«Моя первая любовь. Выпускной»




Скачать 450.07 Kb.
Название«Моя первая любовь. Выпускной»
страница1/3
Дата публикации27.10.2013
Размер450.07 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
  1   2   3
ГЛАВА 4.

«Моя первая любовь. Выпускной».
Первая любовь. Что может быть на земле прекраснее этого явления?! Это всегда чистое, искреннее чувство, которого нет дороже. Первая любовь запоминается человеку на всю жизнь и согревает нас на протяжении «бренной», особенно тогда, когда у нас неприятности, проблемы, да и просто когда нет настроения. Не знаю как для кого, а для меня в каких-то моментах жизни первая любовь вообще стимул жизни, стимул, для того чтобы любить снова и снова, для того, чтобы всегда дарить свою любовь всем, даже врагам. Какое же это прекрасное чувство --- первая любовь. Обычно, к своей первой любви мы подходим в тот период жизни, когда нам известна только материнская любовь, искренней и прочней которой нет ничего в целом мире. Но сейчас речь идёт о несколько другом чувстве, при котором мы влюбляемся в человека абсолютно незнакомого по сравнению с мамой. И, несмотря на это ради этой самой первой любви хочется пожертвовать всем на свете, отдать всего себя только чтобы дарить, взгревать и лелеять это чувство, чтобы просто жить этим даром --- даром, данным от Бога, и этот дар --- любовь, любовь чистая и без примесей.

Сейчас хочется вспомнить о том, чего я так никогда и не забывал. Пламенное чувство моей первой любви навсегда врезалось в мою память и сердце. Очень часто так бывает, что влюбляемся мы ещё в раннем детстве. Я думаю, что первая любовь и первая детская любовь, разные вещи. А настоящее чувство первой (не детской) любви возникает у человека тогда, в том возрасте, когда он уже хотя бы немного умеет отличать добро от зла, когда он вообще более осознанно и разумно смотрит на окружающий мир. Каждый человек по своей натуре эгоист. Мне кажется, что первая любовь возникает именно тогда, когда человек становится способным на то, чтобы забыть на время о своём эгоизме, когда он получает радость от того, что делает другому человеку приятное, не боясь при этом ущемить своё самолюбие. Первая любовь, как и любовь вообще, становится настоящим истинным чувством именно тогда, когда есть не только я, а ещё кто-то, и этот кто-то для тебя больше и важнее, чем ты сам. Сама по себе первая любовь очень застенчивое и кроткое чувство, очень хрупкое и сокровенное. Любовь вообще --- это, прежде всего самопожертвование, когда без оглядки и только вперёд, когда всё только для того --- кто не даёт покоя, кто так будоражит сердце, заставляет его биться всё чаще и чаще.

Моя первая, именно детская, любовь была связана с моей одноклассницей Светой Т. Эта любовь продолжалась с первого по второй класс. Нам со Светой было очень интересно общаться друг с другом. Со временем любовь остыла, но на смену ей пришла другая любовь.

Начиная со второго класса, объектом моей любви была Наташа П. Мы с ней довольно быстро нашли общий язык. Нам очень нравилось общаться друг с другом. Но, в отличие от моей самой первой любви, мы уже делились какими-то, на наш взгляд, очень серьёзными мыслями. Несмотря на свои физические недостатки, я даже катал Наташу на багажнике своего велосипеда. Помню, что мои и Наташины родители какое-то время общались между собой. А ещё мне запомнился тот случай, когда её отец катал меня и моего брата Сергея на своей новенькой «восьмёрке», которые тогда только появились.

Очень часто мы с Наташей вместе возвращались из школы домой. Где-то в третьем классе моя подруга жила у своей бабушки в двухэтажке на первом этаже. Однажды, осенним тёплым днём мы с Наташей после школы шли домой. Пришли к бабушке, а её нет дома. Вдобавок у Наташи и ключей не оказалось. Она стала сильно возмущаться, заплакала. Затем она подбежала к стоящему неподалёку дереву и стала, что есть силы бить по нему руками и ногами. Честно говоря, мне было очень стыдно за неё, ведь во дворе были люди, которые видели эту истерику. А потом выяснилось, что бабушка оставила ключи у соседей. Так что в итоге Наташа взяла у соседей ключи, пошла и открыла дверь. Затем, оставив портфель дома, она снова вышла ко мне и сказала, чтобы я не уходил и немного подождал её во дворе. Наташа снова зашла в квартиру. А через пару минут она появилась в окне. По-видимому, Наташа взобралась на стул, для того, чтобы открыть форточку. Открыв форточку, она высунула голову и крикнула::

--- Подойди сюда!

Я подошёл к окну и сказал:

---Что?

--- Я хочу тебе что-то сказать. Только ты никому не рассказывай,--- подозрительно проговорила Наташа,--- хорошо?!

--- Ладно,--- согласился я.

--- Я тебя люблю!!

Наташа захлопнула форточку и мгновенно исчезла из вида. Ещё минуту я постоял под окном, осознавая услышанное. А потом с очень приятным и радостным ощущением на душе я пошёл домой. Мне уже давно нравилась Наташа, но сам бы я никогда не решился ей об этом сказать. После того мы с Наташей общались как обычно, не вспоминая о её признании. Ей было немного стыдно, а мне не хотелось при ней говорить о том случае, чтобы не злить свою любовь. Это было единственным признанием в любви другого человека по отношению ко мне за всю мою жизнь.

