О научном мировоззрении




НазваниеО научном мировоззрении
страница10/22
Дата публикации27.02.2013
Размер2.56 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22
.

И действительно, цена книги уменьшилась в несколько десятков раз – из дорогого предмета, почти роскоши, она стала обычным предметом оби­хода. Трудно оценить все значение этого факта.

Типографии открывались при участии и содействии передовых лю­дей своего времени. Так, например, в Италию они проникли через уро­женца рейнских областей, земляка Гутенберга – кардинала Николая Кузануса, или Н. Кребса – одного из величайших гениев и ученых эпохи. Незадолго до своей смерти, при самом возникновении типографского дела, он уловил его значение, и его усилиями в Субиако, недалеко от Рима, к 1464 г. открылась в монастыре приглашенными немецкими ти­пографщиками первая типография в Италии84. Стремление выдающихся людей воспользоваться новым искусством для своих целей исходило од­новременно из совершенно разных областей человеческих интересов. Во-первых, ученые юристы, теологи, гуманисты необыкновенно страдали от порчи переписчиками текстов рукописей.

Работа корректирования каждого отдельного экземпляра представля­ла колоссальные трудности, и в значительной степени пропадал тяже­лый и кропотливый труд ученого издателя. В возможности иметь сразу в сотнях точных копий исправленный текст они справедливо увидели единственный выход из тяжелого положения. Около типографий образо­вались кружки ученых издателей, шла усиленная филологическая крити­ка текста старинных рукописей, сверка и выправка текста. Работа неко­торых типографий в этом отношении, например, типографии Альдо в Венеции в XV – XVI столетиях и Этьенна в Париже, занимает почетное и высокое место в истории науки. Такая типография являлась в это вре­мя центром научной работы, и, сохраняя свой характер в течение деся­тилетий, являлась своего рода научной школой.

Одновременно типографским искусством овладели люди, которые ви­дели в нем могучее средство для распространения – быстрого и широко­го – своих идей или желаний, люди общественной или религиозной про­паганды, политики. Любопытно, что уже среди самых первых изданий типографского искусства мы имеем применение его к таким целям. Как раз к 1450-м годам усилился натиск турок на христианский мир. В 1455 г. пал Константинополь – гроза подходила все ближе к уцелев­шим христианским государствам Европы и находящемуся в тесной связи с Италией славянскому побережью Адриатики. В ближайших областях – в Италии – царило глубокое волнение, и в городах Европы находились эмиссары папы, собирались деньги для крестового похода, для борьбы с «неверными». В Майнце и в Кёльне находились в это время посланцы кипрского короля, собиравшие деньги для борьбы с османами путем про­дажи индульгенций. Для быстрого и широкого распространения дела они напечатали свои воззвания к христианскому народу, которые появляются в числе первых датированных (1454) произведений печати85. И в бли­жайшее время мы имеем ряд изданий, вызванных борьбой с грозной си­лой мусульманства.

Так, в конце XV столетия пали почти все независимые государствен­ные организации сербского народа на Балканском полуострове. Во время нашествия погибли массами богослужебные христианские книги. С целью возможного их пополнения, перед опасностью распространения мусульманства в сербском народе, Божидар Вукович (ум. в 1540) основывает в 1519 г. типографию в Венеции (временами – в Горажде в Герцегови­не), которая до известной степени восстанавливает разрушенные и по­гибшие церковные рукописи. Эта типография Вуковича, продолжаемая его сыном, работала в течение более 50 лет86.

