Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия "Социологическое наследие") isbn 5-02-013444-9




НазваниеБуржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия "Социологическое наследие") isbn 5-02-013444-9
страница9/37
Дата публикации10.03.2013
Размер5.23 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   37

^ 3. Государственные чиновники
Можно было бы прийти к мысли рассматривать все современное госу­дарство как гигантское капиталистическое предприятие с тех пор, как его стремление все более и более обращается на "приобретение", т.е., говоря точно, на добывание золота и денег. А это действительно имеет место с тех пор, как открытия и завоевания испанцев разбудили сознание государей, а к тому же и Индия попала в их поле зрения. Теперь все стремления, по крайней мере мореходных государств, были направлены на захват доли в добыче.

Но и тогда, когда не думали ни о каком завоевательном походе на золотую страну, всегда, несомненно, думали об одном и том же: как до­быть себе денег, будь то для непосредственного употребления на дела государства, будь то для способствования народному хозяйству. Когда Кольбер резюмировал смысл всей меркантилистической политики в фра­зе: "Я полагаю - на этом легко можно будет сойтись, - что не что иное, как денежная масса в государстве определяет степень его величины и его могущества" (127), то это могло бы также хорошо быть выставлено в ка­честве высшего принципа всякого капиталистического предприятия, если только поставить на место "денежной массы" величину прибыли.

Но я думаю не об этом, когда я здесь упоминаю о государственных чи­новниках как об одном из ранних типов предпринимателя.

И не о политике я думаю, которую вели современные государства в преследовании этой высшей цели. О ней мы, напротив, вспомним только тогда, когда мы будем доискиваться источников, из которых возник капиталистический дух. Там мы должны будем установить, что многие предприятия меркантилистической государственной политики способствовали созреванию у подданных зачатков капиталистического духа.

Здесь я скорее хочу указать на то, что к носителям современного капиталистического предпринимательского духа принадлежали даже государи и их чиновники, что они занимают значительное место среди первых представителей современного хозяйственного образа мыслей.

То, что один умный человек говорил о Густаве Ваза в Швеции (128), действительно относительно всех выдающихся государей Ancien regime'a47: "Он был первым предпринимателем своей нации; как он старал­ся добыть и заставить служить короне сокровища металлов шведской земли, так он указывал путь своим купцам не только посредством торговых договоров и покровительственных пошлин, но и собственной морской торговлей крупного масштаба".

Пришлось бы написать самостоятельную книгу, если бы я захотел здесь изобразить ту деятельность, которую проявили государи того вре-

[70]
мени в качестве основателей капиталистической промышленности и дру­гих хозяйственных отраслей в течение столетий со средних веков и рпдоть до нашего времени. В основе ведь факты известны. Было только нужно напомнить здесь об этом, и для цели настоящего исследования является достаточным, если я укажу, в чем, мне кажется, заключается особенное значение государственной предпринимательской деятель­ности, какие особенные черты отличают государственного чиновника как капиталистического предпринимателя.

Раньше и важнее всего: в очень большом объеме государственная предпринимательская деятельность заняла то пустое место, где иначе во­обще ничего не происходило бы. Инициатива государя весьма часто толь­ко и давала толчок к расцвету капиталистической субстанции. Она означает, следовательно, весьма часто первичный зачаток предпринима­тельского духа вообще. Мы имеем классическое свидетельство этого отношения государственной инициативы к частной в заявлении одного немецкого камериалиста, полагающего, что для улучшения мануфактур нужны благоразумие, размышление, издержки и награды, а потом при­ходящего к заключению: "это государственное дело: купец же остается при том, чему он научился и к чему привык. Он не заботится об общих выгодах своего отечества" (129). Эта фраза заключает в своем содержа­нии целые тома. И хотя она была написана в отсталой в те времена Гер­мании, она в более слабой степени имеет значение и для широких кругов раннекапиталистической хозяйственной жизни вообще. Что бы, напри­мер, вышло во многих местах из горной промышленности, если бы госу­дарь вовремя не вмешался и не вытащил бы сбившуюся в пути телегу из болота. Вспомним историю горного дела в нынешнем Рурском округе. "При том лишенном всякого плана копании, которое господствовало в течение столетий почти до середины XVIII в., не существовало, естествен­но, никаких (технических) приспособлений. В Клеве-Маркоском горном уставе 1766 г. государство брало на себя техническое и хозяйственное руководство производством. Опекун воспитывал лишенное руководства дитя" (130).