Однажды мы с Наташей, как обычно, возвращались после школы домой.

--- Знаешь?--- сказала она мне и задумалась.

--- Что?--- спросил я.

--- Как хорошо и приятно жить, какая радость! --- восторженно сказала Наташа, но через мгновение её радостное лицо неожиданно стало крайне серьезным, мрачным и испуганным,--- а как же страшно умирать, как не хочется. А ты

боишься смерти?!

--- Нет! --- решительно заявил я и солгал.

Очень уж не хотелось «ударить в грязь лицом» пред любимой девушкой. Ведь она слабая и хрупкая, а я всё-таки мужчина --- стена и опора. В более старших классах Наташа из-за моего недостаточного физического состояния начала относится ко мне снисходительно и попросту жалеть. То есть, любовь на этом закончилась. Иногда Наташа даже заступалась за меня перед другими ребятами в школе. Как-то раз один наш одноклассник, не помню, по какому поводу, сказал: «Да ведь Саша больной!». Моя подруга очень разозлилась и сказала ему: «Сам ты больной!»

Когда я учился в третьем классе, Света Т. и Наташа П. подарили мне на день рождения пластмассового «кота в сапогах», который являлся подставкой для ручек и карандашей. Вокруг одной из рук этого «кота» была намотана проволока, обвитая цветной бумагой, а на этой проволоке был бумажный цветок. Этот самый «кот» и по сей день находится у меня дома и всегда напоминает мне о том прекрасном и незабываемом чувстве первой детской любви.

Летом 2003-го года я заезжал на коляске к Наташе в кафе, владелицей которого она являлась. Правда, говорили мы с ней совсем недолго, всего минут пятнадцать-двадцать. Мы с ней немного поговорили об одноклассниках, вспомнили детство. Наташа уже не помнит о том своём любовном признании, а вспоминает лишь о том случае, когда она была у нас в гостях и моя мама потчевала её варениками. А теперь, когда мы сидели в её кафе, она предлагала мне кофе, чай, но я отказался. Наташа замужем. Её дочка Настя уже должна была пойти в первый класс.

Но, хочу рассказать ещё одну историю, которая также о моей первой, но уже более осознанной юношеской любви. Это одна из самых светлых и ярких страничек в моей жизни. Началась эта самая первая и серьёзная любовь, где-то в шестом классе. Моей избранницей стала другая одноклассница. Её звали Вика П. Позже, по отношению к ней мне вспоминались слова из стихотворения Есенина: «Со снопом волос твоих овсяных отоснилась ты мне навсегда». Но всё это было потом, а пока я был весь поглощен своей любимой и ненаглядной Викой.

Что же на самом деле меня так сильно и безудержно влекло к ней? Прежде всего, это женственность, мягкость, незаурядный ум с развитым логическим мышлением. Вика, также как и я училась практически на одни пятёрки и была отличницей в классе. Возможно, что внешне она и не всем нравилась, но в моих глазах Вика была просто красавицей, эталоном красоты, самой красивой девушкой на свете, принцессой из сказки. Мне всегда очень хотелось оказывать ей всяческие знаки внимания, делать комплименты, но я не имел особого представления о том, как именно всё это делать. И притом, первое время, я очень стыдился своих чувств.

Однажды, в шестом классе, перед уроком физкультуры, когда мы с мальчишками были в школьной раздевалке, я разговаривал со своим одноклассником Ильёй. А перед тем как мы заходили в раздевалку, наши девчонки уже шли в спортзал. Естественно, что я не мог не обратить внимания на Вику, особенно на её красивую косу. А тут мне Илья и говорит:

--- Ты заметил, какая у Витки красивая коса!

--- Да, заметил,--- сказал я, а про себя подумал: «Заметил ли я?! Да я уже давным-давно влюблён как в саму Вику, так и в её косу».

Ещё урок не начался, когда я вышел из раздевалки и встретил Вику. Я сказал ей:

--- Знаешь, Вика! Илья сказал, что у тебя очень красивая коса!

--- Да?! Ну и хорошо. Илья тебе сказал, а ты его тут же выдал,--- сказала она, с укоризной посмотрев на меня. Затем она резко развернулась и пошла в спортзал.

Возможно, что она была и противная, но всё же это не мешало мне всё больше и больше влюбляться в неё.

На школьных уроках я всегда старался незаметно, украдкой посмотреть на Вику, притом чтобы не встретиться с ней взглядами. Иногда, отвечая на уроках, мне всегда хотелось делать это как можно лучше для того, чтобы, возможно, произвести на неё впечатление.

Помню, для меня было очень радостным то время в школе, когда мы с Фомкиным Витей сидели на первой парте в среднем ряду, а Вика со своей подругой Алёной сидели сзади --- на второй. Было это где-то в классе десятом. А самыми приятными моментами для меня были те, когда Вика что-нибудь спрашивала у меня по поводу школьных занятий. То есть, у меня появлялась ещё одна возможность для того, чтобы произвести на неё впечатление. Но так как она сама была отличницей, то такие случаи были крайне редки.

