Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия "Социологическое наследие") isbn 5-02-013444-9




НазваниеБуржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия "Социологическое наследие") isbn 5-02-013444-9
страница6/37
Дата публикации10.03.2013
Размер5.23 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

1. Завоеватель
Душевные качества, которые требуются для выполнения предприятия, главным образом следующие:

а) способность составлять планы; следовательно, известное идейное богатство; известная мера духовной свободы должны быть свойственны предпринимателю;

в) влечение к осуществлению плана, воля к действию должны быть налицо. Это отличает изобретателя-предпринимателя от "чистого" изо­бретателя, которому достаточно, что он сделал изобретение. Предприни­мателя влечет дать жизнь своему (или также чужому) изобретению в тысяче образов. Он одержим навязчивой идеей дать исполнение своему плану. Духовной энергией должен он обладать; с) способность к выполнению плана должна быть налицо. К ней прежде всего принадлежат необходимые упорство и постоян­ство, которые не отступают от преследования цели. Истый предпринима­тель-завоеватель должен обладать решимостью и силой побороть все пре­пятствия, становящиеся на его пути. Завоевателем он должен быть также в смысле человека, который имеет силу на многое отважиться, который жертвует всем, чтобы достичь великого для своего предприятия. Эта отвага роднит его с игроком. Для всего этого необходимы духовная элас­тичность, духовная энергия, уругость, постоянство воли.

2. Организатор
Так как дело, выполняемое предпринимателем, всегда такого рода, что при нем помогают другие люди, и так как, следовательно, он должен заставить других людей служить своей воле, то для того, чтобы они дей­ствовали совместно с ним, предприниматель прежде всего должен быть также хорошим организатором.

Организовать - значит соединить много людей в счастливой, успеш­ной, совместной деятельности, значит так расположить людей и предме­ты, чтобы желаемое полезное действие полностью проявилось. В этом опять-таки заключены весьма многообразные способности и действия. Прежде всего тот, кто желает организовывать, должен обладать способ­ностью оценивать людей в отношении их продуктивности, должен, значит, уметь выбрать годных для известной цели людей из большой массы. Затем он должен иметь талант заставить их работать вместо себя, и притом так, чтобы каждый стоял на своем месте, там, где он отдает максимум действия, и постоянно подчинять их всех так, чтобы они в действительности развивали отвечающую их производительности выс-

[46]

щую меру деятельности. Наконец, предпринимателю надлежит нести заботу о том, чтобы объединенные в совместной деятельности люди были соединены в действительно производительное целое, чтобы координация супер- и субординации отдельных участников в деле была правильно упорядочена и чтобы их последовательные действия правильно сменяли друг друга, "собирание сил в пространстве"; "объединение сил во време­ни", как этого требует от полководца Клаузевиц.

3. Торговец
Есть еще и другого рода отношения, в которые входит предпринима­тель с людьми, кроме обозначенных словом "организовать". Он должен сначала сам завербовать себе людей; он должен затем бепрерывно за­ставлять чужих людей служить своим целям, побуждая их к известным действиям или бездействию иначе, чем посредством принуждения: руководитель экспедиции хочет добыть себе свободный проход через известную область; он хочет обеспечить себя и своих спутников жизнен­ными припасами; капиталистический предприниматель хочет продать свои продукты; государственный человек хочет заключить торговый договор и т.д. Для этой цели он должен и вступать в переговоры: вести с другим беседу, чтобы путем проведения своих доводов и опровержения его встречных доводов побудить его к принятию известного предложе­ния, к совершению или несовершению известного действия. Перегово­ры - это борьба духовным оружием.

