Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера




НазваниеВебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера
страница6/29
Дата публикации25.02.2013
Размер4.15 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

44

Поэтому добро, которое примиряет и устанавливает согласие, должно преодолевать границы, которые устанавливает совесть, привязывая нас к отдельным группам. Оно следует другому, скрытому закону, действующему в вещах просто потому, что они есть. В противоположность совести оно действует тихо и незаметно, как подземные воды. Его присутствие мы замечаем только по его воздействию.

Познание

Желая наконец узнать, человек вскакивает на велосипед и выезжает на простор. Там, в стороне от той дороги, которая ему привычна, он находит другую. Здесь нет ни указателей, ни знаков, и потому он полагается на то, что собственными видит глазами и может собственными пройти ногами. Им движет что-то вроде радости первопроходца, и то, что раньше было для него скорей догадкой, теперь находит подтвержденье.

Но вот на берегу широкой реки тропа кончается, и человек с велосипеда слезает. Он знает: чтобы двигаться дальше, ему придется оставить все, что у него с собой, на берегу. Тогда он потеряет твердую почву под ногами, его погонит и повлечет некая сила, которая намного мощнее его, так что ему придется ей себя доверить. Он не решается и отступает.

Теперь, на пути к дому, он понимает, как мало знает он о том, что помогает, и как трудно рассказать об этом другим. Он уже слишком часто чувствовал себя как тот, кто догоняет другого велосипедиста, чтобы сказать ему, что у него стучит крыло. Он кричит: «Эй, у тебя стучит крыло!» «Что?» «Крыло стучит!» «Не понимаю, кричит другой, видишь, крыло стучит!» «Что-то пошло не так», думает он. Жмет на тормоза и едет обратно.

Немного позже он задал старому учителю вопрос: «Как удается тебе помочь другим? К тебе нередко приходят люди и спрашивают у тебя совета в таких вещах, о которых сам ты знаешь мало. И все-таки потом им лучше». Учитель отвечает: «Если кто-то остановился на пути и дальше двигаться не хочет, то дело тут не в знании. Он просто ищет уверенности там, где нужно мужество, и свободы, где правильное ему уже не оставляет выбора. Так он и движется по кругу. Учитель же не поддается на отговорки и не идет на поводу у внешнего. Он ищет середину и там, собравшись, ждет как тот, кто паруса подставил ветру, не достигнет ли его, быть может, то слово, что действует. Если тогда придет к нему другой, учителя он

45

обнаружит там, куда ему самому нужно, и ответ получат оба. Здесь

оба слушатели».

И добавил: «В середине легко».

5. Границы свободы

Вина указывает нам границы того, как далеко мы можем зайти и где нужно повернуть назад, чтобы не утратить право на принадлежность. Пространство внутри этих границ, где я могу свободно передвигаться, не чувствуя вины и не боясь исключения из группы, и есть подлинная свобода. Но эти границы подвижны и неодинаковы. В каждых отношениях это пространство выглядит по-своему. Поэтому самое первое, что происходит в любой группе, это выяснение, где проходит граница. Путем эксперимента группа определяет, где начинается и где заканчивается вина. Это, конечно, прекрасно знают учителя, и воспитание строится таким образом, что границы для ребенка становятся все шире и шире.

Иногда в партнерских отношениях границы бывают установлены слишком тесно, тогда один из партнеров заводит любовника или любовницу, благодаря чему границы расширяются и появляется новое свободное пространство. Если же границы становятся слишком широкими, то они становятся и менее надежными, поэтому они должны быть снова сужены. То есть свобода здесь — это образ отношений, это иная свобода, нежели свобода принятия решения. И пусть при желании мы можем перешагнуть установленные границы, но только ценой вины и не без последствий для своего и чужого счастья.

^ Большая душа

Мы знаем совесть, как лошадь знает своих седоков, как штурман знает звезды, по которым он определяет местоположение и выбирает направление. Но, к сожалению, множество всадников едут на лошади, и множество штурманов на корабле ориентируются по множеству звезд. Вопрос в том, кому подчиняются всадники и какое направление указывает кораблю капитан.

^ Ответ

Однажды ученик спросил учителя: «Скажи мне, что такое свобода?» 46

«Какая свобода? спросил его учитель. Первая свобода это глупость. Она подобна коню, который с громким ржаньем сбрасывает седока. Но тем крепче хватку он потом почувствует.

^ Вторая свобода это раскаяние. Оно подобно штурману, который после кораблекрушения остается на обломках, вместо того, чтоб сесть в спасательную шлюпку.

^ Третья свобода это понимание. Оно приходит после глупости и после раскаяния. Оно подобно былинке, которая, качаясь на ветру, стоит, поскольку уступает там, где слаба».

