В. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия




Скачать 388.52 Kb.
НазваниеВ. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия
страница1/3
Дата публикации28.07.2013
Размер388.52 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
  1   2   3
УДК 9/930.253

В. М. Кириллов

Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия

Нижний Тагил (Россия)

КНИГИ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ:
ИСТОРИОГРАФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ*


Согласно подсчетам авторов Указателя Книг памяти, по состоянию на 30 октября 2003 года в пределах бывшего СССР было издано 626 Книг памяти, в которых приведены имена более 1 500 000 жертв политических репрессий1. По сведениям составителя этого указателя А. Я. Разумова, в 1022 изданных к осени 2011 года Книгах памяти приведены имена более 2 620 000 жертв политических репрессий.

Книги памяти жертв политических репрессий, в том виде как они публикуются в России, являются, на наш взгляд, неким промежуточным жанром между сборником документов и научным исследованием. С одной стороны, это публикация биографических справок или именных списков репрессированных — реабилитированных (созданных на основе первоисточников из фондов карательных ведомств различных архивов), подборок документов и иллюстраций по репрессивной политике и реабилитации; с другой — изложение концепции по проблеме «реабилитация — репрессии в годы советской власти» и научно-исследовательские статьи профессиональных историков.

И та, и другая часть Книг памяти представляют собой (в их лучших образцах), как правило, неразрывное целое. Поэтому мы можем с полным на то основанием применить для анализа изданий этого жанра принципы историографического анализа (историографическая модель, как известно, предполагает выявление проблематики, методологии, источниковедческой основы и авторских концепций, сложившихся в результате исследования).

Первоначально определимся, чем исследователи этой темы располагают сегодня в качестве методологического инструментария (включающего в себя проблемы, теории-концепции, методику и технику исследования). К настоящему времени достаточно четко обозначился круг основных проблем неисчерпаемой темы «Репрессивная политика и ее жертвы в СССР (1917–1991 гг.)»: причины и сущность революционного переворота 1917 г.; формирование и специфика правовой системы советского государства; понимание терминов и понятий «репрессии», «репрессивная система и репрессивные органы», «виды репрессий и категории репрессированных», «система и структура мест отбытия наказания/заключения/ссылки и т. д.», «кассационный пересмотр дела, прекращение дела, амнистия, реабилитация», «юридические основания репрессий и реабилитации», типы источников и виды архивных документов по истории репрессий и другие2.

Теоретической основой разработки основных проблем темы стали: концепции тоталитаризма и авторитаризма, международный билль о правах человека, теоретические положения законодательных актов о реабилитации конца 1980 — начала 2000-х гг., положения Конституции РФ и другие документы.

Источниковедческая основа проводимых исследований заключается в применении традиционных и новейших методик в изучении массовых источников советского периода, связанных с деятельностью карательных органов. Исследователи имеют возможность получать информацию для составления именных и биографических справочников из фонда прекращенных дел архивов ФСБ, из фондов лишенных избирательных прав и административно-ссыльных МВД, а также других государственных архивов. Основанием для получения информации является реабилитация жертв политических репрессий согласно Закону РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991 года.

На базе основных методологических концепций, разрабатываемых в исторической и юридической отраслях научных знаний и воплощенных в ряде законодательных актов государства, авторские коллективы Книг памяти развивают свои подходы к изучаемым проблемам.

К настоящему времени вышли сотни томов Книг памяти и, естественно, провести анализ каждой из них не представляется возможным. Поэтому остановимся на наиболее фундаментальных и неординарных изданиях, к которым можно применить требования историографической модели. К таковым, на наш взгляд, относятся Книги памяти, созданные в Томске, Ярославле, Новгороде, Санкт-Петербурге, Москве, Одессе, Барнауле, Архангельске, Республике Коми, Омске, Республике Татарстан, Перми, Нижнем Тагиле, Красноярске и других центрах.

Второй по времени издания региональной Книгой памяти стала работа томичей3. Инициатором ее публикации (и это редкий случай) выступило Управление КГБ по Томской области. Концептуально издание базировалось на последних решениях партии и государства по вопросам репрессий и реабилитации (Указе ПВС СССР «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30–40-х и начала 50-х гг.» от 5.01.1989 г. и Указе президента СССР «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20–50-х годов» от 12 августа 1990 г.), ограничивавших категории репрессированных 58-й статьей УК 1926 г. и хронологический период репрессий — 1926–1953 гг. Последующие издания Книги учитывали развитие реабилитационного законодательства. Составители Книги являлись сотрудниками КГБ, в их коллективе не было профессиональных историков.

