1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана




Название1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана
страница2/8
Дата публикации27.02.2013
Размер0.75 Mb.
ТипДокументы
uchebilka.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8
научны, но не отвечали формальной действительности; они могли существовать только постольку, только до тех пор, пока логически вы­веденные из них следствия точно совпадали с известной тогда об­ластью явлений, или выводы из других научных теорий не вполне ей отвечали или ей противоречили. Долгое время после Кеплера дер­жались картезианские воззрения, и одновременно с Ньютоном развивал свои взгляды Гюйгенс. Последние признания коперниковой системы в ее новейших развитиях произошли в цивилизованном мире уже в кон­це XVIII и даже в начале XIX столетия, когда пали последние цер­ковные препятствия православной церкви в России7 и католической в Риме8. Оставляя в стороне эти препятствия, вышедшие из посторон­них науке соображений, мы совершенно иначе должны относиться к тем теориям, с которыми боролись Коперник, Кеплер, Ньютон и их после­дователи. Эти теории так же, как сама птолемеева система, из которой они так или иначе исходили, представляли строго научную дисципли­ну: они входили как части в научное мировоззрение. Коперник, приняв, что Земля вращается вокруг Солнца, в то же время сохранил часть эпициклов и вспомогательных кругов для объяснения движения других планет – ибо иначе он не мог объяснять фактов9. Найдя формальную истину для Земли, он в то же время не мог вполне разорвать со ста­рой теорией, противоречившей его основным положениям. Поэтому его ученые противники – Тихо Браге10 или Клавиус11 – имели полное право не принимать его основного положения, а, сохраняя единство по­нимания, пытались улучшить старинную теорию эпициклов, стараясь объяснить при этом все те точные факты, которые были выставлены, благодаря новым открытиям, Коперником и его сторонниками в защиту новой теории. Точно так же после открытия законов движения планет Кеплером, лишь в грубых чертах в то время проверенных на опыте, законы Кеплера из вполне научных соображений оставлялись в сторо­не великими учеными и философами XVII столетия. Их не принимали представители механического мировоззрения – Галилей12, с одной сто­роны, Декарт и картезианцы в широком смысле – с другой, ибо Кеп­лер для объяснения открытых им правильностей мог выдвинуть только духов небесных светил, целесообразно двигающих светила в небесном пространстве...13 Должен был явиться Ньютон, чтобы окончательно решить с формальной точки зрения этот вопрос и сделать в науке не­возможными все изменения и приспособления птолемеевой системы. И она исчезла до конца. Но было бы крупной ошибкой считать борь­бу копернико-ньютоновой системы с птолемеевой борьбой двух мировоз­зрений, научного и чуждого науке; это внутренняя борьба между представителями одного научного мировоззрения. Для тех и для других лиц окончательным критерием, поводом к изменению взглядов служат точно констатированные факты; те и другие к объяснению природы идут пу­тем наблюдения и опыта, путем точного исчисления и измерения. На взгляды лучших представителей обеих теорий сознательно одинако­во мало влияли соображения, чуждые науке, исходившие ли из фило­софских, религиозных или социальных обстоятельств. До тех пор, пока научно не была доказана невозможность основных посылок птолемеевой системы, она могла быть частью научного мировоззрения. Труды лиц, самостоятельно работавших в области птолемеевой системы, поражают нас научной строгостью работы. Мы не должны забывать, что именно их трудами целиком выработаны точные методы измерительных наук. На этой теории развились тригонометрия и графические приемы рабо­ты; приспособляясь к ней, зародилась сферическая тригонометрия; на почве той же теории выросли измерительные приборы астрономии и математики, послужившие необходимым исходным пунктом для всех других точных наук. Над этими приборами работали как раз против­ники коперникова мировоззрения. Не говоря уже о выдающихся трудах Тихо Браге и Бюрги14, но и менее крупные наблюдатели: Биневиц (Апиан)15, Нониус16, Клавиус и т. д. оставили ясный след в этой об­ласти человеческого мышления. Когда теперь в музеях попадаются, к сожалению, немногие сохранившиеся приборы, связанные с системой эпициклов, с удивлением останавливаешься перед отчетливостью отдел­ки этих измерительных аппаратов. Благодаря сознательному стремле­нию соединить сложность с точностью, здесь впервые выросла своеоб­разная современная техника научных приборов, это могущественнейшее ныне орудие всего точного знания. Наконец, научное качество работ ученых последователей теории Птолемея видно и в том, что на их наблюдениях в значительной степени развилось противоположное им мировоззрение; труды и методы Региомонтана17 были в числе важных опор­ных пунктов Коперника, а Кеплер вывел свои законы, пользуясь дра­гоценными многолетними наблюдениями Браге и его учеников18.