Как-то раз мы с Фомкиным Витей, а также с Витой и её подругой затеяли одну игру. Мы разбились на две команды: я с Витей, а Вика с подругой. Суть игры состояла в том, чтобы поставить друг друга в максимально неловкое положение. Средства для этого были различные, это и шутки, и подвохи, а также записки. Потом, когда игра перешла «все грани» Игорь и Алёна вышли из игры. Ну а мы с Викой всё никак не могли успокоиться. Несмотря на то, что со стороны Вики в мой адрес летели разные заносчивые эпитеты, а порой и жестокие шутки, я всё равно продолжал с ней эту глупую игру. Мы с Витей дали ей «кодовое имя»--- «агент бесик». Наверное, именно из того не серьёзного и глупого общения мне стало ясно, что Вика по какой-то неизвестной причине меня недолюбливала, что-то во мне было неприятным и отталкивающим для неё. Хотя, скорее всего эта «неизвестная» причина очень даже известная. Я думаю, что этой причиной было моё недостаточное физическое состояние, а может быть, что ей просто не нравилась моя манера общения, мой юмор. Может быть, что я её очень сильно чем-то злил? Хотя, я старался никогда не обижать Вику, никогда не говорил ей обидных слов, не отвечал грубостью на грубость. Бывало, что Игорь очень злился на меня за то, что я учусь лучше его. Об этой нашей «конкуренции» я уже рассказывал. Но с Викой у нас никакой конкуренции не было. Во-первых, она не такой человек. Но, с другой стороны, мне так кажется, Вике очень нравилось, когда я на уроках что-то забывал и мог неправильно ответить. Тогда она поднимала руку и с очень радостным видом отвечала правильно. А вообще, я очень уважал Вику за её знания в математике и физике.

Начиная с девятого класса, уроки стали меня беспокоить намного меньше, чем любовь к Вике. Для меня не было более приятного занятия, чем лицезреть на уроках свою любовь. Как же было приятно любоваться её красивыми волосами, когда на них играли лучи весеннего, такого же прекрасного, как и она солнца. Мысли о ней не покидали меня ни на секунду, ни в школе, ни дома.

Тогда, в 1993 году здоровье моё пошатнулось и понемногу стало ухудшаться. Хотя, ухудшаться оно стало ещё тогда, когда мне пошёл шестой год. Мне становилось всё тяжелее ходить, высиживать на уроках по шесть часов. А самым сложным элементом физического действия для меня было взбирание по лестнице. В школе у нас было всего два этажа, но и этого было достаточно для того, чтобы у меня возникали серьёзные проблемы. Иногда, за день приходилось по три раза то спускаться вниз, то снова подниматься на второй этаж. Тогда, я для себя решил, что сделаю всё возможное для того, чтобы ни за что просто так не сдаваться на милость болезни. А для этого нужно было собрать все свои силы, всю свою выдержку и терпение, и приступить к физическим тренировкам. И я как никогда, с большим желанием и усердием принялся за физические упражнения. Но необходимо было подобрать для себя наиболее оптимальный комплекс физических упражнений, который бы помог улучшить физическое состояние и при этом не навредить. В итоге в этот комплекс вошли самые различные упражнения, которые я «привёз» из разных мест. Это и Пятигорск, где я часто бывал в санатории, это и Киев, где я был на лечении в республиканской детской больнице, а плюс к этому и свои личные упражнения. Позже, в комплекс упражнений вошли и занятия на тренажёре Дикуля. Но как бы я не подбирал свои упражнения, в комплексе они были очень изнурительными и мало щадящими. Для упражнений нужен был и соответствующий постоянный режим (распорядок) дня. Подъём у меня был в 4.40, а отбой в 20.30.Утренние занятия продолжались с 5.00 до 6.20. Сразу я делал короткую лёгкую разминку, затем 15 минут крутил велотренажёр. После этого были упражнения стоя, перед и позади стула (15 минут), затем упражнения лёжа (поднятие ног, рук, с грузом и без) около 40 минут. Естественно, что у всех этих упражнений была своя специфика. Например, качать пресс я сам по себе не мог, поэтому делал это при помощи резинового эспандера. Эспандер длиной около двух с половиной метров, я заводил за ножки шкафа, а к двум свободным концам с ручками привязывал шахтёрский ремень. Именно этот ремень я одевал на шею. Эспандер помогал мне садиться и тянуться руками к ногам и таким образом я качал пресс. А вот спустя год я смог с вытянутыми руками два раз сесть самостоятельно, без эспандера. Вообще, упражнения лёжа были основными для меня. Всего упражнений, которые я выполнял лёжа на спине, на животе и на боку было около 20. Также я пытался качать руки. Правда, вес был очень небольшой --- от 0,5 до 1,5 кг. Но для меня это было всё равно, что 10-30 кг для здорового человека (то есть нужно было затрачивать столько же сил). Потом была школа (кроме летнего периода естественно), а вечером новые упражнения, которые продолжались с 17.00 до 19.30. Уставал я после этих упражнений очень сильно. Но желание продлить свои далеко несовершенные, корявые и, тем не менее, прекрасные движения жизни (в смысле ходьбы) было настолько огромным, что я уже не мог остановиться ни перед чем. То есть ни усталость, ни слабость, ни тяжесть не могли меня остановить, по крайней мере, не должны были. Что же на самом деле может быть важнее здоровья, элементарной ходьбы, то есть возможности самостоятельного передвижения без посторонней помощи, которые дают возможность по праву считать себя полноценной частью, но здорового ли на самом деле общества?! Я пишу не фантастический роман, и скажу, что со временем я всё равно перестал ходить, но, несмотря на это я просто счастлив, что не дал себе в своё время расслабиться, что пошёл до конца, что не остановился ни перед чем, что занимался, что истязал себя. Приобретя такой опыт, я научился выдержке, терпению, а также умению ценить момент счастья в полной мере. Но, с другой стороны, теми упражнениями я издевался над собой как мог, подобно древним инквизиторам, придумывая всё новые и новые виды пыток и казней. Ведь, возможно, что цель ни в коей мере не оправдывала средств, затраченных на её достижение. Но ведь это была цель! Все эти издевательства над собой были ради одной цели --- не позволять болезни стремительно развиваться. Нужно было успеть сделать всё возможное для того, чтобы отстоять то, что отстоять было практически невозможно. Но не меньшей пыткой было придумывать и разрабатывать упражнения. Ведь нужно было не только придумать или изменить какое-то упражнение, но и предусмотреть последствия каждого отдельного движения. Постоянно нужно было внимательно прислушиваться к себе, экспериментировать, рисковать, улавливать основные проблемы, возможные причины их возникновения. Всегда существовала необходимость в том, чтобы изыскивать способы и средства, которые могли бы помочь исправить существующие проблемы и недостатки. Нужно было, как можно более чётко определяться с каким-то движением, упражнением, знать, сколько раз нужно сделать то или иное действие и сколько на это необходимо времени. Бывало, что чувствовал я себя неважно, но желание не сдаваться и стремление к заветной цели было сильнее всяких страхов и опасений.

