Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного




НазваниеЭ. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного
страница9/50
Дата публикации07.03.2013
Размер5.37 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   50


<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)

<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Глава 2

^ АБСТРАКЦИИ МЫШЛЕНИЯ – ПОНЯТИЯ

1. О СПЕЦИФИЧЕСКОЙ ТОЧКЕ ЗРЕНИЯ ЛОГИКИ НА ПОЗНАНИЕ

Мышление вообще как специфически человеческая форма отражения, развивается общественным процессом в каждом индивиде (в той или иной степени, до той или иной высоты развития) и имеет массу приложений. Человек мыслит везде и всюду. С помощью "размышления" он решает и задачу ориентировки в общественной и природной среде и активно отыскивает средства для осуществления своих практических целей и, наконец, осуществляет объективное научно-теоретическое познание.

В логике мышление рассматривается именно в последней его общественной роли и функции – в функции отражения вещей такими, каковы они суть "сами по себе", независимо от человека и человечества с его потребностями, целями, желаниями и устремлениями.

Мышление для логики – это прежде всего "естественный процесс", субъектом которого является не отдельный индивид, а человечество в его развитии, во всем богатстве и сложности его отношений к окружающему миру. Законы и формы логики – это всеобщие формы исторического процесса развития объективных знаний человека об окружающем его мире.

Отдельный индивид с его духовной деятельностью лишь постольку и в той мере становится объектом мышления, поскольку он индивидуально усваивает эти разработанные всеобщим развитием формы и превращает их в активные формы познания – поскольку он уже вполне сознательно пользуется категориями в процессе переработки эмпирических фактов в понятия.

Этим и определяется различие между точкой зрения логики и точкой зрения психологии на мышление.

Психологов интересует процесс, в ходе которого индивид усваивает путем образования общественно развитые способы духовной деятельности и превращается тем самым в общественно определенного индивида. Процесс индивидуального развития и составляет поэтому непосредственный материал ее изучения.

Логика же исследует процесс всеобщего развития, имеет своим предметом общественно-исторический процесс познания, раскрывая его всеобщие законы, выявляя те всеобщие формы, в которых он реально протекает.

Логика есть "итог, сумма, вывод истории познания" мира общественным человеком, то есть человечеством в его развитии. В длительном и трудном процессе познания, длящемся тысячелетия, постепенно образуется способность мыслить, постепенно откристаллизовываются всеобщие формы этой способности, прорисовываются законы, которым подчинена духовная деятельность общественного человека. Эти законы и формы и составляют действительный предмет Логики.

Психологическая сторона процесса Логику интересовать непосредственно не может. Психологический оттенок всех категорий, выражающих процесс мышления, должен быть в ней строго отставлен в сторону.

Категории и законы Логики выражают лишь всеобщие формы познания, объективного знания о мире. По своему реальному содержанию это – формы и законы знания о мире, о природе и обществе, всеобщие объективные законы и формы самого содержания знания.

"Форму" и "содержание" знания можно вообще отделить друг от друга только в абстракции. Реально же "формы знания" – это формы самого предметного материала, всеобщие контуры познанной объективной реальности, превращенные затем в активные формы теоретической деятельности.

Именно поэтому "логика" и совпадает с диалектикой как с наукой о всеобщих формах и законах существования объективной, предметной реальности.

Поэтому все без исключения категории логики – это вовсе не определения "субъективной деятельности", не пустые формы, принадлежащие субъекту априори, а прежде всего объективные всеобщие определения вещей, постигаемые человечеством в процессе долгого и трудного исследования окружающего мира.

Будучи познаны и подытожены философией, это всеобщие формы бытия вещей превращаются, однако, в активные формы мысли, в активные орудия обработки нового чувственно-данного материала, в формы переработки созерцания и представления в понятия, в активные формы теоретического освоения окружающего мира.

