О научном мировоззрении




НазваниеО научном мировоззрении
страница14/22
Дата публикации27.02.2013
Размер2.56 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   22
. Но к этому времени, к середине XVIII сто­летия, упорные многолетние работы английского механика самоучки Гаррисона и труды математиков-теоретиков дали в руки моряков верный и простой способ определения не только широты, но и долготы места160.

Карты и указания мореплавателей XV – XVI столетий кишат круп­нейшими ошибками и неточностями, делающими крайне трудным их пользование и понимание.

Употребление этих новых приборов и уменье ими пользоваться было очень трудно. Хорошие ученые – мореплаватели, штурманы, умеющие пользоваться приборами, ценились высоко; их положение было во многом исключительным, они получали почести, и их наперебой приглашали раз­ные государства. В биографиях таких ученых мореплавателей XVI сто­летия – Бехайма, Америго Веспуччи, Себастьяна Кабото и др. – мы видим не раз соперничество между правительствами, привлекающими их к себе, сманивающими их из другого государства. Веспуччи наперерыв приглашали испанское и португальское правительства, он богато вознаг­раждался и заслуги его оплачивались еще его семье после его смерти161. Себастьяна Кабото стремились заполучить испанское и английское госу­дарства. Они получают громкую известность только за уменье пользо­ваться этими громоздкими и неудобными приборами. Во флоте Васко да Гамы, обогнувшего Африку, не было никого, кто бы умел производить измерения морской астролябией на корабле. Гама должен был определять широту места на суше, и еще его спутники отмечали, что хотя встречен­ные ими корабли арабов были более неуклюжи и менее подвижны, чем португальские каравеллы, но их капитаны лучше и быстрее обращались с приборами и легче определяли положение корабля на море. Правда, последние плавали в знакомом им океане.

Во всяком случае, к концу XIV и началу XV столетия образовался класс моряков, привыкших к дальним плаваниям, и до известной степе­ни они умели ориентироваться в открытом океане. В то же время от­дельные открытия и указания прибрежных жителей все более и более усиливали убеждение, что за океаном находятся острова или страны; эти страны всеми принимались за восточные берега Азии. К началу XV столетия, как я уже говорил, в ученой среде не сомневались в круглой форме Земли, но представление об этой форме приводило к некоторым выводам, во многом отличным от современных. Благодаря путешествиям Марко Поло в XIII столетии и все большему и большему распространению географии Птолемея, которая сделалась известной в латинском переводе в 1409 г. и распространялась в многочисленных рукописях, в это время знали, что Азия кончается океаном, другой берег которого думали видеть в западном прибрежье Европы162. Следовательно, являлась и высказыва­лась мысль о возможности достигнуть культурных гаваней Китая и Ин­дии, плывя на запад от берегов Испании и Португалии.

Сохранились [сведения] о попытках этого времени и даже указания на отправившихся туда, но не вернувшихся смелых мореплавателях. Так, в 1291 г. вспоминаются поездки генуэзцев Дориа и Вивальди, ду­мавших попасть в Азию, плывя на запад. Позже, в XV в. не раз туда направлялись португальцы и англичане. Вивальди и Дориа где-то по­гибли, а английские и португальские [моряки] возвращались с пути.

Но кроме этого, появлялся [вследствие] шарообразной формы Земли и другой вопрос: что же лежит южнее Европы и нельзя ли достигнуть Индии другим путем, обогнув Африку? Здесь встретились с совершенно своеобразным представлением Птолемея, заимствованным от более древ­них греческих географов. Птолемей считал, что возможна для жизни только небольшая полоса умеренного и теплого климата: на севере лежит застывший океан и вечные холода, не дозволяющие жить; в центре, вдоль экватора, находятся сожженные солнцем части земного шара, также недоступные для человека. За ними, южнее, могут находиться антиподы, но они отрезаны непроходимой горячей областью. Часть этой области является в виде непроходимой пустыни Сахары, дальше лежит непроходимый горячий океан. Аналогичные воззрения видим мы у мно­гих древних и средневековых писателей. Объезд Африки древними кар­фагенскими путешественниками или проникновение их к югу далеко за экватор были забыты, и лишь некоторые отдельные ученые средне­вековья, например Альберт Великий, думали, что такое безлюдье нельзя принимать в буквальном смысле и что по прибрежью и вдоль этого го­рячего океана есть жизнь.

Но мало-помалу получило развитие еще более крайнее воззрение, которое издавна, еще в XIII столетии как бы пыталось соединить оба воз­зрения: о дискообразной Земле – острове, окруженном океаном, и представление о земном шаре. Это воззрение с церковной точки зрения должно было являться более правильным, придерживаться [его] было безопаснее, так как оно исключало возможность существова­ния антиподов.

