Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера




НазваниеВебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера
страница23/29
Дата публикации25.02.2013
Размер4.15 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   29
Б. X.: Отчего умер отец твоей матери?

^ Гемограмма семьи Бригитты*:



* Сокращения:

0 — отец М — мать

1 — первый ребенок, сын

2 — второй ребенок, Бригитта

00 - отец отца

УБ/СО - умерший брат или сестра отца

ОМ — отец матери

СМ — сестра матери

227

Бригитта: Должно быть, из-за мочевого пузыря. Он внезапно попал в больницу. Это было в 1938-м, и из больницы он уже не вернулся. А через шесть недель умерла старшая сестра мамы.

Б. X: Это шок в семье.

Бригитта: Да, тут есть еще кое-что: я уже однажды расставляла свою семью у Е. С тех пор у меня засело, что я поставила мать совершенно снаружи и так, что она смотрит прочь. Но что ей, наверное, пришлось пережить?

Б. X: Вероятно, она следует за своей сестрой и отцом, но давай все-таки сделаем расстановку!

(Информация: после смерти мужа бабушка по материнской линии жила в родительской семье Бригитты. В семье отца тоже рано умер ребенок. Отец был самым младшим из четырех детей, живы две его старшие сестры. Бригитта делает расстановку своей родительской семьи.)

^ Исходная расстановка родительской семьи Бригитты:



228

(После того, как члены семьи были расставлены.)

^ Отец (слева от жены): У меня нет контакта с детьми, и моя

жена как-то так, поблизости. Я скорее один.

Мать: Я тоже чувствую себя очень одинокой. Нехорошо,

что я смотрю на детей сзади. Мужа рядом с собой я почти не

чувствую.

^ Заместительница Бригитты: У меня легкий туман в голове и меня тянет наружу. Позади меня что-то есть, но я не знаю что. Б. X.: Ребенок, который умер в семье отца, это был мальчик или девочка?

Бригитта: Не знаю. Б. X.: Как тебе кажется? Бригитта: Девочка.

Брат: У меня тоже ни с кем никакого контакта, ноги совершенно оцепенели и словно примерзли.

Б. X. (обращаясь к детям): Так, развернитесь к родителям. Что изменилось? (Движение 1)

Брат: Теперь снова становится легче.

Заместительница Бригитты: Мне так тоже приятно, и в голове опять прояснилось.

^ Отец: Да, по отношению к детям стало лучше, со стороны жены по-прежнему ничего.

Мать: Я чувствую то же самое.

Б. X. (родителям): Поменяйтесь местами, посмотрите, будет ли лучше. (Движение 2)

Отец: Да, дочь становится ближе, это приятно. Заместительница Бригитты: У меня появляется некоторое

волнение.

Б. X.: Как между родителями, лучше или хуже?

Отец: Хуже.

Мать: Я чувствую совсем немного жизни.

Б. X.: Теперь поставим его отца. (Бригитта ставит деда по отцовской линии справа позади отца, движение 3.)

Бригитта: Я кое-что забыла. Отец отца тоже рано умер, моему отцу было тогда восемь лет. Он вернулся с войны с ранением, страдал судорогами, он работал в поле и задохнулся во время приступа.

(Отец и его отец вместе решают, что лучше всего, когда дед стоит за спиной у отца, движения 4 и 5)

Б. X.: А теперь поставь отца твоей мамы (Бригитта ставит его за матерью слева, движение 7)

229

^ Промежуточная расстановка родной семьи Бригитты:



Мать: Когда появился отец мужа, у меня возникла огромная потребность посмотреть, так что муж тоже попал в поле зрения. Теперь, после того, как появился мой отец, движение снова больше идет сюда (влево). (Она выражает желание, чтобы ее отец встал левее, чтобы она могла его лучше видеть, он перемещается, движение 8.)

^ Мать: Так лучше.

Отец: В отношениях с женой это ничего не меняет.

Брат: Мне теперь интересен только он (отец матери). С тех пор как он здесь, я смотрю только на него.

Б. X. (обращаясь к Бригитте): Это идентификация твоего брата. Он идентифицирован с отцом матери (просит отца и мать и их отцов поменяться местами).

^ Заместительница Бригитты: То, что отец отца встал позади отца, принесло мне некоторое облегчение. Я смогла вздохнуть спокойно. А когда тут так внезапно появился он (отец матери), у меня возникло ощущение, что напротив меня стоят много мужчин. Но у меня нет контакта с матерью. Тут как-то не было второй женщины. Теперь немножко лучше, чувство к отцу стало менее напряженным, с матерью контакта мало. Хорошо, что

230

он (отец матери) там. Тут (показывает направо) он был как-то

слишком близко.

Б. X. (обращаясь к Бригитте): Поставь еще сестру матери, которая умерла. (Бригитта ставит тетю позади матери, чуть справа; см. стр. 233.)

Б. X: Что изменилось?

Мать: Мне становится беспокойно.

Заместительница Бригитты: Теперь я больше смотрю на нее, я вдруг перестала видеть отца.

^ Сестра матери: У меня тоже какая-то беспокойная тяга туда,

к сестре.

Б. X. (ставит сестру матери рядом с матерью справа): Что

теперь?

Мать: Здесь (со стороны мужа) снова теплее. Это хорошо (придвигается ближе к мужу и берет с собой сестру).

Отец: Теперь мне на этом месте значительно комфортней. Я ближе и к дочери, и к жене.

^ Заместительница Бригитты: Да, маму я теперь тоже могу чувствовать и снова вижу отца. Теперь это единая картина, так значительно лучше, раньше я была фиксирована на ней (сестре

матери).

Б. X. (заместительнице Бригитты): Встань рядом с братом.

Как теперь?

Брат: Я бы хотел поменяться с ней (сестрой) местами. (Брат

и сестра меняются местами.) Так лучше.

Заместительница Бригитты: Мне так хорошо. И то, и другое одинаково хорошо.

(Отец матери хочет выйти подальше наружу и выходит, Б. X. ставит умершую сестру или брата отца слева рядом с ним. После нескольких пробных движений они находят наконец разрешающий образ расстановки, где все чувствуют себя хорошо.)

Б. X. просит Бригитту занять свое место в расстановке. Он предполагает, что умерший ребенок в семье отца был все-таки мальчик, поскольку этот персонаж вызвал такое сильное раздражение у брата Бригитты.

Бригитта (после того, как некоторое время просто молча смотрит): Меня очень тянет туда (показывает на мать).

Б. X.: Да, иди!

(Бригитта подходит к матери и обнимает ее.)

Б. X.: Крепко, уж если обнимать, то крепко. (Веселье. Бригитта крепко обнимает мать, но при этом движется туда-сюда.)