Источником для составления биографических карточек стали материалы архивно-следственных дел (АСД) архива КГБ СССР по Томской области. Именной список репрессированных составлялся в слишком быстром темпе, и потому его впоследствии приходилось править. Правка места рождения и жительства, фамилий, имен и отчеств не производилась, составители следовали документам архивных дел. Авторы просто еще не представляли себе всех трудностей проверки данных АСД. Поэтому в последующих томах появились: информация о нахождении сведений на лиц, известных по нескольким фамилиям, раздел «Включены в Книгу памяти ошибочно», уточнения и дополнения к спискам (которые объяснялись, в том числе, и продолжающейся работой по реабилитации).

Структура Книги отразила представление авторов о проблеме репрессий. Помимо списка издание было дополнено анализом документов наиболее крупных дел, публикацией выдержек из документов НКВД и других ведомств о репрессиях, законодательных актов по реабилитации.

Всего к 1999 г. вышло 5 томов Книги памяти, содержащих сведения о более чем 21 300 чел. — уроженцах и жителях территории нынешней Томской области, репрессированных в период с начала 1920 по начало 1970-х гг. (таким образом, внесена принципиальная правка в концепцию хронологии репрессий). Состав справок выглядит следующим образом: фамилия, имя, отчество, год и место рождения, место работы и должность, место жительства (адрес, выборочно), год ареста, мера наказания, сведения о прекращении дела и освобождении (т. е. всего 9 параметров).

Анализируемое нами издание ограничено фактически одной категорией — репрессированных за антисоветскую, контрреволюционную деятельность (в основном по ст. 58 УК 1926 г.) и не ставит перед читателем острых проблем затронутой темы.

Книга памяти в 1995 г. была дополнена изданием с обзором АСД репрессированных, включенных в Книгу памяти. Публиковались и документы о репрессиях4.

С 1997 г. в Томске под редакцией Б. П. Тренина («Мемориал») издается сборник документов и материалов «Народ и власть», хронологически по периодам с 1917 по 1956 гг., с научными статьями и документами по истории репрессий. В сборниках есть списки нескольких сот имен репрессированных. В этих изданиях затронут широкий круг проблем истории репрессий и проявлен поистине новаторский научный подход к изучению сущности советского режима5.

В совокупности с изданиями, предпринятыми Государственным архивом Томской области и обществом «Мемориал», томская Книга памяти представляет настоящий прорыв в изучении истории репрессий и увековечении памяти репрессированных.

Одним из наиболее академичных изданий в серии Книг памяти является «Ленинградский мартиролог»6. Рукопись первого тома готовилась к печати с мая 1990 по декабрь 1992 г., затем дорабатывалась до самого момента публикации (1995). В концепцию издания были заложены принципы, соблюдающиеся во всех томах серии: деятельность рабочей группы Книги из профессионалов (историков, библиографов, архивистов из архива ФСБ); публикация биографических справок граждан, связанных судьбами с Ленинградской областью и расстрелянных в годы Большого террора; стремление дать наибольшее количество сведений в справке (максимум 17 параметров), расположение биограмм в хронологическом порядке (по месяцам и годам) и по алфавиту; размещение сведений и о тех, кто формально не реабилитирован (уголовники и социально опасные элементы); публикация статистических сведений по социальному портрету репрессированных (10 параметров); использование для поиска сведений с их проверкой по первоисточникам (протоколы заседаний особой Тройки, предписания на расстрел осужденных, архивно-следственные дела фонда прекращенных дел, документы семейных архивов) в сочетании со сведениями из других Книг памяти; описание состояния источников времени террора и публикация наиболее важных из них (например, приказов о массовых операциях); публикация исторических исследований (о состоянии уголовного права и процесса, о структуре органов госбезопасности и внесудебных органов при них в 1937–1938 гг., о поиске мест массовых захоронений); публикация воспоминаний репрессированных и их родственников, фото из семейных и иных архивов; информирование о процессе и порядке реабилитации; использование при составлении биографических справок всего возможного справочного материала; публикация карт, схем, именных, географических и предметных указателей, сведений о топонимике Ленинграда; активная работа с письмами читателей мартиролога, создание электронного банка данных по репрессированным с поисковой системой, размещение сведений на собственном сайте в интернете.