Предприниматель должен, следовательно, уметь также хорошо вести переговоры, договариваться, сговариваться* , как мы выражаем один и тот же процесс в различных оттенках (49). Торговля в узком смысле, т.е. ведение переговоров в хозяйственных делах, есть только одно из много­численных проявлений переговоров вообще. Так как, однако, эта форма переговоров - "ведение торга" - в нашей постановке проблемы нас предпочтительнее всего интересует, то надо добавить еще кое-что к ее характеристике, причем следует помнить, что здесь словом "торговец" или "ведущий торг" должна обозначаться не особенная профессиональ­ная деятельность, совершение товарообмена, но функция, осуществляе­мая во многих областях круга предпринимательской деятельности.

Вести торг в этом особенном смысле - значит, следовательно, вести переговоры о покупке или продаже какого-нибудь товара (акции, пред­приятия, облигации займа). Торг ведет (все в этом же специфическом зна­чении) мелкий разносчик, когда он торгуется с кухаркой о продаже ему заячьей шкурки, или еврей-старьевщик, когда он целый час убеждает деревенского извозчика продать штаны; но также и Натан Ротшильд, который в течение длящейся много дней конференции с прусским "пере-

[47]

говорщиком" заключает под особенно сложными условиями миллион­ный заем; или представители Standard Oil Company, которые совещаются с железнодорожными обществами всей федерации о генеральном соглаше­нии для урегулирования тарифов; или Карнеджи и его сподвижники, когда они обсуждают с И. Пирпонтом Морганом и его людьми передачу фабрик Карнеджи за миллиардную цену. "A was the masterly piece of diplomacy in the history of American industry"26 замечает историограф U.S. Corporation к отчету об этом событии. Здесь выступают чисто коли­чественные различия; зерно дела одно и то же: душа всякого современ­ного "торга" - это переговоры, которые, конечно, вовсе не всегда долж­ны происходить устно с глазу на глаз. Они могут вершаться и молчаливо: когда продавец, например, путем всякого рода ухищрений в такой мере возбуждает в публике веру в достоинства своего товара, что она видит себя вынужденной покупать товар у него. Рекламой называются подоб­ные ухищрения. Здесь можно было бы, опираясь на явления из времен детства товарообмена, говорить о "немом меновом торге", если только хотеть называть немыми восхваления в словах и изображениях.

Всегда дело идет о том, чтобы убедить покупателя (или продавца) в выгодности заключения договора. Идеал продавца достигнут тогда, когда все население ничего не считает более важным, как покупать как раз восхваляемый им предмет, когда людскими массами овладевает паника, что они своевременно не успевают его приобрести (как это случа­ется во времена лихорадочного возбуждения на рынке эффектов).

Иметь большой сбыт означает, что интересы, которые возбуждает и заставляет служить себе коммерсант, должны быть или очень сильными, или очень распространенными. "Кто желает иметь оборот в один милли­он, тот должен принудить тысячу человек к тяжкому решению обменять ему на товар каждый по тысяче марок или же он должен так сильно рас­пространить свое влияние на массы, чтобы сто тысяч человек чувствова­ли себя вынужденными купить у него на десять марок. Добровольно -лучше: по собственному побуждению. - В.З. - к нему не пойдут ни тыся­ча, ни сто тысяч, так как они уже давно ощущают иные потребности при­обретения, которые должны быть оттеснены, чтобы новый коммерсант мог иметь успех" (В. Ратенау).

Возбуждать интерес, приобретать доверие, пробуждать желание купить — в этом восхождении представляется деятельность счастливого торговца. Чем это достигается, безразлично. Достаточно, что это не внеш­ние, а только внутренние свойства принуждения, что противная сторона не против воли, а по собственному решению вступает в договор. Внуше­нием должен действовать торговец. Внутренних же средств принуждения существует много.

Одно из самых действительных состоит в возбуждении представления, что немедленное заключение сделки доставляет особенные выгоды. "Похоже на то, что будет снежно, мальчики, - говорили финны(!), ибо они имели Aanderer (род лыж на продажу)", гласит сага о Магнусе Барфорде (1006 п.Р.Х.). Это первообраз всех торговцев говорит здесь, и предло­жение норвежским мальчикам купить лыжи - прототип рекламы, этого

[48]
оружия, которым ныне сражается торговец, не восседающий более в крепких замках, как его предшественники в Генуе во времена Вениами­на из Гуделы, но и не могущий более пушками сравнивать с землей жили­ща туземцев, когда они отказываются "вести с ним торг", как хотя бы ост-индский мореплаватель XVII столетия, о котором мы еще услышим.