Но то же самое, очевидно, пришло в голову представителям разных течений. Разные сектанты подвергли печати свои произведения. Замер­шее в это время гуссистское движение вызвало к печати еще в XV сто­летии издания на чешском языке, а в начавшемся в первой четверти XVI столетия реформационном движении типография сыграла могучую роль, которую нам даже трудно оценить. В той или иной форме реформационные движения начинались и происходили в католической церк­ви непрерывно в течение всех предыдущих X – XI вв., но никогда они не приводили к таким результатам, к каким привели в XVI в. Лишен­ные широкой и неуклонной возможности распространения идей, эти реформационные течения более или менее быстро покорялись организо­ванной силе церкви; так было даже с гусситством, одним из широких и сильных течений этого характера. Если церкви не удавалось задавить или изменить движение, она легко могла его изолировать в своей среде, как это произошло с общинами вальдейских братьев в горах Савойи. Реформационное движение XVI в. было первым крупным тече­нием, происходившим при новых обстоятельствах. Книгопечатание доста­вило здесь непреоборимую силу личности, и организация церкви, прино­ровленная к борьбе с распространением идей путем личной проповеди или рукописных писем и сочинений, оказалась совсем неприспособленной для борьбы с распространением идей с помощью печатного станка87.

То же самое мы видим во всех областях человеческой мысли. Чрез­вычайно любопытно проследить те издания, которые явились первыми печатными книгами. Среди них мы, конечно, имеем многочисленные про­изведения теологов, юристов, медиков, схоластиков, приноровленные к господствующим идеям и воззрениям, но уже в инкунабулы – в произ­ведения XV в. – проникают совершенно другие, чуждые произведения. Издания алхимиков и магиков, религиозные произведения сектантов, отдельные сочинения философов и ученых, их переписка, отдельные письма, в которых даются предварительные сведения об их открытиях, постоянно наблюдаются в длинных списках этих произведений. И неред­ко такие издания сослужили большую службу для сохранения или рас­пространения тех или иных взглядов или идей88. Так, например, одним из предшественников коперниковых идей был кардинал Николай Кузанус (1401 – 1464), о котором я уже упоминал. Сын немецкого крестьянина, убежденный и горячий деятель католической церкви, один из оригинальнейших и широчайших умов своего времени. В его трудах мы ви­дим зародыши многих разнообразных идей нашего времени. Он умер в 1464 г. вскоре после открытия книгопечатания; его разнообразные труды были оставлены в рукописях, и им угрожала судьба, общая многим его предшественникам, которые становились известными много позже, когда исчезало всякое живое непосредственное их влияние. Но труды Куза­нуса избегли этой судьбы. Они были изданы, правда через 40 лет после его смерти, но много раньше, чем исчезло их прямое влияние. В 1501 году в Риме вышло первое, необычайно ныне редкое, их издание. Это было впервые вошедшее в человеческую мысль – после идей древ­них греков – представление о том, что земля движется и вокруг оси, и вокруг некоторой точки в пространстве, за которую Кузанус принимал не Солнце, а вокруг особого полюса мира. Высказанная за 40 с лишним лет до издания большого труда Коперника, не раз повторенная в других изданиях сочинений Кузануса, эта – не вполне верная его идея, имеет огромное значение, так как она подготовила почву Копернику. Мы видим всюду в это время влияние этих идей Кузануса, которые были известны и Копернику. Значение трудов Кузануса сказалось и в других областях мысли и они постоянно цитируются – преимущественно новаторами мыс­ли – в течение всего XVI и XVII столетий. Такую же роль играют и другие ученые, например, известный врач XVI столетия Фракасторо (Fracastoro, 1478 – 1553), изданные труды которого оказали свое влияние через десятки лет после своего появления. До открытия печа­тания такие труды совершенно пропадали и гибли бесследно или ждали столетия в пыли одной–двух библиотек.

Но мало того, мы видим ясно значение печатания уже в ближайшие годы для фиксирования и распространения новых идей. Остановлюсь на нескольких примерах. Коперник опубликовал свою систему незадолго пе­ред смертью – в 1543 г., между тем, как давно было известно, что она не явилась, как deus ex machina, о ней знали уже в первой четверти XVI столетия, причем это знание было широко распространено среди уче­ных людей того времени. Оказалось, что одно из писем Коперника к од­ному из его друзей было тогда же напечатано и распространено среди специалистов. Это было около 1512 – 1515 гг., за тридцать лет до появ­ления в свет его окончательного сочинения. Под влиянием этой plaquette, известной ныне всего в 2 – 3 экземплярах, у коперниковой системы образовались давно друзья, и отдельные мыслители придерживались ее и принимали ее во внимание задолго до опубликования ее в окончатель­ной форме.