231

^ Разрешающий образ расстановки



Б. X: Спокойно, спокойно, спокойно, медленно, дыши глубоко, ртом! (Подводит к ним сестру матери и просит ее обнять их обеих, Бригитта начинает плакать.) Дыши глубоко, открытым ртом... глубоко вдыхай и выдыхай... вдыхать — это принимать... без звука, просто вдыхай и выдыхай, пока по-настоящему не насытишься! (Бригитта глубоко вдыхает и выдыхает.) Нет, нет, не спеши!.. Дыши. Вдыхай и выдыхай... без звука дыхание энергичнее... абсолютно свободно вдыхай и выдыхай — теперь иди обратно на свое место. (Бригитта возвращается на свое место и еще раз оглядывается.) Хорошо? Ладно, это все. (Все садятся.) Теперь движение любви пришло к цели. (После небольшого перерыва.)

^ Эрнст: Значит, тут речь о прерванном движении любви. Ты видишь в этой системе почву для такой динамики?

Б. X.: Нет, нет! Совершенно очевидно, что что-то не прояснено между матерью и сестрой, и что отчасти она берет это на себя. Так что не исключено что это системно обусловлено и никак не связано с тем, что делает мать.

^ Позже, во время круга

Бригитта: Мне хорошо. Я чувствую себя очень свободно. Что касается головы, то я открыта и способна воспринимать. Б. X: Сегодня это тоже было прекрасное движение.

232

На третий день во второй половине дня

Бригитта (показывает на грудь): У меня здесь такое движение, как будто что-то открывается.

Б. X.: Замечательно!

Бригитта: Да, это значит становиться свободнее, а еще во время обеденного перерыва я ощутила надежду, что благодаря этой работе я смогу чувствовать себя более соответственно возрасту.

Б. X.: Да, несомненно!

Бригитта: Я даже не сказала, о чем тут речь.

Б. X.: Это и необязательно.

На четвертый день во время круга

Бригитта: У меня не выходит из головы брат. Он часто попадает в экстремальные ситуации. Он занимается скалолазанием и уже не раз проваливался в ледниковые трещины. Часто, когда раздается телефонный звонок, я думаю, что что-то случилось. Я спрашиваю себя, не может ли это быть связано с идентификацией?

Б. X.: Да, так часто бывает. Очень часто.

Бригитта: Он явно ищет ситуации, которые смертельно опасны, где смерть совсем рядом. Я спросила себя, чем я могу ему помочь? Могу ли я что-то сделать, чтобы моя работа здесь для него тоже была полезна? Во время расстановки ты сказал, что он может быть идентифицирован с умершим дедушкой и что умерший ребенок, возможно, был мальчиком.

Б. X.: Опиши ему расстановку, но без комментариев. Недавно тут был один человек, который рассказал, что начал летать на дельтаплане. Он был в полной эйфории. Он спросил меня, что я об этом думаю. Я ответил: «Я не могу себе представить, чтобы мудрый человек этим занимался». Вы можете себе это представить? Мне было совершенно очевидно, что он хочет покончить с собой.

Бригитта: Мой брат тоже занимается дельтапланеризмом.

Б. X.: Ты можешь сказать ему, что, если он разобьется, все станет лучше. Хорошо? Что-то еще?

Бригитта: Ты говоришь, я должна рассказать ему расстановку. А идею насчет идентификации тоже?

Б. X.: Это будет возможно, только если ты сперва подождешь, а когда представится возможность сказать что-то по-хо-

233

рошему, и тогда ты скажешь это точно так, как чувствуешь, тогда это будет правильно. Тогда ситуация будет иной, чем ты сейчас себе представляешь.

^ На четвертый день пополудни

Бригитта: Сегодня с утра был момент, когда меня бросало то в жар, то в холод, я молилась, и у меня очень вспотели ладони. Я подумала о том, не должна ли я еще что-нибудь моему мужу. Однажды он вытащил меня с братом из лавины. Я была уже без сознания, он практически заново подарил мне жизнь.

Б. X: Цени это.

Бригитта: Я сейчас очень растрогана.

Б. X: Причем не только по отношению к нему, это было бы слишком мало. Что-то удачно сложилось. Это то, что я говорил о благодарности. Когда кто-то оказывается спасен таким образом, он обретает силу, которой у него не было раньше. Делай с ее помощью что-то хорошее, но без напряжения, просто так, как это течет и покуда это течет.

^ Вечером четвертого дня

Бригитта: Во мне звучит фраза «заботливо обращаться». Мне даже приснилось, что я посадила на мертвом прахе маленькое растеньице. Это «заботливо обращаться» — нечто такое, что ведет меня в силу, но я постоянно чувствую, что меня тянет в слабость.

Б. X: Когда прах оставляют в покое, растения вырастают сами по себе.

Бригитта: Да, я стараюсь сколько могу оставлять в покое. Б. X: Да, оставлять — это нечто такое, где не нужно ничего делать, и тем не менее это требует усилий.

^ На пятый день

Бригитта: У меня очень много всего происходит на телесном уровне. Я очень чувствую внутреннюю поверхность ладоней, как будто что-то отделилось. И в челюстных суставах я тоже это чувствую. Раньше я намного больше сжимала зубы. Сейчас это проходит. Я постоянно думаю о муже. Мне и сейчас очень волнительно говорить о том, что во мне происходит. Каждый раз, когда я ухожу, я испытываю к нему глубокую симпатию, но когда я дома, я его отталкиваю.

234

Б. X.: Давай сделаем одно маленькое упражнение. Сядь передо мной и положи руки на колени. Закрой глаза и отдайся своему глубокому стремлению к нему со всеми прекрасными мыслями и чувствами. И с хорошими воспоминаниями о начале. Тебе не нужно ничего делать и говорить, ты можешь просто

I отдаться своим чувствам и образам. Разве что глубоко вдыхай — это, должно быть, особенный мужчина, раз он завоевал твою любовь. (Бригитта смеется.) Теперь представь себе, как ты подойдешь к нему, когда вернешься домой. Он стоит где-то там, и ты подходишь к нему очень близко. (Бригитта смотрит в определенном направлении.) Ты смотришь, что ты ему говоришь, что делаешь, о чем просишь. (Бригитта улыбается). Вот именно! ...

Бригитта: Пока не получается.

Б. X.: Посмотри на него еще немножко, посмотри на него еще немножко... получается... (Где-то через минуту.) Я дам тебе еще один образ: иди туда и представь, что за ним стоит его мать... она приветливо стоит позади него. (Бригитта начинает плакать.) Закрой глаза, не открывай их и подойди к нему совсем близко... (Бригитта плачет и кивает.) Подойди еще немного ближе и возьми что-то себе и подари что-то ему. Совершенно спокойно, тебе не нужно ничего об этом говорить... оставайся целиком в своем внутреннем переживании... (Бригитта глубоко вдыхает и выдыхает.) Хорошо? (Бригитта кивает.) Хорошо, это все.

Бригитта: Спасибо!

Б. X.: Не стоит благодарности. Позже я объясню, что я сделал. Сейчас я хотел бы оставить это, как есть.

