Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного




НазваниеЭ. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного
страница22/50
Дата публикации07.03.2013
Размер5.37 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   50


Классики марксизма-ленинизма, и в особенности Ленин, детально показали методологическую основу этих нареканий, полнейшее непонимание диалектики как метода конкретного исследования или же сознательная фальсификация ее требований.

Эклектик любит рассуждать на тему о том, что всякая "односторонность" – вредна, что всегда нужно учитывать, и то, и это, и пятое, и десятое, что нужен "всесторонний" учет любой мелочи, разрастающийся в его глазах, в его изображении до таких размеров, что она начинает заслонять главное. При этом он имеет в виду не только и не столько задачу применения теории научного коммунизма к анализу отдельных, быстро меняющихся обстоятельств, событий и ситуаций, где действительно "мелочь" может сыграть свою роль, сколько самое теорию, лежащую в основе всей политики.

Для оппортуниста характерно (что и сегодня представляет известную опасность) умозаключение от фактов ошибочных оценок отдельных явлений (случающихся, естественно, и с марксистами) – прямо к выводу об ошибочности, об "абстрактной односторонности" самой теории научного коммунизма, самого научно-теоретического обоснования всей конкретной политики коммунистических партий. Но догматизм в применении и в деталях разработки теории. случающийся, к сожалению, довольно часто и среди марксистов, вовсе не есть довод к пересмотру самой теории.

А нетрудно это потому, что любой, самый незначительный и "ничтожный" предмет обладает в реальности актуально бесконечным количеством сторон, связей и опосредствований со всем окружающим его миром. В каждой капле воды отражается все богатство вселенной. Даже бузина в огороде через миллиарды опосредствующих звеньев связана с дядькой в Киеве, даже насморк Наполеона был-таки "фактором" Бородинского сражения...

И если понять требование "конкретности" анализа как требование абсолютной полноты учета всех без исключения эмпирических подробностей, деталей и обстоятельств, так или иначе связанных с исследуемым предметом, то "конкретность" окажется (как и любая категория, если ее толковать метафизически) – лишь голой абстракцией, лишь некоторым недосягаемым идеалом, существующим лишь в фантазии, но никогда не реализуемой в действительном познании. Теоретик же, исповедующий такое понятие "конкретности", попадает в положение метерлинковского героя, гоняющегося за синей птицей, которая перестает быть синей тотчас, как он ее схватывает...

И здесь, в проблеме отношения абстрактного к конкретному, метафизика оказывается тем мостиком, по которому мысль неизбежно приходит к агностицизму и в конечном счете к ликвидации теории как таковой, к представлению того сорта, что теория навсегда обречена вращаться в сфере более или менее субъективных абстракций и никогда не улавливает объективной конкретности...

Метафизическое понимание "конкретности", как абсолютно полного учета всех эмпирически наличных обстоятельств неизбежно делает исповедующего его человека очень податливым к аргументации субъективных идеалистов и агностиков. Против такого понимания "конкретности" даже субъективный идеалист легко выдвинет совершенно неотразимые аргументы, не говоря уж об идеалисте "умном", об идеалисте типа Канта и Гегеля.

Чувственно данная "конкретность", говорит любой, самый мелкий и пошлый субъективный идеалист, бесконечно многообразна. И человек, отвлекающий от нее "абстрактные" образы, не может иметь никакого другого критерия выбора, отбора, согласно которому он отвлекает одно и оставляет без внимания другое, кроме субъективного интереса, кроме субъективно положенной цели, желания, мнения и т.д.

Чувственно конкретная реальность поэтому-де и оказывается лишь бесконечной возможностью, лишь внешним поводом для проявления абстрагирующей деятельности субъекта, который при этом руководится своей имманентной целью, не имеющей ничего общего с природой предмета. "Понятие"-де поэтому и есть не более как опосредствованная проекция "Я" на экран чувственно данных явлений, не отражение предмета в "Я", а наоборот, отражение "Я" в предмете, под видом "предмета".

