Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной




Скачать 393.82 Kb.
НазваниеН. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной
страница2/4
Дата публикации13.12.2013
Размер393.82 Kb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   2   3   4
Разработка истории партии и революции составляет задачу тяжеловесной системы учреждений в Москве, в национальных республиках и в отдельных городах. Целый ряд журналов опубликовал чрезвычайно обильные материалы, часть из которых оказалась незаменимой для будущих историков и биографов. Однако работа над историей партии имеет свою собственную политическую историю. В грубых чертах ее можно разбить на три периода.
До 1923 года воспоминания, отдельные исследования, подбор материалов отличаются достаточной добросовестностью и достоверностью. У авторов не было ни основания, ни побудительных причин изобретать или обманывать. Из самого текста воспоминаний тех первых годов видна полная свобода от предвзятости и отсутствие всяких личных подчеркиваний и славословий. Вместе с тем, работы этого периода отличаются наибольшей конкретностью и богатым фактическим материалом. Речь идет о действительно существовавших документах.
Второй период открывается со времени болезни и смерти Ленина. "Тройка" еще не имеет полного контроля прессы в своих руках, но уже способна оказывать давление на редакторов и авторов. Новые воспоминания и поправки к старым воспоминаниям приобретают все более тенденциозный характер. Политической целью является возвеличивание "старой большевистской гвардии", т. е. тех ее членов, которых поддерживает тройка. После разрыва Сталина с Зиновьевым и Каменевым открывается новый, наиболее радикальный пересмотр партийного прошлого, который через несколько последовательных этапов вступает в стадию прямого обожествления Сталина. Чем дальше от событий, тем более преднамеренный характер получают позднейшие воспоминания, тем меньше в них фактического содержания. Они превращаются в голословные рассуждения на заданную тему и своей сознательной неопределенностью и бессодержательностью напоминают покаяния подсудимых московских театральных судов. Все вместе придает официальной советской историографии характер очень сложный. С этого текста надо смыть или доскоблить, по крайней мере, два - три слоя позднейших византийских начертаний.
В очерках и воспоминаниях о работе на Кавказе в начале нынешнего столетия недостатка нет, как в лагере меньшевиков, так и большевиков (Махарадзе, Аркомед, Енукидзе, Аллилуев и др.). Ни в каких мемуарах или исследованиях, писанных до 1924 г., пожалуй даже до 1926 года, мы не найдем каких - либо следов или отголосков руководящей роли Сталина. Его имя либо вовсе не упоминается, либо называется в ряду с другими именами, среди членов комитета или среди арестованных. Официальные исторические очерки, включая объемистые учебники по истории партии, решительно ничего не говорят об особой роли Сталина на Кавказе, Даже после того как в руках генерального секретаря сосредоточивается власть, фигура его не сразу начинает отбрасывать тень в прошлое, традиции партии еще слишком живы в старшем поколении. Старые большевики еще на свободе и сохраняют относительную независимость. Даже заведомые пройдохи не смеют еще открыто торговать ложью из страха стать объектом посмешища и презрения.
В биографической литературе мы видим упорное стремление отодвинуть деятельность Сталина назад. Мы наблюдали, это по отношению к первому периоду, когда он был превращен в руководителя организаций Кавказа в тот период, когда он был лишь скромным учеником, скромным по знаниям и влиянию, хотя и не по амбиции. Мы видим систематические попытки провозгласить его членом Центрального Комитета за несколько лет до того, как он им стал. Его пытаются изобразить влиятельной фигурой в годы первой революции. Ему приписывают почти решающую роль в период второй революции. И неправильно объяснять такие попытки одним только византийским сервилизмом биографов.
В биографиях явно враждебного характера (а в них нет недостатка) роль Сталина до 1923 года подвергается почти такому же чудовищному преувеличению, хотя и со знаком минус. Мы наблюдаем здесь тот интересный оптико-психологический феномен, когда человек начинает отбрасывать от себя тень в свое собственное прошлое. Людям, лишенным исторически воспитанного воображения, трудно представить себе, что человек со столь ординарным прошлым мог вдруг подняться на такую высоту.
Прошлая биография Сталина, как она ни скудна, оказалась чрезвычайно подходящей для требований той новой роли, которую ему пришлось сыграть. Он был, несомненно, старым большевиком, следовательно, был связан с историей партии и с ее традициями. Его политика, поэтому так легко могла представиться продолжением и развитием старой политики большевистской партии. Он был как нельзя лучшим прикрытием для термидорианской реакции. Но если он был старым большевиком, то прошлая его деятельность оставалась фактически неизвестной не только народным массам, но и партии. Никто не знал, что говорил и делал Сталин до 17го и даже до 23го – 24го годов.
