Социальная стратификация




НазваниеСоциальная стратификация
страница9/19
Дата публикации28.02.2013
Размер3.85 Mb.
ТипУчебное пособие
uchebilka.ru > История > Учебное пособие
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19
У. Г. Рансимен) Веберовский плюралистический подход к анализу социальной структуры последовательно отстаивается У. Г. Рансименом, считающим, что класс, статус и политическая власть являются основой для трех отдельных общественных иерархий. Конечно, и некоторых (чаще всего доиндустриальных) обществах и в некоторых случаях (как, например, в случае с иерархией социально-профессиональных групп) классовое, статусное и властное членения могут сходиться очень близко, чуть ли не совпадать. Но в принципе они всегда остаются относительно самостоятельными стратификационными системами, а между их категориями нет даже особо тесной связи31.

Помимо узкого «партийно-политического» понимания «власти» Рансимен повсеместно использует это понятие в общесоциологическом значении — как основу любого структурного процесса, образования и класса, и статуса, и партии. Используя распределение власти как исходную основу для множества стратификационных критериев, он предлагает сначала «идеальные типы индустриального общества», построенные на базе различных стратификационных систем («классовое», «элитное», «кастовое», «плюралистическое», «социалистическое» и «революционное») 32, а из этих «кубиков» складывает типологию «реальных обществ», включающую в себя: «неокапиталистический» тип (пример Великобритании), «социал-демократический» тип (пример Швеции), «государственный социализм» (пример Советского Союза), «революционный социализм» (Китай), и «этнократический» тип (Южно-Африканская республика).

Рансимен воюет с однокритериальным членением общества и собственно в классовой теории, утверждая, что ни профессионально-должностное положение, ни размеры дохода не могут служить достаточным основанием для выделения классов, но только единство трех критериев наличия или отсутствия экономической власти: 31 Runciman W. G. Class, Status and Power // Social Stratification. Cambridge. 1968.

P. 25-61.

32 Runciman W. G. Towards a Theory of Social Stratification. // The Social Analysis of Class Structure. P. 62-63.

100

возможностей контроля (распоряжения экономическими ресурсами), размеров собственности (юридического владения ресурсами), рыночных позиций (marketability) (обладания необходимыми способностями или квалификацией).

Сравнивая между собой трех профессиональных инженеров с одинаковыми персональными данными — служащего крупной компании, владельца малого бизнеса и независимого консультанта, — Рансимен утверждает (и в атом суть его подхода), что: «Несмотря на всю разницу между ними как в уровнях дохода, так и в системе занятости, они находятся в одной классовой позиции. А происходит это потому, что каждый из них представляет один из функционально эквивалентных критериев экономической власти — контроль в первом случае, собственность во втором случае и рыночные позиции — в третьем»33.

Рансимен фиксирует на этой основе семь различных классов. Но нам здесь интересен сам подход — выделение классов в зависимости от масштабов реализуемой экономической власти, учитывающее позиции субъектов на рынке собственности, рынке труда и во внутрифирменной организации.

Многокритериальный подход был реализован в целом ряде эмпирических исследований, посвященных разным социальным группам. К «классическим» образцам сегодня можно отнести исследование клерков (Д. Локвуд), рабочих («Кембриджская группа» — Дж. Голторп и др.), мелкой городской буржуазии (Ф. Бичхофер и др.), сельских фермеров (Г. Ньюби и др.). Посмотрим, в чем состоит специфика их подходов.

«Работник в черном пальто» (Дэвид Локвуд) Опубликованное в конце 1950-х годов исследование Д. Локвуда, посвященное судьбам служащих-клерков, явно воплощает веберовскую традицию. Суть же подхода такова. Положение любой социальной группы раскрывается через характеристику ее трех ситуаций: рыночной, трудовой и статусной. Первые две формируют классовые, третья — стратификационные позиции группы. Именно совокупностью указанных позиций определяется структура группового самосознания и самоидентификации.

