Словарь гендерных терминов




НазваниеСловарь гендерных терминов
страница6/50
Дата публикации27.02.2013
Размер5.17 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Гендерная дисфория (расстройство гендерной идентичности) - состояние, когда человек не может принять свой гендерный статус мужчины или женщины и испытывает острую неудовлетворенность им (Кон). Гендерная дисфория может иметь различные причины, внешние проявления и длительность. На бытовом уровне, например, если физический облик или поведение мальчика или девочки не соответствует гендерным нормам, это явление часто называют гендерной неконформностью; человек может нарушать гендерные границы путем переодевания - трансвестизм. Самая глубокая форма гендерной дисфории - транссексуализм, когда индивид полностью отвергает свой гендерный статус и добивается его перемены, включая соответствующую хирургическую операцию, смену паспортного пола и т. д. (Кон). Следует различать гендерную дисфорию и гомосексуализм (см. Гомосексуальность) - это различные явления. Вопреки прежним представлениям, большинство людей, испытывающих гендерную дисфорию, психически нормальны. Однако в ряде случаев она сочетается с тяжелыми психическими расстройствами, поэтому операции по изменению пола предшествует психиатрическая экспертиза. Права транссексуалов (см. Транссексуализм)требуют внимания и социальной защиты: законодательство, регулирующее эту область, полно противоречий и практически не реализуемо. Ситуация отягощается также репрессивной половой моралью и общественной агрессией в отношении транссексуалов и других лиц в состоянии гендерной дисфории. Фактически можно говорить об их социальной дискриминации (Бухановский).

Gender identity disorder (англ.)

Литература:

Белкин А. И. Третий пол. Судьбы пасынков Природы. М.: Олимп, 2000. 432 с.: <http://1001.vdv.ru/books/belkin/>
Бухановский А. О. Синдром отвергания пола: клиническая разновидность в тактике лечения и реадаптации // Вопросы клинического лечения и профилактики сексуальных расстройств. М., 1993. С. 103-105.
Кон И. С. Лунный свет на заре. Лики и маски однополой любви. М.: Олимп, 1998. 496 с.: <http://russia.bl.ru/materialy/kon-svet-1.shtml>

Гендерная дифференциация оплаты труда - разница в оплате труда женщин и мужчин. Она всегда имеет перевес в пользу последних и наблюдается во всех регионах мира на протяжении всего ХХ века. Вариации между странами колеблются от 75% до 30%. В Германии женщина зарабатывает в среднем 70% от заработков мужчины. Это означает, что ей нужно трудиться 15 с половиной месяцев, чтобы получить столько, сколько получает мужчина за один год. В США работающие женщины средних лет зарабатывают чуть больше - 74%. Причем наряду с полом важной детерминантой размеров заработка является возраст женщины. Те из них, кто достиг 50 лет и старше, могут рассчитывать только на 65% заработков мужчин. То есть, после нескольких лет сближения, гендерный разрыв в оплате труда снова увеличивается. Средние заработки афроамериканок никогда не поднимаются выше 65%, у латиноамериканок они падают до 57%, у российских женщин, по оценкам ВЦИОМ, на 1999 г. они составляют всего 45% от мужских. Еще хуже дело обстоит во многих мусульманских регионах, где женщинам не удается получать даже треть мужских доходов. Статистические данные свидетельствуют, что каждый рождающийся у женщины ребенок снижает ее заработки.

^ Гендерный разрыв в оплате труда является наибольшим среди самых доходных и высокопрофессиональных групп. При этом женщины по-прежнему не могут пробиться в сферу высшего менеджмента. И в США, и в Германии доля женщин, занимающих президентские посты в самых крупных компаниях, составляет вот уже много лет менее 3%. Правда, нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что феминизация занятости открыла лучшие возможности для ряда женщин в среднем менеджменте в торговле и финансах. И все-таки в этих сферах их всего 30% в Европе и 40% в США. Они фактически "застряли" на этом должностном уровне и не могут пробиться сквозь "стеклянный потолок".

