Своеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах”




НазваниеСвоеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах”
Дата публикации16.03.2013
Размер92.3 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
Бондарь Н.Ю.

Своеобразие архетипа дороги в романе Дж.Барнса “История мира в 10 ½ главах”

Данная статья посвящена проблеме трансформации архетипа дороги/пути в постмодернистском романе Дж.Барнса “История мира в 10 ½ главах” [1]. Теоретические принципы постмодернизма освещены в работах украинских и русских литературоведов Т. Денисовой, Д. Затонского, И. Ильина, Н. Автономовой и других. Понятие “архетип” введено и изучено швейцарским ученым К.Г. Юнгом [9]. Рассмотрению различных архетипов в художественных произведениях были посвящены статьи Л. Мироненко (архетипы дома и дороги в эпоху просвещения и романтизма), С. Руссовой (архетип дома в русской и украинской поэзии), Н. Лихомановой (архетип дороги в постмодернистских романах). Вместе с тем, проблема изменения архетипа в постмодернистском зарубежном романе остается недостаточно изученной.

Цель данной статьи – рассмотрение и выявление трансформации архетипа дороги на материале глав “Безбилетник”, “Гора” и “Проект “Арарат” романа современного английского писателя Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах”.

Все главы романа объединены ветхозаветным мифом о потопе и мотивом путешествия, который рассматривается как архетип дороги. Под “дорогой” можно подразумевать: 1) путь сообщения; 2) путь следования; 3) путешествие, пребывание в пути; 4) направление, маршрут; 5) способ (путь) достижения цели; 6) жизненный путь. Таким образом, дорога связана с движением, которое может быть физическим и духовным, т.е. фактическим и мысленным.

История мира, рассказанная Дж. Барнсом, включает в себя архетипические образы, связанные с мифом о потопе, которые в различных вариациях встречаются в каждой главе. С этой точки зрения представляют интерес главы “Безбилетник”, “Гора” и “Проект “Арарат”.

Глава “Безбилетник” задает тон всему произведению в целом. Она деланно оптимистична, ибо в качестве героя-повествователя здесь выступает личинка червя-древоточца (anobium domesticum), что является недвусмысленным выпадом против укоренившихся представлений о человеке как “венце вселенной”. Архетип дороги реализован в этой главе как путешествие на Ноевом ковчеге, которое предпринято якобы ради спасения всей жизни на земле. Дорога тесно связана с авторской концепцией времени (история мира ведет человечество к трагедии) и эмоциональной жизнью “пассажиров”. Путешествие длится 40 дней и 40 ночей, а по “прикидке” рассказчика и того более: “дождь шел года полтора. А вода стояла на земле сто пятьдесят дней? Подымай выше – лет до четырех… Представители вашего (человеческого – Н.Б.) вида никогда не умели правильно оценивать сроки” [1, с. 68]. Рассуждение рассказчика явно опираются на противоречивые сведения относительно длительности потопа, обнаруженные в книге Бытия: “И продолжалось наводнение на земле 40 дней” (VII : 17). “Вода же усиливалась на земле сто пятьдесят дней” (VII : 24). Дорога воспринимается и, главное, оценивается рассказчиком-червем (anobium domesticum), поэтому можно говорить о “мысленном движении” в сторону вывода о том, что Бог напрасно избрал человека для спасения мира. Личинка древоточца своим спасением не обязана никому. Его вид спасся благодаря сообразительности – в полом кончике бараньего рога. Несмотря на то, что всех животных проверяли перед посадкой на ковчег, древоточцев не обнаружили. Червь выражает радость по поводу того, как ему удалось “надуть Ноя”, который не вызывал у него симпатии и которого он (древоточец) считал недоразвитым по сравнению с животными. Ной даже незнаком с мореплаванием: “Во время шторма от него было мало проку, да и в ясную погоду немногим больше” [1, с. 76]. Но, тем не менее, он избран Богом для великой миссии только потому, что отличался показной набожностью.