Таким образом, «научное мировоззрение» не является синонимом истины точно так, как не являются ею религиозные или философские системы. Все они представляют лишь подходы к ней, различные проявле­ния человеческого духа. Признаки научного мировоззрения совсем другие. И эти признаки таковы, что птолемеево представление о Вселен­ной входило, по справедливости, в состав научного мировоззрения извест­ной эпохи, и что в настоящее время в нашем научном мировоззрении есть части, столь же мало отвечающие действительности, как мало ей отвечали царившая долгие века система эпициклов. И эти по существу неверные звенья нашего научного мировоззрения входили в него до тех пор, пока не была доказана их невозможность, невозможность какого бы то ни было развития птолемеевой системы, как доказывал Ньютон в 1686 г. своими великими «Philosophiae Naturalis Principia». Однако – и после того – еще десятки лет в научной среде держались старые воззрения. Десятки лет ньютоновы идеи не могли проникнуть в обществен­ное сознание. В английских университетах картезианство держалось 30 – 40 лет после издания «Principia»; еще позже проникли во Францию и Германию идеи Ньютона19.

4. Именем научного мировоззрения мы называем представление о яв­лениях, доступных научному изучению, которое дается наукой; под этим именем мы подразумеваем определенное отношение к окружающему нас миру явлений, при котором каждое явление входит в рамки научного изучения и находит объяснение, не противоречащее основным принципам научного искания. Отдельные частные явления соединяются вместе как части одного целого, и в конце концов получается одна картина Вселен­ной, Космоса, в которую входят и движения небесных светил, и строе­ние мельчайших организмов, превращения человеческих обществ, истори­ческие явления, логические законы мышления или бесконечные законы формы и числа, даваемые математикой. Из бесчисленного множества от­носящихся сюда фактов и явлений научное мировоззрение обусловли­вается только немногими основными чертами Космоса. В него входят также теории и явления, вызванные борьбой или воздействием других мировоззрений, одновременно живых в человечестве. Наконец, безусловно, всегда оно проникнуто сознательным волевым стремлением человеческой личности расширить пределы знания, охватить мыслью все окружающее.

В общем, основные черты такого мировоззрения будут неизменны, какую бы область наук мы ни взяли за исходную – будут ли то науки исторические, естественно-исторические или социальные, или науки абст­рактные, опытные, наблюдательные или описательные. Все они приведут к одному научному мировоззрению, подчеркивая и развивая некоторые его части. В основе этого мировоззрения лежит метод научной работы, известное определенное отношение человека к подлежащему научному изучению явлению. Совершенно так же, как искусство немыслимо без какой-нибудь определенной формы выражения, будь то звуковые элемен­ты гармонии или законы, связанные с красками, или метрическая форма стиха; как религия не существует без общего в теории многим людям и поколениям культа и без той или иной формы выражения мистическо­го настроения; как нет общественной жизни без групп людей, связанных между собой в повседневной жизни в строго отграниченные от других таких же групп формы, рассчитанные на поколения; как нет философии без рационалистического самоуглубления в человеческую природу или в мышление, без логически обоснованного языка и без положительного или отрицательного введения в миросозерцание мистического элемента, так нет науки без научного метода. Этот научный метод не есть всегда ору­дие, которым строится научное мировоззрение, но это есть всегда то ору­дие, которым оно проверяется. Этот метод есть только иногда средство достижения научной истины или научного мировоззрения, но им всегда проверяется правильность включения данного факта, явления или об­общения в науку, в научное мышление.

Некоторые части даже современного научного мировоззрения были достигнуты не путем научного искания или научной мысли – они вошли в науку извне: из религиозных идей, из философии, из общественной жизни, из искусства. Но они удержались в ней только потому, что вы­держали пробу научного метода.