Идеалист объективный, идеалист типа Мальбранша, Гегеля или современных "томистов" истолковывает это по-иному. Для него гарантом "объективной" истинности абстракции выступает абсолютный дух, благодаря которому "цели" человека совпадают с "имманентной" целью природы и общества, провиденциально заложенной и тут и там одним и тем же духовным первоначалом, богом под тем или иным названием... Идеализм вообще тем самым закладывает в фундамент понимания абстрагирующей деятельности субъективизм – и это неизбежный результат метафизического понимания "конкретности", от которой субъект отвлекает "абстракции".

Лишь марксистско-ленинская философия, открыв в общественной практике человечества, в совокупном процессе чувственно практической деятельности человека "субстанцию", то есть всеобщую основу и источник всех без исключения деятельных способностей человека, и способности к абстрагирующей деятельности в том числе, вскрыв тем самым и критерий, гарант объективности абстракции, и основу диалектического совпадения абстрактного и конкретного как в познании в целом, так и в каждом отдельном акте познания.

Как понимается "конкретность" знания в диалектико-материалистической философии? Выясним прежде всего ту форму конкретности, которой достигает и обязана достигать наука, теория в строгом смысле этого слова, ибо, как мы покажем ниже, процесс применения уже готовой, уже развернутой теории к анализу отдельных фактов, явлений, событий, процесс применения теории к практике, в определенных пунктах существенно отличается от процесса разработки теории в точном смысле слова, хотя подчиняется в общем и целом одним и тем же законам.

"Конкретность" теории, науки совпадает с раскрытием всей совокупности внутренних связей предмета исследования. "Конкретность" этой стороны выступает как синоним внутренней взаимообусловленности всех необходимых сторон, черточек, граней предмета, совпадает с понятием системы взаимодействия всех сторон предмета, понимаемого как единое развивающееся целое.

В определении Маркса очень важно указание на то, что конкретность, с отражением которой имеет дело наука, теория, есть в полной мере взаимная обусловленность, то есть такая форма взаимосвязи, внутри которой каждая из сторон исследуемой реальности взаимно определяет характер и своеобразие всех других, взаимно обуславливает их существование и обратно – обусловлена их существованием и взаимодействием.

Теория в целом похожа на отдельный акт "абстрактного рассмотрения" тем, что она все время остается в пределах "имманентных" (внутренних) законов исследуемой конкретной системы взаимодействующих явлений и оставляет в стороне все то, что касается внешнего взаимодействия данной системы с другими системами.

В этом плане определение конкретного в мышлении, конкретности теории, прямо и непосредственно совпадает с определением "абстрактного" рассмотрения, такого рассмотрения, которое оставляет в стороне все обстоятельства, не вытекающие из имманентных законов существования данной конкретной системы взаимодействующих явлений в целом. И здесь с точки зрения Логики марксизма-ленинизма происходит "совпадение" абстрактного и конкретного, совпадение противоположностей, притом такое совпадение, внутри которого "конкретное" именно и только потому конкретно, что одновременно "абстрактно" и наоборот. Как и любая другая категория материалистической диалектики, "конкретное" осуществляется только через свою собственную противоположность, только благодаря ей. О чистой, абсолютной "конкретности" в диалектике вообще не может быть разговора вне единства с ее противоположностью, с "абстрактным", точно так же как нелеп разговор о "сущности", которая не "являлась" бы, или о необходимости, которая осуществлялась бы "в чистом виде", то есть иначе, нежели через случайность...

<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)

<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

^ 3. СПИРАЛЕВИДНЫЙ ХАРАКТЕР КОНКРЕТНОСТИ

В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ И В ЕЕ ТЕОРЕТИЧЕСКОМ ОТРАЖЕНИИ

Итак, под "конкретностью" теории материалистическая диалектика понимает отражение всех необходимых сторон предмета в их взаимной обусловленности, в их внутреннем взаимодействии.

Взаимный характер обусловленности, характерный для всякого диалектически расчлененного целого, обязывает теорию ко многому и одновременно дает в руки теоретика четкий критерий для выделения из чувственно данного многообразия лишь внутренне необходимых определений.

Это непосредственно означает, что каждая из конкретных абстракций (совокупность которых и составляет теорию) отражает лишь такую форму существования предмета, которая является одновременно и всеобщим необходимым условием всех других, и столь же всеобщим и необходимым следствием их взаимодействия.

