Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера




НазваниеВебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера
страница2/29
Дата публикации25.02.2013
Размер4.15 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

ПРЕДИСЛОВИЕ

В стихотворении «Легенда о создании книги «Дао дэ цзин» на пути Лао-цзы на чужбину» — только потом я узнал, как важна для Берта Хеллингера эта книга, — Бертольд Брехт описывает, как таможенный чиновник вынуждает Лао-цзы изложить свое учение, прежде чем тот удалится в горы:

^ В скалах, на четвертый день, к рассвету

На тропе — таможенный заслон.

«Есть ли ценности какие?» «Нету».

«Учит он, — сказал погонщик, — потому и беден он».

Так вопрос был разрешен.

Тут таможенник спрашивает: «Ну-ка,

До чего ж дознался твой старик ?»

И на то ответил мальчик: «Состоит его наука

В том, что волны побеждают материк.

Он тщету жестокости постиг».

(Перевод с нем. Д. Самойлова)

Много лет я сожалел о том, что о работе Берта Хеллингера практически нигде нельзя прочитать, причем я знал, что в этом я не одинок. Я прекрасно понимал, почему он не торопится изложить на бумаге то, за что другие могут схватиться как за откровение или что может быть понято превратно. «Дух веет», — говорит он. Застывшее в письменном виде слишком легко теряет связь с жизнью, овеществляется, упрощается, бездумно обобщается и таким образом превращается в шаблоны и пустые фразы.

Мои сомнения в том, что содержание наработок Берта Хеллингера за долгие годы его работы с группами можно передать на бумаге, становились тем меньше, чем больше я в своей собственной терапевтической работе убеждался в том, насколько полезными и обогащающими оказались его идеи для меня и моих клиентов.

11

Намерение Хеллингера после 65 лет постепенно отойти от профессиональной деятельности усилило мою абсолютно личную заинтересованность в том, чтобы еще раз внимательно понаблюдать за его работой, и утвердило в решении осуществить данный труд. Итак, в 1990 году я спросил его, позволит ли он мне стать тем самым «таможенником», и он согласился.

Поначалу я планировал записать на пленку и издать один из его многодневных обучающих семинаров. Но после того как я записал второй семинар, а Берт Хеллингер любезно предоставил в мое распоряжение рукопись своего доклада «Порядки любви» и после того как мне удалось подключиться к некоторым другим источникам, первоначальный план оказался уже невыполним. Так что данная книга представляет собой результат попытки обобщить идеи Хеллингера об отношениях в семье и о системно-ориентированной психотерапии, а также дать некоторое представление о его методах работы.

Я скомпоновал работу и высказывания Хеллингера по самым разным темам в семь глав по принципу коллажа. При этом я стремился, так сказать, «предоставить слово» самому Берту Хеллингеру, то есть, насколько возможно, передать его прямую речь на семинарах. Я сделал это, в том числе и затем, чтобы снова и снова обращать внимание читателей на то, что перед ними не учебник, а выбранные мной отрывки и компиляции из нескольких семинаров. Я воздерживался от любых собственных комментариев даже в тех случаях, где его трактовки отличались от моих. Так что каждый может воспринимать текст по-своему. Все предпринятые мной изменения служили одной-единственной цели — сделать текст более насыщенным и легко читаемым.

Что же побудило меня описать именно системную психотерапию Берта Хеллингера? В 70-е годы я принимал участие во множестве семинаров самых разных психотерапевтических направлений под руководством самых разных ведущих. И тем не менее три семинара у Хеллингера запомнились мне навсегда. На каждом из них я узнавал что-то такое, что волновало меня и годы спустя, что продолжало оказывать на меня воздействие, приводило что-то во мне в порядок и ставило на свои места. На меня произвел огромное впечатление его точный взгляд — я воспринял его как смотрящего, — и я не знаю ни одного другого терапевта, умеющего так быстро и точно распознавать проблемные модели, так эффективно перебивать и в нужный мо-

12

мент с юмором, любовью и уважением добиваться важных изменений и давать возможность приобрести опыт в таких областях души, которые обычно редко затрагиваются на психотерапии.

Однако, будучи участником его групп, я был слишком мало отстранен от происходящего, чтобы сконцентрироваться натом, как он этого добивается. Как, например, построены его истории и как он упрощает и сжимает расстановку семьи (см. стр. 238) до необходимого минимума, превращая ее таким образом в высокоэффективный терапевтический метод. Кроме того, мне были сначала чужды идеи Хеллингера о динамике и подоплеке трагических переплетений, меня долго смущала его манера формулировать, так что я не мог сосредоточиться на содержании.