Другой пример представляет открытие Америки. Известно, что и раньше делались отдельные открытия, которые совершенно исчезли из обращения, так как их исследователи или совсем не оставляли своих опи­саний или составляли их в единственном экземпляре. Вследствие этого не являлось возможным наносить их работы на карты и таким путем позволять другим исследователям идти вперед, пользуясь опытом пред­шественников. Из биографий картографов до открытия книгопечатания известно, с каким трудом добывался их материал. Про Тосканелли, од­ного из наиболее выдающихся людей в этом направлении, известно, что он расспрашивал возвращающихся во Флоренцию купцов, монахов и т. п., бывавших в дальних странах, собирал случайно попадавшие частные письма. И все же его труд был очень случаен и далеко не от­вечал знаниям того времени, насколько они нам ныне известны на ос­новании изучения скрытых от него семейных и государственных архи­вов. Совсем другое представляет эпоха открытия Америки Ко­лумбом. Почти сейчас же были использованы имевшиеся данные, нанесе­ны на карты, и эти данные послужили исходным пунктом новых даль­нейших работ. Оказывается, что издавались и распространялись путем печати не тайные донесения путешественников, хранившиеся в архивах и изданные нередко только столетия спустя, а частные письма тех или иных участников89, иногда совершенно неизвестных людей. Некоторые из этих писем в печатном виде сохранились и составляют ныне редчай­шие из редкостей для любителей книжного дела90. Брошюрки и листки, стоившие тогда копейки, ныне стоят сотни, если не тысячи рублей91. Появились частные карты, рисунки92. Но эти частные известия позволи­ли уже очень скоро нанести на карты новые данные и не дали полученным результатам залежаться в архивной пыли. Еще большим было их влияние на психологию и настроение общества.

Не меньшее значение имело изобретение книгопечатания для широко­го распространения во всем культурном мире [знания], добытого много раньше, но остававшегося уделом немногих ученых. Так, оно сказалось на распространении и укреплении наших индийских (не вполне правиль­но называемых арабскими) цифр. Значение этой системы обозначения против более обычных раньше римской, греческой или славянской циф­ровых систем заключается в том, что значение цифры зависит от поста­новки, от ее места.

В то же время в этой системе впервые вводится нуль (0) – огром­ный шаг в истории человеческой мысли. Этим необыкновенно упрощают­ся и улучшаются все вычисления. История наших обычных цифр дол­гая и далеко не вполне выясненная. По-видимому, в Индии впервые нуль был открыт в IV столетии н. э., может быть, в III столетии, и в те­чение нескольких столетий в разных местах Индии шло развитие циф­ровых систем, до сих пор невыясненное. Уже около VII столетия индий­ские системы проникли в мусульманские государства арабов, причем во­сточные и западные государства арабских династий взяли различные индийские системы обозначений93. Долгое время принимали, что в Европу они проникли через мусульманских ученых, но ряд данных при­водит при этом к не вполне выясненным противоречиям, и весьма веро­ятно, что здесь было непосредственное влияние Индии на неопифаго­рейцев, причем около II столетия в Александрию проникло индийское обозначение до открытия нуля, без него. Следы его мы имеем в счете так называемыми абакусами (при помощи счетных досок). Но первые указания на знакомство с нулем имеются от начала XII столетия, и с тех пор до второй половины XV столетия мы имеем указания на медленное распространение этой системы обозначения.