Так как каждое предприятие в течении своем зависит от случайнос­тей, которые не могут быть заранее предусмотрены, то необходимы важные качества, которыми должен обладать каждый предпринима­тель, - присутствие духа и способность попадать на верное средство, лучше всего служащее желаемому результату. Coup d'oeil27 называл это качество Фридрих Великий, указывая на его необходимость у каждого полководца (который в упомянутом смысле есть предприниматель). Этому дару быстро попадать на верное средство должна соответствовать способность тотчас же сделать или предписать признанное верным: реши­тельность.

Классический предприниматель - это старый Фауст:

". . . внутри живет яркий свет;

Что я подумал, я спешу совершить;

Слово господина одно имеет значение.

Встать с ложа, вы, слуги! Один за другим!

Пусть счастливо увидят то, что я смело придумал!

Возьмите орудия, работайте лопатой и заступом!

Отмеченное должно быть тотчас же готово.

За строгий порядок, за быстрое прилежание

Последует самая лучшая награда;

^ Чтобы было совершено самое великое дело,

Достаточен один дух на тысячу рук"28.

Это выражает глубочайший смысл предприятия.
Глава шестая ^ НАЧАТКИ ПРЕДПРИЯТИЯ
В каких же областях впервые проявился этот предпринимательский дух? Какие были первые предприятия?

Я усматриваю в истории Европы четыре основные формы организации предприятия, которые затем стали решающими для всего позднейшего развития:

1. Военный поход. 3. Государство.

2. Землевладение. 4. Церковь.

Здесь, конечно, совсем не место изображать эти четыре организации, хотя бы даже в общих чертах во всей их сложной сущности. Дело не может идти ни о том, чтобы написать их историю, ни даже о том только, чтобы показать своеобразие их структуры. (Поскольку это необходимо

[49]
для понимания общего хозяйственного развития, я беру на себя эту зада­чу в новой переработке моего "Современного капитализма".) Здесь я хочу только в двух словах привлечь внимание читателя к принципиаль- ным соотношениям, которые существуют между указанными организа- циями и идеей предприятия.

^ 1. Военный поход
В военных "предприятиях" - слово невольно просится с пера, потому что оно лучше всего выражает смысл, - мы должны, пожалуй, усматри­вать самые ранние формы предприятия вообще; самые ранние уже пото­му, что они являются для всякой другой формы необходимой предпосыл­кой.

Военное предприятие имеет место тогда, когда отдельное лицо (или, во всяком случае, небольшая группа отдельных лиц) по хорошо проду­манному плану выполняет военный поход, выбирая себе для этой цели необходимое число бойцов и управляя ими сообразно цели. Я бы не стал говорить о военном предприятии в том случае, когда германские племе­на соединяются для отпора римлянам, но единичный разбойничий поход, да еще если он направлен за море, действительно предприятие, которое (в этом сущность!) представляется нам как исходящее от строящего планы и размышляющего разума и которое происхождением своим обязано личному предпринимательскому духу. Беовульф "предприни­мает" поход для освобождения Рудигара:

Тогда услышал дома герой Гугилейха

У Гаутов, доблестный, о деянии Гринделя;

Этот муж был могущественнейшим отпрыском людей,

Над которым когда-либо сиял свет этой жизни,

Таким высоким и благородным. Теперь приказал он морской корабль

Богато снарядить и так говорил:

Что хочет он переплыть путь лебедей

К высокому властителю, который нуждался в героях.
К пути он склонил отважных мужей,

Которые сильно его восхваляли; как это ему самому было любезно,

Они заставили его еще пройти науку целительных знаков.