Для авторов «Ленинградского мартиролога» базовым является архив УФСБ по Санкт-Петербургу и области. В фонд прекращенных дел этого архива поступило с 1954 по 1992 г. 65 237 уголовных дел. Наиболее полно в архиве представлены сведения по приговорам внесудебных органов при НКВД СССР. Из общего числа репрессированных на секретном кладбище в Левашове захоронено 46 771 чел., 40 485 из них расстреляны по политическим мотивам.

С пятого тома публикуется список граждан, связанных судьбой с Ленинградской областью и Ленинградом, расстрелянных вне Ленинграда, и список расстрелянных как «уголовники и социально опасные элементы». Биографические справки разнятся по количеству сведений: от 2–3 до 10–17. Некоторые справки повторяются в расширенном варианте в других томах.

Списки граждан, расстрелянных в 1937 г. в Ленинграде и впоследствии реабилитированных, а также расстрелянных вне Ленинграда по ленинградским предписаниям, завершены в 6-м томе.

Создан профессиональный сайт Северо-Западного центра «Возвращенные имена», который содержит информацию об организациях и людях, оказывающих помощь в поиске сведений, новости, библиографический указатель книг памяти 2004 г., сведения о новых книгах памяти, список ссылок на иные электронные ресурсы, сводный указатель репрессированных на Северо-Западе (около 250 000 имен), предоставлена возможность поиска имен по базе данных «Ленинградского мартиролога».

Сильная исследовательская традиция в изучении массовых политических репрессий возникла в Москве. В Москве сложилась традиция публикации мартирологов, посвященных отдельным местам массовых захоронений. Начало было положено изданием научно-исследовательским центром «Мемориал» расстрельных списков по Донскому и Ваганьковскому кладбищам в 1993 и 1995 гг.7

В первом издании содержится 670 имен расстрелянных в 1934–1940 гг. Справки составлены в ЦА МБ РФ на основе изучения фонда № 7 ЦА МБ РФ, где сосредоточены материалы о расстрелах. Справки списками передавались заинтересованным организациям: объединениям и ассоциациям репрессированных, «Мемориалу»; в органы печати, публикующие эти материалы. В настоящем издании списки опубликованы в том виде и последовательности, в какой они поступали из ЦА МБ РФ, не упорядочены ни по датам расстрела, ни по алфавиту в связи с заведомой неполнотой данных. В списках отсутствуют имена не реабилитированных. Публикация считалась предварительной, и исследование предстояло еще продолжить. К 1 января 1993 г. передано 53 списка, включающих в себя 2288 имен. Из них 970 — Донской крематорий, 733 — Ваганьковское кладбище, 885 — захоронение не установлено.

Инициатором создания большого мартиролога москвичей стала Общественная группа по увековечению памяти жертв политических репрессий во главе с бывшим заключенным М. Б. Миндлиным (неофициально возникла в 1989 г., официально — в 1992 г.). Группа создала 17 рукотворных альбомов-книг с биографиями 17 тыс. расстрелянных в Москве и Московской области (сейчас они размещены в конторе Донского крематория). Изданию Книг памяти предшествовали газетные публикации списков расстрелянных.

Мартиролог в виде полного именного списка был опубликован в 1997 г.8 В него вошли 20 765 имен расстрелянных по приговорам внесудебных органов (в т. ч. не реабилитированные и реабилитированные частично), с ограниченным набором сведений: фамилия, имя, отчество, год и место рождения, дата расстрела. Опубликован состав и численность жертв по датам расстрелов.

Затем последовала многотомная публикация Книги памяти жертв политических репрессий, расстрелянных на Бутовском полигоне9. Инициаторами этого издания стали Московский антифашистский центр и Межведомственная комиссия Москвы по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. Во вступительной статье отмечается, что даже для сотрудников спецслужб поиски Бутовского полигона как места массовых захоронений оказались далеко не простой задачей. О Бутово узнали только в 1992 г.

В 1991 г. в группу реабилитации МБ РФ для розыска мест захоронения привлекли членов общества «Мемориал», которые стали работать в архиве МБ РФ. Состав рабочей группы бы вполне профессионален. В июне 1992 г. члены группы по книгам предписаний и актов о приведении в исполнение ВМН, обнаруженным в архивах КГБ-МБ-ФСК-ФСБ, с разрешения и в контакте с сотрудниками КГБ начали составлять картотеку расстрелянных на Бутовском полигоне. Только 7 июня 1993 г. было разрешено посетить Бутово.