^ Ученик спросил: «И это все ?»

На что учитель ответил: «Иные полагают, что сами ищут истину своей души. Но это думает с их помощью и ищет большая душа. Как природа, она может позволить себе огромное число ошибок, ибо она без устали меняет оплошавших игроков на новых. Однако тому, кто позволяет думать ей, она предоставляет иногда определенную свободу действий и, как река пловца, который с течением не спорит, выносит всеми силами на берег».

^ Различные порядки любви

Порядки любви, согласно которым складываются наши отношения, являются, по существу, для нас заданными. Отношения одного и того же вида, если они складываются удачно, следуют одному и тому же порядку и строятся по одной и той же модели. Однако противоречия в совести, которые не позволяют нам разобраться в путанице разных чувств вины и невиновности, мы познаем не только как конфликт потребностей в связи, балансе и порядке. Гораздо интенсивнее мы познаем их в тех разных требованиях, которые предъявляют нам разные отношения и группы.

Поэтому, если мы переносим на отношения с родом то, что ценилось в отношениях с родителями, мы оказываемся не правы по отношению к роду, а если мы переносим на свободно выбранные союзы то, что имело силу в отношениях с родом, то создаем путаницу и ставим под угрозу свои цели. То есть для отношений ребенка с родителями порядки любви одни, для отношений внутри рода они другие, для отношений в группах со свободно выбранными целями — третьи, а для партнерских

47

отношений между мужчиной и женщиной — четвертые. Порядки любви для второго брака отличаются от порядков любви для первого. Свои порядки любви и у наших отношений с жизнью и миром в целом, то есть со всем тем, что мы, пусть и очень по-разному, воспринимаем как духовный или религиозный опыт.

То, что в прежних отношениях было невиновностью, часто становится виной в последующих, а то, что в прежних делало нас виновными, в следующих считается невиновностью (например, сексуальность). В каждые следующие отношения вливаются порядки из предыдущих и прежние заменяются новыми. Поэтому нам каждый раз нужно заново решать, что из прежнего порядка и отношений мы берем с собой в следующие, а что, возможно, придется оставить.

Так что вина и невиновность здесь тоже появляются вместе, поскольку то, что хорошо для одной группы и одних отношений, может повредить другим, а то, что дает невиновность в одной группе, делает виновным в другой. Совесть следит и за порядком отношений, но в разной степени. Сильнее и отчетливее всего мы ощущаем совесть в отношениях с родителями, слабее всего — в свободно выбранных союзах.

Как другая совесть действует на уровне рода, будет описано ниже. Сначала мы обратимся к отношениям между родителями и детьми, затем к партнерским отношениям и в заключение к отношениям в роду. И под конец мы остановимся на наших попытках отношения к миру в целом.

^ I III. ОТНОШЕНИЯ

МЕЖДУ РОДИТЕЛЯМИ И ДЕТЬМИ 1. Родители дают детям жизнь

В первую очередь, к порядкам любви между родителями и детьми относится то, что родители дают, а дети берут. Но речь здесь не просто о «что-то давать» и «что-то брать», а о давать жизнь и принимать жизнь. Давая детям жизнь, родители дают не что-то, что им принадлежит. Они дают своим детям то, чем являются сами. Они не могут ни что-то к этому прибавить, ни что-то выпустить или оставить себе. Вместе с жизнью они дают детям самих себя — такими, как есть, ничего не прибавляя и не убавляя. Соответственно дети, получая от родителей жизнь, могут принять родителей только такими, как они есть. Они не могут ни что-то добавить, ни что-то пропустить или от чего-то отказаться. То есть это обладает совершенно иным качеством, чем когда я кому-то что-то дарю, поскольку у детей не просто есть родители, но это их родители. Родители дают своим детям то, что в свое время получили от своих родителей, а также что-то из того, что, будучи парой, они взяли друг от друга. Помимо того, что родители дают детям жизнь, они о них заботятся. В силу этого у родителей и детей возникает колоссальный разрыв между «давать» и «брать», ликвидировать который дети не в состоянии, даже если бы захотели.

^ Маленький пример:

Среди участников курса был бизнесмен, которого мать отдала в свое время на усыновление, поскольку вела весьма легкомысленный образ жизни. Он вырос в приемной семье и познакомился с матерью, когда ему было уже двадцать лет. Сейчас I мужчине было около сорока, и за все эти годы он видел мать всего три или четыре раза. Мужчина вспомнил, что она живет где-то неподалеку, и вечером отправился к ней. На следующее утро он рассказал, что просто вошел и сказал: «Я рад, что ты меня родила». Пожилая женщина была беспредельно счастлива.