Так что во время своих тренировок я издевался не только над своим телом, но также и мозгу своему не давал покоя. Ведь нужно было контролировать каждое движение, соразмеряя его с пульсом и дыханием. Постоянно необходимо было думать о том, какое упражнение будет следующим. Следовало заранее думать о том, какие упражнения будут утром, а какие вечером. Ведь для того, чтобы попытаться изменить течение болезни, постоянно ослабляющее мышечную систему, необходимо было делать нечто экстраординарное. Хотя я и знал, что чуда не произойдёт, но всё же надеялся на что-то невероятное, только если приложу все возможные и невозможные усилия. Самый большой упор на физические тренировки я сделал в период с 1993-го по 1995-й год. Тогда, в холодные месяцы года я жил у дедушки с бабушкой, которые жили в двухэтажке на первом этаже. От их дома до школы было совсем недалеко --- около 80 метров. А гостил я у дедушки с бабушкой по пять дней в неделю, то есть в те дни, когда я ходил в школу. Зимой мне требовалось не менее десяти минут, чтобы дойти до школы. А если дорога была покрыта льдом, то обычный поход в школу становился для меня экспедицией на крайний север. Я очень благодарен своей бабушке за то, что она всегда сопровождала меня (хотя это мне и не особо нравилось). Бабушка вставала в пять часов утра и шла на котельную, где насыпала в тачку жужалку, а затем посыпала ей скользкую дорогу, вплоть до школьного порога. Даже и не представляю, чтобы я делал, если бы дорога к школе не была посыпана.

Но, несмотря на все трудности, связанные с нелёгкой дорогой в школу и обратно, связанные с высиживанием на школьных уроках, а также с походами на второй этаж и обратно, я всё равно не давал себе спуска в физических тренировках. Для того чтобы приостановить течение болезни, мне нужны были все силы и резервы, да и морально-психологический настрой должен быть соответствующим. Нужны были альтернативные источники энергии, нужен был какой-то очень мощный стимул. И этим самым стимулом стала моя возлюбленная Виктория. Конечно же, она сама об этом не знала. Благодаря своей любви к Вике я чувствовал себя очень сильным человеком. И это чувство силы и уверенности в себе ещё более усиливалось, когда я был наедине с самим собой, со своими проблемами, которые необходимо было решать и, как мне тогда казалось, даже ценой жизни. А когда я приходил в школу, то ощущал, что остальные воспринимают меня как «нечто» немощное, слабое и трусливое, как ни на что не способное существо. Всё это заряжало меня на ещё большую борьбу, самоотдачу и являлось дополнительным стимулом. Я думал про себя: «О, если бы только мне дали ту силу, которую я в себе чувствую и ощущаю, то я, наверное, смог бы одним ударом разрушить любую преграду и препятствие на своём пути. И тогда бы все узнали, и ты, Вика тоже узнала бы, что среди вас не немощный инвалид, а полный жизни и чудовищной силы, непоколебимый супермен, настоящий мужчина без страха и упрёка. Я знаю, что человек, которого вы перед собой видите, полнейший слабак для вас, но если бы вы хоть в небольшой мере ощутили ту силу, которой обладает этот «слабак», то наверняка сами бы сделались сильнее в десятки раз».