Предполагалось, что материк, твердая земля в виде шара, плавает в шаре – Океане, и их центры не совпадают. Земли нет за эква­тором, кроме небольших отрогов Евразии, соединенной с Африкой, а кругом находится океан. Если даже пройти за горячий, безлюдный, не­проходимый пояс экваториальных стран, мы вновь вернемся к той же Азиатской или Европейской земле. Антиподов, таким образом, не суще­ствует. Так приблизительно представляли Землю Данте в начале XIV в., космограф Рейс – в конце XV – начале XVI в.

В конце концов, получилось представление, сходное с тем, какого при­держивались поклонники Косьмы Индикоплова – только расширенное и примененное к новейшим открытиям. Континент – один, вокруг него отдельные острова, а за ними – бесконечный Океан. Пройдя его, опять вернемся к другой точке того же континента.

Нельзя не отметить еще одного воззрения, которое было высказано впервые греческим ученым Кратесом и повторялось затем не раз у древ­них и средневековых географов163. Его мы видим, например, в картах каноника св. Омара Ламберта в начале XII в. По этому воззрению, весь земной шар делится на четыре суши – наша обитаемая земля, за жарким, непроходимым, может быть, Океаном – Южный материк, а на других частях земного шара (у антиподов) – две других таких же суши. Правда, эти воззрения не до­казывались никакими, для нас научно убедительными, данными, но они будили мысль и влекли ее не ограничиваться известной частью земного шара. Эти два неизвестные материка антиподов Кратеса в общем отвеча­ли Южной и Северной Америке.

Таково было состояние знаний и таковы были условия мореходного дела, когда в 1416 г. португальский принц Генрих (1394 – 1460), вернув­шись из первого удачного нападения португальцев на мавров в Северной Африке, кончившегося взятием Сеуты, послал первую каравеллу на юг вдоль Африки, имея вначале, по-видимому, исключительно разведочные цели против сурового врага, с которым боролась Португалия, т. е. цели крестового похода. Это была первая экспедиция Г. Велыо, который вновь открыл и занял Канарские острова, явившиеся вслед за тем как бы ба­зисом морских разведочных работ португальцев против мавров.

Эта первая экспедиция Генриха была началом его многолетней пла­номерной деятельности, и в действительности была началом эпохи от­крытий. В этом первом толчке к великому всемирному движению вы­ступает вперед непреклонная воля и сознательность жизни этого – одиноко стоявшего в то время – человека. Он принадлежал к талантли­вой семье государственных людей, создавших Португальское государство. Жизнь его была несложна и вся отдана на служение идее. Он родился в 1394 г. в Опорто и был сыном короля Жуана I. Совсем молодым он при­нял участие в 1415 г. в борьбе с маврами в Сеуте, где выделился своей храбростью. С тех пор он всю свою жизнь посвятил борьбе с мусульманским врагом и жил аскетом. Он был командор ордена рыцарей св. Кре­ста [по другим данным – Христа] и направил средства этого ордена на морские предприятия против мавров164.

В 1419 г. Зарку и Ваш Тейшейра открывают Мадейру и Порту Сан­ту, в 1431 г. Велью Кабрал – Азорские острова. В промежутке идут многочисленные отдельные экспедиции, которые не приносили никакого дохода, на них шли деньги рыцарского ордена, командором которого был принц Генрих и который имел целью борьбу с «неверными». Эти экспе­диции имели характер мелких партизанских набегов – брались пленные, убивались сопротивлявшиеся мавры и добывались сведения о стране, им подвластной.