В 1471 г. впервые издается одно из сочинений Петрарки с обозначе­нием страниц «арабскими цифрами», в 1482 г. они проникают в счетные книги в печатных изданиях Петценштеднера, и с тех пор победа этого обозначения достигнута. В начале XVI столетия оно становится народ­ным достоянием; это видно по разным изданиям одних и тех же книг: так, первые издания счетных книг Кебеля [1514] дают счет только с римскими цифрами, но в более новых изданиях, в 1520 г., уже выступа­ют наши цифры. То же самое и у Ризо (издание 1518 г. – без цифр, 1522 г. – с арабскими цифрами). С середины XVI столетия они входят в жизнь, в протоколы и т. д.

Можно ясно проследить здесь влияние книгопечатания: то, что не могло распространиться в течение почти 500 лет, распространилось за немногие десятки лет. Там, куда книгопечатание не проникло, например, в России, старое обозначение держалось много дольше.

Таким образом, книгопечатание всюду чрезвычайно быстро фиксиро­вало и распространяло идеи, знания, применение их к жизни. По своему характеру оно было чрезвычайно демократическим принципом, придав­шим значение личности.

Чрезвычайно быстро оно вошло в жизнь. Так, уже сейчас же в 1460-х годах появились объявления и публикации94, которые вошли и в торговлю.

Аналогично влияние книгопечатания на быстрое распространение анатомических знаний. Только этим путем, благодаря рисункам и ат­ласам и [их] изданиям, быстро распространились и вошли в общее со­знание новые методы работы – трупосечение и т. д.95

Таким образом, к концу XV в. в европейской жизни окреп и появил­ся новый фактор, который могущественно увеличил силу человеческой личности и мысли и не дал исчезнуть появившимся к этому времени за­чаткам нового научного мировоззрения – мировоззрения нашего времени.

Оно проявилось раньше всего в изменении воззрений на форму, раз­меры и положение земного шара, а следовательно, и человека в мировом порядке.

ЛЕКЦИЯ 7

Открытие формы и размеров Земли. – Постепенное проникновение научного взгляда. – Борьба с религиозными идеями. – Идеи античного общества. – Регрессивное течение под влиянием христианства. – Начало обратного течения.

Первым по времени, крупным основным фундаментом современного научного мировоззрения является выяснение формы и размеров земно­го шара.

Приблизительно в первой четверти XVI столетия проникло в научное мировоззрение и окончательно было доказано современное наше о нем представление. К этому времени было выяснено, что Земля в виде не­большого шара висит в пространстве. С этого времени из научного ми­ровоззрения исчезли и не могли в нем держаться всякие иные о ней представления. Это было выведено не только теоретически, исходя из тех или иных логических оснований и соображений, но и было доказа­но, так как удалось объехать земной шар и нанести на карту получен­ные результаты.

Только после этого всякие возражения оказались немыслимыми и мало-помалу исчезли из обращения. Дольше всего держались противопо­ложные воззрения у последователей разных христианских, буддийских и мусульманских церквей, у которых они были более или менее связаны с различными религиозными верованиями и иногда даже входили в круг «откровенных» истин. Это исчезновение из кругозора образованных лю­дей ложных, с точки зрения научного мировоззрения, представлений со­вершалось медленно и окончательно происходит на наших глазах. Конеч­но, я говорю не о представлениях людей, ничего не знающих о научных воззрениях на этот предмет и держащихся тех или иных мифов, хотя и в этом отношении достигнуты огромные успехи, благодаря развитию и распространению школьного образования на всем земном шаре, – но о возражениях принципиального характера.