Таким образом, в этой главе архетип дороги совмещает значения путешествия, пути спасения, а для рассказчика и путь выживания. Дж. Барнс мистифицирует библейскую историю: оказывается, спаслись не все животные. Более того, червь-древоточец обвиняет Ноя в гибели половины Ковчега и утверждает, что грифоны и сфинксы, не дотянувшие до суши, – не плод чьей-то фантазии, а вполне определенные ранее существовавшие виды. Они были не такими, как все, менее приспособленными к борьбе за существование и потому не сумели постоять за себя. Согласно авторской концепции исторического времени, история повторяется не только как фарс, но и как трагедия: гибель пассажиров Ноева ковчега (гл. 1, “Безбилетник”) зеркально отразится в гл. 7 “Три простых истории”. Здесь рассказывается о том, как в течение 40 дней и 40 ночей (с мая по июнь 1939 г.) большинство портов Европы и Америки отказывалось принять корабль из Гамбурга с еврейскими беженцами на борту. В конечном итоге пассажиры были разобраны представительствами нескольких стран, и большинство из них погибло в фашистских лагерях смерти.

В главах “Гора” и “Проект “Арарат” путешествие главных героев Аманды Фергюссон и Спайка Тиглера связано с поиском остатков Ноева ковчега. Хотя цель у них одна, героев отличает не только время путешествия (их поиски разделены примерно столетием), но и мотивация. Если Аманда после смерти отца отправляется в дорогу, чтобы найти доказательства своей веры, то Спайк, как ему кажется, совершает это путешествие по Божьему велению. В этих главах архетип дороги внешне подчинен описанию не только физического движения (подъем на гору “Арарат”), но и духовного просветления и очищения. Образ горы выступает как трансформация мирового древа, воплощающего, по словам В.Н. Топорова “универсальную концепцию мира” [8; 398].

Об Аманде, героине главы “Гора”, читателям известно очень мало. Она религиозна до фанатизма, всю жизнь тщетно пыталась обратить в веру отца. После его смерти Аманда отправляется в Аргури, чтобы помолиться за душу отца и найти хотя бы что-нибудь, имевшее отношение к Ноеву ковчегу. В отличие от своего родителя Аманда представляет мир упорядоченным, связанным с Богом, природой и человеком. Все создано Богом для человечества, для его удобства, однако в человеке заложена разрушительная сила. С напускным благочестием Аманда утверждает, что природу, данную Богом, надо беречь и “почитать как Божественное творение” [1, с. 14]. Героиня стремится к священной горе, чтобы найти подтверждение своей веры.

В отличие от изначально верующей Аманды герой из другого времени, Спайк, живет отнюдь не по Божеским законам. В юности он гоняет с бешеной скоростью на автомобиле, затем участвует в Корейской войне. После войны Спайк отправляется в Военно-морскую школу летчиков-испытателей. Когда же появляется космический проект “Меркурий”, он вызывается добровольцем, чтобы полететь на Луну. Уже на поверхности Луны Спайк продолжает свои земные “шалости” – бросает футбольный мяч в кратер вулкана. Однако с этого момента заканчивается его бесцельная жизнь. Он вдруг слышит голос, который посылает его на поиски Ноева ковчега. Сначала Спайк полагает, что это шутка, однако голос повторяет свой приказ [1, с. 198]. Еще в начале главы под названием “Проект “Арарат” встречается упоминание о некоем сооружении под названием “ковчег”, которое стоит на обочине шоссе в Китти-Хоке, городке, что находится между населенными пунктами Пойнт-Харбор и Андерсон (штат Северная Каролина) [1, с. 194]. Сооружение это велико, как амбар, и выкрашено коричневой краской. Приблизившись к нему, проезжающие видят, что на постройке в том месте, где обычно ставят название корабля и порт его прописки, выведены слова, указывающие на предназначение “ковчега”: “ХРАМ БОЖИЙ”. Данный образ задает тон всей главе. Ноев ковчег – не только спасение всего живого, но и очищение от грехов. Когда Спайк был ребенком, этой церкви-ковчега еще не было, но именно там, в Китти-Хоке, Тиглер решил стать летчиком. “Вы миновали место, откуда Человек впервые пустился в небо; и вам напомнили о событии более давнем и значительном: о том, как Человек впервые пустился в море” [1, с. 194]. Хотя Спайк во всех анкетах писал, что он баптист, уехав из родного города, он оставил там свою веру и “не думал ни о Божьих заповедях, ни о спасении, ни о благодати” [1, с. 197]. Он начинает верить в Бога после того, как услышал голос на Луне, приказывающий найти Ноев ковчег. С энтузиазмом и некритичностью неофита Спайк пересматривает свою жизнь, задумывается о ее смысле, начинает читать Библию. Его не покидает мысль, что надо вернуться в родной город, к своим истокам. Эта мысль проходит рефреном по всей главе: “…родной дом всегда помнишь, как бы далеко ты ни забрался” [1, с. 195]; “…вся жизнь человека состоит из чередующихся уходов и возвращений” [1, с. 196]; “…насчет возвращений жизни каждого человека к своему началу” [1, с. 197]; “каждый возвращается туда, откуда начал” [1, с. 200]; “…жизнь каждого состоит из уходов и возвращений” [1, с. 202] и т.д. Архетип дороги в жизненном пространстве Спайка – его уход из родного города и возвращение – можно определить как возвратно-поступательный. Если в главе “Гора” автор внушает мысль о невозможности восхождения на гору: “человек не может снова войти в утробу матери и родиться вторично – об этом спаситель говорил Никодиму” [1, с. 145], то в главе “Проект “Арарат” он словами Спайка утверждает обратное: “пора бы уже отыскать ту колыбель, из которой мы все появились” [1, с. 203]. Стремление вернуться к своим истокам, переосмыслить собственную жизнь перерастает в необходимость очистить душу и исполнить Божью волю. Поэтому Спайк решает организовать проект “Арарат”, цель которого – поиски Ноева ковчега. Из всего сказанного, казалось бы, можно сделать вывод о духовном росте Тиглера, тем более, что вводится мотив инаковости Спайка. Так, Бетти, жена Спайка, явно раздражена произошедшей с ним переменой: “Познакомьтесь с моим мужем, вот он сидит – Библия на коленях, рваные штаны и глаза, как у шизика” [1, с. 201]. И все же, как видно из дальнейшего повествования, Спайк не может претендовать на роль человека, приблизившегося к откровению.