Тех, кто участвует в его семинарах, в первую очередь привлекает его ясная, вызывающая, требовательная, дающая ориентацию и в то же время свободная от любых намерений уважительная манера общения. Сохраняя дистанцию, он полностью включается в происходящее. Так удается избежать осложнений. Но, кроме того, постоянная вовлеченность и заинтересованность участников объясняется еще и тем, что, работая с каждым, он выдвигает на передний план основные темы его человеческого бытия, такие как принадлежность, связующая любовь, слаженность и крах отношений, взаимность, принятие судьбы и непостоянства, а также тем, что, используя самые скупые средства, он часто говорит то, что затрагивает самые глубины души.

И как бы часто ни возникало ощущение, что слова Хеллингера относятся к прошлому, его эмоциональный радар и интуиция всегда ориентированы в направлении избавительного решения, того, что делает возможным еще не осуществленное.

Семейные расстановки раскрывают свою стихийную действенную силу потому, что разговор в них идет на довербаль-ном языке образов, поскольку прошлое, прощание и новая ориентация как в некоем переходном ритуале объединены в них в сжатых временных рамках.

Но, как я уже говорил, содержание книги может дать повод к разногласиям, скептическому и даже возмущенному отмежеванию. Люди легковерные могут к тому же поддаться искушению без раздумий принять прочитанное за истину. Берт Хеллингер однажды процитировал: «Идеально сказать невозможно, близкое к идеалу будет понято превратно». Свои высказы-

13

вания он часто формулирует так, будто они находятся вне времени, будто они абсолютны и обладают характером стопроцентной истины. Наблюдая за ним дольше, понимаешь, что его высказывания — это почти всегда основанные на интуиции и жизненной мудрости, связанные с определенным контекстом терапевтические действия, целиком и полностью относящиеся к тому или иному человеку или событию. Если превращать их скопом в общеупотребительные сентенции и рецепты, то от плода останется одна кожура. Так же как после расстановки семьи он советует сначала дать подействовать на себя разрешающему образу и не кидаться сразу что-то делать, так и тут имеет смысл сначала дать подействовать на себя его идеям.

Знакомясь с приведенными в тексте примерами, читатель может увидеть, что каждый раз, когда кто-то опрометчиво пытается обобщить его слова, Хеллингер от этого уходит. Он вообще противится, когда его мысли и способы действий стремятся облечь в форму теории. «Теория мешает практике», — говорит он. Я тоже воздержусь от такой попытки. Сам он рассматривает свой подход как феноменологический. Ответ на вопрос, что делать, дает для него созерцание процессов. «Я предстаю перед некоей ситуацией, которая темна, о которой я не знаю, что это. Вопрос в том, как подойти к реальности, которая темна? Я погружаюсь в резонирующее поле, с которым я связан и которое больше, чем я. Что-то выходит тогда на свет и обнаруживает нечто реально существующее. Я предаюсь этому и жду, пока мне что-то придет. Образ здесь такой: я в темноте ощупью бреду вдоль стены, пока не нахожу дверь. Появляется просвет, и я пытаюсь выразить то, что меня озаряет, одним полным, наполненным словом. Когда это обретает форму, тот, кто это слышит, оказывается охвачен этим на некоем уровне по ту сторону мышления. Тут действует нечто общее и затрагивает человека, хотя он не знает, как и почему».

Буду рад, если эта книга Вас заинтересует, затронет и, может быть, даже захватит.

^ Гунтхард Вебер Гейдельберг, декабрь, 1992

Благодарность

В первую очередь я хотел бы поблагодарить Берта Хеллин-гера, который всегда поощрял и дружески поддерживал меня в осуществлении моего замысла. Сотрудничество с ним обогатило и изменило меня. Особую благодарность я хотел бы выразить участникам курсов, позволившим мне записать семинары и использовать эти материалы в книге.

Очень важный вклад в создание этой книги внесли и многие другие: моя жена, Неле Вебер-Енсен, которая критично и с любовью присутствовала при возникновении этой книги и дала мне множество советов, как сделать текст более насыщенным и емким. Беседы с Берндом Шмидом, который сам активно занимался идеями Берта Хеллингера, очень помогли мне не потерять способности смотреть со стороны. Отто Бринк и Фридрих Ингверзен читали для меня корректуру и дали мне важную обратную связь. Я хотел бы отдать должное терпению и готовности к полемике по разным темам со стороны участников обучающей программы, присутствовавших на моих семинарах в 1991 и 1992 годах, которых я иногда сверх меры утомлял новыми идеями. Маргит Родиг сделала расшифровки записей всех семинаров. Мария Сыска очень компетентно изготовила оригинал, а Сюзанна Гуски придала последний лоск окончательной редакции текста. Я благодарю всех этих людей, а также Мелони Дриснер за хорошую верстку текста.