В конце 1925 года Сталин еще говорит о вождях в третьем лице и восстанавливает против них партию. Он вызывает аплодисменты среднего слоя бюрократии, что отказывает вождям в поклонах. В это время он уже был диктатором. Он был диктатором, но не чувствовал себя вождем, никто его вождем не признавал. Он был диктатором не силою своей личности, а силою аппарата, который порвал со старыми вождями. Так как никто не знал его прошлого, кроме небольшого числа лиц, никто не мог сопоставить настоящее с прошлым. Широкие массы, наоборот, склонны были прошлое выводить из настоящего. Это дало возможность Сталину при помощи аппарата составить себе биографию, которая отвечала бы потребностям его новой исторической роли. Его эмпиризм, не склонность и неспособность к широким обобщениям облегчали ему поворот психологический. Он сам никогда не видел своей орбиты в целом. Он разрешал задачи по мере того, как они выдвигались ходом его борьбы за власть. Его идеи и методы изменялись незаметно для него самого, по мере изменения обстановки и условий, в которые он был поставлен. Иностранцам трудно поверить, какими методами создается сейчас биография Сталина.
Вдовы старых большевиков, в прошлом игравшие крупную роль в истории партии, вынуждаются давать эти воспоминания. Главной свидетельницей выступает в этом последнем случае Швейцер, подруга того самого Спандарьяна, который был действительным руководителем туруханской ссылки в вопросах интернационализма. Вдову Спандарьяна заставляют, иначе нельзя выразиться, ограбить память своего бывшего мужа в интересах исторической репутации Сталина. Такое же давление неоднократно производилось Крупскую. Она далеко пошла по пути уступок. Но Крупская оказалась все же несколько стойче, да и память Ленина не так легко обокрасть. Вдова Орджоникидзе написала воспоминания, в которых она говорит о вещах, которые не знала и знать не могла, и, что главное, принижает роль своего бывшего мужа в интересах возвеличивания Сталина.
Формулы возвеличивания у Швейцер, у Зинаиды Орджоникидзе и у многих других одни и те же. Совершенно непростительным представляется этот поход историков на вдов с целью обобрать их бывших мужей, дабы заполнить пробелы биографии Сталина. Ничего похожего по злонамеренности, систематичности, беспощадности, цинизму не было еще в мировой истории. Вдова Якира, разделившая с ним 20 лет борьбы, вынуждена была опубликовать или, вернее, допустить опубликование в газетах письма, в котором она проклинала спутника своей жизни как "бесчестного изменника". Такова эксплуатация вдов. Изучая внимательно шаг за шагом постепенное преобразование биографии Сталина, как и всей партии, испытываешь впечатление, будто присутствуешь при формировании мифа. Коллективная ложь приобретает силу естественного исторического процесса.
Психология и характер Сталина
…без подлинной любви к человечеству
нет подлинной любви к родине…
А. Франс
Поверхностные психологи изображают Сталина как уравновешенное существо, в своем роде целостное дитя природы. На самом деле он весь состоит из противоречий. Главное из них: несоответствие честолюбивой воли и ресурсов ума и таланта. Что характеризовало Ленина, - это гармония духовных сил: теоретическая мысль, практическая проницательность, сила воли, выдержка, - все это было связано в нем в одно активное целое. Он без усилий мобилизовал в один момент разные стороны своего духа. Но его умственные способности будут измеряться какими-нибудь десятью-двадцатью процентами, если принять за единицу измерения Ленина. В свою очередь, в области интеллекта у Сталина новая диспропорция: чрезвычайное развитие практической проницательности и хитрости за счет способности обобщения и творческого воображения. Ненависть к сильным мира сего всегда была его главным двигателем как революционера, а не симпатия к угнетенным, которая так согревала и облагораживала человеческий облик Ленина. Его честолюбие не давало ему покоя как внутренний нарыв и отравляло его отношение к выдающимся личностям, мнительностью и завистливостью.
Такая случайность, как характер человека, стоящего во главе движения, во главе партии и рабочего класса, - характер Сталина, играет поистине роковую роль. В условиях пролетарской диктатуры, сосредоточившей в своих руках все рычаги экономики, обладающей аппаратом, в десятки раз более мощным и разветвленным, чем аппарат любого буржуазного государства, в условиях безраздельного господства в стране одной партии и гигантской централизации всего партийного руководства - роль генсека огромна. Его личные качества приобретают исключительное политическое значение.
Именно поэтому Ленин в своем "Завещании" придавал такое исключительное значение личным качествам генсека, именно поэтому Ленин, зная личные качества Сталина, настойчиво в своем "Завещании" подчеркивал необходимость снятия Сталина с поста генсека и замены его более подходящим для этой роли лицом.
Ленин в «Завещании» писал:
"Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от товарища Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д.".
"Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью", - говорит далее Ленин.
Сталин, комментируя "Завещание", по обыкновению с помощью софизма, сводит всё дело к грубости, отвлекая внимание от других своих качество, которых Ленин говорил. Между тем именно эти качества и имеют решающее значение.
Ленин сомневался, что Сталин сумеет достаточно осторожно пользоваться необъятной властью генсека. Ленин требовал, чтобы генсек был более "лоялен". Значит, Сталин и тогда уже был недостаточно лоялен. А лояльный - значит верный, преданный, честно выполняющий свои "обязанности".