Рыночная ситуация, по Локвуду, непременно включает отношения собственности. Но отличие от ортодоксальных марксистов весьма существенно. Последние считают, что само наличие или отсутствие собственности есть основание для классовой идентификации. Если же какая-то группа (те же клерки) не осознают своих «объективных» 33 Runciman W. G. How Many Classes Are There in Contemporary British Society? // Sociology. 1990. Vol. 24. N 3. P. 380.

101

интересов, то это не иначе как результат «ложного самосознания» (false consciousness). Локвуд же (помимо неприятия «ложности» или «истинности» сознания как социологических категорий) утверждает, что рыночная ситуация включает не только размеры собственности и получаемых доходов, но также социальную защищенность и шансы на социальное продвижение, зависящие, в свою очередь, во многом от квалификационного уровня работников.

«Важно, что отнюдь не все те, кто лишен собственности и принадлежат к категории наемного труда, обязательно находятся в сходной рыночной ситуации»34.

Так, клерки традиционно находились в более привилегированном материально и защищенном положении по сравнению с работниками физического труда. В середине данного столетия, впрочем, эти различия с квалифицированной частью рабочих сошли на нет. Все чаще служащие оказываются в менее защищенной от безработицы и экономически зависимой ситуации. Но сближения с рабочим классом, тем не менее, не происходит. Во-первых, потому, что мелкие служащие все же сохраняют иные карьерные ориентации и действительно имеют лучшие шансы на продвижение (одна треть вырастает до менеджерских постов). А во-вторых, одной только рыночной ситуации для характеристики недостаточно. Важны позиции в системе разделения труда, квалификационные различия, дифференциация внутрифирменных властных полномочий.

«Несомненно, в современном индустриальном обществе, — подчеркивает Д. Локвуд, — наиболее значимые социальные условия, формирующие психологию индивида, вырастают из организации производства, управления и распределения. Другими словами, из «трудовой ситуации»«35.

Помимо того, что условия работы служащих менее «пыльные», они физически отделены конторской стеной от «синих воротничков», что дополняется сохранением между ними и социальной отстраненности.

Работа клерков скорее сближает их с менеджерами, их отношения более неформальны, чаще отдают явным патерналистским духом, клерки теснее привязаны к работе на конкретную фирму. В результате их позиции ассоциируются с властью, хотя реальной власти в их распоряжении вовсе и нет.

Рутинизация и стандартизация конторских операций, часто ведущие одновременно к специализации и деквалификации их труда, делают их позиции несколько более противоречивыми и еще более привязывают к своей фирме. Вдобавок в каждой группе можно усмотреть весомые квалификационные различия. И у клерков была своя «аристократия» (скажем, банковские клерки) и свои «низы» (железнодорожные служащие).

34 Lockwoad D. The Blackcoated Worker: A Study in Class Consciousness. L., 1958. P. 203.

35 Ibid. P. 205.

102

Но еще более двойственными оказываются статусные ситуации.

Нигде, пожалуй, они не важны настолько как в отношении клерков с их извечным снобизмом и претензиями на статус «джентльмена». И это не случайно. До трех четвертей из них сами происходят и выбирают жен и мужей из различных средних слоев (включая квалифицированных рабочих).

При этом замечается, что статусные претензии служащих другими группами признаются все меньше и меньше. Этому снижению престижа в немалой степени способствовало признание «женского» характера многих конторских профессий (еще до того как женщины действительно заняли в них большинство рабочих мест). Кроме того, наиболее квалифицированные группы рабочих сами покушаются на более престижные позиции, «обуржуазиваются» (не в марксистском смысле как получатели «рентного» дохода из части хозяйской прибыли, а через принятие культурных ценностей средних классов). И это статусное соперничество («status rivalry») между обладателями «синих воротничков» и «черных пальто» еще более снижает шансы на их единую идентификацию.