Очень долго религиозные люди разных религий противоставляли это­му научному факту учения, выведенные из религиозных систем, и воз­ражали, отрицая научно достоверный факт из соображений, которые они считали равными или более доказательными, чем научные доводы. В ка­толической и протестантской церквах последнее сопротивление сломлено было очевидностью факта в конце XVI столетия, но еще почти сто лет после Колумба и несколько десятков лет после кругосветного путешест­вия Магеллана велась борьба сторонников христианских мировоззрений против людей, принимавших современное представление о земном шаре. Особенно резко проявилась она у выдающихся людей реформационного движения, ибо они основывались в своей борьбе с католической церковью на Библии; а в некоторых местах и выражениях книг Ветхого Завета они думали увидеть указания, противоречащие [идее о] шаровой форме Земли и о ее ни на чем не опирающемся положении в небесном пространстве. Не только Лютер, вообще всю жизнь бывший одним из наиболее убежденных и горячих врагов современного ему научного мировоззрения, во всех его проявлениях в то время, или Кальвин, последовательно и ригористически сурово подчинявший всю жизнь и мысли церковным догмам, но и такие выдающиеся по уму и образованию реформаторы, как Цвингли, были всю жизнь идейными противниками нового научного фак­та и [считали] возможным уничтожить его отрицанием и ссылками на те или иные фразы и выражения церковных книг. Правда, Цвингли умер в 1519 г. до [путешествия] Магеллана. Эти вожди реформации дума­ли, более или менее аналогично господствующим воззрениям толпы, что небесный свод отделяет небо от Земли; наверху находятся воды и анге­лы, внизу – Земля и люди. До своей смерти Лютер, Меланхтон, Кальвин, Цвингли держались этих воззрений, и еще в XVII столетии известный представитель умеренной реформации Калинст (ум. в 1686 г.) был обвинен протестантской церковью в ереси между прочим за то, что в толковании псалмов не признавал, что выражение «воды выше небес» обозначает существование на небесном своде, выше его, твердого вме­стилища для воды дождей. Но такие случаи уже были редки.

Когда вымерли вожди реформационных церквей, мнения которых сло­жились до кругосветного путешествия Магеллана, новое поколение в общем tacito consensu96 приняло неопровержимую научную истину и так или иначе примиряло с ней свои религиозные мнения и воззрения97. Точно так же мало-помалу приняла ее к концу XVI – началу XVII сто­летия католическая церковь, в среде которой эта идея не встретила большого сопротивления, может быть потому, что первые путешествия великих открывателей были сделаны португальцами и испанцами под покровительством и близком участии католической церкви и носили ха­рактер крестовых походов. В предварительном обсуждении планов [пу­тешествий] католические духовные [лица] принимали близкое участие; Колумбу, Магеллану и другим не раз приходилось сталкиваться с воз­ражениями теологического характера, с указаниями на еретичность их воззрений, но эти возражения более или менее удачно были разбиваемы Колумбом [и Магелланом] и их друзьями из духовенства католической церкви, и в конце концов он [Магеллан] отправился в кругосветное плавание, исходя из идеи о шарообразной форме Земли, с ведома и бла­гословения католической церкви98.

Дольше всего держались противоположные воззрения в среде право­славной церкви, наиболее далекой от участия в происходившем вели­ком движении. Здесь еще в конце XVII – начале XVIII столетия, на де­сятки лет позже запоздалых голосов протестантских ревнителей, раздава­лись голоса, возражавшие против шарообразной формы Земли и так или иначе отстаивавшие средневековые воззрения византийского монаха Косьмы Индикопл[ова]. В Московской Руси еще до середины XVI столе­тия их защищал ученый и образованный человек – Максим Грек (ум. в 1556), они защищались и излагались в следующем, XVII в. в лапидариусах и других популярных изданиях. Мало-помалу, в значительной степени под влиянием южно-русских ученых и получивших образование в университетах Запада греков, и здесь в образованном кругу в XVIII столетии вымирают последние возражения ревнителей веры. Они долж­ны [были] так или иначе примирить тексты с научной истиной, остав­ляя последнюю незыблемой.

Образованные люди буддийского Востока еще в XVII в. придержива­лись представлений, выведенных из идей о плоской или иной форме Земли, и лишь постепенно, начиная с XIX в., эта идея начинает исче­зать из [их] обычного представления. Деятельность католических мис­сионеров внесла [идею о шарообразности Земли] в Китай и оттуда в Японию в XVII в., а XIX в. расширением общей культуры и распрост­ранением образования привнес эту научную истину всюду: религии так или иначе должны были к ней приспосабливаться и изменять толкование своих текстов, легенд и воззрений.