Так он отправился от воинственных Гаутов

Избирать себе бойцов, смелейших из всех,

Сколько он найдет. Пятнадцатый сам

Взошел он на своей морской корабль29.
Здесь перед нами классически чистый тип военного предприятия, которое даже свободно от всякого стремления к наживе. Необходимой предпосылкой для него является, как вытекает из сказанного, что "героическая эпоха" в развитии народа уже наступила, т.е. что сильные, "предприимчивые" люди уже выделились из общей массы равнодушных и в состоянии теперь навязать другим свою волю. Ибо эта дифференциа­ция вождя от ведомых, направляющего от следующих за ним, субъекта

[50]
от объекта, духа от тела составляет жизненную стихию каждого пред­приятия.

роенный поход до тех пор остается предприятием, пока он сохраняет чтот в высокой степени личный характер, особенно любящий окутываться духом приключений. Законченным типом военных предпринимате­лей являются поэтому возникающие в начале средних веков вожди наем-циков, вовсе не вследствие характера наживы, которым благодаря этому проникается ведение войны (он-то придал бы ему как раз капиталисти­ческий оттенок), но вследствие развившейся до крайности индивидуа­лизации отдельных частей войска и до последней степени усилившей­ся начальнической власти полководцев. Многих из них, как справедли­во замечает Буркгардт, мы знаем как безбожных людей, полных изде­вательства по отношению ко всему святому, полных жестокости и изме­ны по отношению к людям. . . "Наряду с этим, однако, во многих раз­вивается личность, талант до высшей виртуозности, и пользуется в этом смысле признанием и восхищением солдат; это первые армии новой истории, в которых личное доверие к предводителю, без дальнейших побочных соображений, является движущей силой. Блестяще это видно, например, в жизни Франческо Сфорца; тут нет никакого сословного пред­рассудка, который бы мог воспрепятствовать ему завоевать самую широкую личную популярность у каждого в отдельности и основательно использовать ее в трудные моменты; случалось, что враги при виде его опускали оружие и с обнаженной головой почтительнейше приветство­вали его, так как каждый считал его общим "отцом воинства"» (49а).

Что еще особенно делало этих предводителей банд предпринимателя­ми, это был риск, который они на себя брали; им самим нужно было запасти все необходиое для проведения военного похода, начиная от вербовки отдельных воинов и до их полной экипировки и снабжения оружием, до ежедневного доставления жизненных припасов и пригото­вления нужных мест для пристанища.

Как, однако, близки качества, создающие хорошего полководца, к тем, которые мы уяснили в качестве типических добродетелей предпри­нимателя, об этом нужно прочесть в прекрасной главе у Клаузевица, носящей заглавие "Военный гений" (50).
2. Землевладение
Военному предприятию противостоит создание мира, земельное владе­ние, которое наравне с ним вырастает в импозантные организации. Что землевладение является общим всем европейским народам в течение средневековья явлением, оказавшим на все культурное развитие этих народов самое сильное влияние, не оспаривается ныне никем. (То, что является спорным в проблеме землевладения, например его количест­венное отношение к крестьянскому хозяйству, роль, которую оно игра­ло в правовом развитии и т.д., сюда не относится.) Что касается его орга­низационной структуры, то она носит во всех европейских странах Довольно сходный отпечаток: возьмем ли мы земельное устройство мона-

[51]
стырей Боббио и Фарфа, или владений патриархов Градо и архиепископов Равеннских в Италии, или монастырей Клерво, Корби Сен-Реми во Фран­ции, монастыря Санкт-Галлен в Швейцарии, монастырей Прюм и Вейссен-бург, доменов Карла Великого, аббатства Рейхенау, Фульда, Лорш, владений графа Зибото фон Фалькенштейн в Германии, монастырей Рамсей, Мальмсбери, Вустер, Питтерборо в Англии, монастыря Сен-Тру около Льежа - везде мы встречаем приблизительно ту же картину. Откуда происходит это сходство, опять-таки здесь не место разбирать: совместное действие римского наследства, нивелирующего влияния церкви и "положения вещей", втиснуло, верно, развитие в одинаковое русло. Зачатки землевладельческой организации мы встречаем у герман­цев уже во времена Тацита.