Служащие образуют свои отдельные профсоюзы (причем степень организованности зависит от рыночной и трудовой, но не от статусной ситуации тех или иных групп), но они менее воинственны и более полагаются на диспуты, нежели на забастовочную борьбу. И то, что клерки разбросаны по офисам и ступеням служебной иерархии, разумеется, не способствует их групповой консолидации и солидарности.

«Преуспевающий рабочий» (Джон Голдторп и др.) Тему «белых» и «синих воротничков», уже с другого конца, продолжает «Кембриджская группа» (Дж. Голдторп, Д. Локвуд, Ф. Бичхофер и Дж. Платт). Они подвергают эмпирической проверке тезис об «обуржуазивании» рабочего класса, т. е. о его сближении со средними слоями и но уровню доходов, и по позициям в разделении труда, и но культурным нормам и ориентациям. При анализе трудовой ситуации на заводах Льютона обнаруживается, что: «трудовая ситуация, в которой находятся служащие, все еще в целом превосходит ситуацию работников физического труда и по трудовым льготам, и по перспективам на продвижение и повышение уровня дохода в будущем. Ведь классовые позиции к одной покупательной способности отнюдь не сводятся»36.

Выясняется, что за тот же уровень зарплаты рабочие вынуждены перерабатывать по сравнению со служащими (их рабочее время в итоге оказывается на 25% длиннее), причем, трудиться в менее удобные рабочие часы. Их оплата чаще носит ненавистный сдельный характер.

36 Goldthorpe J., Lockwood D., Bechhofer F., Platt J. The Affluent Worker in the Class Structure. Camhridge, 1969. P. 24.

103

И движут рабочими другие (в целом более материалистические) трудовые мотивы.

Мотивы эти отражаются на общем отношении к своей работе.

Работа и жизнь вне работы у рабочих более резко разделены, Совершенно другой круг друзей и родственников позволяет «отключиться», забыть на время о «жизни в труде». В силу некоего внутреннего сопротивления большинство из них не пользуется местами для совместного отдыха, организованными при месте работы. Членство в подобных обществах и клубах почти полностью «беловоротничковое». У служащих такое деление на работу и жизнь вне работы менее заметно.

В нерабочее время «синие воротнички» более замкнуты в своей семейной среде. Общественно-культурная жизнь «белых воротничков» явно более активна. Они также более склонны ограничивать размеры своей семьи.

У рабочих, как правило, более упрощенные представления о классовой структуре общества, которое в их глазах делится на «мы» и «они» (имеющие власть над нами). Видение более развитых иерархий, основанных на социальном престиже, характерное для средних слоев, у них отсутствует. Более половины ставят во главу угла материальные факторы.

Что же касается перспективных ориентации, рабочие живут более своим настоящим, нацелены скорее на поддержание имеющегося жизненного уровня, нежели на расширение экономического и культурного горизонта. У них чаще, по сравнению со служащими, отсутствует сколь-либо долгосрочное планирование в области расходования собственных сбережений.

У рабочих также явно более низок и уровень карьерных ожиданий, да и шансы на продвижение невелики. Хотя многие поговаривают о собственном деле, но практические попытки в этом направлении предпринимает не более чем каждый пятый. Да и в этом случае продвижение видится не как карьера внутри фирмы (типичные ожидания служащего), а как повышение собственного благосостояния за ее воротами, В своих действиях рабочие чаще ориентируются на коллективы типа профсоюзных объединений, в то время как служащие более рассчитывают на индивидуальное продвижение. Наконец, в сфере политических установок рабочие более привержены голосованию за лейбористскую партию.

Итог рассуждений уже понятен; тезис о прогрессирующем «обуржуазивании» рабочего класса опровергается, хотя и вовсе не с марксистских позиций: «По крайней мере, там где дело касается мира труда, тезис об обуржуазивании рабочего класса очень слабо соответствует реальности современного британского общества».