Ко второму немецкому изданию

Я рад, что книга нашла столь широкий отклик, что уже сейчас мы можем выпустить в свет второе издание. На основе возникших вопросов мы еще раз переработали текст, отчасти уплотнили его и отчасти дополнили.

Для большего удобства в начале книги мы поместили оглавление, а в конце — список историй и ключевых слов.

Обогащением содержания я обязан прежде всего тщательной переработке текста, выполненной самим Бертом Хеллин-гером. Норберт Линц стал инициатором многих улучшений в отношении языка и компоновки текста. Так книга стала еще более выразительной и точной.

Гунтхард Вебер Гейдельберг, сентябрь, 1993

2. Баланс между «давать» и «брать»

^ I. УСЛОВИЯ, НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ ХОРОШИХ ОТНОШЕНИЙ

Отношения дают нам возможность выживать и развиваться. Но в то же время они обязывают нас служить целям, находящимся вне нашей воли и желаний. Поэтому в отношениях господствуют порядки и силы, которые поощряют и требуют, гонят и направляют, делают счастливыми и устанавливают пределы. Хотим мы того или нет, но своими инстинктами и потребностями, тоской, страхами и страданиями мы оказываемся отданы на их произвол.

Круг наших контактов расширяется по нарастающей. Мы появляемся на свет в небольшой группе — родной семье, и это определяет наши отношения. За этой системой приходят другие, и так вплоть до универсальной. В каждой из этих систем порядки действуют по-своему. К числу заданных нам условий, необходимых для создания и сохранения хороших отношений между родителями и детьми, относятся следующие: связь, баланс между «давать» и «брать» и порядок.

1. Связь

Как дерево не выбирает, где расти, и на просторе поля развивается иначе, чем в лесу, а в защищенной долине иначе, чем на голой вершине, так и ребенок без вопросов и сомнений входит в свою первую группу и связывается с ней с такой силой и постоянством, сравнить которые можно разве лишь с чеканкой. Эта связь воспринимается ребенком как любовь и счастье, вне зависимости от того, предоставит ли ему эта группа все условия для развития или не предоставит никаких, и вне зависимости от того, кто и что его родители. Ребенок знает, что тут он свой, а это знание и эта связь и есть любовь. Я называю ее пра-любовью или первичной любовью. Эта связь настолько глубока, что ради нее ребенок готов пожертвовать даже своей жизнью и счастьем.

16

^ ...Рачительный взвесит хозяин и убытки, и прибыль. Фридрих Гёльдерлин. Хлеб и вио

Во всех системах постоянно происходит уравновешивание противоположных тенденций. Это закон природы. И поддержание баланса между «давать» и «брать» является просто его применением к социальным системам.

Потребность в уравновешивании «давать» и «брать» делает возможным обмен в человеческих системах. Этот процесс приводится в действие и поддерживается тем, что люди дают и берут, и регулируется общей для всех членов системы потребностью в балансе справедливости. Как только равновесие оказывается восстановлено, отношения могут закончиться (например, когда человек возвратил ровно столько, сколько получил). Или они могут быть и продолжены путем возобновления процесса «давать» и «брать».

Происходит это следующим образом: к примеру, мужчина дает что-то женщине, и теперь женщина, раз она это приняла, испытывает внутреннее давление. То есть, получив что-то от другого, мы в какой-то степени теряем свою независимость. Тотчас дает о себе знать потребность в восстановлении равновесия, и, чтобы избавиться от этого давления, женщина дает мужчине что-то в ответ. Из предосторожности она возвращает ему несколько больше, чем получила, что снова приводит к неравновесию, и так далее. Ни дающий, ни берущий не находят покоя до тех пор, пока баланс не окажется восстановлен: пока берущий, в свою очередь, что-то не даст, а дающий не возьмет.

Пример:

Африканского миссионера перевели в другую область. Утром в день отъезда к нему явился человек, проделавший пешком огромный путь, чтобы на прощанье сделать ему небольшой денежный подарок, что-то около тридцати пфеннигов. Миссионер понимал, что мужчина хочет его отблагодарить. Дело в том, что когда тот был болен, он несколько раз приходил к нему в крааль. Знал он и то, что тридцать пфеннигов были для гостя немалой суммой. Он уже хотел было отказаться от подарка и даже дать мужчине сколько-то еще. Но одумался, взял деньги и поблагодарил.

2 - 5434

17

а) Счастье зависит от размеров оборота «давать» и «брать»

Счастье в отношениях зависит от оборота «давать» и «брать». Небольшой оборот и прибыль приносит небольшую. Чем больше оборот, тем глубже счастье. Есть в этом, правда, один большой недостаток — это еще больше привязывает. Кто хочет остаться свободным, давать и брать должен совсем по чуть-чуть, чтобы обмен был минимальным.