Под влиянием греческой науки идея шарообразной формы Земли поч­ти без сопротивления проникла в образованные слои мусульманского Востока, но мало-помалу живая работа мысли в этой области человечест­ва была стерта. Здесь не было прямой борьбы с этим воззрением, ибо оно, по-видимому, не противоречило никаким известным текстам свя­щенных книг, но здесь исчез живой интерес к этим взглядам99. Арабские писатели XIV столетия указывают, что в образованной среде одновремен­но существуют разнообразные воззрения на форму нашей планеты, и еще в XIX в. среди образованного персидского общества научная истина о шарообразной форме Земли была неслыханным фактом. Но и здесь к XX столетию совершился окончательный перелом, и рассматриваемое явление, точно установленное в начале XVI столетия, почти через 400 лет окончательно захватило и вошло в сознание всего человечества100.

Но так же как признание, так и достижение этой истины, потребова­ло работы многих столетий. За немного веков до н. э. в среде пифаго­рейцев зародилась впервые идея о шарообразной форме Земли. Она от­сутствует у первых натурфилософов в VI и V столетиях до н. э., и едва ли мы можем относить ее к самому Пифагору, но, несомненно, она была высказана уже много раньше Платона и, может быть, ее достигли философы и мистики позднейших пифагорейских общин. В этих первых представлениях идея о шарообразной форме Земли не была связана ни с какими географическими или астрономическими данными, она заро­дилась и доказывалась соображениями чисто геометрического характера, теми идеями гармонии и математической эстетики, которые являются столь характерными для всех учений пифагорейцев, этих прародителей всех основных корней нашего научного мировоззрения: шар есть наибо­лее совершенная, наиболее идеальная геометрическая фигура, и эту фи­гуру имеет Земля, которая занимает такое важное положение в миро­воззрении человека.

Ко времени Платона, т. е. к началу IV столетия до н. э., идея о ша­ровой форме Земли окончательно оттеснила в греческом обществе преж­ние представления о дискообразной, плоской, цилиндрической, бесконеч­ной конусообразной форме земного шара; к ней приноравливались данные, которые добывались путешествиями и ростом культуры, из нее были сделаны многочисленные и разнообразные следствия. После тщательной проверки всех противоречащих положений эту идею принял Аристотель в конце IV в. до н. э., и при распространении его идей в древнем мире в I в. до н. э. учение о шарообразной форме Земли сделалось обычным и общим мнением всего образованного общества, проникает всю класси­ческую литературу. В это время были высказаны и указаны многие ар­гументы, которые повторились в борьбе ученых нового времени за эту научную истину. Исходя из этих воззрений, делались попытки географи­ческих открытий, и на основе этих воззрений строились представления о возможности найти новые неведомые страны в будущие века.

Подробное изложение этих идей древнего мира лежит далеко от плана моих лекций, но необходимо остановиться на некоторых отдельных воззрениях, ибо они были живы в течение всех средних веков и оказали большое влияние на окончательное выяснение фигуры Земли. Постепен­ное развитие римского государства сплотило воедино народы разных культур и вызвало широкие и разнообразные сношения римского государства с огромной частью человечества. Торговые сношения велись с Индией и Китаем на Востоке, корабли проникали в Африке за эква­тор; на Западе римлянам были известны Азорские острова, а на Севере они имели знания о Скандинавии и, может быть, Исландии. Область, за­хваченная посредственно или непосредственно влиянием этой огромной империи, занимала большое пространство, и представление о размерах Земли значительно расширилось. В то же время невольно возникала мысль о дальнейшем достижении еще неизвестных областей. Особенно в первые века империи сильно чувствовалось расширение географического горизонта. Сохранились указания на морские предприятия, неоднократно осуществлявшиеся в то время с двух разных концов империи – на север, с берегов Британии и на восток к Индии и к Китаю, по-видимому, до устья Ян цзы Кианга, из римской гавани в Черное море – Myos Hormos. Одни и те же люди могли знать и участвовать в обоих предприя­тиях101.