Утверждается также, что в качественном отношении, если и происходит сближение, то скорее нижние средние слои по своим позициям сдвигаются к позициям рабочего класса, нежели наоборот (хотя о 104

«пролетаризации» служащих говорить все же не стоит). Впрочем, нас в данном случае интересовали более даже не выводы по конкретным социальным группам, но состав переменных, используемых для структурного анализа.

«Неудобный стратум» (Франк Бичхофер и др.) При анализе некоторых социальных групп особенно рельефно видна неприемлемость прямолинейных классовых схем. К подобным группам относится, без сомнения, так называемая мелкая буржуазия. Владельцы небольших магазинов, «лавочники» (small shopkeepers), взятые на прицел Ф. Бичхофером, Б. Эллиотом и их коллегами, действительно, на редкость «неудобный» стратум. Подобно буржуазии лавочники владеют собственностью и привлекают (хотя и в крайне ограниченных размерах) наемный труд. По своей независимости и организации трудового процесса они близки к ремесленникам. По доходам и обеспеченности предметами длительного пользования приближаются к квалифицированным специалистам. Но работать собственными руками вынуждены не меньше, чем рабочий класс. По уровню образования они близки нижним социальным слоям, а но политическим пристрастиям — скорее верхним.

Мировоззрение данного слоя характеризуется как своеобразный «экономический традиционализм». Его отличает ориентация на поддержание «статус кво» и существующих жизненных условий, неприязнь ко всяким существенным переменам и отсутствие серьезных деловых амбиций. Честолюбивые же устремления скорее переносятся на детей, которые весьма часто покидают сферу мелкого родительского бизнеса.

«Контролирование шансов на продвижение собственных детей — важный элемент классовой ситуации. И в этом отношении контраст с исследованными ранее преуспевающими рабочими... поразителен»37.

Основное место в структуре ценностей «мелкого буржуа» занимает сохранение независимости (чуть ли не единственный плюс, извлекаемый мелкими собственниками из их экономического положения).

Характерна также идеология опоры на собственные силы, на собственный упорный труд.

На политической арене интересы мелких собственников представлены довольно скудно. Они скорее представляют образцы радикального индивидуализма.

«Большинство мелких бизнесменов — «одиночки», а не «приверженцы объединения» («loners, not joiners»), и крупные политически эффективные ассоциации ими образуются редко»38.

37 Behhhofer F. et. at. The Petits Bourgeois in the Class Structure: The Case of the Small Shopkeepers // The Social Analysis of Class Structure. 1974. P. 122.

38 The Petite Bourgeoise: Comparative Studies of the Uneasy Stratum. L., 1981. P. 195.

105

Голосуют, впрочем, чуть ли не поголовно за партию консерваторов.

Это разряд «трудящихся», который вовсе не склонен поддерживать лейбористов.

Итак, лавочники в целом ряде отношений являются маргиналами.

По выражению Бичхофера и Эллиота, их положение обеспечивает для очень разных слоев канал профессиональной мобильности, но без общей социальной мобильности39. Куда, к какому «классу» их прикажете отнести? Именно на таких группах и возможно показать, что только совокупность ситуационных (рыночных, трудовых и социальных) характеристик, дополняемая анализом укорененных ценностей и устойчивых экспектаций, может служить основой для выделения социальных групп в отдельные слои и страты с их специфической идеологией, хозяйственным поведением и политическими установками.

Мелкие фермеры (Ховард Ньюби и др.) Исследования X. Ньюби и его коллег, посвященные фермерским хозяйствам и стратификации сельских сообществ, — отличное дополнение к примерам утилизации веберианской методологии. Многое объединяет фермеров с их городскими собратьями (теми же «лавочниками»). Та же готовность к упорному труду для сохранения собственной независимости. Та же зажатость между жерновами крупного капитала и государственной бюрократии. Та же политическая приверженность консерватизму без полного отождествления с консервативными партиями40.

