О научном мировоззрении




НазваниеО научном мировоззрении
страница11/22
Дата публикации27.02.2013
Размер2.56 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   22
L. A. Senecae. Tragodiae. Lugduni, 1554, p. 264).

Нельзя не обратить внимание на это место Сенеки. Он был одним из любимых, наиболее распространенных писателей средне­вековья, в него вчитывались, его перечитывали и комментировали. Он был, быть может, более распространен, чем Аристотель. Разнообразное влияние Сенеки дошло до конца XVIII столетия.

Таким образом, несомненно, в первые века христианской эпохи было обычным воззрением образованного общества научная истина о шарооб­разной форме Земли, висящей в небесном пространстве, причем по воз­зрениям одних – большинства, вокруг этой точки вращались небесные сферы, а по мнению меньшинства образованных людей, эта шарообраз­ная Земля неслась вокруг Солнца...106 Эта научная истина, однако, не была в то время точно доказана, хотя несомненно, косвенные доказа­тельства были совершенно неопровержимого характера. Достаточно вспомнить градусные измерения александрийских ученых, мыслимые и правильные лишь при шарообразной форме Земли.

Наряду с этими научными основаниями и открытиями путешествен­ников и купцов, широко были распространены легенды о существующих и исчезнувших будто бы областях, островах и народах. Достаточно вспомнить Атлантиду, выдвинутую Платоном в «Тимее» – Атлантиду, которую помещали уже в это время между Европой и Азией, а также еще более древнюю легенду о счастливых – райских – островах, Гесперидах и т. д.107

Но приблизительно одновременно с тем поколением, когда жили Страбон и Сенека, подымалось и росло учение, которое явилось грозным про­тивником этого воззрения и одно время грозило остановить медленно идущее расширение географических знаний. Частью под влиянием евро­пейских ученых Александрии, но главным образом под влиянием распространения христианства, в общее мировоззрение вошли новые взгля­ды, и сильное религиозное одушевление охватило значительную часть мыслящего общества. Под влиянием этого одушевления значительно ослаб интерес к научной работе, и погасло доверие к научным методам искания.

На сцену общественной и политической жизни все более и более вы­ступали новые группы, не получившие настоящего широкого образо­вания. Государства-города античного мира превращались в огромные мировые монархии, но в жизни государств не было еще выработанной и прочной системы образования. Научные истины не фиксировались в под­растающих поколениях, разношерстные и разнообразные по этническому составу и культурным традициям правящие классы не овладевали тем научным материалом, который был добыт в других условиях жизни – в небольшом, относительно, культурном мире древней Греции. Развитие науки не приноровилось к новым условиям, оно не являлось действую­щим и изменяющим агентом, каким является ныне. Наука и научные знания не проникали широко в жизнь. Научные воззрения приноравли­вались к верованиям и потребностям, вынесенным из совершенно чуж­дых им мировоззрений, и широкой волной, быстро и бесповоротно, в народные глубины проникали культы и воззрения Востока – христианство, митраизм и т. д. При этих обстоятельствах проникали, распространялись и овладевали образованием плохие и суеверные выборки и компендии древнего географического знания. Вместо работ Страбона, Посидония или Гиппарха получили широкое распространение в христианском мире и в средневековье такие полные «чудес» популярные издания, как книги географии Солина108.

Юлий Солин, биография которого нам совершенно неизвестна, писал свои «Collectanea», по-видимому, в первой половине III в. Он собрал в них невероятное количество разнообразных чудесных сказаний, расположенных в географическом порядке, так что в каждой стране он описывал чудеса, в ней «находящиеся». Он пользовался главным обра­зом Плинием, Колумеллой, Варроном и т. д., всюду выбирая, с нашей точки зрения, самое несуразное, и придавая всему окружающему миру особый странный отпечаток сказочности и необыденности. Солин был язычник, но его сочинения во множестве списков вплоть до XIV в. ока­зывали сильное и глубокое влияние на христианских ученых и христи­анское общество европейского Запада. Они отвечали чувству чудесного, питавшемуся христианскими легендами, отвечали мистическим настрое­ниям, стремлениям получить силы для борьбы с тяжелыми условиями действительности109.

В это время наряду с научным методом – и даже выше его – стал «Богооткровенный» метод достижения истины на всех путях, во всех во­просах, в крупном и мелком. И как раз в священных книгах евреев, ко­торые были священны и для христиан, нашлись места, которые, каза­лось, давали более или менее ясные указания на форму земного шара. Уже с самых первых веков христианства эти места объяснялись очень различным образом – с одной стороны, одни отцы церкви толковали их аллегорически, с другой – многие, главным образом сирийские и еги­петские христианские теологи первых веков христианства, толковали их дословно и выводили из отрывочных мест целое определенное представ­ление о форме нашей планеты.