В Библии нет точного описания места, куда причалил Ноев ковчег, поэтому Аманде и другим искателям очень трудно найти остатки ковчега, зато это на руку шарлатанам, спекулирующим сведениями о пристанище Ноя и торгующим “частичками” ковчега. А в поселке у подножия горы Арарат Аманда сталкивается с вопиющим, по ее мнению, несоблюдением Священного Писания: архимандрит угощает Аманду с компаньонкой “вином из ягод, собранных на плантациях Ноя”, и при этом пьет сам [1, с. 148]. По мнению Аманды, за такое свое святотатство, архимандрит с монастырским поселком заодно и понесли Божью кару. Фанатичная Аманда получает моральное удовлетворение, видя в бинокль, что через некоторое время поселок разрушен землетрясением. При этом она сравнивает гибель греховного поселка с гибелью мира после Потопа, а себя – с чудесно уцелевшей Божьей избранницей.

В рассматриваемых главах не обходится и без описания “чудес”. В главе “Гора” - это нимб из облаков, закрывающий вершину. Его появление можно объяснить вполне естественными причинами, но Аманда уверяет свою спутницу, мисс Лоуган, в сакральности происходящего. В главе “Проект “Арарат” герой сталкивается с другим “чудом”, которое, с научной точки зрения, не является невозможным, – это маленький ручей, вода которого “хоть и медленно, но течет по склону вверх” [1, с. 207]. Теперь уже Спайк задается вопросом “… но кто заставил воду течь наоборот?” Оба объяснения этих “чудес” основаны на вере. Вместе с тем Аманда способна разрушить мир в своем фанатизме: вид разрушенного поселка доставляет ей мизантропическую радость. Недалекая Аманда склонна объяснять и самые обычные проявления бытия как божественное чудо, настойчиво пытаясь всех уверить в этом. А Спайк из-за своего невежества считает чудом простое физическое явление.

Луна также становится связующим элементом этих двух глав. В главе “Гора” описание поверхности горы сравнивается с Луной: “Тут были только голые скалы да галечник, ничего не росло, кроме лишайника; кругом было абсолютно сухо. Так могла бы выглядеть поверхность Луны” [1, с. 150] – отметим, что именно на Луне Спайк услышал глас Божий. Безжизненные поверхности Луны и вершины Арарата должны напомнить людям о сохранении земной окружающей среды, животного и растительного мира. Религиозная вера как самоцель, без живого участия превращает душу в каменистую пустыню.