49

^ 2. Чтить дары и дающих

Во-вторых, к порядкам любви между родителями и детьми, а также между братьями и сестрами относится то, что каждый, кто берет, чтит полученный дар и того, от кого он его получил. Принимающий так держит полученный дар на свету, пока тот не засияет, и пусть от него он перейдет в свою очередь дальше, блеск его будет отражаться на дающем.

^ 3. Семейная иерархия

В-третьих, к порядкам любви в семье относится иерархический порядок, который так же, как «давать» и «брать», идет сверху вниз, от более ранних к более поздним. Поэтому родители обладают преимуществом перед детьми, а первый ребенок — перед вторым.

Этот порядок относится также к «давать» и «брать» между братьями и сестрами. Появившийся на свет раньше должен давать появившемуся позже, а появившийся позже должен принимать от появившегося раньше. Каждый, кто дает, раньше брал, а тот, кто берет, позже тоже должен будет давать. Поэтому первый ребенок дает второму и третьему, второй принимает от первого и дает третьему, а третий берет у первого и у второго. Старший ребенок больше дает, а младший больше берет. За это самый младший ребенок часто берет на себя заботу о родителях в старости.

Поток «давать» и «брать», текущий сверху вниз, как и течение времени от «раньше» к «позже», нельзя ни остановить, ни отменить, ни повернуть вспять, направив его снизу вверх или от «позже» к «раньше». Поэтому дети всегда стоят ниже родителей, поэтому появившийся позже всегда идет за появившимся раньше. Поток «давать» и «брать», так же как время, всегда течет дальше и никогда — назад.

Между родителями существует собственная иерархия, которая не зависит от того, кто вошел в систему раньше. Поскольку их отношения начинаются одновременно, в смысле изначального порядка они всегда равны. Их место в иерархии зависит от их функции в семье, например, от того, кто отвечает за безопасность.

50

^ 14. Нарушения порядка между родителями и детьми

а) Инверсия порядка «давать» и «брать»

Порядок процесса «давать» и «брать» в семье переворачивается с ног на голову, если более поздний, вместо того чтобы принимать от более раннего и уважать его за это, стремится ему давать, как будто он ему равен или даже выше его. Например, если родители хотят брать у своих детей, а дети хотят давать им то, что те не получили от своих родителей или партнера, то родители хотят брать как дети, а дети хотят давать как партнеры и родители. В этом случае поток «давать» и «брать» вместо того, чтобы течь сверху вниз, вопреки силе тяжести должен потечь снизу вверх. Но тогда он, как ручей, возжелавший течь не вниз, а вверх, не доберется ни туда, куда хочет, ни туда, куда должен.

Когда возникает такое отклонение, когда у родителей возникает желание брать, а у детей — желание или необходимость давать, порядок оказывается нарушен.

Пример:

На одном из курсов присутствовала семейная пара. Полгода назад они на какое-то время разошлись, но теперь снова были вместе. В свое время они удочерили девочку, а потом у них появились собственные дети — дочь и сын. Шестилетний сын считался очень трудным ребенком. Под руководством Ирины Прекоп, терапевта, работавшей методом холдинг-терапии, отец крепко держал мальчика. Это продолжалось довольно долго и протекало довольно драматично. Одним из указаний было, чтобы отец говорил ребенку, как он себя чувствует. Но отец обращался к сыну так, будто сам был ребенком, будто ребенок должен отнестись к нему как отец к сыну. То есть все было перевернуто с ног на голову и решения не получалось.

Тогда я сел позади отца и сказал: «Теперь я — твой отец, прислонись ко мне и говори с сыном как отец». Он так и поступил, и очень скоро нашлось решение. В конце он сидел >ядом с сыном, а его жена и дочери сидели напротив. То есть мужчины были вместе и женщины тоже. Это была прекрасная картина. На следующее утро мужчина лежал на спине на полу и играл со своим сынишкой. Тот спокойно возился вокруг него, а потом вдруг в ярости вскочил и выбежал за дверь. Я прислу-

51

шивался к тому, что происходило, и заметил, что ребенок разозлился в тот момент, когда отец снова заговорил с ним как ребенок, будто сын должен ему что-то дать как отец. В этот момент порядок снова оказался нарушен.

Если родителям что-то нужно, они обращаются к своему партнеру или родителям. Когда родители обращаются со своими притязаниями, которые не соответствуют отношениям, к детям (например, за утешением), происходит перверсия отношений — парентификация. Причем дети не могут этому сопротивляться. Тогда они оказываются во что-то вплетены и присваивают себе права, которых на самом деле не имеют, за что в конечном итоге сами себя наказывают. Однако позже, когда ребенок станет разумным, это можно исправить. Это и называется терапией!

Вопрос: Ты не мог бы еще раз сказать, что такое парентификация?

Б. X: Это когда дети входят для своих родителей в роль их родителей.