Таким образом, с одной стороны, охлаждение к научным вопросам, с другой, появление нового – не научного, а религиозного метода реше­ния вопроса – одинаково привели, в конце концов, к замене или появле­нию в науке ложного представления о характере нашей планеты. Общее охлаждение христиан к научным вопросам в это время прекрасно выра­зил Лактанций110, в знаменитом месте своих сочинений, выдвинутом еще в эпоху Возрождения. Он перечисляет ряд вопросов, которые ста­вятся натуралистами его времени: исследование или знание причин при­родных явлений, размеров солнца, формы луны, ее нахождение на небе; о небе и его величине, из какой оно состоит материи, подвижно оно или неподвижно и т. д. Все эти вопросы [по его мнению] не могут быть познаны человеком одним разумом [ab homino], а те, которые к это­му стремятся, должны считаться сумасшедшими и помутившимися [рассудком] [furiose dementesque].

С аналогичными воззрениями и выводами Лактанция считались и по­лемизировали еще Коперник и Кеплер. В биографиях выдающихся лю­дей этого времени мы видим, как глубоко такое чувство проникало в душу людей и как часто горячо и сильно настроенные к науке люди бросали ее изучение, и сильные умом, сердцем и волею люди отходили в другие области. Это психическое настроение было более пагубно для науки, чем все нашествия варваров, оно грозило окончательной гибелью научного миросознания. В двух других областях человеческих обществ аналогичное настроение действительно привело к гибели научного миро­воззрения, ибо оно подорвало питающие его корни. Это было в XIII – XIV веках на мусульманском Востоке, когда мусульманской теологии удалось овладеть философией и наукой того времени, выставив глубокое учение мутакаллимов, исходящее из воззрения на науку, как на суету сует, и то же самое еще раньше было сделано в Индии распрост­ранением буддизма.

Наряду с этим Лактанций и другие ученые теологи выработали свое мировоззрение, более или менее правильно толкуя места Ветхого Завета, касающиеся Земли111. Это воззрение было, в конце концов, приведено в систему и доведено до абсурда в VI в. (ок. 547) византийским монахом из Египта Косьмой Индокопловом; оно никогда не было общепринятым в церкви – ни в восточной, ни в западной, но пользовалось большим авто­ритетом, особенно на греческом Востоке и, как я уже говорил, держалось до XVI – XVII вв.112 Новые исследователи нашли в его воззрениях даже отражение и более или менее ясную окраску библейских воззрений древнеегипетским язычеством, что вполне возможно, ибо толкование мест Ветхого Завета по различным переводам при отсутствии настоящей кри­тики текста и знания подлинников должно было [привести] и приводило только к ошибкам и противоречиям. Но, в общих чертах, это воззрение более или менее ясно высказывалось и до Косьмы. Мы его видим, на­пример, у византийских несториан, например, Феодора из Мопсуесты. По некоторым из этих воззрений, Земля имеет форму более или менее круг­лого диска, в центре которого находится Иерусалим113, а кругом океан, за которым царит вечная тьма и покоятся основания небесного свода. Одни, ссылаясь на книгу Иова, думали, что земной диск висит в возду­хе; другие на основании выражений псалмопевца, помещали его среди океана. Мир висит, опираясь на волю – твердыню Божию. К этому дис­ку прикреплен небесный свод – местожительство ангелов и Бога. Косьма и раньше Феодор Мопсуест и его ученики (Севериан) придавали, таким образом, всему миру форму скинии. Выше небесного свода помеща­лось вместилище вод.

В общем, как мы видели, этих воззрений держались творцы рефор­мации – Лютер и Кальвин. Последователи этих воззрений не только проводили и развивали их, но вели полемику с господствующим пред­ставлением о шаровой форме Земли (сферицистами); мало-помалу выра­боталась целая схема возражений, частью основанных на тексте священ­ных книг, частью на логической и научной критике. В подтверждение своих воззрений, где возможно, Косьма Индикоплов пользовался показа­ниями путешественников, мнением более или менее авторитетных ученых древности, в тех случаях, когда они приближались к его толко­ванию священного писания.

Мало-помалу эти воззрения охватили весь образованный мир. Но вскоре началась реакция; приблизительно с VIII – IX вв. понемногу все более и более начинает возрождаться и брать верх старинное правильное представление классического мира. Специальный исследователь космо­графических учений средних веков Кречмер находит, что с VIII столе­тия ни один видный космограф не ставил под сомнение шарообразную форму Земли. И в теологической литературе за нее стоял авторитет Беды. В науке начинает преобладать учение о земном шаре, но логиче­ские выводы из этого учения не могли быть делаемы всегда безопасно. Учение о дискообразной или иной форме Земли долго имело характер официального учения, которого держались теологи и миряне, тогда как в науке победило представление греков114.