Для наших целей важно теперь представить себе сущность землевла­дельческого устройства, по крайней мере в общих очертаниях.

Землевладение есть прежде всего хозяйство, хозяйство, которое вел класс богатых людей, т.е. крупных землевладельцев, чтобы покрывать свою потребность в благах трудом других людей в основе in natura"30. Дело, значит, шло о том - это имеет решающее значение, - чтобы для совместного дела собрать многочисленную рабочую силу, "организовать" ее, и в этой организации работы в большом масштабе и заключается то, что прежде всего делает землевладение предприятием и что приобретает значение для позднейшего развития. Регулирующим принципом хозяйст­вования был принцип покрытия потребности; это означает, что, как бы ни был велик круг потребителей, составившийся в земледельческом хозяй­стве, его потребность в натуре определяла размеры и характер хозяйст­венной структуры.

Для выполнения хозяйственного плана в распоряжении землевла­дельца не было в достаточном количестве свободной рабочей силы.

Трудовая система была поэтому системой "связанного труда": зависи­мые крестьяне обязывались либо к барщине, либо к оброку. И таким образом произошло, что хозяйственный организм представлял собою пеструю мозаику различнейших взаимоотношений между руководителем хозяйства и работниками. Но все эти частные случаи для нас не играют роли. Важным остается то, что в земельных владениях были планомерно соединены большие массы людей для правильной работы над общим делом сообразно воле высшего руководителя; что, следовательно, с чисто внешней точки зрения, здесь с ходом столетий развилась искусная организация, которая каждую минуту могла быть использована (и, как мы увидим, была использована) для иных целей, чем покрытие потреб­ности, в которой, однако, соответственно ее характеру обитал совершен­но определенный дух, принимавший большое участие в образовании ка­питалистического духа. Главное, следовательно, покамест следующее: в образе земельных владений также были введены предприятия, и доволь­но часто большого масштаба, в до тех пор лишенный предприятий мир и они стали зародышем разложения старых, докапиталистических отноше­ний.

[52]
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Похожие:

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconБуржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия "Социологическое...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconФизикоматематической литературы
С т р о й к Д. Я. Краткий очерк истории математики. Пер с нем.—5- изд., испр.— М.: Наука. Гл ред физ мат лит., 1990.— 256 с. Isbn...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconНации и национализм / Б. Андерсон, О. Бауэр, М. Хрох и др.; Пер с...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconГерберт Спенсер принципы социологии
Мистика. Религия. Наука. Классики мирового религиоведения. Антология. / Пер с англ., нем., фр. Сост и общ ред. А. Н. Красникова....

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconМиллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного я / Пер с нем
Миллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного я / Пер с нем.— М.: Академический Проект, 2001.—144 с.— (Технологии: традиции...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconМиллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного я / Пер с нем
Миллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного я / Пер с нем.— М.: Академический Проект, 2001.—144 с.— (Технологии: традиции...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconСоциологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания
...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconЛитература Об
Ключ к здоровью и про­цветанию: Пер, с нем. — Зао «весь», 2000. 143 с., ил. Isbn 5-266-00064-3

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconЗачем несоциологу социология?
Именно процесс изучения социологии,помогает овладеть видением мира под особым углом зрения, видеть не просто внешнюю оболочку явлений,...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconВ. А. Прянишниковой в оформлении обложки книги использовано изображение Ouija
Пер с англ. — Спб.: Издательство «Крылов», 2007. — 288 с, илл. — (Серия «Адвокат Тонкого мира»). в Isbn 5-9717-0241-6

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<