Однажды на уроке Вика выразила крайнее недовольство по поводу каких-то мною сказанных слов, в которых я по-своему пытался выразить чувство любви к ней. Я очень разозлился, поднял руку и попросился выйти из класса. Спустившись на первый этаж, у меня появилось огромное желание что-нибудь сломать, выпустить свой гнев наружу. И тут мне на глаза попалась школьная раздевалка. Раздевалка состояла из двух деревянных стенок высотой до потолка, а двумя другими стенками были школьные стены. Часть этих стенок была застеклена десятками небольших окошек, которые были закрашены. Вот по одному из этих окошек я и ударил кула­ком. Дело в том, что, несмотря на своё физическое состояние, я как мог, тренировал своё удар как правой, так и левой руками. Ведь кроме тренажёра Дикуля, велотрена­жёра, у меня во дворе висела боксёрская груша, а ещё специальная доска для отра­батывания удара. Вообще то, для моего положения удар у меня был довольно-таки сильный и поставленный (то есть я умел правильно бить, например, у тех, кто не умеет правильно это делать при ударе «проваливается» рука, а правильный удар предусматривает резкое возвращение руки в исходную позицию после удара и кулак при этом сжимается в самый последний момент, то есть в момент удара, но при этом и сама траектория удара должна быть правильной). А то, что удар у меня (насколько это было вообще возможно) был поставлен правильно не я сам выдумал, а об этом мне сказал мой отец, который, как уже говорилось, в прошлом сам был боксёром и тренером. Но тогда, когда я ударил по окошку, то на самом деле, пренеб­рёг всей техникой, то есть, просто проходя мимо внезапно «выкинул» руку, вообще не думая о том, что довольно толстое стекло с очень небольшой площадью разобьётся. Но стекло всё же разбилось и моя рука провалилось внутрь, а вместе с рукой, чуть было я и сам не провалился, едва удержавшись на ногах. Вроде бы в коридоре в это время никого не было. Но когда я вытягивал руку, то немного повернувшись, увидел, что в углу возле двери класса стояла какая-то девочка лет восьми, которую напугали мои действия. Мне стало очень стыдно, и я подумал, что подумают другие, когда узнают о моём поступке. Поэтому, чтобы не быть застигнутым на месте преступления, я как можно быстрее пошёл в умывальную комнату, которая была в метрах двадцати от раздевалки. Там я и решил «отсидеться». А от того разбитого стекла, неожиданно для меня, было слишком много шума. Едва я зашёл в умывальную комнату, как услышал голос одного из учителей, а также голоса любопытной детворы, вышедшей вслед за учителем. А урок ещё не закончился. За пару минут до звонка я вышел из умывальной комнаты и пошёл к лестнице, чтобы снова подняться на второй этаж и вернуться в свой класс. А когда все уроки закончились, и я возвращался после школы домой, то сзади услышал как какая-то девочка кричала мне вслед: «Ага, я знаю, это ты разбил стекло!» Но о моём хулиганстве так никто и не узнал, так что преступник пока ещё на свободе. Так что моя ненаглядная Виктория вызывала во мне не только чувство любви, но иногда и гнев. Но этот гнев никогда долго не длился. А любовь, как говорится, вечная штука. Поэтому, прошло совсем немного времени, как снова в моём сердце с новой силой вспыхнуло великое чувство. И вновь все мои мысли были только о ней. "Вика, дорогая, если бы ты знала, как я тебя люблю, если бы ты только знала, что ради тебя твой герой готов на всё, если бы ты знала, что самым моим большим желанием является покорение всего мира, только с той лишь целью, чтобы положить его к твоим ногам! Но, почему же ты так и не замечаешь моего огромного чувства, но почему ты думаешь, что я не способен любить тебя так, как никто и никогда никого не любил! Возможно, что ты ожидаешь принца на белом коне, крутого парня. Не трать попусту времени на ожидания, ведь я уже здесь, тот самый, перед тобой! Мечта моя, дама моего сердца! Я люблю тебя! Ты понимаешь это?! Подними свою голову, посмотри своими прекрасными глазами в мои глаза, может быть, ты увидишь там всю глубину моих чувств, мою искреннюю любовь к тебе. Есть только я и ты, что такое весь остальной мир, который уже у твоих ног! Никому я тебя не отдам. Ты и я --- одно целое. Ты --- жизнь моя, сила моя, в тебе моя всепобеждающая любовь. Ты единственная во всей вселенной, другой такой нет!»

Такие мысли возникали в моей голове только после какого-то непродолжительного взгляда на Вику, взгляда, который я всегда с болью отводил от неё. Очень сильно хотелось поделиться своими чувствами с ней, но, и одновременно с этим хотелось закрыть лицо руками от стыда, бежать без оглядки.

А как часто Вика мне снилась во сне. Помню один сон. Случилось это на другой планете. Я бродил по джунглям, ища свою возлюбленную. Я знал, что здесь очень опасно находиться, но неспокойное ощущение того, что моей любимой может быть причинено какое-то зло, гнало прочь всякий страх. Но, где же она? Я шёл, шёл, прошёл не один километр. Но где же ты, любовь моя? Наконец-то! Вот и она! Скачет на белом коне. Длинное белое платье, волосы развеваются на ветру. Но вдруг из чащи выскочили несколько всадников на чёрных конях. Они схватили её! А ведь она почти уже была в моих объятиях. «Нет! Не отдам! Погибну, но не отдам!»--- подумал я и пустился вдогонку за похитителями. А потом был бой. Конечно же, герой всех одолел, вернул возлюбленную, и жили они долго и счастливо. Но, несмотря на это, было ещё «много странствий и скитаний, страна любви --- великая страна», как пел Высоцкий.

Ночью, во сне я видел Вику верхом на белом коне. А утром мне пришли на память слова из песни того же Высоцкого: «Я видел её тайно во сне, амазонкой на белом коне. Что мне была вся мудрость скучных книг, когда к следам её губами мог припасть я. Что с вами было, королева грёз моих, что с вами стало, моё призрачное счастье?»