Вопрос: То есть, если дочери приходится быть мамой для мамы или мамой для папы?

Б. X: Я выразился точнее: когда ребенок входит в роль. Это более многослойно. Если, например, мать отвергает собственную мать, то одного из своих детей она отвергает так же, как отвергает мать. Это парентификация. Те чувства, которые родитель испытывал по отношению к своим родителям, он испытывает потом по отношению к одному из своих детей, и тогда ребенок не может быть ребенком, он оказывается в роли одного из родителей. Тебе нужно смотреть на это шире. В расстановках это становится видно сразу. Часто" бывает, что в расстановке ребенок выказывает беспокойство, тогда я спрашиваю родителей, что произошло с их родителями, и в расстановку вводится отсутствующий или отвергнутый родитель. Ребенок сразу успокаивается, что указывает на то, что он был паренти-фицирован. Часто бывает и так, что человек не взял чего-то от своих родителей и теперь хочет получить это от своего ребенка.

б) Отвержение одного из родителей

На одном из семинаров участник предъявляет на суперви-зию следующий случай.

52

Арндт: У меня вопрос по поводу признания детьми отца. Я уже несколько лет интенсивно работаю с одной семьей. Родители сейчас в разводе, и дети с невероятной ненавистью отвергают своего отца, который сейчас уже ушел из семьи. Причина в том, что отец у них на глазах постоянно избивал и терроризировал мать. А теперь дети знают, что он имел гомосексуальные контакты со школьниками. Сейчас дети вообще не хотят его знать, хотя тот очень старается, пишет им и присылает подарки. Но они рвут фотоальбомы и уничтожают фотографии отца.

Б. X.: Сколько детям лет?

Арндт: От десяти до восемнадцати, живут с мамой. Они ненавидят отца и говорят, что больше не хотят его видеть.

Б. X.: Итак, первое: дети выражают ненависть матери. Здесь можно использовать такую стратегическую интервенцию: ты говоришь детям, чтобы они сказали матери: «Мы ненавидим отца за тебя», и не давать никаких объяснений. Это был бы первый шаг к тому, чтобы все начали думать.

Я расскажу тебе по этому поводу одну историю, которую ты можешь пересказать им в качестве устрашающего примера.

Однажды мы с женой по приглашению главврача клиники Гейдельберга проводили в психосоматическом отделении первичную терапию для пациентов с психосоматическими расстройствами. Сеансы проводились каждый день в течение двух недель. По утрам у них была другая программа. В первый день моя жена пошла к одной из таких пациенток, которая страдала тяжелой депрессией. В ходе работы она вдруг громко крикнула, обращаясь к отцу: «Лучше б ты сдох на войне!» — и все это с холодной яростью. На следующий день с ней работал я. Я спросил ее, что произошло с ее отцом. Оказалось, что на войне он получил ранение в голову. Когда он вернулся, у него часто случались приступы помешательства, от чего очень страдали мать и обе дочери.

На следующий день я спросил, есть ли у нее дети. Она ответила, что у нее двое сыновей. Я сказал ей: «Один из твоих сыновей будет копировать твоего отца». Она взглянула на меня, но ничего не сказала. Тогда я спросил, как она чувствует себя в браке. Она ответила, что плохо, но муж очень о ней заботится, поэтому она остается с ним, хотя его не любит.

Через несколько дней она выглядела очень подавленной и взволнованной, и я спросил ее, что случилось. Она сказала, что
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Похожие:

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconВебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера
Кризисы любви: Системная психотерапия Берта Хеллингера. — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. — 304 с

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconРеферат по курсу Семейная психотерапия “Семейная психотерапия” Семейная...

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconСписок основной литературы по курсу политологии
Вебер М. Политика как призвание и профессия. В кн.: Вебер м избранные произведения. М.,1990. – с. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Подготовить контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Прочитать и сделать контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗадание №1 Прочитать и сделать контент-анализ следующих работ
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconКнига первая Глубокоуважаемые друзья и «земляки»
Джумарт Давудов излагает очень интересные понятия «счастья» и «здоровья» впервые называя их синонимами и антонимами одновременно....

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconЗаданий для модульного контроля по дисциплине «Политология» Задание...
Вебер М. Политика как призвание и профессия. См в кн.: Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. – С. 689-706

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconРефератов Тема Политика как социальное явление Понятие и основные функции политики
Вебер М. Политика как призвание и профессия. В кн.: М. Вебер. Избранные произведения. М. 1990. С. 248-310

Вебер Г. Два рода счастья: Системно-феноменологическая психотерапия Берта Хеллингера iconПравославная Психотерапия Сборник статей
Содержание: Психосоматика. Неврозы. Депрессии. Психозы. Психотерапия. Псевдолечение. Пастырская Психиатрия

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<