В этой двоякой природе категорий мышления и заключены все трудности, стоящие перед Логикой. Одностороннее подчеркивание активной роли категорий в процессе мыслящего рассмотрения эмпирических фактов неизбежно ведет к идеалистической трактовке Логики. Но и одностороннее подчеркивание их объективного происхождения и содержания, при котором забывается как нечто "несущественное" их активная роль в процессе познания – их методологическая функция, – столь же неизбежно превращает Логику в "сумму примеров". Логика при этом перестает быть активным орудием познания фактов, а ее изучение превращается в самоцель и в конце концов в чисто схоластическое занятие.

Действительная диалектико-материалистическая Логика, совпадающая с диалектикой, должна в определении каждой из своих категорий иметь в виду как объективное, предметное содержание категории, так и ее активную методологическую роль в процессе движения познания, в процессе постижения объективной конкретной истины.

Природу категорий прекрасно определил Ленин в своих заметках по поводу гегелевской логики:

"Категории логики суть сокращения..."бесконечной массы" "частностей внешнего существования и деятельности". В свою очередь эти категории служат людям на практике. ("В духовном обороте живого содержания, в создании и обмене".)

Касается все это, разумеется, и категорий "абстрактного" и "конкретного". Эти категории – так же как "сущность" и "явление", "необходимость", "причинность" – одновременно и формы объективной реальности, активные формы теоретической деятельности человека, формы мышления в понятиях.

В связи с этим мы должны будем выяснить вопрос о том, что такое понятие с точки зрения диалектики, как должно определяться понятие в свете диалектического отношения "формы" и "содержания" мышления.

Старая гносеология и логика, как правило, определяли "понятие" или "абстракцию" по преимуществу – как "смысл" всякого абстрактного имени, термина, названия. Абстракция, "абстрактное" с этой точки зрения противополагалось непосредственно чувственному образу вещи, данной в созерцании.

Нетрудно заметить, что с этой точки зрения вообще невозможно провести объективно констатируемую грань между процессом выработки слова и процессом образования понятия, между мышлением в строгом смысле слова и простым пересказыванием чувственно воспринимаемых фактов.

Отождествление научных характеристик "понятия", как клеточки мышления, с характеристиками слова, термина, характерное в своей отчетливой форме для крайних представителей эмпиризма, оказалось в истории философии весьма живучей традицией. Реальным основанием для такого абстрактного отождествления является тот факт, что мышление всегда протекает в форме речи (внешней или внутренней), а понятие всегда осуществляется через слово, термин, наименование.

Поэтому для научного определения понятия и недостаточно сказать, что понятие – это зафиксированное в слове отражение "общего", неоднократно повторяющегося в ряде явлений "признака". Такое понимание ровно ничем не отличалось бы от чисто номиналистического взгляда на понятие. Теоретические определения "понятия" при этом целиком совпали бы с определением "смысла слова". Ведь слово тоже выражает только "общее". Ничего специфического для понятия в таком определении указано бы не было.

Поэтому не случайно во всех книгах по логике, написанных с позиций материализма, в определение "понятия" вводится одна важная дополнительная характеристика.

Понятие, согласно определению, ставшему почти традиционным, отличается от представления тем, что оно отражает не всякое, не любое "общее", а только "существенно общее", только такое "общее", которое отражает предмет с его существенной стороны, в его существенной характеристике.

Легко заметить, что "существенность" (или "несущественность") признака – это уже вовсе не "чисто формальная" характеристика, а характеристика знания по его реальному предметному содержанию. Существенное или несущественное общее отражено в данном понятии – это может показать лишь его анализ по содержанию.

Но в таком случае (если к тому же оставаться на почве логики) следует сказать, что термин, выражающий "несущественное общее", не есть и понятие, как предмет изучения логики. Иными словами, только анализ абстракции по ее реальному объективному содержанию может показать – с понятием ли вообще мы имеем дело?

Но этот анализ по содержанию должен, естественно исходить из четко продуманного и философски выверенного понимания проблемы "существенного".