^ На шестой день

Бригитта: Это было очень много, это еще уляжется. Сегодня утром почувствовалось еще кое-что: добавились мои свекровь и свекор. Тут мне тоже нужно еще кое-что сделать с «идти к...», «отдавать должное» и «пускать туда детей».

Б. X.: Точно, это значит следовать за мужем.

Бригитта: Сегодня мне опять очень понравилось. Я чувствую себя щедро одаренной, ты очень хорошо со мной поработал.

Б. X.: Хорошо. Последний раз, когда я работал с Бригиттой, я обещал объяснить технику. Я могу вкратце это сделать. Я провел с ней упражнение из НЛП. Она демонстрировала два

235

противоположных чувства. Когда она не дома, она скучает по мужу, а когда она с ним, она его скорее отвергает. Я дал ей уйти в чувство стремления к нему, а потом немного ее отвлек, пока она не рассмеялась. Тогда я это закрепил. Теперь ей не так просто выйти из этого чувства. Затем я дал ей попробовать вернуться с этим чувством домой, к мужу. Тут сталкиваются два чувства, но закрепленное можно удержать. Тогда оно перекрывает негативное чувство. Вот такой метод.

^ Карл: Что у тебя остается от первичной терапии?

Б. X: Задачей первичной терапии была переработка боли, первичной боли. На самом деле, первичная боль — это всегда одно и то же: она возникает там, где было прервано движение любви. Боль только подтверждает, что движение прервано, но ничего не решает. Вместо того, чтобы дать клиенту выразить эту боль, я привожу движение к цели, и тогда приходит любовь, и когда это происходит, у меня вот тут (показывает на свой свитер) часто появляется мокрое пятно. Вот что осталось от первичной терапии.

Наряду с прерванным движением любви существуют также ранние травмы, которые я снимаю при помощи переживания, например, путем изменения истории. Я использую здесь смесь техник из НЛП и первичной терапии. Хорошим методом является анкерная компенсация, то есть когда хорошая сцена компенсирует плохую. Но, когда речь идет о глубинных вещах, обязательно должно учитываться чувство. Поэтому я крепко держу клиента, чтобы он мог безопасно выразить чувство, а затем ищу ему помощника и таким образом решаю эту ситуацию.

^ Карл: Иногда ты даешь человеку возможность заново пережить рождение. В каких случаях ты это делаешь?

Б. X.: Если имела место родовая травма, то движение к матери было прервано уже там. Тогда я повторяю рождение, восстанавливаю связь с матерью, а затем следует молитва на заре жизни (см. стр. 60). Первое обретение матери и первое ощущение принятости — самый глубокий и самый интенсивный опыт. Затем я провожу анкерную компенсацию. То есть я крепко держу клиента и даю ему возможность подниматься по возрастным ступенькам, проходя через все травмы. Ведь лучшего

236

чувства, чем чувство принятости после появления на свет, у него быть не может. Так в рамках одной сессии я провожу целую терапию. То есть я в одном процессе в форме анкерной компенсации по очереди прорабатываю все более поздние детские травмы. Я даю клиенту уйти в его лучшее чувство, а потом даю пережить травму. Тогда позитивное чувство перекрывает негативное.

^ Карл: Как в точности это происходит?

Б. X.: Очень просто. Я говорю: «Сейчас ты будешь становиться все старше и старше, и когда возникнет что-то, где это движение остановится, ты там останешься». Тут клиент вдруг начинает тяжело дышать, плакать, и я спрашиваю: «Сколько тебе сейчас лет? Что прозошло?» Я даю ему возможность на это посмотреть и просто крепко его держу, пока это не разрешится. Затем я перехожу к следующей сцене. (Улыбается.) Тогда пятьсот часов анализа сжимаются до одного. Это уже индивидуальная терапия, в противоположность или в дополнение к системной. То есть это две разные ветви.

в) Расстановка семейных систем

^ Внутренние образы, которые сковывают, и внутренние образы, которые освобождают (сценарии)

В терапевтической работе мы часто замечаем, что клиент живет в соответствии с неким внутренним образом, представляющим собой развитие событий, то есть в соответствии с некоей историей. В трансактном анализе это называется сценарием. Эти образы имеют двоякое происхождение, у них разные истоки. С одной стороны, бывают внутренние образы, в сюжете которых ребенок снова находит имеющийся у него травматичный опыт. К числу таких образов относятся многие сказки, например, «Гензель и Гретель», «Красная Шапочка», «Звездный талер», «Спящая Красавица» и «Румпельштильцхен». Например, Спящая Красавица спит с представлением о том, что когда она через сто лет проснется, ей по-прежнему будет пятнадцать лет. Это иллюзия. Решение, которое дает сказка, поощряет Спящую Красавицу продолжать спать. Если она поймет, что, проснувшись, уже не будет юна, то она проснется

237

несколько раньше. В сказке «Волк и семеро козлят» мать говорит: «Остерегайтесь злого папы». В сказке «Счастливый Ганс» речь идет о том, что дед часто терял свое состояние, в этом случае можно его попросить: «Благослови меня, если я его сохраню». «Красная Шапочка» — это история совращения старшим родственником. Маленький Ганс счастлив, когда он возвращается домой и дверь ему открывает мать, но что будет, если у порога его встретит отец?

Странно, что во всех знакомых нам сказках содержатся такие образы развития событий, которые пленяют и сковывают, а решения, описываемые в них под конец, иллюзорны и, в первую очередь, служат сохранению статус-кво. Если в сказке или истории описывается что-то, что ребенок мог пережить до седьмого года жизни, то в большинстве случаев это указывает на личное переживание, а не на системное событие. Например, «Румпелылтильцхен» — обычно не системная история. В большинстве случаев «Румпельштильцхен» — образ травматичного опыта, это история о детях, которых отдали. Точнее, в этой сказке описывается ситуация, когда матери нет, а отец отдает свою дочь другим людям, и тогда в следующем поколении дочь отдает своего сына. Таков ее открытый текст. Причем мать отсутствует во многих сказках.

Но сказки коварны, поэтому в них всегда есть что-то, что отвлекает от подлинного содержания, например, в «Румпелыи-тильцхене» это прекрасный стишок: «Ах, как хорошо, что никто не знает, что Румпельштильцхен меня называют».

Но существует и множество историй, которые никак не связаны с детским опытом. Если человека сопровождает, к примеру, такой образ, как Отелло или Одиссей, то здесь описан опыт, которого у ребенка просто не может быть. Во многих историях описывается опыт, который могут иметь только взрослые. Ребенок может быть очарован такой историей, сам не зная почему. Тогда, судя по характеру истории, можно заключить, что она относится к другому лицу, которое играло или должно было играть какую-то роль в этой системе раньше. Обычно это тот, у кого была тяжелая судьба, кто был исключен из системы или уступил свое место внутри системы кому-то другому.

В этом случае история превращается в образ для реального исполнения жизни, которое раньше уже было важно в данной системе. Тогда история служит для того, чтобы с ее помощью

238

кто-то еще раз представлял в этой системе исключенное из нее

лицо.