Понятно, почему как раз в это время у греческих и римских писате­лей слагаются ясные представления о том, что теперь известное есть не­большая часть того, что может быть доступно будущим поколениям. Эти воззрения дошли до нас в научных и поэтических произведениях класси­ческого мира и, несомненно, были известны в средние века. Особенно два из них достойны упоминания; оба приблизительно от одного и того же времени, 1-го столетия н. э., – Страбон и Сенека102. Страбон, приводя мнение Эратосфена о возможности на основании шарообразной формы Земли, плывя из Испании, попасть в Индию, высказал замечательное мнение, что в неизвестном нам океане, лежащем между западной оконечностью Европы и восточной Азии, вероятно лежат несколько конти­нентов – οίκουμνη – и островов. Исходя из формы европейского матери­ка, он даже предсказывал, что их надо ждать на параллели Тины, т. е. в направлении наибольшего протяжения Европы. Это было, несомненно, строго научное предсказание, которое блистательно подтвердилось через 1500 лет после его смерти103.

Те же вопросы в разное время ставятся Сенекой. В своих естественноисторических сочинениях он исходит из ложных представлений о раз­мерах земного шара и предполагает, что, плывя на запад от берегов Испании, возможно [за несколько] дней пути при попутном ветре достиг­нуть Индии. Это [утверждение] было известно Колумбу и, между прочим, значительно сбило с толку современные ему представления о характере его открытия104. Гораздо большее значение получил другой текст Сенеки, выдвинутый сейчас же гуманистами при начале эпохи открытий и не раз приводившийся Колумбом как пророчество о его под­виге. Это одно место из хора трагедии Сенеки — «Медея» [Акт II]:

Хор поет:

«Nil qua fuerat sede reliquit Pervins orbis.

Indus gelidum potat Araxem,

Albin Persae, Rhenumque bibunt.

Venient annis secula seris,

Quibus Oceanus vincula rerum

Laxet, et ingens pateat tellus,

Tiphysqae nouos detegat orbes,

Nec sit terris ultima Thule»105

(
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22

Похожие:

О научном мировоззрении iconАнатолий сидоров. О мировоззрении и самосознании

О научном мировоззрении iconКак опубликовать статью в зарубежном научном журнале
В техническом плане в настоящее время опубликовать статью в зарубежном научном журнале стало очень просто

О научном мировоззрении iconXхiv международные чтения
«Коперниканский переворот» и парадигмальные сдвиги в науке и мировоззрении эпохи Возрождения

О научном мировоззрении iconН. П. Баллин, пионер русско-украинского кооперативного движения
Взгляды Н. П. Баллина, как и практическую их реализацию в общест-венной жизни не следует оценивать однозначно. В его мировоззрении...

О научном мировоззрении icon1. Возникновение христианства: исторический обзор
Религия основана на вере и выражается, прежде всего, в мировоззрении, мироощущении (в том числе мистическом и аскетическом), культе...

О научном мировоззрении iconРеферат Тема: «Методологическая функция философии в научном познании»

О научном мировоззрении iconПокрывало майи, или сказки для невротиков
В трех частях этой книги автор подробно рассматривает три фундаментальных архетипа: диадический, триадический и эволюционный, причем...

О научном мировоззрении iconВ период школьных каникул за парты садятся учителя!
Творческого объединения «Чистые пруды», автор многочисленных трудов по православной педагогике, писатель, поэт. О своём мировоззрении,...

О научном мировоззрении iconПроект sworld При поддержке
Сборнике научных трудов по итогам конференции, а также в электронном научном журнале

О научном мировоззрении iconТребования к научным статьям для публикации в научном специализированном издании
В №1 – до 15 января; №2 – до 15 марта; №3 – до 15 мая; №4 –до 15 сентября; №5 – до 20 октября

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<