Таково происхождение даже основных, наиболее характерных черт точного знания, тех, которые временами считаются наиболее ярким его условием. Так, столь общее и древнее стремление научного миросозерца­ния выразить все в числах, искание кругом простых числовых отношений проникло в науку из самого древнего искусства – из музыки. Исходя из нее, числовые искания проникли путем религиозного вдохновения в самые древние научные системы. В китайской науке, например, в меди­цине20 играют определенную роль числовые соотношения, очевидно, находящиеся в связи с чуждой нам формой китайской музыкальной шкалы тонов. Первые следы влияния нашей музыкальной гармонии мы видим уже в некоторых гимнах Ригведы, в которых числовые соотношения ми­рового устройства находятся в известной аналогии с музыкой, с песнью21. Известно, как далеко в глубь веков идет обладание пре­красно настроенными музыкальными инструментами; вероятно, еще раньше зарождается песня, музыкальная закономерная обработка чело­веческого голоса. Тесно связанная с религиозным культом, влияя на него и сама изменяясь и углубляясь под его впечатлением, быстро развива­лась и укоренялась музыкальная гармония. Очень скоро и ясно были уловлены простые численные в ней соотношения. Через Пифагора и пи­фагорейцев концепции музыки проникли в науку и надолго охватили ее22. С тех пор искание гармонии (в широком смысле), искание число­вых соотношений является основным элементом научной работы. Найдя числовые соотношения, наш ум успокаивается, так как нам кажется, что вопрос, который нас мучил – решен. В концепциях ученых нашего века число и числовое соотношение играют такую же мистическую роль, какую они играли в древних общинах, связанных религиозным культом, в созерцании служителей храмов, откуда они проникли и охватили науч­ное мировоззрение. Здесь еще теперь видны и живы ясные следы древ­ней связи науки с религией. От религии же, как и все другие духовные проявления человеческой личности, произошла наука.

Каждому известны выражения: Вселенная, Космос, Мировая гармо­ния. В настоящее время мы соединяем с этими представлениями идею о закономерности всех процессов, подлежащих нашему изучению. Преж­де понимали их совсем иначе. Наблюдая правильные – простые число­вые – соотношения между гармоническими тонами музыки и производя­щими их предметами, полагали, что зависимость между ними сохраняет­ся всегда; думали, что каждому двигающемуся предмету, каждому явлению, находящемуся в простых численных соотношениях с другими или образующему с ним правильную геометрическую фигуру (отдельные линии которой, как уже нашли пифагорейцы, находятся в простых чис­ленных соотношениях), соответствует свой тон, неслышный нашему грубому уху, но проникаемый нашим внутренним созерцанием. Тогда считали, что путем самоуглубления, погружения в тайники души можно слышать гармонию небесных светил, небесных сфер, всего окружающего. Известно, как глубоко такое искание и убеждение охватывало душу Кеп­лера, когда оно привело его к открытию его вечных законов. В глубоких и широких религиозных построениях отцов церкви и ученых теологов средних веков та же идея получила другое выражение: все существую­щие и гармонически расположенные светила поют славу творцу, и тоны этой мировой гармонии, неслышные нам, слышны ему наверху, а нам выражаются в закономерности и правильности окружающего нас мира. Телеологическая идея религиозного мировоззрения нашла здесь свое поэтическое и глубоко настроенное выражение. В научной области и до сих пор живо то же сознание: очень ярко его выразил типич­ный представитель формально дуалистического научного мировоззрения XVIII столетия Лаплас, который считал возможным выразить все со­вершающееся в мировом порядке одной широкой, всеобъемлющей мате­матической формулой. В «Космосе» Гумбольдта – создании той же эпохи,
но более проникнутом религиозным чувством и натурфилософским созер­цанием, – видим мы ясное выражение того же настроения.

Оно же сказывается в существовании в науке таких числовых соотношений, по существу приблизительных, которым не находится никакого рационального объяснения, например, в так называемом законе Тициу­са23 о расстояниях между планетами солнечной системы, относящихся между собой, как числа довольно простой геометрической прогрессии. Между Юпитером и Марсом, вопреки этому «закону», было пустое про­странство; под влиянием этих идей сюда направились искания ожидае­мой там новой планеты, искания, действительно приведшие в начале XIX столетия к открытию астероидов24. Обобщения, аналогичные «зако­ну» Тициуса, проникают во всю историю естествознания; в виде эмпири­ческих числовых законов они господствуют в областях, связанных с мо­лекулярными явлениями вещества. Они служат могущественным орудием работы, хотя и отбрасываются дальнейшим ходом науки; они являются простым выражением стремления к нахождению мировой гармонии. Живые и глубокие проявления этого древнего чувства видим мы во всех течениях современного научного мировоззрения.