После создания картотеки по Бутово группа начала работу с архивно-следственными делами. В 1993 г. к работе подключилось Объединение московских архивов (ОМА), где сформировали электронный банк данных. Архив от М. Б. Миндлина был передан на государственное хранение в ОМА и в Центр Сахарова.

Создатели Книги памяти руководствовались следующей нравственной установкой: «Объявить родственникам, что их родные пострадали безвинно — это еще полдела. Мы должны сказать об этом всем и во всеуслышание. Это одна из форм реабилитации жертв репрессий… Книга памяти — это не просто сборник кратких биографических сведений. Мы хотели бы видеть эту Книгу такой, чтобы можно было воспитывать по ней наших детей. В ней должна быть ясно выражена наша боль и общая наша вина. В сущности, МАРТИРОЛОГ — это ведь и есть акт покаяния перед безвинно погибшими, перед их родственниками, оставшимися без своих отцов, матерей, сестер, братьев, жизнь которых была прервана выстрелами на Бутовском полигоне»10.

В структуре Книги: история, документы, воспоминания по Бутово, приложения (данные о расстрелянных с августа 1937 по декабрь 1938-го, оперативные приказы Ежова, заключение МБ РФ по материалам проверки захоронений в Бутово). Состав биографических справок идентичен другим Книгам памяти. Места рождения указаны как в документах архивно-следственных дел, места проживания сверены по справочникам. Проблемы с фамилиями, именами, отчествами решены за счет второго варианта в скобках. Есть список не реабилитированных и реабилитированных частично, указатель имен по семи томам Книги памяти «Бутовский полигон», с данными о томе и странице, где помещены сведения о расстрелянных, и месте хранения следственных дел.

В выпуске 8 — история имения Зиминых, превращенного в расстрельный полигон, биографии палачей и технология расстрелов, история открытия, исследования и новая жизнь Бутово; документы, свидетельства, описания судеб11.

В каждом томе есть таблица о числе расстрелянных по дням с августа 1937 по октябрь 1938 гг., иллюстрации, портреты, виды памятных мест. По составу имен издание идентично мартирологу М. Б. Миндлина. Анализируется административно-территориальное деление и его изменения в период с 1.09.1935 по 19.09.1939 гг. Есть мартиролог узников Дмитлага. Публикуются материалы исследований на Бутовском полигоне, статьи по технологии массового террора (по материалам АСД). Опубликован список расстрелянных по уголовным или смешанным статьям УК.

Следующим шагом вперед (в качественном и количественном смыслах) стала публикация расстрельных списков по Коммунарке и Бутово, в которой приняли активное участие профессиональные историки из «Мемориала». Нравственная позиция авторов: «Книга, которую вы держите в руках, — это попытка сохранить память. И тем самым остаться людьми»12. В мартиролог вошли 4527 имен. Опубликованы: указатель партийных, литературных псевдонимов, «вторых» имен и вариантов написания фамилий, 2187 портретов. Состав справок идентичен другим Книгам памяти. В списке только реабилитированные.

Авторы отмечают, что всего в Москве в 1937–1941 гг. по делам, которые велись органами НКВД-НКГБ, были расстреляны около 32 000 человек. Из них не менее 29 200 — в 1937–1938 гг. Эти цифры устанавливаются из предписаний на расстрелы и из актов о приведении приговоров в исполнение, хранящихся в архиве УФСБ по Москве и Московской области и Центральном архиве ФСБ РФ. С цифрами из предписаний и актов в целом согласуются данные из различных статистических справок, докладных записок отчетного характера, сохранившихся в бывших партийных и государственных архивах. Небольшая часть предписаний и актов хранится в фондах судебных органов государственных архивов. В Послесловии описано расследование мест захоронения в Москве.

Сегодня общепризнано, что 20 765 человек расстреляны в Бутово. Тех, кого расстреляли по предписаниям, хранящимся в ЦА ФСБ, и на кого отсутствуют направления на кремацию, хоронили в подведомственной Центральному аппарату НКВД «зоне» — в «Коммунарке». Среди этого контингента много представителей партийной, советской, военной элиты, тех, кого власть зачислила в «заговорщическую верхушку». Приговорены они были в подавляющем большинстве органами судебными — в первую очередь Военной коллегией Верховного суда (ВКВС) СССР, а также военными трибуналами.