Но, несмотря на то, что я очень любил Вику, бессонных ночей по этому поводу у меня не было. Наоборот, думая и мечтая о ней, я спал как младенец. Конечно же, было очень глупо надеяться на то, что она будет моей в полном смысле этого слова. Вика. Я с именем этим ложился, я с именем этим вставал. На протяжении всего дня она не выходила у меня из головы, да и ночами не давала покоя, являясь в прекрасных снах. Когда у меня не было настроения для того, чтобы заниматься своими изнурительными тренировками, то мысли о ней всегда давали мне силы, всегда помогали взбодриться, поднять тонус. А с самой Викой я встречался только в школе. Самыми трудными для меня были те дни, когда я приходил в школу, а моей возлюбленной по какой-то причине там не было. У меня сразу же пропадало настроение, и я с нетерпением ждал следующего дня, думая про себя: «Ну, завтра я точно увижу её, надеюсь».

Как-то раз в десятом классе я после урока спускался с лестницы. В этот момент меня догнала подруга Вики --- Алёна и вручила мне записку. Оказалось, что это послание от моей возлюбленной. Несмотря на то, что записка была от Вики, ранило меня её послание в самое сердце. В той записке Вика как-бы рассказывала мне одну историю, в которой речь шла о любви какого-то недостойного, дерзкого и нездорового человека к одной прекрасной девушке, которая, в свою очередь, не хотела, да и не могла иметь ничего общего с ним. Я и раньше догадывался о её отношении ко мне, но всё же боялся себе в этом признаться. И, несмотря на это я всё же не ожидал, что её мнение обо мне будет высказано в такой прямой и грубой форме. Вот тогда-то я и ощутил полной мере ту глубокую пропасть, которую установила чья-то дерзкая и жестокая рука, пропасть, разделяющую здоровых людей с людьми, имеющими ограниченные физические возможности. После того как я прочитал записку и спустился на первый этаж, мне встретился Витя Фомкин. И я поведал ему ту историю, которая произошла со мной несколько минут назад. Рассказал о записке и её содержании. Игорь сказал мне: «Ну, и как после этого она может тебе нравиться?» А ту записку я практически сразу же и порвал. Правда, со временем пожалел о том, что не сохранил доказательства, которое свидетельствовало о том, что моя любимая отвергла меня, так и не выслушав прежде никаких объяснений по поводу того самого чувства, которое, по-видимому, было ей чуждо. После того случая я написал стихотворение, как ответ на ту записку.

Я так тебя любил

Ты --- не любила,

Я так страдал,

Но ты смеялась надо мной.

У всех такая разная судьба:

У тебя одна, а у меня другая

Я не говорю тебе:

Люби меня.

Я говорю тебе:

Стань чище, умнее и добрей,

Чтоб больше никто и никогда

Не написал тебе как я.

Со временем я отпечатал этот стих и некоторые другие стихи и отправил их по почте в Донецк Вике, которая жила у бабушки и училась в Донецком политехническом институте.

Но, несмотря на такой поворот событий (я имею в виду ту записку) Вику я не разлюбил. Ещё в девятом классе я решил, что обязательно признаюсь Вике в любви. И решил сделать это на выпускном вечере. Правда, я думал, что произойдёт это на выпускном, который состоится по окончании девятого класса. Но, произошло немного иначе. Тогда, в девятом классе я так и не решился на признание. Поэтому всё действо было перенесено на выпускной, который должен был состояться по окончании одиннадцатого класса. Мне всё вспоминался Сирано де Бержерак. Ведь он, если можно так выразиться, проявлял чувства к своей возлюбленной через посредника. Сирано, у которого был большой и уродливый нос, но при этом большая физическая сила и искусное владение шпагой, знал, вернее ему так казалось, что никогда ему не добиться ответного чувства от своей возлюбленной. А друг Сирано, тот самый посредник, добился любви той женщины благодаря стихам человека, который на самом деле искренне любил и жил этим чувством. И только тогда, когда Сирано уже был престарелым человеком, выяснилось, что если бы он сам читал свои стихи возлюбленной, если бы он не стыдился своей любви, то ответных чувств не стоило бы долго ждать. И я подумал: «А может быть и в моей истории любви всё точно так же. Может быть, что вся проблема лишь в невысказанности своих чувств. Вот, не признаюсь ей в любви, а потом, спустя годы мне Вика скажет: «Почему же ты не поделился своими чувствами тогда? Я бы всё бросила и была бы только твоей и ничьей больше!» Вот тогда будет ужасно больно и обидно». Поэтому я принял твёрдое решение: признаться в любви Вике на выпускном вечере, который должен был состояться летом 1995 года. То есть на подготовку у меня было полтора года, в течение которых я ни на минуту не забывал о своей «миссии». Но определённого плана у меня не было.