Такие истории, основываются ли они на травматичных событиях и переживаниях или являются системно обусловленными, можно искать и находить.

Методом, позволяющим выявить сценарий и системную историю, является рассказ следующей истории:

Некто считает, что уже достаточно потрудился и теперь может, наконец, что-нибудь себе позволить. Он покидает свой город и едет в другой. Побродив по нему какое-то время, он оказывается перед зданием, над которым большими буквами написано «Международный театр». Он решает, что это как раз то, что надо, и покупает билет. Немного дороговато, но он говорит себе, что сейчас это не имеет никакого значения. Он входит внутрь, занимает место, откидывается на спинку кресла, устраивается поудобнее и ждет. Наконец свет гаснет, поднимается занавес и начинается спектакль. Наблюдая за действием, он замечает: «А ведь эту пьесу я уже читал. Тут же нет ничего нового». Продолжая смотреть, он понимает, что это пьеса, которую играет он сам. Вопрос: как называется твоя пьеса? Эта пьеса может существовать в виде литературного произведения, сказки или фильма, романа или театральной пьесы или, может быть, в виде биографии. Когда всплывает название пьесы, это бывает полной неожиданностью и в большинстве случаев немного неприятной.

Кто-нибудь из вас знает свою пьесу?

Бенно: Для меня это убийство невинных детей Иродом. (Примечание: у Бенно был брат-инвалид, которого во времена Третьего рейха отдали в приют, где он погиб.)

Б. X.: Если вспомнить историю его семьи, сразу обнаруживается системная связь. В подобных историях зачастую совершенно явно описывается ключевая ситуация. Сара: У меня это «Фауст».

Б, X.: Если женщина называет своей историей «Фауста», то речь всегда о Гретхен. Тогда вопрос в том, какой мужчина обманул и бросил какую женщину?

Фридеманн: У меня это «Ифигения в Тавриде», причем фигура короля.

Б. X. (перебивая): Нет, нет, этого делать нельзя. Из истории нельзя ничего для себя выбирать. Это наверняка не так. В

239

«Ифигении» как истории речь о том, какая дочь была принесена в жертву.

^ Вера: Мне на ум пришла «Волшебная флейта».

Илзе: «Даниэл в львиной норе».

Клаус: Сказка «Братик и сестричка».

Экхард: Я подумал про Одиссея.

Б. X: Одиссей! Ты знаешь, где он оказывается в конце?

Экхард: На Итаке.

Б. X: Да, и кого он там находит?

Экхард: Пенелопу.

Б. X.: А ты знаешь, кто на самом деле Пенелопа? Это всегда мать.

Экхард (смеясь): Теперь становится неприятно. (Всеобщее веселье.)

Б. X: Кто же в твоей семье был Одиссеем, мужчиной, который скитался?

Экхард: Вроде бы никто не скитался.

Б. X.: Ты уверен? Если это действительно та самая история, то ее всегда следует понимать буквально. Однажды у меня на курсе была женщина, которую участники все время дразнили: Ирена-сирена, Ирена-сирена. И тут одного участника курса, сценарной историей которого был «Одиссей», вдруг осенило. Дело было так: у него была подруга, отец которой дал ему яхту. На этой яхте он под парусом поплыл в Африку, а подругу оставил дома. То есть он буквально скопировал Одиссея, всю эту историю с Наусикаа. Тут мы выяснили, что Пенелопа — это мать. Итак, Экхард, кто был Одиссеем? Если человек говорит «нет», не нужно сразу же принимать это всерьез. В таком случае сначала ждут.

Экхард: Скорее всего второй муж моей матери.

Б. X: С системной точки зрения он не настолько значим. Ладно, оставим это. Может быть, это даже не та история.

По моему опыту, более пятидесяти процентов всех проблем, с которыми люди приходят на психотерапию, не являются их собственными проблемами, в том смысле, что они не восходят к пережитому самим этим человеком, а являются повторением чужой судьбы.

Такие ограничивающие образы могут быть наглядно представлены, например, при помощи расстановки семейной системы.

240

^ Расстановка системы

Своим способом проводить семейные расстановки Берт Хел-лингер разработал высокоэффективный метод групповой терапии, который в удивительно простой и сжатой форме претворяет в терапевтическую практику его идеи о порядках любви, его философию терапии и мысли о системно-обусловленных проблемах и системных решениях.

В центре внимания находится изображение двух концентрированных пространственно-временных образов. Первый отображает прошлое вплоть до сегодняшнего дня, это внутренний образ, который сковывает, второй представляет собой образ-решение, внутренний образ, который освобождает. Первый — это пространственная инсценировка запечатленного в душе клиента образа системы, частью которой он является, то есть индивидуальная метафорическая квинтэссенция семейной и индивидуальной истории (историй). Отправной точкой при этом является тот постулат, что системное место, которое мы занимаем в этом образе по отношению к другим членам системы, решающим образом определяет наши чувства и действия. Второй образ — это внутренний образ решения или образ будущего системы, отвечающий порядку любви, где у каждого члена рода есть подлежащее ему хорошее место, и который, если его воспринять и позволить ему действовать, целительным образом влияет на чувства и поступки отдельного человека и на всю систему в целом.

^ Образ действий в расстановке

Принцип действий прост: участник группы, далее называемый клиентом, в зависимости от исходной ситуации и заявленного вопроса расставляет внутренний образ своей нынешней или родительской семьи или, возможно, системы клиента. Среди участников группы он выбирает заместителей для членов системы, которую он собирается расставить, и в соответствии со своим внутренним образом ставит их на то или иное место. Для себя самого он тоже выбирает заместителя. Затем участники расстановки по очереди сообщают, как они чувствуют себя на своих местах. В заключение ведущий в интерактивном процессе с участниками расстановки, т. е. принимая во внимание сообщения участников об их самочувствии на новом

241

месте, обычно через несколько промежуточных ступеней (часто представляющих собой важные с терапевтической точки зрения промежуточные шаги), формирует образ-решение, где у всех, в том числе и раннее исключенных, есть свое хорошее место.

На тех, кто имеет возможность наблюдать работу Берта Хел-лингера в группе, часто производит глубокое впечатление, насколько быстро ему удается даже в больших группах создать доверительную, серьезную и в то же время легкую и полную юмора атмосферу, основой которой является взаимное уважение и живое внимание. Группа находится словно бы в едином резонансе, и, несмотря на то, что расставляется внутренний образ одного члена группы, на время расстановки участники погружаются в динамику системы и вместе с ведущим группы создают решение, которое каждый раз уникально. Разрешающие образы часто продолжают оказывать воздействие и много лет спустя после расстановки.

Прежде чем начать расстановку, ведущий выясняет, кто относится к данной системе, а также (обычно уже в процессе расстановки) кто уступил свое место в системе другому или был из нее исключен. Также ведущий спрашивает о решающих внешних событиях, таких как смерти, самоубийства, разлуки и разводы, несчастные случаи и случаи инвалидности. Описания характеров и оценка поведения значения не имеют. Они только отвлекают от главного.