Законодательство же о равных правах и равных возможностях для женщин и мужчин работает только в общественном секторе экономики, а в частном оно не действует.

Gender earning differentiation, gender earnings gap (англ.)

Литература:

Crompton R. and Sanderson R. Gendered Jobs and Social Change. London: Unwin Hyman, 1990.
Hakim C. Segregated and integrated occupations: a new framework for analysing social change // European Sociological Review. 1994. 9(3). P. 289-314.
Humphries J. and Rubery J. The legacy for women's employment: integration, differentiation, and polarization // J. Michie (ed.). The Economic Legacy 1979-1992. London: Academic Рress, 1992. P. 236-254.
Polachek S. W. Human Capital and the Gender Earnings Gap // Kuiper E., Sap J. (eds.). Out of the Margin - Feminist Perspectives on Economics. London & New York. 1995. P. 61-79.

Гендерная идентичность - базовая структура социальной идентичности, которая характеризует человека (индивида) с точки зрения его принадлежности к мужской или женской группе, при этом наиболее значимо, как сам человек себя категоризирует.

Понятие идентичность впервые детально было представлено Э. Эриксоном (E. Erikson). С точки зрения Э. Эриксона, идентичность опирается на осознание временной протяженности собственного существования, предполагает восприятие собственной целостности, позволяет человеку определять степень своего сходства с разными людьми при одновременном видении своей уникальности и неповторимости. В настоящий момент рассматривают социальную и личностную (персональную) идентичность (Tajfel Y.; Turner J.; Агеев В. С.; Ядов В. А. и др.). Начиная с 80-х годов нашего столетия, в русле теории социальной идентичности Тэджфела-Тернера гендерная идентичность трактуется как одна из подструктур социальной идентичности личности (выделяют также этническую, профессиональную, гражданскую и т. д. структуры социальной идентичности).

Общепринятый подход к анализу процесса формирования идентичности мальчиков и девочек - теория полоролевой социализации, которая в последние годы подлежит резкой критике (Conell R. W., Stacey J and B. Thorne). Кэхилл (Cahill S. E.) анализирует опыт дошкольников, используя социальную модель рекрутирования в нормальные гендерные идентичности. Первоначально категоризация осуществляется, выделяя, с одной стороны, ребенка (ему нужен контроль взрослых), с другой стороны - более компетентных мальчиков и девочек. В результате выбор гендерной идентичности осуществляется в пользу предопределенной анатомически половой идентичности.

С точки зрения Л. Колберга, формирование гендерного стереотипа в дошкольные годы зависит от общего интеллектуального развития ребенка, и этот процесс не является пассивным, возникающим под влиянием социально подкрепляемых упражнений, а связан с проявлением самокатегоризации. Дошкольник усваивает представление о том, что значит быть мужчиной или женщиной, затем определяет себя в качестве мальчика или девочки, после чего старается согласовать поведение с представлениями о своей гендерной идентичности (Кон И. С.). Теория социального научения, рассматривая механизмы формирования гендерной идентичности, модифицировала основной принцип бихевиоризма - принцип обусловливания. Поскольку взрослые поощряют мальчиков за маскулинное и осуждают за фемининное поведение, а с девочками поступают наоборот, ребенок сначала учится различать полодиморфические образцы поведения, затем - выполнять соответствующие правила и, наконец, интегрирует этот опыт в своем образе Я (Коломинский Я. Л., Мелтсас М. Х.). Исследования, посвященные Я-концепции и гендерной идентичности взрослых, показывают, что гендерная идентичность - незаконченный результат. В течение жизни она наполняется различным содержанием в зависимости от социальных и культурных изменений, а также от собственной активности личности.