По-видимому, вначале план был не совсем ясен, но ясно, что целью его были не коммерческие или научные, а чисто религиозные интересы. Принц Генрих был сосредоточенная натура, полная искреннего и глубо­кого религиозного чувства; аскет по характеру своей жизни, он был все­цело предан своей идее, и, несмотря на сопротивление и несочувствие окружающих, неуклонно продолжал годами поставленную себе цель. Он тратил все свое личное состояние, входил в крупные долги, вел деятель­ные сношения с агентами, которых посылал континентальным путем для выяснения сил и характера векового врага. Долгое время португальские корабли доходили только до мыса Бохадора, лежащего на границе тео­ретического тропического пояса. Обогнуть его никто не решался: за ним, думали, лежала совсем непроходимая горячая пустыня. Все время порту­гальцы были в области, которой от времени до времени достигали дру­гие моряки. Давно были известны Канарские острова и за много [лет] раньше, по-видимому, достигали отдельные мореплаватели острова Ма­дейры165. Но и берега Африканского материка уже давно не были тай­ной для отдельных морских искателей приключений. Так, еще на Ката­лонских картах 1375 г. мыс Бохадор обозначали под именем Bugader. Может быть, их достигали бетанкуры с Ка­нарских островов166. Все, что видели они на прилежащих берегах Афри­ки – в пустынных областях Западной Сахары, с незначительным и бед­ным населением, мало говорило против этой господствующей, вероятно, недавно сложившейся теории. Но в 1434 г., через 15 лет неослабных усилий, один из приближенных принца Генриха – Ж. Эаниш обогнул на корабле мыс [Бохадор] и разрушил легенду о невозможности плыть даль­ше. Рассказывают, что Ж. Эаниш думал совершить геройский поступок, чтобы загладить и очистить преступление или проступок, за который должен был понести кару и потерять доверие принца. И в то время, при тех средствах, какие были в морском деле, этот мыс, [окруженный] бурным морем, представлял трудно проходимую преграду, особенно, если плыть в виду берегов. Надо было обходить его открытым морем, а на это не решались плохо экипированные корабли португальцев, только что учившихся морскому делу. Смелая попытка Ж. Эаниша нашла последо­вателей, тем более что он указал, что за Бохадором лежит не одна только горячая пустыня, а, по-видимому, южнее есть населенная страна.

Сперва дальнейшие попытки остановились. В 1437 португальцы предприняли неудачную военную экспедицию против мавров, в которой принимал участие и принц Генрих, едва из­бежавший плена. Неудача этой экспедиции и вскоре последовав­шая смерть короля Эдуарда на несколько лет остановила сна­ряжение морских экспедиций. Лишь в 1441 г. он вновь возобновил пред­приятие. Сейчас же, через немного лет окончательно рушилась легенда о пустынном, безлюдном характере экваториального пояса, и пал авто­ритет ложного научного представления о характере нашей планеты. В 1441 г. Н. Триштан и А. Гонсалвиш достигли уже явно населенной страны; в 1443 г. перед португальцами того же Н. Триштана в заливе Аргена впервые открылась страна, куда доходили богатые, дорогие растительные продукты тропиков, и впервые возникла надежда на торговое значение поездок. Это открытие было совершенно неожиданно для большинства португальского и западно-европейского общества, хотя едва ли было неожиданно для принца Генриха, который давно уже получал от своих корреспондентов сведения о характере стран за пределами Сахары.

Около залива Аргена была основана первая торговая фактория. Экс­педиции принца Генриха сразу получили огромную популярность в стра­не, и началось лихорадочное, возбужденное стремление в новую страну. Стимулом явилось стремление к обогащению. Это движение еще более усилилось, когда в 1445 году Д. Диаш дошел до Гвинеи, до устья Сенегала, где кончилось впервые мавританское население и появились негры167. Вместе с тем, здесь открылся роскошный тропический мир с невиданным богатством и разнообразием животных и растительных форм, полный ценных продуктов флоры и с явными признаками золота. Порту­галию охватила настоящая горячка заморских предприятий. В новые страны двинулось множество авантюристов и энергичных людей. Но принц Генрих неуклонно продолжал все дальше свои расследования. Вскоре Фернандиш достиг Сьерры Леоне (около 8° сев. широты), надол­го оставшейся крайним пунктом португальских экспедиций, а посланный внутрь страны Диогу Гомиш (Diogo Gomez) принес известие, что боль­шие реки текут на восток, по направлению к Абиссинии, к той христи­анской стране, завязать сношения с которой стремился принц Генрих и о которой в Европе имелись загадочные, смутные сведения. Диогу Гомиш в докладе принцу Генриху прекрасно выражает настроение, которое разделялось многими деятелями этих открытий. «Птолемей, – пишет он, – мог высказывать очень хорошие мнения о делении мира, но в одном от­ношении он думал очень ложно. Он разделяет ему известный мир на три части, именно – на среднюю, обитаемую и на необитаемые: аркти­ческую, вследствие ее холода, и тропическую, вследствие ее жары. Но в действительности оказалось обратное. У экватора живут бесчисленные черные народы, и деревья произрастают в трудно мыслимом обилии (ве­личине), ибо как раз на юге увеличивается сила и полнота растительно­сти, хотя формы ее являются странными»168 В 1460 г. Гомиш вместе с Ноли открывают острова Зеленого Мыса. Но незадолго перед этим умер принц Генрих, и исследования португальцев временно затормозились.