Описана методика составления биографической справки. Из предписаний и актов на расстрелы брались имя, а также точная дата расстрела. Затем по справочной архивной картотеке или по картотеке Главного информационного центра МВД РФ определялось место хранения следственного дела. После получения дела из него выписывалась вся необходимая информация. Географически названия не изменялись по сравнению с документом (т. е. Ленинград 1890 г. оставался Ленинградом), фамилия, имя, отчество тоже давались по документам, чтобы не запутывать их поиск по картотекам ГБ и МВД (но давались и варианты их написания). В публикуемых справках, основанных исключительно на документах следственного дела, встречаются расхождения с данными из других источников13. Таким образом, встает проблема разработки методики изучения архивно-следственных дел.

Анализируются особенности работы Военной коллегии Верховного суда СССР. Сделан важный вывод: «…все, кто был расстрелян в 1937–1938 гг. на основании приговоров ВКВС, на самом деле были расстреляны по личному приказу Сталина и его подручных. Именно Сталин и его подручные вынесли приговор каждому из них. Военная коллегия была лишь техническим оформителем этих заранее вынесенных приговоров»14.

В нашей статье мы избрали для историографического анализа Книги памяти, вышедшие в России. Однако в виде исключения хотелось бы затронуть одно из удачных изданий наших коллег на Украине, которые приняли активное и заинтересованное участие в проекте «Возвращенные имена».

Замечательным примером оригинальных подходов, профессиональных научных методик, скрупулезности и основательности является серия Книг памяти Одесского «Мемориала», начало которой было положено в 1997 году 15.

Историко-исследовательская программа «Одесский мартиролог»: данные о репрессированных Одессы и Одесской области» начала осуществляться в 1991 г. Авторы — члены историко-исследовательской группы «Одесский мартиролог». По инициативе членов Одесского «Мемориала» руководство УКГБ по Одесской области приняло решение о подготовке списков репрессированных, содержащих ряд биографических сведений. В 1995 г. СБУ дало разрешение на проверку полученных данных о репрессированных по архивно-следственным делам (фонд прекращенных дел). К 1997 г. получены материалы более чем о 26 000 человек. На их основе создана электронная база данных. К 1999 г. в списке было уже 33 000 имен. Хронологические рамки издания — 1919–1983 гг.

В рамках Всеукраинской государственной программы издания научно-документальной серии «Реабілітовані історією» каждая областная редколлегия (26 областей и Республика Крым) должна была подготовить для первой книги серии научную статью, анализирующую развитие процесса репрессий в данном регионе на протяжении всех периодов существования советской власти. В настоящее время изданы более 50 книг этой серии. Руководитель проекта — академик П. Т. Тронько. Постепенно тома выставляются также в формате pdf на сайте Украинского института национальной памяти.

Авторский коллектив «Одесского мартиролога» работает самостоятельно, поддерживая контакты с руководством Всеукраинской государственной программы. В его составе — профессиональные ученые-преподаватели Одесского Академического центра Международной академии наук и искусств, члены Одесского «Мемориала» (филологи, историки, библиографы, архивисты, программисты). Составитель мартиролога Л. В. Ковальчук — председатель Одесской областной редколлегии научно-документальной серии книг «Реабилитированные историей».

Издание было задумано как серия книг с данными о репрессированных, связанных судьбами с Одесской областью, независимо от места рождения и работы (все, кто был арестован и осужден в пределах области). Публикация предпринята в виде алфавитных именных списков (№ п/п, ФИО, год рождения, мера наказания, источник сведений). В каждом томе серии, наряду со списками, публикуются научные, документальные, публицистические и биографические очерки, описания групповых дел, воспоминания узников ГУЛага.

Следует отметить, что авторы творчески подходят к подготовке каждого тома, постоянно развивая концепцию издания. Так, в содержание первого тома вошли: основной алфавитный список на 26 019 репрессированных и несколько дополнительных списков с комментариями, условными сокращениями, алфавитным списком вариантов написания фамилий, вторых, третьих фамилий и псевдонимов, порядковый список вариантов написания фамилий, вторых и третьих фамилий, псевдонимов, алфавитный список репрессированных (программа «мы из ГУЛага» — арестованные в других областях уроженцы Одессы); информационно-аналитические таблицы (количество арестов по годам, данные о хронологии репрессий, возрасте репрессированных, месте рождения, национальности, социальном статусе — сфере деятельности, профессии, должности; сводные процентные данные о репрессированных, исторические очерки.

Во 2-м томе (1999 г.) нашли свое отражение материалы круглого стола Одесской областной редколлегии всеукраинской серии книг «Реабилитированные историей», посвященного обсуждению ключевых понятий программы — «репрессии» и «реабилитация». Таким образом, сделана попытка преодолеть ограничения в определении ключевых понятий реабилитационного процесса, которые существуют в официальных законодательных документах.