Но исследователи привлекают внимание также и к другим важным обстоятельствам. К тому, что само по себе неравномерное распределение ресурсов еще не говорит о том, как собственно складываются классовые отношения. В сильной степени это зависит от контекста, комплекса конкретных условий, в которых находятся различные группы. Такие специфические условия и формируются в рамках сельских фермерских хозяйств — с их привязанностью к земле, преобладанием семейных предприятий, своеобразной местной солидарностью («локализмом»), объединяющим хозяев и работников в их отношении к «чужим», «новичкам», «пришельцам».

Но главное, вырастающие из своего корня — собственности на землю, — властные отношения пронизываются также неким моральным духом, который и помогает утвердить стратификационную систему. Он разделяет классы и одновременно увязывает их воедино, легитимирует 39 Bechhofer F. et. at. The Petits Bourgeois in the Class Stniriure... P. 120.

40 Newby H., Rose D., Saunders P., Bell C. Farminf for Survival: The Small Farmers in the Contemporary Rural Class Structure // The Petite Bourgeoisie. P. 38-70.

106

неравенство и превращает противостоящие группы в некое подобие единой семьи. Стратификационная система, тем самым, утверждается не в отношениях простого господства и подчинения, но в более сложных (и более «традиционных») отношениях, которые лучше всего раскрываются понятием патернализма.

«Необходимо вновь подчеркнуть, что патернализм существует не в социальном вакууме, он возникает из специфической системы социальной стратификации и укоренен в этой системе, имеющей в основе своей экономический источник, объективируемый посредством собственности. Патернализм, таким образом, выступает как метод самоутверждения классовых отношений и вырастает из потребности в стабилизации и моральном оправдании системы, покоящейся на фундаментальном неравенстве»41.

Вообще интересно, как проявляются методологические пристрастия в выборе исследовательского объекта. Если неомарксистов более всего заботит судьба рабочего класса и прочих нижних слоев, то внимание неовеберианцев приковывается к разного рода «срединным», «промежуточным» группам. Считается (и не без оснований), что именно на этом материале и можно решать самые сложные проблемы образования классовых и слоевых границ. Словом, всех интересуют «маргиналы». Но маргиналы разного уровня.

Классы как траектории
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19

Похожие:

Социальная стратификация iconТематическое планирование по обществознанию в 11 классе
Социальная сфера, социальная дифференциация, социальное неравенство, социальная стратификация, класс, страта, социальная мобильность,...

Социальная стратификация iconДилигенский Г. Г. Люди среднего класса
Добреньков В. И., Кравченко А. И. Социология: в 3 т. Социальная структура и стратификация. — М., 2000. — Т. 2

Социальная стратификация iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Стратификация и классовая...

Социальная стратификация iconСоциальная стратификация и власть
Политическая ан­тропология не должна ни отрицать этого факта, ни пренебрегать им; наоборот, ее задача показать особые формы, которые...

Социальная стратификация iconОбъединения граждан украины «социальная справедливость»         I...
Объединение граждан Украины социальная справедливость создается для построения равноправного гражданского общества, в котором мирно...

Социальная стратификация iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua
Реферат Социальная медицина (здравоохранение как социальная система человеческого общества)

Социальная стратификация iconУчебник Дэвида Майерса «Социальная психология»
М14 Социальная психология/Перев с англ. — Спб.: Питер, 1997. — 688 с: ил. Isbn 5-88782-141-8

Социальная стратификация iconДипломная работа. Тема: «социальная работа»
Целью реабилитации является воспитание социального статуса ребёнка-инвалида, достижение им материальной независимости и его социальная...

Социальная стратификация iconАндреева Г. М. Социальная психология. Уч. Пос. /Г. М. Андреева Социальная психология
Анализ социально-психологической атмосферы в коллективе и разработка мер по ее улучшению

Социальная стратификация icon1. Социальная ситуация развития в младшем школьном возрасте
С поступления ребенка в школу устанавливается новая социальная ситуация развития. Центром социальной ситуации развития становится...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
uchebilka.ru
Главная страница


<