Далеко не всегда можно было безопасно высказывать это суждение, при случае отдельные лица за него гибли; так, в XIV в. погибли два выдающихся ученых – в 1316 г. Пиетро д'Абано, врач и натуралист, каз­ненный инквизицией, а в 1324 г. сожжен во Флоренции за учение о существовании антиподов один из оригинальных умов XIV в., профес­сор Болонского университета Франческо Стабили из Асколи, прозван­ный Чекко д'Асколи.

Но это были последние жертвы. Два явления неудержимо давали ав­торитет учению о шарообразной форме Земли. Во-первых, господство Аристотеля и развитие схоластики, [представители] которой безусловно придерживались этого взгляда и, во-вторых, постепенное увеличение гео­графических знаний благодаря расширению торговых сношений, знаком­ству с арабской и древнегреческой литературой, благодаря новым морским открытиям. Эти новые знания не укладывались в старые схемы библейской географии и в то же время вполне отвечали [пред­ставлению] о шаровой форме Земли. Помогало, конечно, и то, что цер­ковь не имела окончательного и определенного ответа на этот вопрос, и всегда могли быть найдены выдающиеся теологи и отцы церкви, [яв­лявшиеся] приверженцами или допускавшие учение о шаровой форме Земли.

Но, конечно, учение о шаровой форме Земли все еще было лишь учением, логически вытекавшим из бывшего в то время комплекса науч­ных знаний, но все же допускавшим и существование рядом противопо­ложных учений. Форма Земли могла быть доказана только тогда, когда человек [получил возможность] объехать Землю и нанести на карту всю картину земного шара. Это было сделано медлен­но и постепенно работой столетий.

Многие причины приводили к этому результату. Только отчасти, в ма­лой, ничтожной степени целью открытий было стремление к знанию.

Как нередко наблюдается в истории человечества, результат откры­тий превышает и оставляет далеко позади те ближайшие цели, которые ставятся при его нахождении. Они, нередко чисто эгоистические и узкие, раскрываются неожиданно и постепенно в широкие и мощные явления, в которых исчезает самое воспоминание о ближайшей двигающей причине первого толчка и первого усилия. Так было, как мы видели, и в кни­гопечатании. Это явление нередко приводило отдельных ученых к пред­ставлениям о целесообразном ходе истории и о проявлении в ней, в той или иной форме, руководящего разумного начала. Но то же самое, мо­жет быть, указывает на неизвестные нам общие законы развития чело­веческого сознания, на существование здесь таких закономерных процес­сов, какие являются нам в так называемых законах больших чисел или законах статистики, где в массовом явлении проявляется своеобразная закономерность случая.

Здесь могут существовать обе точки зрения, но остается несомнен­ным факт, что и в эпоху открытий результат выяснения формы и разме­ров Земли, имевший благодетельное и крупное влияние на развитие че­ловеческой мысли и культуры, не отвечал тем ожиданиям, желаниям и надеждам, которые ставились людьми, делавшими открытия. Значитель­ная часть работы здесь делалась бессознательно.

Подлинно – не ведали, что творили.

ЛЕКЦИЯ 8

Факторы открытий. – Крестовые походы. – Зна­чение деятельности народных масс. – Далекие плавания древних. – Варяги и открытие Америки. – Поездки в неизвестные области
Решение вопроса о форме Земли было связано с первым кругосвет­ным путешествием. При этом, попутно, была открыта Америка, и вместе с ней необычайно увеличились горизонты, доступные образован­ному человеку. До открытия Америки две трети земного шара были аб­солютно неизвестны образованному европейцу, а о той трети, о которой он имел понятие, добрая половина его знаний была случайной, поверх­ностной, иногда относящейся к далекому, много веков бывшему раньше прошлому. Достаточно представить себе, что мог знать в конце XV в. о России европейский ученый Запада – итальянского или парижского университета.

Наиболее могучим толчком к открытию нового мира служило стрем­ление, аналогичное крестовым походам, – распространение христианства среди «неверных» и язычников. Первые путешествия, снаряженные в 1420 – 1430-х гг. принцем Генрихом Португальским, носили характер небольших экспедиций крестоносцев и логически вытекали из крестовой борьбы португальцев с маврами. Такую же цель имели путешествия Ко­лумба и Васко да Гамы. Не раз Колумб, [Васко] да Гама и другие от­крыватели этого времени высказывали эти свои идеи и [отрицали] гру­бо материальные или корыстные поводы своих поездок.

