речь. Без речи нет вообще того, что мы называем человеческой памятью. И только те черты события, факта, о которых я упоминаю при рассказывании о нем, те черты, которые я воспроизвожу словесно, в конце концов и сохраняются в сознании. Все остальное постепенно стирается в памяти, и, по-видимому, не случайно: если я о чем-то не считаю нужным упоминать, значит я считаю это "несущественным", не заслуживающим упоминания...

Так что отсеивание "несущественного", не стоящего упоминания, происходит уже при построении образов памяти, и происходит совершенно непреднамеренно. Никаких сознательных усилий "логической способности" в этом случае не совершается. В итоге в образе памяти оказываются стертыми все детали, все подробности, а сам образ становится крайне абстрактным и обобщенным.

Уже простая память, таким образом, создает то, что называют обычно "общим представлением" и даже выделяет "существенное".

Но очень часто (к сожалению, слишком часто) память удерживает не то, что по зрелом размышлении, спустя некоторое время, хотелось бы вспомнить, и, наоборот, начисто утрачивает те черты фактов, которые "на самом деле", а не по мнению свидетеля, были как раз самыми "существенными" для объективной характеристики события. Судебные следователи, практика которых хорошо знакома каждому по уголовным романам, эту особенность человеческой памяти прекрасно знают и строжайшим образом учитывают. Часто те детали и подробности события, на которые свидетель не обратил никакого внимания, как раз и оказываются с точки зрения объективной оценки события самыми важными и "существенными".

Историки слишком хорошо знают, что даже "письменная" память человечества не сохраняет того, что было как раз самым важным и существенным. Средневековые хроники чрезвычайно тщательно описывают слова и деяния королей и придворных дам и не дают почти никаких сведений о материальных условиях и "причинах" событий... Объективно важные события и факты описываются в них настолько общо, что вызывают досаду современного ученого.

Все это говорит за то, что "представление" – даже если его толковать как просто удержанный в памяти образ вещи, факта, явления или события, когда-то побывавшего в поле созерцания людей, есть в итоге крайне "обобщенное" и уж во всяком случае крайне "абстрактное" отображение реальности, – хотя бы потому, что человеческая память неразрывно связана со словом.

Представление в итоге оказывается чем-то таким, что носит в себе одновременно и черты "чувственного" познания, и черты "мышления", и не подводится в итоге ни под ту, ни под другую рубрику.

"Представление" в итоге приходится толковать как некоторый гносеологический гибрид, как продукт смешения созерцания с мышлением, восприятия – с понятием. Но в таком случае следовало бы оставить его вообще в покое до тех пор, пока не исследованы порознь чувственное сознание с одной стороны и понятие – с другой. В таком случае не следовало бы вообще считать "представление" – наряду с ощущением – "чувственной ступенью" отражения. "Представление" в таком случае не может рассматриваться как более простая, чем "понятие", форма отражения. Оно оказывается чем-то более сложным и предполагает "понятие" как свой составной элемент...

Вся эта путаница, из которой невозможно найти выхода, основывается прежде всего на непонимании общественного характера "чувственного познания" человека. С общественной же точки зрения вопрос разрешается легко и рационально.

Благодаря речи индивид "видит" мир не только и не столько своими глазами, сколько миллионами глаз. Поэтому под "представлением" Маркс и Энгельс всегда разумеют вовсе не удержанный в индивидуальной памяти чувственный образ вещи. Такое толкование, может быть уместное в психологии, оказывается совершенно неверным в качестве теоретико-познавательного содержания этой категории. "Представление" для гносеологии, исходящей из общественного индивида, – это реальность опять-таки общественная. В состав "представления" входит то, что удержано в "общественной" памяти, в формах общественной памяти. А такой формой является прежде всего речь, язык. И если индивид приобрел представление о вещи от других непосредственно созерцающих ее индивидов, то он приобрел только такую форму сознания о ней, какую бы он получил в том случае, если бы сам, собственными глазами, созерцал этот факт, эту вещь. Представление и есть общественно осознанное созерцание. Обладать "представлением" – это значит обладать общественно осознанным (т.е. выраженным или могущим быть выраженным в речи) созерцанием.

Если я "созерцаю" вещь глазами другого индивида, сообщающего мне свои непосредственные впечатления о ней, то я приобретаю представление. И наоборот, если я выражаю в речи созерцаемый мною факт, то это значит, что осознаю его для другого, а тем самым для самого себя как общественно созерцающего индивида.

От того, что я – посредством речи – "созерцаю" вещь глазами другого индивида или другой индивид "созерцает" вещь моими глазами, – от этого ни я, ни другой индивид не приобретает еще "понятия" об этой вещи. Мы взаимно обмениваемся представлениями. Представление по гносеологии Маркса-Энгельса и есть общественно (то есть словесно) выраженное созерцание, "словесное бытие" созерцания, как иногда выражается Маркс.

Созерцание и представление тем самым выступают в качестве категорий, выражающих общественную природу эмпирического сознания, а не психологические состояния индивида. "Представление" – в отличие от "созерцания" – всегда опосредствовано речью, как общественной реальностью сознания. В состав представления всегда входит только то, что я в моем индивидуальном созерцании воспринимаю общественным образом, то есть могу через речь сделать достоянием общественного сознания, достоянием другого индивида, а тем самым и для самого себя как общественно-созерцающего индивида.

И суметь выразить чувственно созерцаемые факты в речи – это значит суметь перевести индивидуально созерцаемое мной в план представления как общественного сознания. Уметь выражать факты, непосредственно созерцаемые мной, в речи – это и значит уметь переходить от созерцания фактов в план общественно значимого представления.

Но это еще никак не совпадает с умением, со способностью вырабатывать понятие, с умением совершать логическую переработку созерцания и представления в понятии. Это еще не означает умения перейти от первой, чувственной ступени познания к ступени логического усвоения.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   50

Похожие:

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconЭвальд Васильевич Ильенков Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении
«Э. В. Ильенков. Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении»: «Российская политическая энциклопедия» (росспэн);...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного icon: 74 диалектика абстрактного и конкретного в образовании научных понятий
Охватывает только этап научно-теоретического исследования. Так, например, В. С. Швырев пишет, что "процесс восхождения от абстрактного...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconВзаимосвязь абстрактного и конкретного в донаучном и научном уровнях мышления
Я многих специалистов. Но несмотря на достигнутые результаты, некоторые ее аспекты разработаны еще недостаточно полно. К их числу...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconФ орма стоимости как овеществленная форма абстрактного труда
Приняв форму своей противоположности, абстрактного труда, конкретный труд частных производителей докатывает свою принадлежность к...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconПонимание абстрактного и конкретного в диалектике и формальной логике
Термины «абстрактное» и«конкретное» употребляются и в разговорном языке и в специальной литературе весьма неоднозначно. Так, говорят...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного icon«Методика выделения существенных признаков»
Цель: методика используется для исследования особенностей мышления, способности дифференциации существенных признаков предметов или...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconНиспровержение субъекта и диалектика желания в бессознательном у фрейда
Настоящий текст представляет собой запись доклада, произнесенного на состоявшейся в Руомоне 19—23 сентября I960 года по инициативе...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Н. Бердяев о человеке ("Экзистенциальная...
Н. Бердяев о человеке ("Экзистенциальная диалектика божественного и чело-веческого")

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconЧто такое диалектика? Вопросы философии. 1995. №1. С. 118-138
С другой стороны, в ходе развернувшейся на страницах печати критики нашего недавнего прошлого, диалектика во всех ее вариантах нередко...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconКонтрольная работа по курсу «философия» Диалектика количественных...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<