И так было в тысяче других случаев. Но не только то, что государство проявляло на деле свой предприни­мательский дух, но и то, как оно его проявляло, приобретает значение для общего капиталистического развития. Государственное предприятие обладали всегда резкими характерными чертами. Это относилось к внеш­ним рамкам устройства предприятия. Во времена недостаточного образо­вания капиталов суммы, на которые государственные власти имели воз­можность основать предприятие, являлись значительными, часто сами по себе достаточно большими, чтобы вообще можно было начать предприя­тие. Вспомним крупные транспортные предприятия, которые вплоть до XIX столетия и позднее могли держаться только на силе государственно­го капитала; вспомним устройство верфей и т.п.

Таким же выдающимся был организационный аппарат, которым рас­полагало государство. Снова перенесемся в те времена, когда еще не­доставало вышколенного персонала, и дадим себе отчет в том, каким

[71]
преимуществом обладало государство в лице своего чиновничьего аппарата перед частными предпринимателями, которые еще только долж­ны были воспитать себе свой штат людей и надзирателей.

Выдающиеся размеры государственного предприятия проявлялись, од­нако, также и в чисто духовной области. Нигде, кроме как у государя, интерес не мог быть так сильно направлен на отдаленное будущее, и не могли поэтому набрасываться и выполняться очень далеко рассчитанные планы. То, что характеризует все капиталистическое: дальнозоркость предприятия, постоянство духовной энергии, - это в государственных предприятиях должно было как бы само собой вырасти из их существа.

Но и в отношении творческих идей, широких познаний, научной под­готовки - кто мог сравниться с гениальными руководителями современ­ных государств? Где было в те времена соединено столько гениальности, как в правительственных кабинетах? Ибо таланты в то время еще не от­далялись от управления государством. Конечно, я разумею только выда­ющихся государей и их государственных людей и чиновников, которыми, однако, ведь так исключительно богата история. Кто во Франции того времени был и в качестве капиталистического предпринимателя способ­нее Кольбера (131), кто в эпоху Фридриха Великого был в стране способ­нее барона фон Гейнитца, создателя государственных горных разработок в Верхней Силезии?

То, что в ходе капиталистического развития ощущалось впоследствии как недостатки государственной предпринимательской деятельности: ее неуклюжесть, ее склонность к бюрократизму, - все это еще не имело зна­чения в начальный период этой хозяйственной системы, когда государ­ственный чиновник, напротив, являлся особенно важным и значитель­ным типом предпринимателя с вполне ярко выраженными духовными особенностями огромного значения.
4. Спекулянты
Спекулянт как специальный тип капиталистического предпринима­теля - это основатель и руководитель спекулятивных предприятий. А эти последние появляются в тот момент, когда прожектер достает не­обходимые денежные средства для того, чтобы обратить свою идею в дей­ствительность; тогда, следовательно, как я уже говорил, когда прожек­терство соединяется с предпринимательством. А этот момент, насколько мы можем усмотреть, достигнут около конца XVII столетия. Мы узнаем, что тогда уже многие из прожектеров находят благосклонное внимание у владельцев денег и что вследствие этого начинается "грюндерство" всякого рода предприятий, которые мы должны обозначить как спеку­лятивные предприятия. Дефо, которому мы уже не раз были обязаны цен­ными указаниями, осведомляет нас и об этой области со свойственной ему меткостью следующим образом:

"Существует, к сожалению, слишком много хвастливых восхвалений новых открытий, новых изобретений, новых машин и еще всяких других вещей, которые, будучи превозносимы выше своей действительной цен-