^ Предпосылка для проведения расстановки

Делать расстановку системы (как своей собственной, так и системы клиента) можно только в том случае, если для вас это серьезно и если речь идет о чем-то серьезном, то есть о том, что действительно требует решения. Расстановка, сделанная из любопытства, эффекта не дает.

^ Указания по проведению расстановки

Б. X.: Работая с расстановками, мы касаемся самых глубин. Поэтому необходимо, чтобы в группе была атмосфера внимательного сопутствия. Во время процесса расстановки заместителей никто не должен ничего говорить: ни расставляющий, ни расставляемые. Слишком большое количество информации от-

242

влекает. Сосредоточьтесь, направьте свое внимание внутрь себя, забудьте то, что относится лично к вам, в том числе собственные цели и намерения, и регистрируйте чувства, приходящие из вашего внутреннего восприятия, возникающие, когда вас передвигают и ставят на место, следите, как они меняются, когда в расстановку вводятся новые лица.

При этом важно не «считывать» чувства с внешнего и не отвлекаться на мысли о том, что можно или должно чувствовать на этом месте. Просто доверьтесь происходящему и воспринимайте реакцию своего тела, даже если вы чувствуете совсем не то, что ожидали, и просто, без критики сообщайте, как вы чувствуете себя на этом месте и что у вас на душе. Нередко заместители испытывают в расстановке пугающие или запретные чувства. Например, можно почувствовать облегчение, когда кто-то уходит или умирает, или ощутить тягу в запретные отношения. Если об этом не сказать, что-то важное останется под спудом. Поэтому не следует подвергать свои ощущения цензуре и редактировать свои высказывания.

(Расставляющему): Ориентируясь исключительно на свои ощущения, ты расставляешь свою ситуацию так, как ты в своем внутреннем образе видишь членов своей системы по отношению друг к другу. Внутренний образ проявляется только во время расстановки. Поэтому забудь все, что ты наметил себе заранее. Ты просто указываешь заместителям место. Никаких жестов, никаких фраз, никаких направлений взгляда.

^ Отказ от собственного

Вопрос: Когда в расстановке заместитель испытывает приятные или неприятные чувства, не примешивается ли сюда его собственная личность?

Б. X.: Это принципиальный вопрос. Если ты будешь работать с такой гипотезой, ты уже не сможешь проводить расстановки. Это была бы одна сплошная путаница. Если кто-то думает об этом, находясь в расстановке, то он уже отвлекся от восприятия в своей позиции. Нужно исходить из того, что, когда оказываешься внутри расстановки, ты действительно чувствуешь то, что относится к реальному члену системы, а не что-то свое. Участники расстановки как бы предоставляют себя чужой судьбе и чувствуют как другие люди. Разумеется, происходящее в расстановке может волновать или вызывать воспо-

ш 243

минания. Но если принимать это за свое собственное, сойдешь с ума. Тогда станешь чужим самому себе.

Поэтому очень важно, несмотря на то, что входишь в чужое, все же осознавать, что это чужие чувства, и не относить их к себе. После расстановки нужно снова из этого выйти, тогда снова окажешься в своем собственном.

Ни то, ни другое чувство не верно. Они оба системно обусловлены, просто системы разные. Но все же лучше оставаться в рамках собственной системы, чем чужой. Мы же видим, как меняются чувства в разных образах, как мало на них можно полагаться и как мало они помогают в поиске истины. И все же они дают представление о том, занимает.человек свое место или нет.

Если терапевт не уверен, что чувства, о которых говорит заместитель, соответствуют его месту, он может попросить другого члена группы занять это место и спросить его о возникших там ощущениях. В подавляющем большинстве случаев подтверждаются ощущения первого заместителя, а вместе с тем предположение о том, что системное место определяет чувства. При этом, наблюдая со стороны, часто невозможно предсказать, что будет чувствовать тот или иной заместитель. Небольшие изменения позиций нередко удивительным образом меняют чувства.

Вопрос: У меня порой возникает ощущение, что выбор как бы уже сделан, что выбранный человек каким-то образом подходит, что тут есть какие-то соответствия.

Б. X: Выбирающие не выключают свое бессознательное. Конечно, какая-то связь тут есть. И все-таки любой может замещать любого. Поэтому не стоит это переоценивать. Однако бывает так, что кого-то постоянно выбирают на одну и ту же роль, например, самоубийцы. Это указывает терапевту на то, что в его системе есть что-то, что ему угрожает. Терапевт не должен допускать, чтобы кого-то часто выбирали на одну и ту же тяжелую роль.

Вопрос: У меня в расстановке были ужасно холодные руки, и я не мог разобрать, то ли это мое волнение, то ли это как-то связано с местом.

Б. X: Это было бы важным сообщением. Нужно исходить из того, что в этот момент ты отчужден от своей системы и чувствуешь как другой человек. Поэтому нельзя относить к

244

себе то, что чувствуешь внутри этой ситуации. Также нельзя говорить: ага, это указывает на то, что у меня что-то такое есть. Тут нужна большая дисциплина.

Альберт (по поводу расстановки): Когда я вижу детей и родителей в такой конфронтации...

Б. X. (перебивая): Это интерпретация. Ты сейчас «считываешь» с расстановки, ты решил, что это конфронтация, только потому, что они стоят друг против друга. Это недопустимо.

Альберт: Но я так почувствовал.

Б. X.: Нет, ты не почувствовал так, ты так это истолковал. Ощутить это ты мог бы только, если бы сам там стоял. Но те, кто там стояли, воспринимали ситуацию иначе, никто из них не сказал ничего подобного. Это один из важнейших принципов в расстановках. Нельзя поддаваться искушению судить о том, что чувствуют заместители или что бы ты чувствовал сам, исходя из того, как выглядит расстановка.

^ Ларе: Значит, чтобы понять клиента, мне нужно встать на его место?

Б. X.: Нет, не значит. Ты можешь и представить себя на его месте. Альберт был в тот момент чем-то захвачен. Нужно со свободным вниманием сочувствовать, погружаться и вновь выходить. Когда входишь внутрь таким образом, вдруг начинаешь чувствовать, что происходит. В первую очередь, чувствуешь решение. Я нахожу решение в сопереживании и участии. Это иное внимание, чем когда я, например, спрашиваю: «Что с ним не так?» Тогда я уже не способен сопереживать.

^ Работа с минимумом

Часто тот, кто расставляет свою систему, пытается дать больше информации, чем необходимо. Этим он мешает непосредственному восприятию других и зачастую уводит их на окольные пути. Что важно, скажут уже сами участники расстановки, тогда это будет иметь совершенно иную силу и вес при небольшом количестве предварительной информации.

Уже включение в образ-решение одного лишнего персонажа может уменьшить силу образа. Поэтому групповой терапевт должен активно следить за тем, чтобы расставлялись только те члены системы, которые необходимы для решения.