А на протяжении этих полутора лет любовь, можно сказать, творила со мной чудеса. Под воздействием своих тренировок и с таким извечным стимулом я начал приобретать первые победы в боях за своё здоровье. Я умел немного бегать, когда мне было лет двенадцать. Но с того времени я ходил только пешком. И вот, спустя почти пять лет я снова смог пробежаться. Это произошло в школьном коридоре после звонка на последний урок. Конечно, это тяжело было назвать бегом, но, тем не менее, та пробежка сделала меня очень счастливым. А ещё, благодаря своим тренировкам и своей любви, я почувствовал в себе некую лёгкость, полноту сил и уверенность в себе. У меня даже бицепсы появились, пресс, которых, в принципе, я у себя никогда до этого не замечал. Все эти изменения в себе я обнаружил в апреле 1995 года. И, буквально через несколько дней меня прооперировали по поводу аппендицита. Операцию я перенёс вроде бы и нормально, только довольно долго выходил из состояния наркоза. Тогда впервые я ощутил, мне так показалось, что жизнь моя заканчивается. Я представил себе похороны, своих одноклассников на траурной церемонии, которые говорили: «Всё равно он был не жилец». А ещё я представлял плачущую, естественно по мне, Вику. Но послеоперационный кризис миновал, во многом благодаря моей маме, которая ни на секунду не оставляла меня и всячески поддерживала. А побочным эффектом той операции стало то, что все мои улучшения в физическом плане как рукой сняло. Хотя через пять дней я был уже дома, а ещё через десять дней начал снова заниматься, тех улучшений, которые у меня не так давно были, больше мне добиться так и не удалось. Скорее всего, что именно тогда и началось более резкое, по сравнению с ранними годами, ухудшение здоровье. А когда я уже вернулся из больницы, меня приходила проведывать Вика со своей подругой Алёной.

Приближался выпускной вечер. Я уже даже стал подумывать о том, чтобы отказаться от своей безумной затеи. Но вот настало 20 июня --- день моего признания в любви. Как обычно выпускной начался с вручения школьных аттестатов. А после поздравления учителей, родителей. Для меня тот день запомнился ещё и тем, что я стал первым золотым медалистом нашей средней школы, которая до недавнего времени была восьмилеткой. В своё время наша восьмая школа была десятилеткой, но когда в нашем посёлке появились и другие школы, то родная №8 стала снова восьмилеткой. А в 1994 году восьмая школа вновь обрела статус десяти, вернее уже одинадцатилетки. Но вернусь к выпускному вечеру. Так вот, после вручения аттестатов и небольшой поздравительной программы мы всем классом вместе с учителями отправились в местный ДК, где для празднования окончания школы должны были собраться все три местные школы. А когда празднование закончилось, мы вновь вернулись в свою школу, где и продолжили выпускной вечер. Вечером, естественно, была музыка, танцы, шутки, да и просто общение. Ну, как же выпускной мог обойтись без праздничного ужина. Столы были накрыты здесь же в школе в кабинете украинского языка и литературы. Всё дело в том, что наша классная руководительница Галина Ивановна Проценко преподавала именно этот предмет. Праздничный ужин был в самом разгаре, да только мне, как говорится, и кусок в горло не лез. Ведь прошло уже довольно много времени, а признания я так ещё и не сделал. То мне хотелось сделать это мгновенно, тут же при всех, а то на меня нападал сильный страх. Меня и морозило, и трясло, даже скулы свело. Так или иначе, но время признания приближалось. И в один из моментов, когда все

в очередной раз перекусили, я решил, что хватит бояться и пора преступать к делу, на подготовку которого у меня ушло полтора года. Итак, все вышли, и в классе остался я один. Вдруг в кабинет забежал кто-то из одноклассников. Его то я и попросил позвать Вику. Жду, жду --- а её всё нет. Посылаю за ней другого одноклассника. Да, кстати, то был Ваня Тесленко. Через пару минут, после того как вышел Ваня, в класс вошла Вика. Я жутко волновался, но внешне старался быть спокойным.

--- Вика! Иди сюда, садись.

Она подошла ко мне, села рядом. Я уже стал немного успокаиваться.

--- Я хочу тебе что-то сказать.

Не успел я ещё и договорить, как в класс кто-то ворвался.

--- Выйди, пожалуйста, и скажи остальным, чтобы хоть минут пять нас никто не беспокоил,--- сказал я взволнованно, но абсолютно уверенно.

--- Так что ты хотел мне сказать? --- удивлённо спросила Вика.

--- Я хочу тебе признаться… Ты не догадываешься в чём?

--- Нет.

--- Ну, хорошо, скажу. Я хочу признаться тебе в любви.

--- Да?!

--- Вика! Наверное, ты уже давно догадываешься о моих чувствах к тебе. Своё чувство я пронёс с шестого класса по сей день. Я люблю тебя всем сердцем и душой. Для меня нет никого и ничего прекраснее тебя на целом свете. Потом я ещё что-то говорил. Что именно я от волнения уже тогда и забыл. И так продолжалось минут десять. На всё это Вика мне ответила:

--- Я не знаю, я не могу,--- весь её вид говорил о том, что зачем ей какой-то там инвалид, когда вокруг полно здоровых и красивых парней. Кому нужны лишние серьёзные проблемы.

Потом была небольшая, но очень заметная пауза. И Вика сказала:

--- Если хочешь, то мы можем быть друзьями. Ты согласен?

--- Да,--- сказал я с оборвавшимся сердцем.

Затем, собравшись с силами и мыслями, я сказал Вике:

--- Ты знаешь? Несмотря ни на что я всё-таки хотел бы рассказать стих, который я посвятил тебе, можно?

Вика ничего не ответила, но всё же посмотрела на меня одобрительно. Этот стих я написал за месяц до выпускного вечера. Первые четыре строчки этого стиха мне приснились во сне, а самую концовку стиха я сочинил только лишь после того как однажды, на школьной перемене просто посмотрел Вике в глаза. Вот тот стих, которым и закончилось моё признание в любви той особе, которая так и не приняла моего чистого и искреннего чувства.