[72]
дости, должны стать чем-то великим в случае, если будут добыты такие-то и такие-то суммы. Эти мнимые изобретения так возбудили фантазию легковерных людей, что они, основываясь на одних только призрачных дадеждах, составляли общества, выбирали комитеты, назначали чинов­ников, выписывали акции, устраивали счетные книги, набирали большие капиталы и до такой степени раздували пустое понятие, что многие люди давали себя увлечь, отдавали свои деньги на акции новому пустому мес­ту. А когда изобретатели доводили свою выдумку до того, что сами вы­ходили сухими из воды, они предоставляли облаку рассеяться самому собой, а бедным покупателям - рассчитываться между собой и тащить друг друга на суд по поводу итогов, переносов или по поводу той или иной кости, которую пройдоха-изобретатель среди них бросил, чтобы сва­лить на них самих вину неудачи. Так, акции начинают сначала постепенно падать, и счастлив тот, кто тут вовремя продаст, пока они, подобно мед­ным деньгам, не обесценятся совершенно. Я переживал, как таким обра­зом акции банков, патентов, машин и других предприятий, путем пользо­вания высокопарными словами и именем какого-нибудь принимающего в деле участие, уважаемого человека, нагонялись до 100 за акцию в 1/500 долю и в конце концов падали так низко, что спекуляция доводи­ла их до 12, 10, 9, 8 за акцию, пока, наконец, больше "не находилось по­купателя" — (новое выражение вместо "не оставалось никакой цен­ности"), благодаря чему потом многие семьи впадали в нищету. В ка­честве примеров этого мне стоило бы только привести некоторые полот­няные мануфактуры, серные заводы, медные рудники, нырятельные ма­шины и т.п. не в ущерб правде, как я полагаю, или некоторым явно виновным лицам. Я мог бы дольше остановиться на этом предмете и рас­крыть обманы и проделки биржевых спекулянтов, машиностроителей, владельцев патентов, всяких комитетов вместе с этими биржевыми клоунами-маклерами, но у меня для такой работы недостает желчи. Всем же тем, кто не хочет лишиться своего состояния через таких мнимых изо­бретателей, я хочу в качестве общего руководства указать на то, что лица, которых можно заподозрить в таком предприятии, несомненно, являются с таким предложением: "Прежде, чем предпринимать попытки, я нуждаюсь в ваших деньгах". Здесь я мог бы рассказать очень забавную историю об одном торговце патентами, при которой не кто иной, как я сам, остался в дураках, но я хочу приберечь ее себе для другого случая».

Но не было бы никакой нужды в этом положительном подтверждении со стороны хорошего знатока дела, чтобы установить, что то время и еще более - первые десятилетия XVIII столетия были "периодом грюндер­ства" вполне крупного масштаба, насколько я знаю, первыми, когда страсть к основанию новых капиталистических предприятий охватила народы в форме такой эпидемии, как в то время, и именно англичан и французов. Это время шарлатанской "Компании Южного моря" в Англии, системы Лоу во Франции, - которые обе, однако, являются лишь наи­более бросающимися в глаза предприятиями и вследствие этого так сильно ослепляют взор, что часто совершенно не замечают, как вокруг

[73]
этих гигантских шарлатанских предприятий возникало невероятное количество других "грюндерских" афер, только в своей совокупности, собственно, и накладывающих печать на всю эпоху.

Чтобы хорошо понять, какой новый мир был тогда открыт челове­честву, нужно окинуть взглядом размеры и направление, которые приня' ла в то время в первый раз (и в качестве образца на все будущее время) грюндерская горячка. Мы обладаем ведь в в материале, который собрали тогда должностные следственные комиссии, богатым источником подлинных свидетельств,, и, кроме того, мы имеем извлечение из ан­глийской анкеты, которую Андерсон сделал, как он пишет (132), "пре­достерегающим примером для всех грядущих поколений". Я приведу от­туда некоторые факты.

В центре интереса (в Англии) стояло, конечно, основание "Компании Южного моря". Она вначале была не чем иным, как одним из многих колониальных обществ, которые уже раньше существовали. Ее привиле­гия давала ей право исключительной торговли во всех местах по восточ­ному берегу Америки - от реки "Аранжа" до южной конечности Огнен­ной Земли - и по западному берегу - от мыса Горн до самой северной части Америки. Ей были присвоены и все привилегии власти, как и дру­гим обществам.

Ее значение для развития капиталистического рынка и спекулятивной горячки заключалось, однако, в сущности, не в ее собственном ведении дел как спекулятивного предприятия. Она послужила лишь к тому, чтобы как бы разбудить скрытую манию грюндерства. Это она совершила, как известно, тем, что связала свои дела с государственными финансами. По развивавшемуся тогда обычаю, она принимала на себя все большую и большую часть английского государственного долга, обратив мало-помалу свыше 31 000 000 облигаций в капитал общества. Это означало, следовательно, и в этом все дело, - что, быть может, большая часть английского наличного имущества, которая до тех пор была вложена в бумаги с твердым доходом, теперь была обращена в приносящий диви­денд, доступный ажиотажу капитал. Какая спекулятивная страсть охва­тила тогда круги владельцев денег, показывают курсы, по которым про­исходил обмен рентных бумаг. При последнем выкупе акции предлага­лись к обмену по курсу в 800%. Около того же времени (августа 1720 г.) общество выпустило новые акции по курсу в 1000%, за которые покупате­ли (при 200 обязательной уплаты) все еще дрались.