А "существенное" – имеющее отношение к "сущности" вещи – это уже категория диалектики, содержательная характеристика знания.

Это показывает, что точка зрения материализма в логике необходимо приводит к отказу от чисто формального подхода к исследованию мышления и к переходу в область категорий, как подлинных активных форм мысли.

Именно категории оказываются формами, в которых реально осуществляется действительное понятие. Поскольку же логика избегает разговора о категориях, – постольку она закрывает себе всякий путь к исследованию проблемы и соскальзывает опять на рельсы чисто номиналистического взгляда.

В этом случае исчезает всякий критерий для различения понятия – и термина. Любой термин начинает казаться "понятием", а любое понятие определяется просто как общий термин. И такая позиция абсолютно неизбежна, если остаться на позиции понимания "Логики" как науки, исследующей только внешние формы мысли, безразличные ко всякому "конкретному" содержанию. Ведь только в конкретном содержании знания и в его анализе можно различить понятие от общего термина и получить определение понятия, отличающее его от общего термина.

Поскольку логика остается только формальной, чисто формальной, поскольку она принципиально избегает анализа знания по его конкретному содержанию, – постольку она неизбежно превращается из науки о мышлении – в науку о законах оперирования терминами в процессе мышления.

Ибо именно речь, наименование, слово, теория, язык – и есть в действительности та самая – внешняя "форма", в которой реально осуществляется всякое мышление.

И поскольку философ в исследовании процесса мышления ограничивается рассмотрением только "чисто формы", которая совершенно равнодушна к конкретному содержанию, постольку он неизбежно увидит в реальном процессе мышления только внешние всеобщие грамматические структуры речи. Реальная Логика мышления останется вне поля его зрения, ибо реальная логика – это логика движения живого содержания.

На этом пути представители современного логического позитивизма и сводят проблему мышления к проблеме всеобщих форм языка, всеобщих семантических структур. Ничего иного и нельзя получить с точки зрения чисто формального анализа. Семантическая логика и есть поэтому раскрытая тайна чисто формальной логики, до конца и принципиально проведенный принцип чисто формального анализа явлений мышления.

Но это является только лишним доказательством того факта, что чисто формальная "логика" – это вообще вещь невозможная, что чисто формальная логика – это уже больше и не Логика, не наука о мышлении, а наука о грамматической структуре речи, языка (безразлично, идет ли речь о живом разговорном языке или о так называемом "языке науки").

И, наоборот, если мы имеем дело с Логикой в собственном смысле слова, то она не может быть чисто формальной. Речь может итти лишь о более или менее глубоком проникновении в законы и формы реального содержания знания, в законы и формы диалектики предметного содержания знания, превращенные в активные формы и законы мышления.

Этот вывод, вывод о неизбежности совпадения проблематики Логики с проблематикой науки о всеобщих формах и законах существования вещей вне головы есть естественное и неизбежное следствие критического преодоления гегелевской Логики с позиций материализма.

Небезынтересно отметить, что к этому же выводу пришел в ходе своей критики гегелевской концепции и Л.Фейербах.

"Так называемые логические формы суждения и умозаключения не являются поэтому активными мыслительными формами, или ut ita dicam (так сказать – Ред.) причинными условиями разума" – подытоживает философ свой анализ гегелевского учения о мышлении.

"Только метафизические отношения суть логические отношения, только метафизика, как наука о категориях является истинной эзотерической логикой. Такова глубокая мысль Гегеля. Так называемые логические формы суть только абстрактные элементарные формы речи; но речь – это не мышление, иначе величайшие болтуны должны были бы быть величайшими мыслителями".

Этот вывод Фейербаха подтверждается как развитием Логики в трудах Маркса-Энгельса и Ленина, так и эволюцией самой "формальной логики".

Поскольку Логика после Гегеля развивается как действительная наука о законах и формах мышления, постольку она развивается по пути совпадения с диалектикой, с учением о "законах развития "всех материальных, природных и духовных вещей", то есть развития всякого конкретного содержания мира и познания его" (Ленин).