245

Некоторые клиенты подбрасывают терапевту приманку. Они говорят: «Рядом с нами жила моя бабушка» или: «Для меня была очень важна моя крестная, я хочу включить ее в расстановку». Совместное проживание не имеет ничего общего с системой. Этот факт еще не говорит о том, что человек принадлежит к системе или что он важен для расстановки. Я работаю с необходимым минимумом. Не больше, чем необходимо. Расширить рамки можно в любой момент. Если в расстановку включено слишком много участников, их количество нужно сократить. Если я вижу, что введенный в расстановку персонаж никак не влияет на других членов системы, я снова его вывожу. Я оставляю только тех, кто оказывает какое-то влияние. Когда расставляется слишком много людей, это приводит к путанице.

^ Стандартная расстановка

в соответствии с базовым порядком

В расстановке образа-решения существует иерархический порядок, которого необходимо придерживаться. Система приходит в порядок, когда верна иерархическая последовательность. Это внутренний принцип порядка, который, как правило, действителен, но от которого тоже постоянно встречаются отступления. На первом месте стоит тот, кто первым вошел в систему. Движение идет справа налево, т.е. по часовой стрелке. Обычно первым стоит муж, затем (слева от него) жена, несмотря на то, что они равноправны. Дело в том, что они выполняют разные функции. Обычно первое место занимает тот, кто отвечает за безопасность. Если муж, например, инвалид или давно болен, и безопасность семьи приходится обеспечивать жене, тогда первое место обычно занимает она. Вы могли наблюдать это в расстановке Бригитты. Однако, занимая первое место справа от мужа, жена часто чувствует себя покинутой или лишенной поддержки.

Бывают и другие ситуации, когда жена выдвигается на первое место: например, если в ее родительской системе есть судьбы, которые придают ей особенный вес. Тогда эти судьбы придают ей больше значения, чем мужу. Об этом никогда нельзя судить заранее, прийти к такому выводу можно только на основании расстановки, попробовав и тот, и другой варианты взаимного положения. Если муж безо всяких оснований стоит слева от жены, значит он уходит от семьи, берет на себя мало

246

ответственности или считает себя свободным. Как только он встает справа, он чувствует свою ответственность за семью. Таково влияние позиций.

Вопрос: Разве это не патриархальный порядок?

Б. X.: Этот вопрос не имеет никакого значения. Он-ничего не дает для решения. Даже если ты скажешь, что должно быть по-другому, по-другому не будет. Так реагирует душа, вне зависимости от того, какой ты придерживаешься теории. За этим нет никакой этиологии. Кто отвечает за безопасность и создает пространство, в котором семья имеет возможность развиваться, у того и приоритет. Голову он тоже подставляет первым. К равенству это не имеет никакого отношения.

Слева от родителей по старшинству стоят дети. Часто хорошим вариантом расстановки оказывается и такой, где дети в том же порядке стоят напротив родителей. Это можно наблюдать и в порядке размещения за столом. Я получил обратную связь, что, когда семьи занимали места за столом согласно этому порядку, то за столом был мир.

Мертворожденные стоят в ряду братьев и сестер, а абортированным детям (если работа с ними уместна) в разрешающем образе лучше всего сидеть между родителями, прислонившись к ним спиной.

^ Разрешающий образ возникает в результате взаимодействия

После первого образа расстановки (обычно через несколько промежуточных ступеней со множеством пробных вариантов и изменений) в процессе общего взаимодействия участников под руководством терапевта разрабатывается разрешающая констелляция — целительный образ. Например, прежде чем дочь займет свое окончательное место в ряду братьев и сестер, она может быть сначала поставлена рядом с матерью, которую раньше отвергала, или вместо нее ее заместительница сначала примет мать, совершив перед ней поклон. В систему включаются те, кто раньше был из нее исключен, а также другие члены системы, у кого были особые судьбы (например, рано умершие родители родителей). Ведущий группы всегда внутренне объединяется с теми, кто был исключен. Нередко бывает, что отсутствуют нужные сведения, что затрудняет или делает невозможным продвижение вперед.

247

В этом процессе особенно важно с большим вниманием воспринимать высказывания заместителей и руководствоваться ими. При этом в случае сомнений терапевт больше полагается на собственные наблюдения, особенно если невербальное поведение участников противоречит их словам. В течение всей этой фазы тот, кто расставлял свою систему, только наблюдает и в ответ на вопросы терапевта дает дополнительную информацию. Если был найден хороший разрешающий образ, его приглашают занять свое место.

В первую очередь, терапевт ищет решение для расставляющего. Я практически уверен, что и начальная расстановка, и образ-решение одинаковы для всех членов семьи, однако, например, для мальчика в ходе расстановки будет сделан другой промежуточный шаг, чем для девочки, так же как для каждого из них могут потребоваться свои дополнительные персонажи.

^ Действие разрешающих образов

Когда клиент увидел решение, достаточно того, чтобы он просто вобрал этот образ в себя и продолжал жить, как жил. Он должен дать пройти времени. Это похоже на процесс исцеления, который протекает медленно, а потом вдруг все налаживается. Это гипотеза и, конечно, тут есть некоторые сомнения, поскольку база пока слишком мала. Но это можно проверить по результату.

Никому больше в его системе меняться не нужно. Также ему не надо никому говорить, что ему следует занять другое место. Все изменения происходят только благодаря запечатленному в душе образу. Иногда бывает полезно рассказать о ходе расстановки членам семьи, но без комментариев: было так-то и так-то, и результат был такой-то.

Если родители привели в порядок систему внутри себя, это оказывает непосредственное влияние на детей, даже если им никто ничего об этом не говорит. Действующей силой здесь является порядок и признание в собственной душе. Признаком хорошего решения является наличие у каждого члена системы своего хорошего места. Если человек остался что-то должен, он, конечно, должен привести это в порядок. Некоторым клиентам бывает полезно зарисовать образ-решение. Подробности часто забываются.

248

Приведу еще один пример того, как действуют образы. Одна терапевт пригласила меня на обед. С ней вместе жила ее племянница, которую родители выгнали из дома. Девушке было около двадцати лет. Она неоднократно предпринимала попытки самоубийства, была наркоманкой и вот теперь она оказалась у тети, обучилась какой-то профессии и вела себя вполне сносно. За обедом терапевт рассказала, что несколько месяцев назад ее племянница ездила в Гватемалу. Там она взяла напрокат мотоцикл, разбила его, где-то бросила и просто уехала назад. Я дал подействовать на себя этой ситуации и сказал: «Ей нужно заплатить за мотоцикл, иначе все произошедшие с ней перемены окажутся под угрозой». После обеда терапевт уехала в Штутгарт и до отъезда с племянницей не виделась. В тот же вечер ей звонит племянница и говорит: «Я заплачу за мотоцикл». Таково действие внутренних образов, это действие путем недействия. Действует заключенное в образе добро. После того как появляется понимание, нужно еще раз собраться с силами для исполнения и еще раз определить для себя новый «подходящий момент», тогда все пойдет очень легко.