Зажженное таким образом игорное бешенство публики использова­лось теперь искусными дельцами для того, чтобы вызывать к жизни (хотя бы вначале только на бумаге) бесчисленные новые предприятия.

Из длинного перечня этих bubbles (мыльных пузырей), как называли эти воздушные предприятия, я приведу следующие: декатировочное об­щество (сокращенное: о.) (Ј 1 200 000), английское медное о., уэльсское медное о., Корол. рыболовное о., о. металлорудничных предприятий Англии, о. сабельных клинков, о. вышивки, о. для проведения свежей воды в Ливерпуль, о. для доставки свежей рыбы в Лондон, Гамбургское торговое общество, о. постройки судов для сдачи внаймы (chartering),

[74]

для поднятия возделывания льна и конопли в Англии, такое же самое для Пенсильвании, о. для мелиорации земель, о. китоловства, о. для добычи соли в Голигеде (F (F= фунт стерлинга) 2 млн), о. "Крупное рыболовство", Бодмерей-ное о., о. для заселения Багамских островов. Всеобщее страхование от огня о. (F 1 200 000), К.о. биржевого страхования (Ј 500 000), Лондонское страховое о. (F 3 600 000). Далее 12 о-в для рыболовного дела, 4 о-ва для добычи соли, 8 страховых о-в, 2 ремитировочных о-ва (Remittances of Mo­ney), 4 водных о-ва, 2 сахарных о-ва, 11 о-в для заселения или для тор­говли с американскими странами, 2 строительных о-ва, 13 сельскохозяй­ственных о-в, 6 масляных о-в, 4 о-ва для улучшения гаваней и исправле­ния рек, 4 о-ва для снабжения Лондона, 6 о-в для устройства полотняных мануфактур, 5 о-в для устройства шелковых мануфактур, 15 о-в для устройства горных разработок и металлообрабатывающих фабрик.

Наконец, 60 о-в с различными целями, среди которых о. для очистки Лондона (F 2 млн), о. для торговли человеческими волосами, о. для из­лечения венерических болезней, о. для предоставления труда бедным, о. для устройства большой аптеки (F 2 млн), о. для изготовления Регреtuum mobile48, о. для торговли известными товарами (certain commodities) в Англии, о. для постройки домов во всей Англии (F 3 млн), о. для произ­водства похорон и т.д. и т.д.

В общем, значит, свыше 200 "грюндерских" предприятий в один год: эта цифра, достигаемая у нас теперь в год средней конъюнктуры, следо­вательно, огромная цифра для Англии того времени. Признак цветущей фантазии и в то же время это перечень первых спекулятивных предприя­тий в наше время.

Но что нас прежде всего интересует, это "дух", из которого возникли все эти планы; другими словами, мы хотим попытаться дать несколько более точное описание того, что называют "спекулятивным духом" (по­скольку он является формой проявления капиталистического предпри­нимательского духа, а не просто иной формой игорной страсти), анализ особенностей строения психики спекулянта.

Что прежде всего резко отличает эти новые формы капиталистического предприятия от рассмотренных нами раньше - это то обстоятельство, что при их возникновении, а отчасти и при их осуществлении имеют реша­ющее значение совсем иные душевные силы, чем до сих пор. Для всех трех форм капиталистического предприятия, с духом которых мы озна­комились, общим является фундамент внешнего отношения сил: руко­водители этих предприятий совершают свои действия в конечном счете путем применения внешних принудительных средств. Безразлично при этом, проявляются ли эти последние явно, как в разбойничьем предприя­тии, или они скрываются на заднем плане, как в обеих остальных фор­мах, где успех дела решает могущество государства или могущество в государстве.

Существенное же отличие деятельности спекулянта заключается в том, что он (по крайней мере при основании своего предприятия) откры­вает новый источник могущества в себе самом: это сила внушения - и с помощью ее одной он осуществляет все свои планы. На место страха в качестве движущей силы он ставит надежду.