Деятельность принца Генриха, продолжавшаяся 45 лет (1415 – 1460) с неуклонным упорством, является совершенно исключительной в истории того времени. Она наложила печать на все дальнейшее развитие географических открытий. Впервые в течение всех долгих веков появ­ляется планомерное исследование земной поверхности совершенно неиз­вестной древним; все сведения концентрируются, пользуясь новыми дан­ными, появляется возможность сделать дальнейший шаг и чисто индук­тивным путем приобретается все новое и новое количество сведений, в конце концов, в корне разрушающее господствующую научную теорию. В то же время формируются флот и моряки; из [страны], далекой от морских предприятий, Португалия превращается в первостепенную морскую державу, и неуклонная воля одного человека, в конце концов, привела в движение всю страну, направила ее к одной цели, правда, вызвав в ней грубый экономический интерес обогащения, но возбудив и энергию предприимчивости. Постепенно стремление к морским пред­приятиям охватило широкие и разнообразные круги всего португальско­го общества.

Но принц Генрих не только вызвал движение в своей стране. Он вел деятельные сношения с чужестранцами, и многие из них принимали деятельное участие в его предприятиях. Создалась легенда, разрушенная исторической критикой, об образовании им в Сагре, где он жил, морской академии, где он готовил и выпускал образованных моряков. Но, хотя эта легенда и неверна, но верно, что в его руках сосредоточивались и у него обрабатывались все сведения о новых странах. Составленные под его влиянием карты легли, как увидим, в основание позднейшей карто­графии новых, неизвестных древним стран и местностей. Они явились основой нашей современной карты земного шара. Понемногу под его влиянием улучшалось морское дело, снаряжение и усовершенствование морских судов и приборов.

После смерти принца Генриха в 1460 остановилось на не­сколько лет дальнейшее быстрое движение на юг. От­крытия его моряков дошли до 8° с. ш., и только в 1471 г. Ж. ди Сантарен и П. ди Ишкубар перешли экватор и достигли 1°51' южной широ­ты. Движения дальше на юг начались только в 1470–1480-х годах.

Такая приостановка была вызвана совершенно неожиданными труд­ностями и препятствиями, с которыми встретились португальцы.

Определение широты местности происходило главным образом путем определения высоты Полярной звезды над горизонтом, которая в это время, хотя была дальше, чем теперь, от полюса Мира, но все-таки довольно близка к нему. По мере приближения к экватору, Полярная звез­да все более и более приближалась к горизонту, и определение ее угла делалось все менее точным, более трудным и, наконец, совершенно не­возможным. Вместе с тем, перед мореплавателями появились новые со­звездия, никогда раньше никем невиданные, и исчезали старые. Пере­плывая экватор или к нему приближаясь, португальцы встретились не только с новым тропическим миром, с новой черной расой людей, но и с новым небом. А между тем, только неизменное
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   22

Похожие:

О научном мировоззрении iconАнатолий сидоров. О мировоззрении и самосознании

О научном мировоззрении iconКак опубликовать статью в зарубежном научном журнале
В техническом плане в настоящее время опубликовать статью в зарубежном научном журнале стало очень просто

О научном мировоззрении iconXхiv международные чтения
«Коперниканский переворот» и парадигмальные сдвиги в науке и мировоззрении эпохи Возрождения

О научном мировоззрении iconН. П. Баллин, пионер русско-украинского кооперативного движения
Взгляды Н. П. Баллина, как и практическую их реализацию в общест-венной жизни не следует оценивать однозначно. В его мировоззрении...

О научном мировоззрении icon1. Возникновение христианства: исторический обзор
Религия основана на вере и выражается, прежде всего, в мировоззрении, мироощущении (в том числе мистическом и аскетическом), культе...

О научном мировоззрении iconРеферат Тема: «Методологическая функция философии в научном познании»

О научном мировоззрении iconПокрывало майи, или сказки для невротиков
В трех частях этой книги автор подробно рассматривает три фундаментальных архетипа: диадический, триадический и эволюционный, причем...

О научном мировоззрении iconВ период школьных каникул за парты садятся учителя!
Творческого объединения «Чистые пруды», автор многочисленных трудов по православной педагогике, писатель, поэт. О своём мировоззрении,...

О научном мировоззрении iconПроект sworld При поддержке
Сборнике научных трудов по итогам конференции, а также в электронном научном журнале

О научном мировоззрении iconТребования к научным статьям для публикации в научном специализированном издании
В №1 – до 15 января; №2 – до 15 марта; №3 – до 15 мая; №4 –до 15 сентября; №5 – до 20 октября

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<