^ Если образ верен

Несколько месяцев назад в курсе принимали участие молодые, динамичные супруги, возрастом где-то около тридцати лет. У них было уже трое детей, и жена была беременна четвертым. Их трехлетняя дочь заболела диабетом. Мы сделали расстановку системы. Дочка выражала в расстановке сильное беспокойство и никак не могла найти себе места.

Тогда мы ввели в расстановку мать и бабушку матери — они обе пользовались дурной репутацией и женщина их отвергала. Как только в расстановке появилась бабушка, ребенок совершенно успокоился, а когда мы поставили ее за девочкой, она была абсолютно счастлива. Расстановка проходила уже поздно вечером.- В тот же вечер родители позвонили домой, и малышка разговаривала с ними так, как никогда раньше. Они были просто ошеломлены. В прошлом месяце здесь был брат мужа, и я спросил его, как обстояли дела с диабетом, когда родители вернулись с курса. Он сказал: «Три дня уколов не требовалось, а потом все началось сначала». Это значит, что решение не было осуществлено. Но как бы то ни было, действовало оно

249

только через образ. Они ничего не рассказывали. Действовал только порядок внутренних образов.

^ Вовремя закончить

Если по прошествии определенного времени (обычно это можно заметить по нарастающему беспокойству и снижению внимания у наблюдающей группы) окончательного решения не найдено, лучше всего закончить расстановку. Обычно в этом случае отсутствует важная информация, а расстановка скорее всего и так уже дала достаточное количество указаний. Мой принцип таков: лучше закончить пораньше.

^ Прерывание как трудная и эффективная интервенция

Адриан, участник семинара, который пытался разобраться для себя с тем, что его жена собиралась прервать беременность, делал расстановку своей семьи. При этом внутренне он был совершенно безучастен и небрежно ставил заместителей рядом друг с другом. Когда даже после оказанной ему поддержки в его действиях ничего не изменилось, Б. X. сказал: «Ты не открываешься происходящему, так не пойдет». (После того, как стоявшие участники сели.) «К семейной расстановке такой важности можно подходить только со страхом и трепетом, и с уважением. Тут нельзя халтурить и пробовать то одно, то другое».

В пояснение я расскажу одну маленькую историю.

Два года назад у нас в гостях был наш друг. Он рассказал, что его старший сын, который учится на плотника, работая на станке, сильно поранил ногу. Он попал в больницу, к счастью, все обошлось без серьезных последствий. Лежа в больнице, сын посмотрел на отца и сказал: «Я перестал испытывать благоговение перед станком».

(Адриану) Я сказал то, что воспринял. Но я не собираюсь тебя ни в чем обвинять. Тут пока не было того, что необходимо, и ты не можешь это форсировать. Это не в нашей воле. Можем мы пока оставить это?

Вопрос в том, как человек расставляет свою систему и как он начинает расстановку — действует он при этом четко или сумбурно. Это показывает, насколько человек включен и сосредоточен. Кто действует сосредоточенно, расставляет медленно.

250

Он постоянно оценивает: теперь то или нет? Если человек хочет проверить, соответствует ли расстановка его внутреннему образу, ему будет легче это понять, если он еще раз. обойдет вокруг расставленной системы.

Есть один очень простой дополнительный критерий, позволяющий определить, серьезен человек в момент расстановки или нет. Кто делает расстановку серьезно, берет каждого заместителя за руку или за плечи, отводит его на место и сам идет вместе с ним, пока тот не окажется там, где нужно. Если расстановка делается неправильно, это самое тяжелое испытание для терапевта. У всех на глазах его самым каверзным образом проверяют, является ли он хозяином положения, видит он это или нет. Если не видит, то он может собирать вещи. Если я вижу, что клиент расставляет свою систему предвзято или что-то еще не так, и говорю ему, что не хочу продолжать, то для меня это одна из самых трудных и самых эффективных интервенций в системно-ориентированной психотерапии.

Или, если я приглашаю клиента расставить свою систему, а он спрашивает: «Мне ставить так, как было раньше или как сейчас?», он тоже уже не может делать расстановку. Расставляя систему, человек расставляет свой внутренний образ этой системы. Стоит ему спросить: «Ставить так, как сейчас?», и он уже отвлекся от внутреннего образа, тогда расстановка делается им «из головы», а это уже ничего не дает. Также не хорошо рисовать себе до расстановки образ системы.

^ Семейная терапия, семейная скульптура, семейная расстановка

Вопрос: Можно ли проводить такие расстановки с самими членами семьи?

Б. X.: У меня такого опыта не"т, но инстинктивно я против. Для меня в принципе вопрос, нужно ли вообще заниматься терапией со всей семьей. Тут я тоже против. Когда перед терапевтом оказывается вся семья, дети теряют уважение к родителям, а это очень высокая цена. Семейная терапия проводится с родителями. Терапевты работают с родителями, а родители работают с детьми. О разговорах с терапевтом детям знать совсем необязательно.

251

Чтобы выявить ситуацию, семья не нужна. Как показываг практика, расстановка обладает большей силой, если семья par ставляется при помощи других людей. Когда кто-то из члене семьи расставляет членов собственной семьи, возникает опаг ность, что существующие на данный момент отношения помг шают ему расставить свой внутренний образ и при расстанови он будет исходить из чего-то другого. Я еще никогда не деля расстановок с семьей, да и не стал бы. Возможно, члены семи могут наблюдать за расстановкой, где в качестве заместителе выступают другие. Но я такого тоже пока не делал.

Те, кто расставляют свои семьи в группе, приходят потом: этими образами в свои семьи. Образы действуют, и в какой-1? момент вдруг появляется решение. Это изящное решение, пр котором никто не замечает, что в этом был «замешан» терапев. Все достоинство и вся ответственность остаются в семье. Есл ты сознаешь возможные проблемы, то семейную терапию моа-но проводить в каждом случае так, как это отвечает ситуаци.

(В другом месте.)

Я хотел бы ввести еще одно различие. То, что мы делае), это не семейная скульптура, а расстановка. (Здесь под «семе!-ной скульптурой» Б. X. понимает расстановки, где заместитг лям задают направление взгляда, определенные позы и жесты. Выстраивая скульптуру, я снаружи «связываю» заместителей! не оставляю пространства для их внутреннего чутья. Когда 3i-местителя просто ставят на место, он поворачивает голову туд, куда ему захочется, исходя из своей внутренней потребност. Если я поверну ему голову сам или укажу, на кого ему нужв смотреть, он уже не может сделать что-то по велению чувст, возникающих у него на данном месте. Таким образом я отгр;-ничиваю его в чувствах. Заданные жесты и позы тоже толью отвлекают. Когда человек стоит на своем месте и не получас никаких дальнейших указаний, у него могут появиться даж симптомы, например, могут подогнуться колени.

^ Место церкви

Иногда в расстановки могут включаться учреждения, npeh приятия, профессии и другие значимые области жизни.