[75]
Он осуществляет свое дело приблизительно следующим образом. Сам он со своею страстью переживает мечту о своем счастливо проведенном до конца, увенчавшемся успехом предприятии. Он видит себя богатым, могущественным человеком, которого его ближние почитают и превозно­сят за славные деяния, им совершенные, вырастающие в его собственной фантазии до невероятных размеров. Он совершит сначала это, присоеди­нит затем к нему то, вызовет к жизни целую систему предприятий, он на­полнит земной шар славой своих деяний. Он мечтает о грандиозном. Он живет, как в постоянной горячке. Преувеличение его собственных идей все снова возбуждает его и держит его в непрерывном движении. Основ­ное настроение его духа - полный энтузиазма лиризм. И, исходя из это­го основного настроения, он и совершает свое величайшее дело: он увле­кает за собой других людей, чтобы они помогали ему осуществить его план. Если он крупный представитель своего типа, то ему свойственна поэтическая способность вызывать перед глазами других картины увле­кающего очарования и пестрого великолепия, дающие представление о чудесах, которые он намерен совершить: какое благословение предло­женное дело означает для мира, какое благословение для тех, кто будет его' выполнять! Он обещает золотые горы и умеет заставлять верить своим обещаниям. Он возбуждает фантазию, он будит веру (133). И он бу­дит могучие инстинкты, которые он использует для своей выгоды: он раз­жигает прежде всего страсть к игре и заставляет ее себе служить. Нет спе­кулятивного предприятия более или менее крупного масштаба без бир­жевой игры. Игра есть душа, есть пламя, согревающее всю деятельность. "Eh bien, - восклицает Саккар, - без спекуляции (в этом узком смысле) не делались бы дела, моя дорогая. Зачем, к черту, вы требуете, чтобы я вынул из кармана деньги, чтобы я риковал своим имуществом, если вы мне не обещаете какого-нибудь необычайного возмещения, внезапного счастья, которое мне откроет небо. При законной и средней оплате труда, при благоразумном равновесии ежедневных дел жизнь - это пустыня не­вероятной плоскости, это болото, в котором все силы засыпают и чахнут; но дайте внезапно вспыхнуть на горизонте видению, обещайте, что с одним су наживут сто, дайте всем этим сонным душам возможность погони за неЬозможным, покажите им миллионы, которые можно зарабо­тать в два часа, по мне пусть даже с риском сломить себе шею и ноги... и гонка начинается, энергия удесятеряется, давка так велика, что люди, стараясь только для своего собственного благосостояния, создают живые, великие и прекрасные творения..."

Создать настроение - вот лозунг! А что для этого хороши все средства, завоевывающие внимание, любопытство, желание купить, само собою разумеется. Шум становится самоцелью.

И труд спекулянта закончен, цели своей он достиг, когда широкие круги попадают в состояние опьянения, в котором они готовы предоста­вить все средства, нужные ему для осуществления его предприятия.

Чем труднее обозреть план какого-нибудь предприятия, тем сильнее возможные влияния общего характера, тем лучше оно годится для спе­кулянта, тем большие чудеса может совершить спекулятивный дух. От-

[76]
сюда большие банковые предприятия, большие заморские предприятия, большие транспортные предприятия (железнодорожное строительство! Суэцкий и Панамский каналы!) были с самого начала особенно приспособ­ленными объектами для проявления спекулятивного духа и остались ими и до сегодняшнего дня.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   37

Похожие:

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconБуржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия "Социологическое...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconФизикоматематической литературы
С т р о й к Д. Я. Краткий очерк истории математики. Пер с нем.—5- изд., испр.— М.: Наука. Гл ред физ мат лит., 1990.— 256 с. Isbn...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconНации и национализм / Б. Андерсон, О. Бауэр, М. Хрох и др.; Пер с...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconГерберт Спенсер принципы социологии
Мистика. Религия. Наука. Классики мирового религиоведения. Антология. / Пер с англ., нем., фр. Сост и общ ред. А. Н. Красникова....

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconМиллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного я / Пер с нем
Миллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного я / Пер с нем.— М.: Академический Проект, 2001.—144 с.— (Технологии: традиции...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconМиллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного я / Пер с нем
Миллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного я / Пер с нем.— М.: Академический Проект, 2001.—144 с.— (Технологии: традиции...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconСоциологическое конструирование реальности: заметки по социологии системного знания
...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconЛитература Об
Ключ к здоровью и про­цветанию: Пер, с нем. — Зао «весь», 2000. 143 с., ил. Isbn 5-266-00064-3

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconЗачем несоциологу социология?
Именно процесс изучения социологии,помогает овладеть видением мира под особым углом зрения, видеть не просто внешнюю оболочку явлений,...

Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия \"Социологическое наследие\") isbn 5-02-013444-9 iconВ. А. Прянишниковой в оформлении обложки книги использовано изображение Ouija
Пер с англ. — Спб.: Издательство «Крылов», 2007. — 288 с, илл. — (Серия «Адвокат Тонкого мира»). в Isbn 5-9717-0241-6

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<