До последнего времени в работах отечественных исследователей, посвященных изучению гендерной идентичности, использовались термины психологический пол, полоролевая идентичность, полоролевые стереотипы, полоролевые отношения (Агеев В. С.; Кон И. С.; Репина Т. А.; Коломинский Я. Л., Мелтсас М. Х. и др.). Однако даже близкие, на первый взгляд, понятия (как, например, гендерная идентичность и полоролевая идентичность) не являются синонимами.

Гендерная идентичность является более широким понятием, чем полоролевая идентичность, поскольку гендер включает в себя не только ролевой аспект, но и, например, образ человека в целом (от прически до особенностей туалета). Также понятие гендерная идентичность несинонимично понятию сексуальная идентичность (гендер - понятие не столько биологическое, сколько культурное, социальное). Сексуальная идентичность может быть описана с точки зрения особенностей самовосприятия и самопредставления человека в контексте его сексуального поведения в структуре гендерной идентичности.

Gender identity (англ.)

Литература:

Агеев В. С. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов // Вопросы психологии. 1987. N 2. С. 152-158.
Андреева Г. М. Социальная психология. М., 2000.
Антонова Н. В. Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии // Вопросы психологии. 1996. N 1. С. 131-143.
Коломинский Я. Л., Мелтсас М. Х. Ролевая дифференциация пола у дошкольников // Вопросы психологии. 1985. N 3. С. 165-171.
Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1999.
Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1997.
Павленко В. Н. Представления о соотношении социальной и личностной идентичности в современной западной психологии. // Вопросы психологии. 2000. N 1. С. 135-141.
Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. М., 1994.
Смелзер Н. Дж. Социология // Социологические исследования. 1992. N 8. С. 101-113.
Социальная психология: Хрестоматия / Составители: Белинская Е. П., Тихомандрицкая О. А. М., 1999.
Уэст К., Зиммерман Д. Создание гендера. Гендерные тетради. Выпуск первый: СПб. филиал Института социологии РАН. СПб. 1997. С. 94-124.
Хасин В. И.. Тюменева Ю. А. Особенности присвоения социальных норм детьми разного пола // Вопросы психологии. 1997. N 3. С. 32-39.
Эриксон Э. Детство и общество. Спб., 2000.
Ядов В. А. Социальная идентичность личности. М., 1994.

Гендерная идентичность инвалидов. Инвалидность возникает, когда нарушения физического, сенсорного, умственного типа сталкиваются с реакцией общества, а также отсутствием необходимых технологий или услуг. В России проблема гендерной идентичности в связи с инвалидностью практически не затрагивалась в социальных исследованиях, а на Западе эта тема попадает в поле академической дискуссии в 1980-е гг. под влиянием социальных движений (Oliver; Fin, Asch; Morris; Murphy; Ярская-Смирнова).

С одной стороны, общество отказывает инвалидам в половой принадлежности, и самая простая иллюстрация тому - это знаки на туалетах в общественных учреждениях на Западе (рис.1). Отметим, что в России инвалидам-колясочникам вообще отказано в общественной деятельности, ввиду изобилия физических барьеров, отсутствия специально оборудованного транспорта, въездов в здания, лифтов и мест общественного пользования.



Рис.1. Обозначения общественных туалетов: для женщин, для мужчин, для инвалидов

С другой стороны, гендер выступает важнейшим фактором переживания человеком инвалидности, о чем свидетельствуют следующие факты из статистики Всемирной организации здравоохранения: 1) женщины с инвалидностью составляют социальную группу с самым низким уровнем жизни; 2) женщины и дети с инвалидностью часто подвергаются жестокому (физическому, сексуальному, эмоциональному) обращению; 3) в странах третьего мира девочки с инвалидностью весьма незначительно представлены среди учащихся школ, а среди взрослых женщин-инвалидов практически 100% безработных; 4) специалисты, работающие с инвалидами, получают низкую зарплату, поэтому среди них преобладают женщины; 5) академическое сообщество, включая представителей феминистских направлений, не интересуется вопросами инвалидности, а в социальной политике по отношению к инвалидам игнорируются гендерные аспекты (см. Стигма "инвалидной" сексуальности).