Этому условию удовлетворяет, например, определение человека, как существа, производящего орудия труда. Производство орудий труда, производство средств производства есть не только всеобщая (и логически и исторически) предпосылка всех остальных форм жизнедеятельности, но и постоянно воспроизводимый результат, следствие всего общественного развития в целом.

Человечество в каждый момент своего развития вынуждено с необходимостью воспроизводить – то есть полагать как свой продукт – свою собственную всеобщую основу, всеобщее условие существования общественно-человеческого организма в целом.

Сегодня производство орудий труда, развившихся до фантастически сложных машин и агрегатов остается, с одной стороны, как и на заре человеческого развития, всеобщей объективной основой всего остального развития. Но, с другой стороны, оно по существу зависит от уровня развития науки, своего собственного отдаленного порождения, от своего собственного следствия, и зависит в такой степени, что машины можно рассматривать (не переставая быть материалистом) как "...созданные человеческой рукой органы человеческого мозга..." Так и товар, и деньги, и "свободная" рабочая сила – все это не в меньшей мере продукты капитала, последствия его специфического движения, чем его же исторические предпосылки, условия его появления на свет. При этом такие продукты, которые он воспроизводит во все расширяющихся масштабах, невиданных до его появления.

Эта диалектика всякого действительного развития, в котором всеобщее необходимое условие возникновения предмета становится его же собственным и необходимым следствием, это диалектическое "переворачивание" условия в обусловленное, причины – в следствие, "всеобщего" – в "особенное" и есть характерный "признак" внутреннего взаимодействия, благодаря которому действительное развитие приобретает форму "круга", а точнее – спирали, все время, с каждым новым оборотом расширяющей масштабы своего движения.

Одновременно с этим происходит и то своеобразное "замыкание на себя", которое превращает совокупность единичных явлений в относительно замкнутую систему, в конкретный, исторически развивающийся по своим "имманентным" законам единый организм...

Маркс резко подчеркивал такой характер взаимодействия внутри системы товарно-капиталистического производства:

"Если в развитой буржуазной системе... каждое полагаемое есть одновременно предполагаемое, то это имеет место в любой органической системе".

Подчеркнутые слова прямо выражают то обстоятельство, что "круговой" характер взаимодействия вовсе не есть специфический закон движения и существования капитализма, а всеобщий закон диалектического развития, закон диалектики. Именно этот закон и лежит в основе логического закона совпадения абстрактного и конкретного, в основе диалектико-материалистического понимания теоретической "конкретности".

Но тот же самый закон спиралевидного развития системы взаимодействующих явлений ставит мышление перед особыми трудностями, такими трудностями, которые абсолютно неразрешимы без диалектического метода вообще и без четкого представления о диалектике абстрактного и конкретного, в частности.

Буржуазные экономисты, сталкиваясь в исследовании с этим обстоятельством – со спиралевидным характером взаимообусловленности различных форм буржуазного "богатства", с неизбежностью попадали в "круг" в определении важнейших категорий. Маркс обнаружил этот безвыходный круг уже при попытке анализа экономических теорий английской экономики, в 1844 году. В анализе рассуждений Сэя он обнаруживает, что тот, как и другие экономисты, везде подсовывает понятие "стоимости" под объяснения таких явлений, которые потом сами молчаливо предполагаются при разъяснении "стоимости", например, понятие "богатства", "разделения труда", "капитала " и т.п.

"Богатство. Здесь уже представлено понятие "стоимости", которое еще не развито; ведь богатство определяется как "сумма стоимости", как "сумма вещей, обладающих стоимостью", которой владеют..."

Пятнадцать лет спустя, возвращаясь к этому пункту, Маркс раскрывает тайну этого безвыходного логического круга:

"Если в теории понятие стоимости предшествует понятию капитала, но с другой стороны предполагает в качестве условия своего чистого развития способ производства, основанный на капитале, то это имеет место и в практике. Поэтому экономисты неизбежно рассматривают в одних случаях капитал в качестве творца стоимости, в качестве источника последней, а в других – предполагают стоимость для объяснения образования капитала, и сам капитал изображают как сумму стоимостей в некоторой определенной функции".