Сталин недостаточно верен интересам партии, недостаточно предан, недостаточно честно выполняет свои обязанности. Именно в этом суть характеристики, данной Лениным Сталину. И если эти свои качества Сталин при Ленине скрывал, маскировал, подавлял, то после Ленина он дал им полную волю. Если при Ленине Сталин был недостаточно лояльным, верным интересам партии, честно выполняющим свои обязанности, то теперь он стал подлинным предателем партии, отбросившим в сторону партийную порядочность и честность, все, подчинив интересам своего честолюбия и властолюбия.
Далее Ленин отмечает нетерпимость Сталина к мнениям других. Это качество в соединении с первым - нелояльностью, нечестностью - привело к тому, что он, не терпя около себя людей самостоятельного, независимого партийного мнения, людей духовно, идейно, теоретически стоящих высшего, опираясь на партаппарат и ГПУ, вышиб их с руководящих постов, оклеветал, раздул их прошлые ошибки и "изобрел" десятки новых, обманул партию, терроризировал партийные массы и на место опороченных им руководителей партии поставил людей ограниченных в теоретическом отношении, невежественных и беспринципных, но ручных, покорных холуев и льстецов, готовых "признать" любую его "теорию" за ленинскую, любую его антиленинскую статью за "историческую".
Что касается вежливости Сталина по отношению к товарищам, чего требовал от генсека Ленин, то образцом может служить его "историческое письмо в "Пролетарскую революцию" о Слуцком и Волосевиче, где сила доказательства обратно пропорциональна силе окрика зазнавшегося, обнаглевшего вождя, чувствующего себя в партии и стране, как в своей вотчине, где он волен казнить и миловать всякого. В Политбюро он почти всегда оставался молчаливым и угрюмым. Только в кругу людей первобытных, решительных и не связанных предрассудками он становился ровнее и приветливее. В тюрьме он легче сходился с уголовными арестантами, чем с политическими. Грубость представляет органическое свойство Сталина. Но с течением времени он сделал из этого свойства сознательное орудие.
В борьбе Сталин никогда не опровергает критики, а немедленно поворачивает ее против противника, придав ей самый грубый и беспощадный характер. Чем чудовищнее обвинения, тем лучше. Политика Сталина, - говорит критик, - нарушает интересы народа. Сталин отвечает: мой противник - наемный агент фашизма. Этот прием, на котором построены московские процессы, мог быть смело, увековечен в учебниках психологии как "рефлекс Сталина".
Сталин - человек военный или, во всяком случае, разыгрывающий роль военного. Свое пристрастие к военному чину и мундиру он окончательно реализовал в пышном титуле генералиссимуса, который он сам себе присвоил. Однако и в ранние революционные годы Сталин уже носил сапоги, шинель и свои знаменитые усы - намек на принадлежность к военной касте русского большевизма.
Главной пружиной политики самого Сталина является страх перед порожденным им страхом. Сталин лично не трус, но его политика отражает страх касты привилегированных выскочек за завтрашний день. Сталин всегда не доверял массам; теперь он боится их. Столь поразивший всех союз Сталина с Гитлером неотвратимо вырос из страха бюрократии перед врагом. В фюрере хозяин Кремля находит не только то, что есть в нем самом, но и то, чего ему не хватает. Гитлер, худо или хорошо, был инициатором большого движения. Его идеям, как ни жалки они, удалось объединить миллионы.
Не Сталин создал аппарат, а аппарат создал Сталина. Но аппарат есть мертвая машина, которая не способна к творчеству. Бюрократия насквозь проникнута духом посредственности. Сталин есть самая выдающаяся посредственность бюрократии. Сила его в том, что инстинкт самосохранения правящей касты он выражает тверже, решительнее и беспощаднее других. Но в этом его слабость. Он проницателен на небольших расстояниях. Исторически он близорук. Выдающийся тактик, он не стратег. Сознание своей посредственности Сталин несет в самом себе. Отсюда и его потребность к лести.
Овации во славу себе Сталин поощрял, и, случалось, расстреливал тех, кто мало ему аплодировал. Сталин упивается собственной властью. Он проявлял личную мстительность, злопамятство, садизм и прочие темные страсти, свойственные его натуре. И при этом не считался ни с какими классовыми интересами и действовал даже вопреки этим интересам - обнаруживая исключительную личную жестокость, личное коварство и личную жажду власти.
Сталин - это человек, развращенный властью, но как никто понимавший природу власти. И одна из самых главных пружин сталинской власти - тайна, которой он себя окружил. Сталин угадал, что сила власти во многом в ее тайне. Сталин не просто безжалостный диктатор, но своего рода гипнотизер, сумевший поставить себя на место Бога и внушить людям соответствующее отношение. Сталин понимал, что власть должна быть таинственной, и этой таинственностью как бы окутан культ Сталина. Отсюда и ощущение, что Сталин все знает, все видит. То есть, присвоение себе божественных полномочий - всеведения. При Сталине невероятно разросся аппарат тайной полиции, проникая во все поры советского общества. Но помимо своих прямых, карательных функций, это имело еще значение величайшей таинственности, с какой осуществляет свое дело всеведущая и всемогущая власть.
1   2   3   4