Мужчины, сопротивляясь стигме инвалидности, все же могут приобрести ожидаемый статус, которому будут соответствовать властные социальные роли, тогда как женщины во многих случаях лишены такой возможности. Стереотипные образы женственности и инвалидности как пассивности, сочетаясь друг с другом, лишь усиливают патриархатный облик конвенциальной феминности, предлагая ассоциации с жалостью, бессмысленной трагедией, болью, святостью и бесплотностью. И несмотря на то, что демографическая реальность характеризуется преобладанием среди инвалидов пожилых женщин, подобные репрезентации очень редки и в основном негативны: женщины-инвалиды считаются неадекватными как для экономического производства (традиционно более подходящего для мужчин, чем для женщин), так и для традиционно женских репродуктивных ролей. В свою очередь, на пересечении смысловых полей популярных образов маскулинности и инвалидности образуются ролевые несоответствия и формируются конфликтующие идентичности. Именно этот конфликт попадает в центр внимания массовой культуры, апеллирующей к имиджу инвалидности в поисках метафоры слабости, зависимости, уязвимости, потери мужественности (Shakespeare). Жизненная реальность мужчин-инвалидов порой сильно отличается от стереотипных репрезентаций. Здесь следует говорить не только о различии интеллектуальных и физических характеристик мужчин, но и о том, что эти характеристики часто связаны с дополнительными потребностями, например, ресурсами независимой жизни.

М. Оливер интерпретирует отличие, испытываемое инвалидами, как следствие маргинализации (см. Маргинальность) и социального исключения. Инвалиды подвергаются особой форме угнетения, которое исходит от социальных институтов и "здоровых" в сочетании с ростом зависимости от специалистов социального обеспечения (Oliver, Iarskaia-Smirnova). Называя, давая новые характеристики событиям, люди с инвалидностью оформляют свою идентичность и определяют реальность своей жизни через гибкость и сопротивление. Речь идет о политике интерпретации, политике символического самоопределения (см. Феминистская социальная работа). В мире растет сопротивление негативному культурному образу инвалидности в масс-медиа и искусстве, репрезентациям инвалидности как объекта милосердия и благотворительности; в исследованиях, средствах массовой информации и художественной литературе делается акцент на жизненной силе и энергии инвалидов, их индивидуальных, гендерных и "расовых" отличиях, культуре и солидарности, достижениях и биографических ресурсах.

Будучи объектом социального контроля и конструирования, гендерная идентичность инвалида становится ресурсом сопротивления нормирующим стереотипам. Подчеркнутые женственность у женщин (слабость, привлекательность, феминный стиль одежды) или маскулинность у мужчин (спортивные, интеллектуальные достижения, технологии и механизмы) - один способ сопротивления. Другой способ сопротивления "инвалидизирующему" дискурсу - это формирование солидарности с угнетенными - инвалидами, другими меньшинствами и женщинами. О тех, кто использует стигму отверженного и униженного в качестве "ваучера" для позиционирования себя как нищего и попрошайки, можно услышать от других инвалидов, что он (или она) "сломался", "опустился". В странах Восточной Европы, бывших республиках СССР таких инвалидов можно увидеть на центральных площадях и улицах крупных городов, и здесь гендерная идентичность уходит на второй план, т. к. окружающие в первую очередь должны воспринимать их как несчастных калек. В России среди таких нищих преобладают мужчины, "рабочая одежда" которых предполагает элемент камуфляжной формы, апеллирующий к их реальному или виртуальному доблестному прошлому. В этих случаях гендерная идентичность все же играет свою роль в культурном капитале, который предполагается обменивать на милосердие окружающих.