Еще в первой главе рассказчик-червь предсказывает бесперспективность человеческого пути. Аманда и Спайк по-своему ищут дорогу к Богу. Мизантропичная Аманда верит так, словно сражается со всем миром и каждого пытается обратить в веру насильственно. Спайк неуклюже, отчасти наивно ищет бога. Обоим недостает знаний, сердечности, духовности. Тупиковость подобных исканий представлена в финале главы “Проект “Арарат”. Спайк находит в пещере человеческий скелет, который принимает за останки Ноя. Он не желает прислушиваться к трезвому голосу напарника. Последующая экспертиза показывает, что скелет женский, а возраст его достаточно молод по библейским меркам. Сопоставляя факты, читатель легко устанавливает истину: в действительности Спайк, сам того не ведая, находит столетние останки Аманды. Стремясь во что бы то ни стало доказать свою миссионерскую “правоту” и унизить сопровождающих, она из упрямства осталась умирать на горе. Архетип пути в романе Дж. Барнса, таким образом, трансформируется: физическая вертикаль восхождения к святыням оборачивается нисхождением в духовном смысле, если Бога нет в душе человека.
Цитированная литература

  1. Барнс Дж. История мира в 10 ½ главах // И.Л. – 1994. – №1. – С.67 – 229.

  2. Библия. Книги Ветхого и Нового Завета. – М.: Российское библейское общество, 2002. – С. 1-57.

  3. Книшевицкая Л.В. Проблема жанрового своеобразия постмодернистского романа Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах” // Литературоведческий сборник. – Вып. 3. – Донецк: ДонНУ, 2000.

  4. Енциклопедія постмодернізму. – К.: Основи, 2002. – 306с.

  5. Ильин И.П. Постмодернизм: от истоков до конца столетия. Эволюция научного мира, - М.: Интрада, 1998.

  6. Ильин И.П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. – М.: Интрада, 1996. – 121 с.

  7. Современное зарубежное литературоведение. Энциклопедический справочник. – М.: Интрада, 1996 – 319с.

  8. Топоров В.Н. Древо мировое // Мифы народов мира: В 2-х тт. – Т. 1. – С. 398-406

  9. Юнг К.Г. Архетип и символ. – М.: Ренессанс, 1991. – 298с.


Анотація
У статті розглядається архетип шляху в постмодерністському романі Дж. Барнса “Історія світу в 10 ½ розділах”. Всі частини роману об’єднано старозаповітним міфом про потоп і мотивом подорожі. Мета статті – показати, що Дж. Барнс навмисне руйнує універсальні моделі потопу та архетип шляху, продукує нові гіпотези з приводу людських істин та уявлень. З’ясовано, що в процесі оповіді формується негативна оціночна модель шляху, як такого, що веде в нікуди.
Annotation

The article deals with the archetype of the way from a postmodernist novel A History of the World in 10 ½ Chapters by Julian Barnes. All parts of this novel are united with the myth of Flood and motive of travelling. The aim of this article is to show that J. Barnes intentionally destroys the universal models of Flood and the archetype of the way, forms new hypothesis concerning human truth and conception. It is established, that during the narration the negative model of the archetype of the way, which leads nowhere is formed.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Своеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах” iconЖенщина: человек или друг человека в романе Дж. Барнса,,Англя, Англия’’
В. Н. Каразина, аспирант кафедры истории зарубежной литературы и классической филологии

Своеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах” iconКарл Густав Юнг "Об отношении аналитической психологии к поэзии"
Г. Юнга о Пикассо, о романе Д. Джойса `Улисс`, о творческом процессе поэтов и писателей. Э. Нойман рассматривает влияние архетипа...

Своеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах” iconРеферат Тема: Библейские мотивы в романе «Мастер и Маргарита» М....

Своеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах” iconРабочая программа учителя бусыгина Елена Семеновна Ф. И. О. по истории...
«всеобщая история. История древнего мира» 5 класс на основе примерной программы основного общего образования по истории Министерства...

Своеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах” iconЖестокость дегуманзированного мира в романе «Чума» Альбера Камю и...
Жестокость дегуманзированного мира в романе «Чума» Альбера Камю и рассказе «Превращение» Франца Кафки

Своеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах” iconИстория культуры это история возникающих и исчезающих ее феноменов,...
История культуры — это история возникающих и исчезающих ее феноменов, история народов и их творений, легших в основание современного...

Своеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах” iconРеализация свойств «подпольного» архетипа в романе ф. М. Достоевского...
««Записки из подполья» – такой же столп в творчестве Достоевского, как и «Преступление и наказание», – писал В. Розанов. – Самое...

Своеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах” iconРеферат по курсу: «история литературы стран изучаемого языка» тема:...

Своеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах” iconТема : Северная Америка
...

Своеобразие архетипа дороги в романе Дж. Барнса “История мира в 10 ½ главах” iconКнига это не просто мемуары политического деятеля. Это поучительные...
«Сингапурская история. Из «третьего мира» – в первый»: мгимо (У) мид россии; М.; 2005

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<