На семинаре Б. X. просит участника, Экхарда, который п<-стоянно чувствует себя угнетенным, расставить себя, психоанг-лиз, легкое, врачебное и духовное. Затем он располагает все эи пять элементов так, чтобы каждый обрел свое хорошее мест(.

252

Если у человека две родины, например, если его родители родом из разных стран, или две профессии, тогда Б. X. просит расставить обе эти страны или профессии, чтобы каждая получила должное признание и чтобы между ними установился хороший баланс.

^ Пары на курсе

Если у меня на курсе присутствуют пары, то сначала я прошу расставить свой образ нынешней системы одного партнера, а затем сразу же прошу другого партнера с теми же заместителями расставить свой образ. То есть заместители остаются стоять, их просто по-другому переставляют. Если я вижу, что кто-то из партнеров уклоняется от правильной расстановки ситуации, я спрашиваю заместителей, как они чувствовали себя в обеих расстановках — похоже или по-разному.

С системной точки зрения дело обстоит следующим образом: когда женщина выходит замуж, муж воспринимает ее вместе с ее системой, причем так, как эта система запечатлена в ее душе. Если в ее душе система запечатлена в беспорядке, то в его восприятии жены тоже не будет порядка. И наоборот. Когда оба партнера расставляют свои представления о системе, они оба могут увидеть, в чем они воспринимали друг друга по-разному. Если тогда поставить все на место, они будут воспринимать друг друга более адекватно, что очень позитивно сказывается на отношениях.

^ Повторяющиеся модели в расстановках

Тем читателям, которые уже работают или собираются работать методом расстановки, наверняка будет интересно узнать, указывают ли повторяющиеся в расстановках образы систем на определенные динамики и существуют ли для определенных образов проблем определенные образы решений. По моим наблюдениям (издателя), похоже, что это так. Но на сегодняшнем уровне опыта работы с расстановками это скорее предположения и гипотезы, которые, если их озвучить, легко могут «затвердеть» и превратиться в факты и тем самым преградить путь непосредственному восприятию. Лучше исходить из того, что каждая расстановка уникальна и неповторима и что

253

каждый разрешающий образ в каждом случае должен быть найден в тонко настроенном интерактивном процессе. По этой причине здесь лишь наметкой, без всякого отбора будет просто представлено несколько таких примеров, а приведенные в следующем разделе принципы расстановки следует понимать скорее как возможные указания.

Если ребенок парентифицирован, то есть если он выполняет родительские функции для своих родителей или выступает для них в роли родителя, то в расстановке он часто испытывает беспокойство и не может найти себе места.

Б. X.: Тогда я ищу того из родителей родителей, кто был исключен или рано умер, и ставлю его в систему. Как только появляется этот человек, ребенок успокаивается.

Вопрос: Важно ли, чтобы заместитель в расстановке был одного пола с тем человеком, которого он представляет?

Б. X: Как правило, да, лишь в крайнем случае берут человека другого пола. Но и тогда только на роль второстепенного персонажа. Но это всегда мешает. Если группа слишком мала, иногда я встаю в расстановку сам. То есть всегда делаешь все возможное, исходя из имеющихся обстоятельств.

Вопрос: У меня еще один технический вопрос. Можно ли делать расстановки с подростками?

Б. X.: В случае с подростками обычно нужно что-то другое. Расстановки, как и сценарный анализ, предполагают наличие определенного жизненного опыта, я делал исключения лишь в особых случаях. Сценарный анализ я допускаю где-то с 23 лет, и здесь то же самое. Если это делается целенаправленно в каком-то конкретном случае, то все может пройти успешно, но проводить подобный курс с подростками я бы не стал.

Чтобы не было недоразумений, в заключение я хочу сказать еще несколько слов по поводу расстановок. Расстановка — это образ, станция на пути. Я должен воспринимать ее как росток, который будет развиваться дальше. Если делать из расстановки слишком конкретные выводы, это может направить на ложный путь.

Пример:

Как-то раз я делал расстановку для одного мужчины. Они с женой перестали находить общий язык. Образ расстановки был такой, что они расстаются и дети остаются с ним. После чего мужчина пришел домой и заявил: «Берт сказал, что нам нужно

254

расстаться, и дети должны остаться со мной». Это злоупотребление, это абсолютно неправомерное использование упражнения. Это было нечестно по отношению к жене и нечестно по отношению к упражнению. Это как будто солнце встает, а я себе говорю: «Я сделаю что-нибудь со светом». Свет впускают в себя и дают ему действовать, и он продолжает действовать, и вдруг что-то меняется. Тогда может открыться некая новая возможность.

^ История о том, кто хотел знать точно

У одного человека умерла жена, и он остался один с целой кучей ребятишек. Он совершенно не представлял, как ему быть дальше. Работы у него не было и прокормить детей он не мог. Тогда один друг рассказал ему, что в горах живет отшельник, который знает, как превращать камни в золото. Может быть, он сможет ему помочь. Человек сказал: «Да, я пойду к нему».

^ Он отправился в горы, нашел отшельника и спросил: «Правда ли, что ты знаешь, как превращать камни в золото?» Тот ответил: «Да, знаю».

«И ты мне об этом расскажешь?»

«Да, расскажу. Во время следующего полнолуния тебе нужно просто отправиться в соседнюю долину, за час до полуночи найти пять крупных булыжников и положить их на еловые ветви. Потом ты возьмешь вот эти пять трав (названия я, к сожалению, забыл), посыпешь сверху, зажжешь огонь и в полночь камни обратятся в золото». Мужчина обрадовался и отправился в путь, но, пройдя какое-то время, подумал: «Все-таки не может быть, чтобы это было всё. Наверняка он утаил от меня что-нибудь важное». Он вернулся и сказал: «Я все обдумал. Это просто не может быть всё. О чем-то ты наверняка умолчал».

«Да, ответил отшельник, в течение часа, пока будет гореть огонь, ты не должен думать о белом медведе».

1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   29

Похожие:

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconВебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера
Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера. — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. — 304 с

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconРеферат по курсу Семейная психотерапия “Семейная психотерапия” Семейная...

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconСписок основной литературы по курсу политологии
Вебер М. Политика как призвание и профессия. В кн.: Вебер м избранные произведения. М.,1990. – с. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Подготовить контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Прочитать и сделать контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Прочитать и сделать контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconКнига первая Глубокоуважаемые друзья и «земляки»
Джумарт Давудов излагает очень интересные понятия «счастья» и «здоровья» впервые называя их синонимами и антонимами одновременно....

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗаданий для модульного контроля по дисциплине «Политология» Задание...
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconРефератов Тема Политика как социальное явление Понятие и основные функции политики
Вебер М. Политика как призвание и профессия. В кн.: М. Вебер. Избранные произведения. М. 1990. С. 248-310

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconПравославная Психотерапия Сборник статей
Содержание: Психосоматика. Неврозы. Депрессии. Психозы. Психотерапия. Псевдолечение. Пастырская Психиатрия

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<