Этот логический круг в определениях получается с неизбежностью именно потому, что любой предмет в действительности есть продукт диалектического развития, благодаря которому исследуемая наукой реальность всегда выступает как система взаимообуславливающих друг друга сторон, как исторически возникшая и развившаяся "конкретность".

Капитал, действительно предполагая и деньги, и "стоимость" в качестве предпосылок своего возникновения, при своем рождении тотчас превращает их в реально всеобщие формы своего собственного движения, в "абстрактные" моменты своего специфического бытия. В итоге он и предстает перед глазами наблюдателя, созерцающего уже сложившееся исторически отношение, в качестве творца стоимости. И трудность заключается здесь в том, что только появление капитала превращает "стоимость" в реально всеобщую экономическую форму всего производства, всей системы экономических отношений... До этого – до появления капитала – стоимость является чем угодно, но только не всеобщим экономическим отношением, уже потому, что в нее не входит такой важнейший "особенный" фактор производства, как рабочая сила.

Рассечь логический круг в определении стоимости и капитала невозможно никакими логическими ухищрениями, никакими семантическими манипуляциями с "понятиями" и их определениями, ибо он возникает не из "неправильности" в определении понятий, а из непонимания диалектического характера взаимосвязи между тем и другим, из-за отсутствия действительно исторического подхода к исследованнию этой взаимосвязи. Только действительно исторический подход дает возможность найти "выход" из круга, точнее "вход" в него. Поскольку буржуазным экономистам чужд такой подход, постольку круг – безвыходен.

Нечто подобное происходит на наших глазах с авторами книг по "формальной" логике при попытках определить такие категории, как "понятие", "суждение", как "правильность" и "истинность" и т.п., не попадая тотчас в логический круг, который сама же формальная логика ставит под запрет.

Неудача такого рода попыток связана именно с непониманием "конкретности" как исторически развившейся и продолжающей развиваться системы внутренне взаимодействующих явлений как развившееся "единство в многообразии". И как раз такое – диалектическое – понимание "конкретности" дало Марксу в руки методологический ключ к решению основных теоретических проблем политической экономии. Именно с этим пониманием "конкретности" связано то обстоятельство, что только Марксу удалось рационально разрешить и тайну товарного фетишизма. В состав "конкретности" товарно-капиталистического мира входят лишь те объективные формы движения, которые этот мир не только предполагает в качестве предпосылок, но и сам же воспроизводит как свой специфический продукт, "полагает" как свое следствие.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   50

Похожие:

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconЭвальд Васильевич Ильенков Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении
«Э. В. Ильенков. Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении»: «Российская политическая энциклопедия» (росспэн);...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного icon: 74 диалектика абстрактного и конкретного в образовании научных понятий
Охватывает только этап научно-теоретического исследования. Так, например, В. С. Швырев пишет, что "процесс восхождения от абстрактного...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconВзаимосвязь абстрактного и конкретного в донаучном и научном уровнях мышления
Я многих специалистов. Но несмотря на достигнутые результаты, некоторые ее аспекты разработаны еще недостаточно полно. К их числу...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconФ орма стоимости как овеществленная форма абстрактного труда
Приняв форму своей противоположности, абстрактного труда, конкретный труд частных производителей докатывает свою принадлежность к...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconПонимание абстрактного и конкретного в диалектике и формальной логике
Термины «абстрактное» и«конкретное» употребляются и в разговорном языке и в специальной литературе весьма неоднозначно. Так, говорят...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного icon«Методика выделения существенных признаков»
Цель: методика используется для исследования особенностей мышления, способности дифференциации существенных признаков предметов или...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconНиспровержение субъекта и диалектика желания в бессознательном у фрейда
Настоящий текст представляет собой запись доклада, произнесенного на состоявшейся в Руомоне 19—23 сентября I960 года по инициативе...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Н. Бердяев о человеке ("Экзистенциальная...
Н. Бердяев о человеке ("Экзистенциальная диалектика божественного и чело-веческого")

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconЧто такое диалектика? Вопросы философии. 1995. №1. С. 118-138
С другой стороны, в ходе развернувшейся на страницах печати критики нашего недавнего прошлого, диалектика во всех ее вариантах нередко...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconКонтрольная работа по курсу «философия» Диалектика количественных...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<