Экспедиция Колумба была решена в момент воодушевления сейчас же после взятия Гранады – последнего оплота мавров в Испании, и его успех был встречен как «дар Божий» для борьбы с «неверными». Колумб имел задачей проникнуть в тыл к мусульманскому миру, достигнуть Ин­дии, которая, по идеям того времени, была христианской, соединиться с легендарным царством христианского священника Иоанна, к которому стремились помыслы христианского Запада, начиная с конца XII – нача­ла XIII столетия.

Сам Колумб смотрел на доходы, которые можно было получить от нового края, как на деньги, которые должны идти на крестовые походы, на скорейшее обращение всех нехристиан, на приближение срока наступ­ления «Царства Божия» на земле, которое, как он думал, наступит через 150 лет после него. Раньше наступления этого Царства, по известному пророчеству, весь мир должен принять христианство. Та же цель рисо­валась и в умах великих португальцев, продолжателей дела принца Генриха – Васко да Гамы и Албукерки.

В Каликуте, куда прибыл впервые Васко да Гама, он выразил в ясной и рельефной форме это свое задушевное желание в речи, обращен­ной к местному радже, и в этой речи горячо защищался от обвинений в жажде золота или обогащения, как цели предприятия115. Целью, которая была поставлена его властителями за два поколения до него, и к кото­рой все время они неуклонно стремились, было вступить в союз с хри­стианами далекого Востока и вместе с ними, с двух сторон, довести до конца дело, которое рушилось в кровавой смуте крестовых походов в Палестину. И, несомненно, у целого ряда людей того времени, у многих тысяч, носились те же чувства и идеи и вели их к тем же подвигам. Можно сказать, что вся эпоха великих открытий явилась простым след­ствием крестовых походов, другой ее формой, имевшей в виду те же цели – освобождение св. гроба, обращение в одну христианскую веру всего человечества.

Но все дело крестовых походов, где бы оно ни происходило и про­тив кого бы оно ни направлялось: против ли арабско-сирийской куль­туры или мавританских государей Испании, в Провансе, в славянском Поморье или Литве – всюду сопровождалось невероятными жестокостями, разжигало дикие страсти и несло в корне своем все элементы раз­рушения и разложения, так как ставило средством достижения великой идеи убийства и насилия, ей противоречащие по самой сути вещей. И очень скоро материальные цели выступили на первый план; прямым следствием открытий нового мира были невероятные жестокости и убийства десятков тысяч людей, введение рабства в жизнь европейского Запада, уничтожение до конца нескольких цивилизаций. Наряду с этими страшными последствиями померкла и исчезла первоначальная цель, тем более, что на дальнем Востоке не нашлось сильного христиан­ского царства, и между Азией и Европой неожиданно оказался целый огромный, своеобразный новый мир... Нельзя, конечно, отрицать, что кре­стовая цель была проведена первыми поколениями конквистадоров, и це­лые народы были обращены в христианство. Новый свет, как и Евро­па, стал целиком или почти целиком христианским, и христианство широко проникло в Африку и Азию дальнего Востока.

Но наряду с этими целями, первоначальной крестовой идеей и даль­нейшими корыстными и материальными интересами, уже рано у отдель­ных людей выступал вперед другой идейный интерес – интерес
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   22

Похожие:

О научном мировоззрении iconАнатолий сидоров. О мировоззрении и самосознании

О научном мировоззрении iconКак опубликовать статью в зарубежном научном журнале
В техническом плане в настоящее время опубликовать статью в зарубежном научном журнале стало очень просто

О научном мировоззрении iconXхiv международные чтения
«Коперниканский переворот» и парадигмальные сдвиги в науке и мировоззрении эпохи Возрождения

О научном мировоззрении iconН. П. Баллин, пионер русско-украинского кооперативного движения
Взгляды Н. П. Баллина, как и практическую их реализацию в общест-венной жизни не следует оценивать однозначно. В его мировоззрении...

О научном мировоззрении icon1. Возникновение христианства: исторический обзор
Религия основана на вере и выражается, прежде всего, в мировоззрении, мироощущении (в том числе мистическом и аскетическом), культе...

О научном мировоззрении iconРеферат Тема: «Методологическая функция философии в научном познании»

О научном мировоззрении iconПокрывало майи, или сказки для невротиков
В трех частях этой книги автор подробно рассматривает три фундаментальных архетипа: диадический, триадический и эволюционный, причем...

О научном мировоззрении iconВ период школьных каникул за парты садятся учителя!
Творческого объединения «Чистые пруды», автор многочисленных трудов по православной педагогике, писатель, поэт. О своём мировоззрении,...

О научном мировоззрении iconПроект sworld При поддержке
Сборнике научных трудов по итогам конференции, а также в электронном научном журнале

О научном мировоззрении iconТребования к научным статьям для публикации в научном специализированном издании
В №1 – до 15 января; №2 – до 15 марта; №3 – до 15 мая; №4 –до 15 сентября; №5 – до 20 октября

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<