Похожие:

Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной iconКотов Ж. В
Заслуживает внима­ния вопрос о том, как категории исторического и логиче­ского служат для классиков средством ориентировки в ре­альном...

Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной iconК. В. Ушакова ону имени И. И. Мечникова Одесса (Украина) Проблема интеллигенции в тоталитаризме
Не вызывает сомнение, что дальнейшее изучение тоталитаризма возможно лишь как дисциплинарное исследование, на стыке культурологии,...

Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной iconО категории сферы социальной репрезентации
За все время развития социальной философии и теоретической социологии исследователям так и не удалось прийти к единому мнению по...

Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной iconПроцессе познания
В освобожденном от историче­ской формы развитии философии он видел закономер­ную логику развития познания вообще. Именно в этом смысле...

Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной iconМесто и роль философии в структуре научного знания
Сначала появляется фил обоснование науки, а потом появляются науки. Что такое наука – вопрос решается в философии. Определенный тип...

Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной iconБорьба за монополию на научную компетентность
Альманах Российско-французского центра социологии и философии Института социологии Российской Академии наук. ¾ М.: Институт экспериментальной...

Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной iconМоже Ж. Социологическая ангажированность*
Поэтика и политика. Альманах Российско-французского центра социологии и философии Института социологии Российской Академии наук....

Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной iconД. Б. Цыганков введение в социологию пьера бурдье
Пьер Бурдье” профессора факультета философии и истории Ингрид Гильхер-Холтей и “Социальное неравенство. Социология Пьера Бурдье”...

Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной iconЛітература Основна
Момджян К. Х. Социум, общество, история. Учебное пособие для студентов и аспирантов, специализирующихся по философии, социологии,...

Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной iconБелорусский государственный университет факультет философии и социальных...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<