Гендерная идентичность инвалидов в России во многом принимает форму тех ограничивающих социальных институтов, в которых оказывается мужчина или женщина, но через личностное освобождение и коллективное участие происходит трансформация негативного общественного мнения об инвалидности. Социальные изменения и самоутверждение придают форму биографиям и идентичностям инвалидов в социальных контекстах времени и пространства, пола и класса, сервисов и социальных сетей поддержки.

Gender identity of people with disabilities (англ.)

Литература:

Ярская-Смирнова Е. Р. Социальное конструирование инвалидности // Социологические исследования. 1999. N 4.
Campling J. (ed.). Images of Ourselves - Women with Disabilities Talking. London: Routledge and Kegan Paul, 1981.
Fine M. and Asch A. Disabled Women: sexism without the pedestal // Deegan M. and Brooks M. (eds.). Women and Disability: the Double Handicap. New Brunswick: Transaction Books, 1985.
Morris J. Gender and Disability // Swain J. (ed.). Disabling Barriers, Enabling Environments. London: Sage, 1993.
Morris J. Pride Against Prejudice. London: The Women's Press, 1991.
Murphy R. The Body Silent. London: Phoenix House, 1987.
Oliver M. Disability and Dependency: A Creation of Industrial Societies // Barton L. (ed.). Disability and Dependency. London, New York, Philadelphia: The Falmer Press, 1989. P. 6-22.
Oliver M. The Politics of Disability. London: Macmillan, 1990.
Shakespeare T. Power and Prejudice: Issues of Gender, Sexuality and Disability // Barton L. (ed.). Disability and Society: Emerging Issues and Insights. Essex: Longman, 1996. P. 191-214.
Iarskaia-Smirnova E. Social Work in Russia: Professional Identity, Culture and the State // Lesnik B. (ed.). International Perspectives of Social Work. Brighton, Pavilion Publishing. 1999. P. 31-44.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Похожие:

Словарь гендерных терминов iconСловарь специфических терминов
Это издание осуществлено при участии Министерства иностранных дел Франции и французского посольства в Москве словарь специфических...

Словарь гендерных терминов iconСаентология Словарь Технических Терминов Словарь состоит из двух частей
Словарь составлен на основе всех материалов, которые удалось найти, обобщить и откорректировать к

Словарь гендерных терминов iconС. П. Кутьмин Краткий словарь театральных терминов для студентов режиссерской специализации
Краткий словарь театральных терминов для студентов режиссерской специализации / Кутьмин С. П.;Тгиик; Каф реж и акт мастерства. Тюмень,...

Словарь гендерных терминов iconРусский Словарь Кинологических Терминов : English-Russian Dictionary...
Англо-Русский Словарь Кинологических Терминов : English-Russian Dictionary of Dog Terms

Словарь гендерных терминов iconСловарь терминов а | б | в | г | д | е | ж | з | и | к | л | м |...
А | б | в | г | д | е | ж | з | и | к | л | м | н | о | п | р | с | т | у | ф | Х | ц | ч | ш | щ | э | ю | Я

Словарь гендерных терминов iconРябова Т. Б. Стереотипы и стереотипизация как проблема гендерных исследований1
Каковы факторы, механизмы гендерной стереотипизации и каково содержание, свойства, функции гендерных стереотипов, их влияние на гендерные...

Словарь гендерных терминов iconСловарь терминов по стилистике английского языка
Словарь будет полезным студентам при подготовке к экзамену по стилистике, а также всем, кто интересуется вопросами стилистики, стилистического...

Словарь гендерных терминов iconАнгло-русский словарь терминов фотошоп

Словарь гендерных терминов iconСправочник по огнеупорам (Толкователь терминов). В. Н. Олейник
Англо-русский словарь-справочник по огнеупорам (Толкователь терминов). В. Н. Олейник. Под ред докт техн наук проф. И. Д. Кащеева....

Словарь гендерных терминов iconСловарь церковных терминов. Sharon, Massachusetts
В первом издании книга вызвала большой интерес не только у людей верующих, но и у многих, кто интересуется таинством Русской православной...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<