Это как при ходьбе: удерживая равновесие, мы остаемся стоять, Только постоянно его теряя и обретая снова, мы движемся вперед.

Большой оборот «давать» и «брать» сопровождается ощущением радости и полноты. Но это счастье не достается даром, его создают. Если налажен сбалансированный обмен при большом обороте, мы испытываем ощущение легкости, справедливости, мира и согласия. Среди множества путей познать невиновность этот, пожалуй, самый прекрасный, он приносит наибольшую свободу и облегчение.

б) Когда нет равновесия между «давать» и «брать»

^ Давать, но не брать

Приятно чувствовать себя вправе требовать, и, поскольку это чувство так приятно, некоторые люди не желают с ним расставаться. Они предпочитают сохранять свои претензии и не позволяют другим что-то себе дать, словно следуя девизу: «Лучше ты будешь чувствовать себя обязанным, чем я». Часто за этим стоят самые лучшие побуждения, и такая позиция пользуется большим уважением. Это идеал помощника. Распространена она и среди психотерапевтов. К примеру, они не готовы в качестве небольшой компенсации за свой труд испытывать на терапевтических сессиях радость. Тогда работа идет через силу, что, в свою очередь, тоже никак не компенсируется.

Однако если кто-то дает, не принимая ничего в ответ, то через некоторое время другие уже не хотят ничего от него получать. Такая позиция вредит отношениям, поскольку тот, кто

18

стремится только давать, держится за свое превосходство и тем самым отказывает другим в равенстве.

Для сохранения отношений очень важно не давать больше, чем ты готов принять, а другой способен отдать. Этим сразу определяются границы того, насколько далеко тут можно зайти.

Так, если богатая женщина выходит замуж за бедного мужчину, то отношения часто не складываются, потому что она постоянно выступает в роли дающего, а муж не в состоянии возвращать ей в том же объеме, что вызывает у него раздражение. Злиться всегда начинает тот, кто не может восстановить равновесие. Если жена оплачивает мужу учебу, то, закончив обучение, он ее бросит. Дело в том, что ему уже никогда не стать ей равным, разве что он вернет все до последней копейки и еще с процентами. Лишь в этом случае он снова будет свободен и отношения смогут продолжиться. Если мужчина, у которого все позади, женится на женщине, у которой все впереди, то этот брак не будет удачным. Жена будет мстить своему мужу. А муж, зная, что она имеет на это право, не будет принимать никаких мер. И, разумеется, наоборот.

^ Отказ брать

Некоторые люди стремятся сохранить свою невиновность, отказываясь брать. Тогда они никому ничем не обязаны и потому часто мнят себя особенными или полагают, что они лучше других. Но живут они меньше чем вполнакала, что приводит к постоянному ощущению пустоты и недовольства. Эту позицию можно обнаружить у многих из тех, кто страдает депрессией. Их отказ брать относится, в первую очередь, к одному из родителей, а позже переносится на другие отношения и на все хорошее, что есть в этом мире. По той же причине депрессивны многие вегетарианцы.

^ Небольшой «изъян»

Неравновесие возникает и в том случае, если один из партнеров, вступая в брак, имеет некий «изъян». Например, женщине, имеющей внебрачного ребенка, лучше выйти замуж за кого-нибудь тоже с «изъяном». Тогда они смогут быть счастливы. Если же партнер «безупречен», она будет на него зла, поскольку никогда не сможет стать ему равной. Поэтому проверяй, кто решил связать себя навеки...

2- 19
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Похожие:

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconВебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера
Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера. — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. — 304 с

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconРеферат по курсу Семейная психотерапия “Семейная психотерапия” Семейная...

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconСписок основной литературы по курсу политологии
Вебер М. Политика как призвание и профессия. В кн.: Вебер м избранные произведения. М.,1990. – с. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Подготовить контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Прочитать и сделать контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Прочитать и сделать контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconКнига первая Глубокоуважаемые друзья и «земляки»
Джумарт Давудов излагает очень интересные понятия «счастья» и «здоровья» впервые называя их синонимами и антонимами одновременно....

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗаданий для модульного контроля по дисциплине «Политология» Задание...
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconРефератов Тема Политика как социальное явление Понятие и основные функции политики
Вебер М. Политика как призвание и профессия. В кн.: М. Вебер. Избранные произведения. М. 1990. С. 248-310

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconПравославная Психотерапия Сборник статей
Содержание: Психосоматика. Неврозы. Депрессии. Психозы. Психотерапия. Псевдолечение. Пастырская Психиатрия

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<