В томе опубликованы: дополнительный именной список на 6993 репрессированных, информационно-аналитические таблицы; уточненные данные о репрессированных, названных в 1-м томе; документальные и исследовательские материалы по фонду Одесского губернского революционного трибунала, хранящиеся в Государственном архиве Одесской области (аннотация архивных дел, алфавитный список обвиняемых, список сотрудников, таблицы: возраст обвиняемых, социальный статус, срок нахождения под стражей, приговоры; две аналитические статьи), архивные документы (обвинительные заключения, приговоры, письма репрессированных и их родственников, реабилитационные и другие материалы), хранящиеся в архиве УСБУ и областном архиве по годам: 1920-е, 1930-е, 1940–90-е; статьи и документальные очерки, посвященные анализу проблем тоталитаризма и истории репрессий.

Третий том (2005 г.) открывается интересной аналитической статьей по описанию фонда «П» архива УСБУ в Одесской области. Выявлена такая проблема алфавитного описания фонда, как выбор базового варианта написания фамилии (поэтому в томах даются алфавитные списки написания фамилий); поставлена и другая проблема — трудность описания группового дела по алфавитному списку (разнесенность персоналий одного дела по разным именам). В итоге авторы отказались как от алфавитного принципа при описании фонда «П», так и от административно-территориального (при этом отмечено, что описание должно следовать исторической топонимике, т. е. название места рождения должно быть увязано с названием этого места в момент рождения и т. п.) и выбрали хронологический принцип описания фонда. Сделан важный для всех исследователей вывод: фонд «П» избирателен, неполон и вторичен.

Первый раздел тома — «Репрессии: категория подследственных» дополняет алфавитный список на 897 человек (всего 33 909), содержит информационно-аналитические таблицы, аннотации 159 дел, документы архивно-следственных дел; второй раздел — «Проблемы тоталитаризма и истории репрессий» — статьи и документальные очерки, написанные на основе архивно-следственных дел. Важно, что с этого тома начинается аннотированная публикация описаний следственных дел по хронологическому принципу.

Авторы мартиролога внесли поправку в свою первоначальную концепцию, подчеркнув, что публикация фамилий репрессированных в списках не является свидетельством о реабилитации. Публикуются списки репрессированных, а не только тех, кто получил официальный документ о реабилитации. Задача авторского коллектива — собрать и опубликовать как можно более полные сведения о репрессиях на Одесщине, которые осуществлялись в гораздо большем масштабе, чем последующая реабилитация. Таким образом, авторы выразили несогласие с определениями категорий репрессированных и реабилитированных в государственных актах по реабилитации жертв репрессий.

Четвертый том (2006 г.) открывается вводной статьей по постановке проблемы изучения истории репрессий в целом. Эта публикация в значительной мере стала результатом участия в международном проекте «Возвращенные имена». В первом разделе «Репрессии: категория спецпоселенцев» содержится алфавитный список из архива МВД — 33 122 имени. Во втором разделе — «Проблемы тоталитаризма и история репрессий» — статья о высылке на спецпоселение как виде репрессий и несколько воспоминаний родственников репрессированных.

Вновь корректируется концепция Книги памяти: «Мартиролог — книга памяти о людях, пострадавших от советской тоталитарной системы»16.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

В. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия iconВ. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия
В результате нам удалось издать несколько Книг памяти, посвященных тагильчанам – жертвам репрессий. 1

В. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия iconВ. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия
В течение всей советской эпохи система контроля над культурой трансформировалась, достигнув кульминации в конце 1930 – начале 50-х...

В. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия iconВ. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия
С началом коллективизации многие немцы пытались эмигрировать из страны Советов. Более 13 тысяч желающих уехать собрались в Москве...

В. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия iconМеждисциплинарная академия наук украины
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайская государственная...

В. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия iconМеждисциплинарная академия наук украины
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайская государственная...

В. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия iconМеждисциплинарная академия наук украины
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайская государственная...

В. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия iconМеждисциплинарная академия наук украины
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайская государственная...

В. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия iconМеждисциплинарная академия наук украины
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайская государственная...

В. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия iconМеждисциплинарная академия наук украины
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайская государственная...

В. М. Кириллов Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия iconМеждисциплинарная академия наук украины
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайская государственная...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<