Весьма часто приходится слышать убеждение, не соответствующее ходу научного развития, будто точное знание достигается лишь при получении математической формулы, лишь тогда, когда к объяснению явления и к его точному описанию могут быть приложены символы и построения математики. Это стремление сослужило и служит огромную службу в развитии научного мировоззрения, но привнесено ему оно извне, не вытекает из хода научной мысли. Оно привело к созданию новых отделов знания, которые едва ли бы иначе возникли, например, математической логики или социальной физики. Но нет никаких основа­ний думать, что при дальнейшем развитии науки все явления, доступ­ные научному объяснению, подведутся под математические формулы или под так или иначе выраженные числовые правильные соотношения; нельзя думать, что в этом заключается конечная цель научной работы.

И все же никто не может отрицать значения такого искания, такой веры, так как только они позволяют раздвигать рамки научного знания; благодаря им охватится все, что может быть выражено в математических формулах, и раздвинется научное познание. Все же явления, к которым не приложимы схемы математического языка, не изменяются от такого стремления. Об них, как волна о скалу, разобьются математические обо­лочки – идеальное создание нашего разума.

В одном из самых интересных и глубоких научных споров, которые происходят в наше время в области так называемых неорганических наук, в спорах между сторонниками энергетического и механического мировоззрений – мы видим на каждом шагу чувства числовой мировой гармонии...25

5. И, однако, такое проникшее извне воззрение или убеждение не могло бы существовать в науке, не могло бы влиять и складывать науч­ное мировоззрение, если бы оно не поддавалось научному методу иссле­дования. Это испытанное наукой орудие искания подвергает пробе все, что так или иначе вступает в область научного мировоззрения. Каждый вывод взвешивается, факт проверяется, и все, что оказывается противо­речащим научным методам, беспощадно отбрасывается.

Понятно, что выражение явления в числе или в геометрической фи­гуре вполне соответствует этим основным условиям научного искания. Понятно, почему такое стремление к числу, к числовой или к математи­ческой гармонии, войдя в область научной мысли, укоренилось и разви­лось в ней, проникло ее всю, нашло настоящее поле своего приложения.

Наиболее характерной стороной научной работы и научного искания является
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана icon1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнообразных...
А без этого, очевидно, нельзя дать историю развития этих областей знания, которая может быть написана только лицом, самостоятельно...

1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана iconУрок алгебры в профильном 11 классе по теме «Решение систем показательных...
«Развитие и образование ни одному человеку не могут быть даны или сообщены. Всякий, кто желает к ним приобщиться, должен достигнуть...

1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана iconОчерки по стилистике английского языка
В этой книге сделана попытка описать систему стилистических средств, вскрыть их природу и показать их функции в разных стилях речи....

1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана iconЕвропа и Россия, а в особенности Юго-Восточная Европа, находятся...
Юго-Восточной и Восточной Европы. Вместо свободного демократического мира, вместо "Европы без границ", открытой для передвижения...

1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана iconВ настоящее время производители реактивов предлагают разнообразные...
В настоящее время производители реактивов предлагают разнообразные наборы для клинической химии, основанные на разных аналитических...

1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
В настоящее время вся совокупность наук человеческой цивилизации позволяет сделать неопровержимый вывод о возможности и большой вероятности...

1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана iconДля промышленности Харьковщины
В настоящее время научный потенциал кафедры представляют 4 доктора технических наук и 16 кандидатов наук, а также более 30 научных...

1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана iconРазвитие коммуникативных способностей учащихся на уроках английского языка
В настоящее время роль обучения устному общению, в котором говорение играет первостепенную роль, трудно переоценить. Учащиеся разных...

1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана iconВ настоящее время атомная энергетика развивается практически только...
Развертывание крупномасштабной атомной энергетики позволит вытеснить более дорогой уголь, экономить нефть и газ в тех производствах,...

1. Охватить в одном общем историческом очерке развитие разнооб­разных наук о природе едва ли в настоящее время посильно одному человеку. Для этого не сделана iconЖемчужины Бенилюкса
Сиротского приюта", где в настоящее время находится Музей истории Амстердама, "Галерея стрельцов" с картинами 17 века. После этого...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<