* * * * * * * * * * * * *

Не слышать нежного прикосновенья

И губ твоих не ощутить,

В короткий час любовного мгновенья

Мне сладострастием тебя не опоить

* * * * * * * * * * * * *

Я так хотел тебя коснуться,

Я так хотел тебя обнять.

Увы, мне не проснуться

И злую боль мне не унять.

* * * * * * * * * * * * *

Твой взгляд пронзает грудь

В том самом месте, где бьётся сердце,

Но знаю я, когда-нибудь

С тобой мы будем вместе.

* * * * * * * * * * * * *

Это стихотворение вместе с другими я послал Вике письмом в Донецк. Был там и ещё один очень короткий стих, который я написал, вспоминая о том случае с запиской, а также о случае с разбитым стеклом.

* * * * * * * * * * * *

Мой удар утерял былую силу,

Моя воля почти сломлена,

Но я не сдамся, скорее сгину

В омуте вечного сна.

* * * * * * * * * * * *

А после моего признания Вике в любви не прошло и часа, как я уже отправился домой. После того я видел Вику только один раз, когда осенью 95-го года она заходила ко мне в гости вместе со своей подругой Алёной. Потом я ещё пару раз звонил ей по телефону в Донецк. Сейчас Вика замужем.

Прощай, моя первая любовь Виктория! Я очень благодарен тебе, что ты была в моей жизни. Пусть то была и безответная любовь. Но ведь именно безответная любовь способна научить человека любить по-настоящему сильно. Когда человек кого-то по-настоящему любит, то его единственной целью является тот объект, к которому он питает самое прекрасное и возвышенное чувство. И для достижения этой цели человек готов на всё, на самые невероятные и по-хорошему безумные поступки. Человек готов потратить все силы, готов отдать всего себя самого, только чтобы возлюбленный или возлюбленная были с ним. Но когда эта цель осуществляется, то естественно, что пропадает прежний напор, человек успокаивается, а обыденная жизнь, разные проблемы притупляют прежнее возвышенное чувство. Это происходит не сразу, а со временем, но, тем не менее, обязательно происходит. Многие люди на своём собственном жизненном опыте убеждаются, что со временем от яркой и пылающей любви остаётся лишь только привязанность, обязательная необходимость, привычка. И только единицы проносят своё чувство через всю жизнь. Но, всё равно, как бы они не старались первоначального состояния своей любви им не вернуть, не ощутить того задора, энергии, силы. Безответная же любовь, в свою очередь, заставляет человека отдавать всего себя целиком и полностью постоянно, не до времени достижения цели, а до безвременного течения и продолжения неизменного чувства. Безответная любовь заставляет человека действовать на пределе своих эмоциональных возможностей, обостряются разум и чувства. Какой же громадный стимул это безответное и необъяснимое чувство, которое придаёт силы, чтобы жить, обогащает внутренний мир любящей души, делает человека чище и добрее. Имея опыт именно безответной любви, человек учится терпению, учится уметь прощать, перестаёт быть эгоистом. Но, многие скажут, что на самом деле безответная любовь это несчастье для человека. Возможно, что так и бывает очень часто. Но, если человек уравновешен, умеет держать себя в руках, не паникует и не отчаивается, если он способен контролировать свои чувства, эмоции, переживания, если он извлекает правильные уроки из сложных и неприятных ситуаций и обстоятельств, то, усовершенствовавшись, он в полной мере в будущем будет способен любить именно так, как того требуют самые жёсткие стандарты того человека, которого любят. Безответная любовь --- это то чудо, которое мы сможем понять и оценить только тогда, когда встретим свою истинную обоюдную любовь.
ЧАСТЬ 2.

«Пятигорск».

  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

«Моя первая любовь. Выпускной» iconА ты прости меня моя любовь

«Моя первая любовь. Выпускной» iconКонкурсная программа "Любви все возрасты покорны"
Вед.: Добрый вечер, дорогие друзья! Сегодня мы собрались с вами, чтобы поговорить о любви… о любви с первого, а может быть, и второго...

«Моя первая любовь. Выпускной» iconЧто-то первая любовь вспоминается

«Моя первая любовь. Выпускной» icon«Пятигорск. История моей любви. Поход и моя борьба»
Ведь любовь это великое и, без исключения для всех, особенное чувство. Приходящая любовь приносит с собой дополнительные силы и готовность...

«Моя первая любовь. Выпускной» iconА. Эфрос репетиция любовь моя
Я люблю каждое утро приходить к актерам, с которыми работаю. Мы знакомы уже давно

«Моя первая любовь. Выпускной» iconА. Эфрос Репетиция любовь моя
Я люблю каждое утро приходить к актерам, с которыми работаю. Мы знакомы уже давно

«Моя первая любовь. Выпускной» iconПол Феррини Любовь без условий
«Любовь без условий» выходит в русском пере­воде и становится теперь доступна всем, кто читает на этом языке. Это первая книга из...

«Моя первая любовь. Выпускной» iconКлуб “Манхеттен” вечеринка, играл какой-то модный новый ди-джей....
Андрюхи брат не стали связываться. Андрей довез девушку до дома. И с этого дня они не расставались почти не на миг, это была любовь,...

«Моя первая любовь. Выпускной» icon«Первая любовь»
Цель: сформировать представления о том, какими должны быть отношения с представителями противоположного пола

«Моя первая любовь. Выпускной» iconСвадьба & Выпускной бал
«свадьба & Выпускной Бал» признана самой эффективной выставкой, как для компаний, которые уже хорошо известны на украинском рынке...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<