Поскольку же логика продолжает исследовать "внешние формы мышления", она неизбежно и закономерно превращается в учение о всеобщих грамматических структурах языка. Во втором случае мы имеем дело, правда, уже не с Логикой в собственном смысле, а с отпочковавшейся от Логики особой научной дисциплиной, которую тоже, по-видимому, следует развивать с позиций материализма и нельзя отдавать на откуп представителям семантического идеализма.

Но крайне нелепо отбрасывать как пустые и ненужные выводы и результаты, добытые так называемой "формальной" логикой. Она со своей точки зрения вполне права, когда приравнивает проблему понятия – к проблеме термина, проблему теоретического суждения о вещах – к проблеме "высказывания".

Каждое понятие реализуется через термин, каждое теоретическое суждение – через высказывание. Поэтому все выводы, полученные при исследовании "термина" и "высказывания", следует помнить и тогда, когда речь идет о понятии и о теоретическом суждении о вещах.

Но не всякий термин заключает в себе "понятие", не всякое высказывание реализует собой теоретическое суждение, акт мышления в понятиях. Поэтому исследование проблемы понятия и мышление в понятиях и не покрывается исследованием вопроса о термине и о высказывании. Более того, все выводы, полученные в исследовании вопросов об общем термине, о связи общих терминов в высказывании, о связи высказываний в силлогистической фигуре и т.д. не только не "исчерпывают" проблемы понятия и мышления в понятиях, но даже совершенно не касаются ее.

Мы уже отметили, что, поскольку элементарная логика касается проблемы понятия, поскольку она отличает понятие от общего термина, она сразу же указывает различие между тем и другим в том, что понятие выражает собой не всякое и не любое "общее", а только "существенное общее".

И если в "существенности" указан единственный признак, отличающий понятие от общего термина, то, естественно, все дальнейшее исследование природы понятия должно состоять в дальнейшем углублении категории "существенного".
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   50

Похожие:

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconЭвальд Васильевич Ильенков Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении
«Э. В. Ильенков. Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении»: «Российская политическая энциклопедия» (росспэн);...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного icon: 74 диалектика абстрактного и конкретного в образовании научных понятий
Охватывает только этап научно-теоретического исследования. Так, например, В. С. Швырев пишет, что "процесс восхождения от абстрактного...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconВзаимосвязь абстрактного и конкретного в донаучном и научном уровнях мышления
Я многих специалистов. Но несмотря на достигнутые результаты, некоторые ее аспекты разработаны еще недостаточно полно. К их числу...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconФ орма стоимости как овеществленная форма абстрактного труда
Приняв форму своей противоположности, абстрактного труда, конкретный труд частных производителей докатывает свою принадлежность к...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconПонимание абстрактного и конкретного в диалектике и формальной логике
Термины «абстрактное» и«конкретное» употребляются и в разговорном языке и в специальной литературе весьма неоднозначно. Так, говорят...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного icon«Методика выделения существенных признаков»
Цель: методика используется для исследования особенностей мышления, способности дифференциации существенных признаков предметов или...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconНиспровержение субъекта и диалектика желания в бессознательном у фрейда
Настоящий текст представляет собой запись доклада, произнесенного на состоявшейся в Руомоне 19—23 сентября I960 года по инициативе...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Н. Бердяев о человеке ("Экзистенциальная...
Н. Бердяев о человеке ("Экзистенциальная диалектика божественного и чело-веческого")

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconЧто такое диалектика? Вопросы философии. 1995. №1. С. 118-138
С другой стороны, в ходе развернувшейся на страницах печати критики нашего недавнего прошлого, диалектика во всех ее вариантах нередко...

Э. В. Ильенков диалектика абстрактного и конкретного iconКонтрольная работа по курсу «философия» Диалектика количественных...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<